Лабиринт иллюзий

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лабиринт иллюзий » "Сломанные часы" » Домишко около болот. Лавка "Черный Дракон"


Домишко около болот. Лавка "Черный Дракон"

Сообщений 41 страница 47 из 47

41

- Да нет, прочитал ты все правильно. Должно быть, владелец знает, кто такие драконы , а может...сам является представителем вашей редкой породы. Было бы любопытно узнать. Тем более, что для дракона здесь весма тихо и безлюдно. А глупцы, что забредают на его территорию - становятся неплохой закуской. Как думаешь?
Волк рассмеялся. Он смотрел на вывеску, прислушиваясь, как Дагон подходит со спины.
"А ты резвый парень, или к тебе тоже забредали незваные гости?"
Волк удивленно повернул голову, когда ящер зарылся носом в копну рыжих волос. Парень поднял руку, глядя на то, как мужчина поглаживает края ран. Усмешка тронула его губы.
- У оборотней хорошая регенерация. В зверином обличье таких мелких царапин я просто не замечаю, так как они затягиваются мгновенно. В этой же оболочке.. все тормозится. Это тело не способно поддерживать быстрый клеточный обмен. Так что, когда  раны глубокие и серьезные, я даже сплю в облике волка, так у меня меньше проблем и боли.
Велес перехватил руку дракона, останавливая ее и не давая двинуться ниже торса.
- Я понимаю твое любопытство, но держи его при себе. Здесь нет магии. Я был таким рожден. Магические штучки  -это по твоей части.
Зверь подошел к одному из домиков, как он и полагал, здесь имелись некие запасы воды. Откинул крышку одной из бочек, Вел, не долго думая, запихнул голову в холодную воду, прикрывая глаза. Выпрямившись, парень запрокинул голову. Мокрые пряди метнулись в воздухе, опускаясь на спину, словно удары плетей. Кровь была смыта. Тело пришло в нормальное состояние. Сердце замедлило свой бешеный ритм. Зализывая последнюю рану на запястье, бестия развернулся к Дагону, облизываясь.
- Ну так что, мы идем?

» Таверна "Старый аллигатор"

Отредактировано Велес (2010-05-26 02:09:08)

0

42

Да, вот, сейчас ..он уже тянет руки белы к чехлу. "Ирбис " мягко отстранился назад, поскрипывая кожей одеяний. Филимон, сидевший   у него на плече, почесал лапой себе за ухом и тут же зевнул, поправляя перо и раскрыв крылья, смахнув  этим манером с лица гаргулии выбившиеся из его прически черные пряди висевшие вдоль виска.
Итре раскрыл  чехол и выудил интересный инструмент, слегка похожий на половину продолговатой дыни и начал настраивать струны.
Тигг стоял скрестив руки на груди, покрытой сейчас кожаным жилетом в  стальной проклепке тупыми шипачками, и слушал его излияния насчет любви.
Нет, никогда ... никогда в жизни он не любил. Никогда.
Может быть имел кого-то любя, но увы и ах,  никогда сильно не был увлечен этим чувством, чтобы  до потери памяти.
Влюбленность, о да, эта шалунья в нем присутствовала, и при чем с завидной частотой.
Влюбленность - прекрасное нежное чувство, бередящее кончики волос, когда мимолетно встречаешь взгляд или следишь издали за своим объектом. Влюбленность -  как сама дева, пахнущая сладкой розой расцветшей перед дождем.
Влюбленность была не чужда парню, каким бы его там не считали уродом, манерной сволочью и неблагодарной тварью.
Но Итре тронул струны и сейчас пел, пел славно, теребя полюбовно своими тонкими пальцами нежные жилы на мадам, которая лежала на его колене. Он напевал песенку о какой-то Ханне Каш, которая как ни крути, была рабыней, боявшейся шагнуть далее, чем себе позволяла. Неизвестно. что она вынашивала и зачем страдала все это время, непонятно чему посвятила прожитую сирую жизнь. Чиви не понимал женщин, ибо не являлся относящимся к их роду племени.Говорят - урод, гермафродит, барышня с перчиком ...но увы, органа, что смог бы послужить для двух прекрасных грудей, наливавшихся по утрам и вечерам негой, и дать ему ощутить себя желанной в чьих то крепких и мощных руках у него -то как раз  и не было, окромя задницы,но на которую он не разрешал посягнуть никому из смертных и бессмертных, Еще чего!. А то, не выгнал бы старейшина диковинку, и не на таких мымрах переженились свершая меж родовые смешения, инбридинг и  прочее прочее, постепенно ухудшающее поколение гаргулий. Делая все слабее и слабее, уже лишив их способности взлетать ввысь к Небу по ночам, и реять там, наблюдая за спокойствием города. А ведь ранее, поутру, не успевшие укрыться отсвета белого, кажется, так и оставались на крышах самых высотных башен, превращаясь там до следующей ночи в каменные изваяния, похожие то ли на потешных короткохвостых драконов, то ли на уродливых  криволапых собак.

Песнь кончилась, Тигг прикрыл глаза. Ракшас где-то в глубине комнаты таки уронил склянку со слезами и похоже от самой  мадам де Помпадур, как=то увитой лишь розами в садовой беседке. Ах, ну  как же так, потерять такую крошечную толику из его коллекции - она так редко плакала... Чиви нахмурился и рявкнул грубым зычным голосом встав на двери в кухню, упершись в её  косяки сильными руками и перекрестив нога за ногу.
- Дурга!! Еще одна склянка и ты вылетишь во двор, месить там грязь вместе с червями, что обрабатывают почву для моего цветника!!! Поаккуратнее... там, милый мой..демон
Он обернулся через мощное плечо лицом и усмехнулся.
Коса струилась черной змеей по спине, переливаясь мелкими осколками алмазной пыли, все еще находящейся в ней.
- Вы мастерски поете, .."блядь" с больших дорог. Ахаххааа... Ну чудит. Вот уж не думал, что так можно себя неуважительно назвать в присутствии постороннего, например меня. Я не желаю более слушать от Вас о  себе самом таких высказываний, они режут мой исключительный тонкий слух. а если кто-то Вас так и назвал, то пусть ему земля будет пухом. Это же надо такое придумать..ххе-хееее...
Он развернулся вновь и вновь скрестил руки на груди. Точеный рот приоткрылся, показывая белый ряд зубов
- Эх,... Итре, Итре... что Вы знаете об одиночестве в таком случае, если Вам кажется, вдумайтесь.. вам кажется, то есть мерещится, галлюцинирует.. что Вы когда-то любили. Быть того не может!!! ..вот мой ответ.
Гаргулия шагнул к нему, приближался размеренно. Его черные  когти задевали дощатый пол, издавая скрежет, но теплый, совсем  не такой, как в каменных дворцах, иной, домашний.. тихий...цок - царап - цок - царап - царап - цок..
- Если бы да, если бы Вы любили - то сей образ и умер бы рядом с вами, там на пыльных дорогах, где так Вам хочется завянуть белоснежным нарциссом, который видит лишь себя и слушает свое сердце, такое же белое, махровое, ароматно пахнущее терпкостью Ваших  белых снов.  Но то было лишь увлечение,  - ресницы дрогнули, взгляд прикрылся. Улыбка опять дернула уста. - Впрочем, я же не жаловался, что у меня не было сношений, полюбовных.  Мне кажется нет.... но я помню всех своих пассий и причем всегда. Даже тех, которые предавали, и пытались мной играть..  подставляя под удар
Он повел плечами, когда Итре прислушиваясь настороженно оглянулся на окна в кухне. Он что-то слышал, уже, видимо, не слушая Чиви, это чуть задело, но не вспороло отголосок в душе, который бы зло накатился обратно. Нет, но  Тигг конечно  же понял ,что там кто-то есть, и поспешил успокоить слепца, опять коснувшись его плеча.
- Что.. М? Говорите кто-то проник во двор?? Невидаль какая. Пффффф... Да тут часто и  густо пробегают жильцы из деревни. Ведь у Тигга в этом местечке болота самый большой приток хвороста с пойм рек, после проливных дождей. Пусть собирают, мне не жалко...

0

43

…Резкие звуки – звон и рык горгульи уже не были неожиданностью, Итре уже приноровился читать этого странного знахаря как иные читают книги; возможно, альбиносу уже и не нужны были слова, чтобы понимать и по тончайшим изменениям угадывать все, что хочет сказать его собеседник. Нити, одни – похожи на лохматые полусгнившие корабельные канаты, другие – на тончайшие нити шелка, и пальцы порхают по ним, заставляют звучать так же, как только что заставляли звучать живые умные струны Мистресс Луны, овеществляя ее бархатисто-ехидный голос. Дрожание струн под пальцами и дрожание струн внутри – прикоснись, и они будут петь. Прикоснись – и они породят любую мелодию, какую только захочешь.
- О, в мире иллюзий и правда бывает оскорблением, - Итре чуть склонил голову, отмечая, что незнакомцы снаружи дома совсем не походили на разыскивающую хворост бедноту, - Но, тем не менее, я ни в чем не покривил душой, которая, правда, у меня начисто отсутствует…
Улыбка, снисходительная и чуть насмешливая, будто случайно сорвалась со струн лютни коротким аккордом, плавно перетекая в тишину.
- Видите ли, Чиви Тигг, это «кажется» в моем случае – совсем не то, что «кажется» для вас или для него, - Едва заметный жест в сторону ракшаса, - или для кого бы то ни было. Видите ли, меня постигло одно несчастье, после которого я достаточно скверно помню свое прошлое. Так получилось, что меня убили, с тех пор я влачу существование достаточно жалкое.
Вскинув голову, упиваясь странной болью, вогнавшей тонкие когти в незаживающий рубец под ребрами, он снова чуть коснулся струн, вызванивая мелодию странную и тоскливую, и вызывающую еще большую боль, как будто слышал ее во сне и теперь мучительно не мог вспомнить до конца. Незавершенность. Пустота.
- Я помню, что я был пламенем, Чиви Тигг, я помню, что пламя это билось в моей груди вместо сердца. Я помню, что оно было вырвано оттуда и погашено навсегда, я даже знаю, кто это сделал, но, увы, при всем желании не смогу даже сказать, что за оружие было в моих руках, когда я отошел в юдоль скорби… И именно поэтому я говорю, что мне только кажется, что я кого-то любил. Иногда что-то знакомое проскальзывает рядом, а мне не достает воли уцепиться и понять, что это, чей образ и чей голос… А вообще, возможно, вы и правы.
Звуки затихли, прекратился то отрывистый, то тягучий плач Мистресс Луны о горьком пепле, хрустящем на зубах, о раскаленном ветре, который несет запах паленых волос и горелого мяса, о чем-то живом и пульсирующем, вторящем раскатам кипящего ихора в жилах. Бледные пальцы легли на гриф, уняв последнюю дрожь струн. Ему больно вспоминать? Или он не хочет этого делать? Или…
Скажи, как меня зовут…
Скажи, и я вспомню все остальное.
Скажи, и я верну себя таким, каким я был когда-то!
Скажи!
Скажи…

И только тишина будет давить на виски, пока не проломит их мучительной болью: умолкни, ничтожество, и не смей требовать.
- ...Возможно, проще не знать, не ведать и не пытаться ни вспомнить, ни испытать что-либо снова, никакой романтики, только грубая и приятная животная страсть… И это мне ведомо, хотя, сейчас, возможно, я и не произвожу такого впечатления. - Голос звучит ровно, голос не выдаст кипящей лавы, что ворочается внутри.
Что ты можешь знать, ты, голем?..
Мысли горше серебряных стеблей полыни. Ухмылка, запрятанная в паузы между слов.
Что ты можешь знать, жалкий пес?.. Твои сородичи, сотворенные людьми, не дали тебе и малой доли того, чем сполна наделен был я, пока не расстался со своей истинной сущностью.
Хриплый отчаянный смех над самим собой – в глубокой тишине, поселившейся ныне там, где когда-то был отчетливо слышен голос пламени живого и разумного.
Но над чем ты смеешься, ты, жалкий? Разве что над мальчишкой, который в один из дней увидел в зеркале отражение трупа из бредового кошмарного сна… и попробуй докажи теперь, что ты сам не сон, ловец душ Итре, слепой шут и наивный, до непотребства наивный глупец.
Смех... обрывается. Тишина гремит в самые уши.

Отредактировано Итре (2010-05-16 07:20:23)

0

44

Прослушав поучительную лекцию на тему "оборотень, что это и как правильно его приготовить" Дагон кивнул и подождал пока Велес освежиться. Ну если тебе это поможет , то хорошо, осматривая деревеньку он прислушивался. Казалось где то в домах кто то говорил , что то разбилось и замолкла музыка.Странная деревенька , в том доме с приведениями было больше действий,интересно что тут еще есть.Как то мне последнее время не везет , то встречаю кого нибудь бесполезного , а теперь забрел в деревню где похоже нет ни одной живой души.Сидел бы у себя и исследовал пещеры, прикрыв глаза ему показалось что он почувствовал запах моря перед штормом ,услышал пронзительные крики птиц.
И тихо плещутся волны,
Шепчась и блистая у ног,
И каждый, как ветер, волен,
И каждый сам себе Бог.
Вы там не бывали ни разу?
А я пробежать готов
По синему моря атласу,
По черному атласу звезд.
Присев на телегу, дракон довольный прищурил глаза вспоминая пещеры , вот выпью и ну его этот Хаос, нас и дома неплохо кормят.Слова волка заставили его открыть глаза , фе... а я оказывается домосед, или нет я скорей люблю комфорт , а пока сплошное..вздохнув он прервал свои размышления и кинув плащ оборотню улыбнулся , - конечно идем , я хочу выпить .Думаю нам стоит идти в центр деревни , т.к. это судя по всему трущобы или окраины , назови как хочешь , но кроме хвороста на растопку тут навряд ли что нибудь найдешь.

» Таверна "Старый аллигатор"

0

45

Чиви прохаживался по комнатухе, все еще отмеряя шагами её длину и ширину.
Он вслушивался в каждое слово Итре, ловил сенсорами своей сущности все его размышления, рассказы и мудрствование.
Никогда еще он не встречал настолько противоречивое и такое странное существо за последние пятьдесят лет. Он внимал, смотря на потолок голубыми взорами. Он размышляя, сплетал  и расплетал покореженные временем и работой пальцы за своей спиной, задевая когтями по когтям.
Струны инструмента еще звучали, переливались последними оборванными фразами. И вот совсем замолкли. Странник прикрыл их вибрирующие тонкие нити рукой, обрывая мелодию. Замер, опустив лицо, покрытое шелковистой тканью. Его тонкие губы сжались в тоске. Он словно вспомнил что-то мучительное, что-то сильно ранившее его душу, которой он утверждал - нет. Он выплеснул сожаления о своей похоти и звериных инстинктах.
Тигг тут же остановился ...
Была такая тишина, что можно было услышать жужжание комара на чердаке.
И  лишь голос Дурга нарушил её,  возвестив о том, как прекрасно сейчас отправиться бы в Гельфийский лабиринт, пока прекратился сучий дождь и небо разверзло массу белого тумана. Теперь охота на кайманов и аллигаторов, на этих чудищ бывших когда-то отважными гладиаторами, но преобразовавшихся в ревущих тварей с улыбкой и лживыми слезами, становилась вдвое забавнее и интереснее. 
Чиви не мог с этим поспорить.Его поджилки тут же затряслись в предчувствии атаки такого вот монстра,внезапной, дерзкой... прикрытой молочным занавесом. И они должны были их лишь поймать, не убивая не травмируя, изловить, связать,... сомкнуть пасти  ремнями и водрузить на телеги запряженные мощными буйволами, пронзающими своими лирообразными рогами Небо.
Эти задушевные разговоры надолго отвлекли от того, что в это время они уже должны были пересекать границы Анны, и сзывая по пути ловцов и охотников, начинать занятные игры со смертью и жизнью. Именно так.  Ибо аллигаторы, которым как-то было все равно, кого пленить и куда нести, не щадя вырывали сердца побежденных и уносили в глубины каналов, пряча там для того, что бы потом их, обесцвеченные, мертвые, протухшие и обескровленные просто сжирать как деликатес. А трупы погибших безжалостно разрывались тут же на куски плоти. Мелькали чавкавшие по ней острые зубища , смертельно поблескивали в странных складках кожистого рта улыбки, показывая  превосходство над всеми, кто рисковал их тревожить в лабиринтах после ливней.
Время шло, пора было в дорогу. Тигг обратился к призадумывавшемуся.
- Итре, сколько еще у Вас образов? Каким Вы были, мой друг? - он опять ходил взад-вперед, покачивая на плече пучеглазого совенка, который раскрыв рот, вкушал все это представление и песни, наверное, что бы потом рассказать кому-либо о виденном.
- Я же вижу, что странник это очередная личина, это просто маска.  И уж тем более теперь, когда стервь так разоткровенничалась передо мной, не зная кто я. Вы ведь не человек, но тварь, отдающаяся дорогам и путям, и всем, кто ему попадается. Так неужели ..Вы вырвали себе глаза намеренно, дабы не видеть лица иного,  при том, когда  вкушая его душу, насыщаясь откровениями, заполняете брешь вместо потерянной  своей и надрывно хохоча, но  желая плакать.  Но  этим не уймешь той боли, что мучает Вас.
Он наклонился к белым прядям, проводя по ним когтями, рассекая их, чувствуя легкость, словно то был шелк, но потертый и пропыленный путешествиями. "Ирбис" скользнул пальцами далее, по руке и ниже к локтю и по-приятельски пожал его, отвлекая задумчивого путника.
- Шут, расслабьтесь. Повеселите мсье гаргулию перед сражением иными песнями. И если нам ничто не мешает, давайте  заберем этого потешающегося моими коллекциями ракшаса, да и продолжим беседу прямо по пути к лабиринту. Вы заинтересовали меня, но я не хочу расстраивать Владычицу Прекрасного Далека. Ведь поимка крокодилов должна состояться для празднества Махадэвы. И никак нельзя ослушаться приказа раздобыть десятки экземпляров для боя на Кровавой арене ...
Чиви подхватил свою плеть с края стола и сжал обсидиановое кнутовище  рукой до боли в суставах.
Все таки, этот странный альбинос  вызывал в нем какой- то жуткий отголосок давнего прошлого. Но вспомнить его он не мог... не мог, не видя его  глаз, которых увы, не было.
Только глаза обычно не меняются, оставаясь зеркалом души и через сотни лет, как бы хозяин теле не менял свою личину. Он остановил монотонные шаги и ожидал ответа от Ловца Душ, поскрипывая кожами своих охотничьих одеяний.

Отредактировано Ирбис (2010-05-21 19:15:16)

0

46

Слушая размеренные шаги знахаря и его слова, Итре не удержался от того, чтобы рассмеяться. Не обидно, не в издевку, но высказанная идея показалась ему в высшей степени забавной.
- О, вы умеете пошутить… - Ловец душ повернул голову к собеседнику, безропотно позволяя касаться себя, хотя подобные жесты он здорово недолюбливал, - Честно говоря, я не помню, почему слеп как крот. Скорее всего, я был таким с рождения, но всяко мои соображения этики и морали на мое увечье не повлияли. Даже сменив тело, я начал слепнуть, а значит, что такова сама моя сущность. Мне это попросту не нужно – даже имея глаза, я не понимал того, что вижу перед собой. Пусть вас это не тревожит… - Бледная рука легла на пальцы горгульи, - Вы хотели идти? Так идем.
…Жалость? О какой жалости вообще шла речь? Собравшись, Итре по привычке, на звук двинулся за своими спутниками, приноравливаясь к их шагам. Странно, какая жалость, какие угрызения совести? Весь мир ловца душ, если по-простому, то делился на «съедобных» и «несъедобных». Первые никогда не вызывали ни уважения, ни жалости – так человек режет выращенную на убой скотину, чего жалеть, им и так умирать. Чуть сложнее было со вторыми – это были или хозяева, или враги, или досадные помехи на пути, а единственной жалостью, которая ведома была ему – это жалость к самому себе, изученному уроду, который, тем не менее, высоко несет свою гордость, памятуя, что за пламя заменяло ему когда-то душу.
Нет угрызений совести. Нет сожаления. Есть только экстаз, удовольствие, которое не узнает ни один из смертных и совсем мало кто из бессмертных – момент, когда живое, неосязаемое, уходит в голодную пустоту, растворяется в ней и пустота на миг перестает быть пустотой… это невероятно, это… это как рождение, как божественное дыхание, вселяющее душу в кусок плоти. А еще это сила, но, кажется, теперь этот аспект стал достоянием совсем другого повествования, ныне уже окончившегося.
Отправив собаку бежать вперед, Итре негромко вкрадчиво окликнул Тигга:
- Скажите, вы извиняете перед пчелами за то, что берете их мед?.. Так я преступник еще более худший, я людоед, не только питающийся душами живущих, но и находящий в этом свою особую прелесть и повод для гордости. Я охотник, и все живущие – моя дичь, независимо от того что бы они себе не мнили.

» Болота на окраине Гальфийского лабиринта

Отредактировано Итре (2010-05-29 18:05:52)

0

47

Чиви развернулся, пряча хлыст за спиной и смотря прямо на перепачканные шелка, где должны были быть зеницы у этого странного путника дорог, питающегося , как выяснялось просто душами смертных и бессмертных.
- Да, я прошу прощения у всех пчел, ......ибо лишаю здоровой пищи десятков их малышек, которые остаются голодать. Но приношу им сладкую сахарную воду, и они быстро восполняют то, что утеряли, хотя на вкус, все же , приятнее истинный дикий мед из диких ароматно пахнущих трав. И это...
Он сделал ударение на "это"
- И Это Вы же сами, только что вкусно ели и запивали молоком. Не правда ли, дурман и сон вплетены в янтарные потоки массы, что струится Вам в рот, сладостно сводя скулы и гортань. Отражаясь щекотно в ушах, и насыщая всего несколькими ложками недостающую энергию кровяного потока. Вот, что такое истинный мед! И я тысячу раз воздам хвалу неутомимым труженицам, что его собирают и сортируют по сотам, отделяя нежную акацию, от терпкого гречишного коктейля, подсолнечник от дурман-травы.
Гаргулья усмехнулся, искря небесными глазами, где его зрачок расширился в обычный человеческий, нежно прикрываемый сейчас жесткими густыми ресницами дикой лани. И хотя слепец ничего не видел, но он должен был почувствовать торжествующий поток говорившего, шедший из его окаменелого внутри тела, не желающего впускать туда никого лишнего, что бы не мучиться.
Не испытывать разочарований, не страдать тем, что его кто-то разлюбил, или вдруг, отстранил из своей мелкопакостной людской жизни, которую они торжественно восхваляли друг перед другом, шикуя какими-то льстивыми словами. Опаляя при том, невесть чем друг друга издали.
Блеф... Холод... Раболепство...  Зависимость... Отторжение, как индивидуума... Смерть....
Вот что ждет зависимых от тех, кто их мучает, их приголубит, потом оттолкнет и опять под крыло.
И вновь пинком... и так день за днем, месяцы, годы... и в конце все равно уйдет к иному, что более  "вкусен",  неприступен,  ядовит. Не подпускающий  близко , но так сладко  манящий новым, как сейчас его манила охота на крокодилов - вроде старье та же самая забава,но с новым оттенком, но с новым привкусом,  а все потому что,..  кайманы  то были новые, неведанные ,  перевоплотившимися  из неугодных Лабиринту свежих душ, и  конечно не такие как в прошлый раз.
Это и был тот самый азарт обладания новым - поймать , связать, испытать наслаждение от того, что жертва зажата меж ног, и уже склонна ко всему, ожидая своей участи с завязанной пастью и тонкой струйкой слез катящейся по морщинам и складкам грубой кожи... Жертва сдалась и отдалась ловцам, они испытали ликование победы, далее не интересуясь.что станет с очередным аллигатором или кайманом, и что их ждет, когда охота кончится...
Нелюбовь, но влюбленность и желание... Обладание и расставание... Приятное сладостное, сменяемое  безразличным холодным.
Это все гаргулье было не чуждо. Он был сам себе хозяин, и никогда не давал повода в него влюбиться. Он не желал, что бы потом, те сердца, что плакали горькими слезами, стенали проклятиями и курили табак Panetelas , забываясь от передозировки его ухаживаний, после того,  когда он резко отвергал их... Что бы сердца не покрывались ржавчиной и коростами неверия и дикого мяса, в то что есть истинные чувства и одна да-да, одна большая любовь, принадлежащая только двоим, но не с ним..
Он не хотел этого ...
Но знал, что это так и будет до того, пока он есть и пока временами позволяет над ним властвовать избранному, думающему при том, что именно он ОВЛАДЕЛ Гаргулией, а не наоборот.  А Чиви , подлый пес, ради утехи своего эго и страстей бьющих по его членам, умел искусстно притворяться и отдаваться всем своим любовникам.
Но потом делался каменным бессердечным чудовищем...с бессменной маской на его лице, скрывающей чувства для иных.

- Ну так что, Итре..вперед и с музыкой?? Нас ждут лабиринты самой Анны. А музыку сейчас закажем у ракшаса..
Он рассмеялся баритоном и поцокал когтями по полу, придерживая коснувшуюся к нему руку Итре. Он отпустил её тут же, как только вывел его на высокий порог домика. Тигг шел впереди, поскрипывая чешуями дракона на спине, обернулся на своих гостей сходя ступенями вниз.
Некое  странное существо  мудреца, пущенное вперед, уже смотрело снизу и виляло розовыми  щупальцами как хвостом, выражая радость.  Шаг вперед тонкими лапками, и оно растаяло в бело-молочном тумане, опутывающем сейчас все Прекрасное Далеко , постепенно погружавшем в  сопутствующую  его духоту...
Черные хорты , опустив уши и позевывая во все четыре пасти, скучавше смотрели  из-за двери  входа в дом и лавку, потому что знали, на сей раз они были лишние в этом загоне хищников, которые ловко  прятались в лужах и канавах. И они конечно  оставались на хозяйстве вместе со слетевшем с плеча Тигга Филимоном, который успел на лету поцеловать гаргулию в щеку на прощание.

» Болота на окраине Гальфийского лабиринта

Отредактировано Ирбис (2010-05-28 17:01:06)

0


Вы здесь » Лабиринт иллюзий » "Сломанные часы" » Домишко около болот. Лавка "Черный Дракон"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC