Лабиринт иллюзий

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лабиринт иллюзий » Круг IV: Чревоугодие » Храм "Эрос"


Храм "Эрос"

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

http://i054.radikal.ru/1002/4b/111eb4dc4d9a.jpg

Здесь столы трещат от экзотических яств, а вино не убывает никогда. Белое вино стоит пробовать в мраморном фонтане, а красное багровыми брызгами плещется в коралловом. Большая площадь на первом этаже занята под бальный зал, где хмельные и развязные могут насладиться любыми танцами, а после воплотить все желания и фантазии на втором этаже, устеленном мягкими коврами и подушками. Редко кого можно увидеть в Эросе без маски, ведь когда твоё лицо скрыто, исчезают рамки и моральные ограничения.

0

2

Плюнула огнём и зашипела
Догорая чёрная свеча.
У тебя лицо невинной жертвы
И немного есть от палача.

Совсем юный Жоделль легко варьировал  между танцующих пар, предпочитая именно такой способ передвижения, что ещё раз указывало на несносность характера мальчика. Время от времени, когда хмельные гости храма в конец притирались перед его мысленным взором, он пускал в ход локти, настырно пробивая себе дорогу. Не смотря на юный возраст собственного тела, природа не обделила его ростом, что работало на руку юноше, в противном случае развлекающиеся просто задавили бы его своей массой.
Как и полагалось, месье Ферланд был одет с иголочки. Обтягивающие стройные ноги брюки, обутые в высокие сапоги-батальоны. Обильно отделанная оборками рубашка, мягкого кремового цвета, застёгнутая на все пуговицы, выглядела почти благопристойно и совсем не вязалась с привычным образом своего обладателя. Элегантный камзол, тем не менее, исключивший из себя даже нарядные пуговицы, которые, вероятно, отвлекали бы на себя слишком много внимания. Сегодня его образом была притягательность очевидной простоты и, надо сказать, Жоделль со значительным успехом выдерживал его во всех классических канонах. И неизменная маска на лице, украшенная нарядными перьями и жемчугом, в основном являющаяся центральной в общей композиции и, в то же время, не пестрящая показной роскошью дорогих камней.
Плавные движения, в конце концов, складывались в общий мягкий жест элегантности, сотнями блестящих лучей расходившихся от миловидного юноши с бархатной кожей и ореховыми глазами. Но нет, конечно, нет, не стоило верить всему этому внешнему лоску и изысканности, пусть даже задрапированной в небрежную простоту. Первое впечатление в большинстве случаев оказывается обманчивым, тем более, если ты находишься в иллюзорном мире.
Наконец пробравшись к крепкому деревянному столу, Жоделль элегантно и небрежно опустился на стул, едва уловимыми касаниями проведя по собственным шёлковым волосам, медленно и может быть даже через  чур томно, закинул ногу на ногу. Выверенным движением взметнулась рука в призывном жесте и один из евнухов, с поразительно девственно чистыми глазами прозрачного серого цвета, поднёс Ферланду бокал с вином кровавого цвета. Слабая улыбка – знак одобрения и, быть может, даже некоторой благодарности, которая, естественно, была совершенна абсурдной по отношению к прислуге, но была так свойственна Жоделлю в редкие минуты хорошего настроения.
Мимолётный взгляд месье Ферланда зацепил второй этаж, предоставленный плотским утехам. Двое совсем юных близнецов без стеснения запускающих длинные пальцы под складки юбки напудренной старухи в белом кудрявом парике и со стальным веером, покрытым позолотой. Алые губы дамы кривились от удовольствия, костлявые пальцы свободной руки блуждали в золотых волосах одного из мальчиков, стоявшего напротив неё. От наслаждения старуха закидывала голову, раскачивая из стороны в сторону искусственные кудри, обнажая зиявшую пустотой пасть и дряблую шею, напудренную, но всюду покрытую какими-то странными наростами неопределённого цвета. В такие моменты братья мимолётно заглядывали друг другу в глаза, оставаясь всё так же беспристрастны, как и до этого. Как оно и ожидалось, старой фурии это быстро надоело и тогда она, подхватив собственные юбки, легко и прозаично сорвалась  с места, взметнув в воздух рюшами корсета и ароматами дорогих духов. Вспорхнула на груду подушек и, заливаясь смехом, словно пышущая здоровьем и красотой деревенская девчушка, велела юношам начать половой акт, всё-таки срываясь на требовательные и даже повелительные интонации.
Переглянувшись они не медлили не секунды. Это просто непозволительная дерзость. Раздев брата, второй разделся сам. Ещё не до конца сформировавшийся мужской организм, бархатная кожа, мягкие волосы вокруг мужского органа. Один улыбнулся, на долю секунды, почти незаметно, как обязательство. Но не для госпожи. Взмахом веера губы исчезли с его лица, нервно дёрнулся кадык на шее у второго. В момент исчезла вся симметрия, одного опустив, другого приукрасив сверх меры. «Продолжай, дорогой» - кивнула старая леди, в шелках и обманах, погрязшая в грехе, оплёванная и разутая душа. Он не слушается. Нет, конечно, это не бунт, просто не выполняет приказа, в упор, уставившись на старуху.  Тогда она приходит в бешенство, сменяя небрежный тон на повелительный. Приказывает подойти, взмахивает веером, покрывая тело юноши тонкими порезами, которые тут же начинают кровоточить. Всё с тем же безразличным видом второй близнец наблюдает за братом, не смевшем даже вскрикнуть от боли.
С глухим стуком падают и тут же затериваются в подушках пара длинных тонких пальцев.
Отойдя на несколько шагов, разбегается и напрыгивает на близнеца, опрокидывая и разбивая того. Превращая в искрящиеся в дыме пылинки, снежного цвета.
Отведя взгляд в сторону, Жоделль, сытый подобными игрищами иллюзорных существ и зачастую принимая в них самое активное участие, кивает головой в знак приветствия расплывшемуся за соседним столом мистеру, олицетворяющем чревоугодие. Прекрасные куртизанки кормят его фруктами и что-то весело щебечут в уши, раковины которых размером с кулак взрослого мужчины.
Подцепив пузатый бокал нежными ручками, месье Ферланд делает из него большой глоток, в одиночестве, но в скором времени планируя присоединиться к царящему вокруг разврату.

Отредактировано Жоделль Ферланд (2010-02-21 23:54:33)

0

3

начало игры

Кристофа одолевала скука. Вот уже полчаса он упорно ухаживал за субтильной девушкой в парчовом платье цвета металлик, но так и не смог добиться какого-либо прогресса. То ли дама не понимала его намеков, то ли он разучился искусству расточения комплиментов. Так или иначе, девушка недовольно надувала пухлые губки, кривила изящным носиком и давала лишь целовать нежную белую ручку. Очередной туш, возвестивший начало вальса, вызвал у Кристофа кислую мину, которую тот удачно скрыл за венецианской маской, прикрывавшей половину лица. Идеальный слух давал знать юноше, что музыканты нещадно фальшивят, но, по всей видимости, кроме него этого не замечал никто в зале. Дав увести себя в гущу танцующих тел, Кристоф все же не теряя сноровки грамотно вел партнершу ни разу не показав недовольство на лице из-за оттоптанных носков на любимых сапогах. Продолжая кружиться в танце, юноша краем уха слушал щебетание своей спутнице, посвященное нынешней моде и ее сетования по поводу дороговизны нарядов.
Ах эти милые модницы, сколько вы сил тратите на бездумные часы, проведенные у зеркала, не понимая, что не всегда красота внешняя равноценна замене на красоту внутреннюю. Ведь так порой хочется не глупых разговоров и сплетней, а милой беседы о поэзии и живописи, почувствовать родственную душу, а не пустышку с напомаженными губами и мыслями лишь о вместительности твоего кошелька. Тщетны попытки найти достойную в этом мире. Вот и сегодня, глядя на заливающуюся смехом девушку, Кристоф лишь внутренне рвал на себе волосы и уже придумывал какой-либо благовидный предлог, чтобы избавиться от ее общества и забыть все это как страшный сон. Наконец звуки музыки стихли и юноша повел свою спутницу к столикам. Остановившись у одной из колонн, Кристоф участливо поинтересовался, что из напитков желает его дама.
- Березового сока. - решив, что оригинальна, барышня вновь засмеялась, обнажив ровные белые зубы в улыбке.
- Как пожелаете. - Кристоф склонился в небольшом полупоклоне, церемонно поцеловал ручку и, проклиная всех здешних дам, направился к бару.
Поиски были долгими, но все же принесли свои плоды, искомый напиток был найден, а сам Кристоф дабы успокоить свои нервы, залпом осушил два бокала с сухим белым вином. Обратно он шел не спеша, провожая взглядом танцующие пары и мысленно вздыхая. С дамами ему никогда не везло. Когда до спутницы остался какой-то десяток шагов, Кристоф углядел, что его место уже занято каким-то накачанным бугаем, лишенным какого либо понятия о вкусе. Но барышня по всей видимости этого не замечала, позволяя лапать себя и томно вздыхать. Соперник Кристофа что-то страстно шептал даме на ушко, отчего на ее щеках заиграл румянец, и спустя несколько секунд, она сама повела его на второй этаж. Проклятые безнравственность, разврат и похоть! Кристоф с громким стуком поставил бокал с соком на чей-то стол. Настроение упало ниже плинтуса, вечер оказался безнадежно испорчен. Рядом на стуле разместилось юное создание в том возрасте, когда еще не совсем ясно - хрупкий ли это мальчик или уже мужчина. Кристоф несколько минут не скрывая своего заинтересованного взгляда рассматривал своего соседа. Легкомысленная девушка тут же была забыта, а желание весело провести сегодня вечер тут же разгорелось с новой силой. Кристоф жестом поманил разносчика напитков и ухватил с подноса два бокала с вином, с алым - точь в точь как у юноши и белым для себя.
- Не скрасите ли мое сегодняшнее одиночество? - он поставил перед юношей напиток.

0

4

Какое бы то не было общество, уже что то. Исходя из этого принципа, Жоделль обворожительно улыбнулся незнакомцу, ответив медленным кивком на его предложение. Ему доставляло неимоверное удовольствие находиться в центре внимания и, собственно говоря, он и сам собирался потешить свою манию величия за чей-нибудь счёт, изнемогая от вынужденного одиночества, а этот юноша был манной небесной, которая сама идёт к тебе в руки.
-Позволить себе одиночество может только самодосттаочный человек,- многозначительно произносит месье Ферланд, принимая из рук незнакомца вино. Словно невзначай касаясь его пальцев своими и, естественно нервозно вздрагивая, испуганно выглядывая из под густых ресниц.
-Прошу прощения, порой я такой неуклюжий,- без тени сарказма или заискивания, мелодично произносит юный Жоделль.
Ещё некоторое время он продолжал разыгрывать из себя напуганного ребёнка, но эта роль всегда быстро ему надоедала, впрочем, как и в этот раз. Ещё раз, перегнувшись через стол, Жоделль дотронулся до бледной руки, мирно покоившейся возле ножки бокала. Провёл подушечками пальцев по тыльной стороне, неспешно и уверенно. Только после всего проделанного вновь вернулся на своё место и задумчиво отвернулся в сторону от собеседника.
В его мечтах царил хаос. Испорченный ребёнок чересчур любвеобильных родителей, дитя своего времени, маленький развратный разум. Словно картинами из его головы, быстрее кружились юбки танцующих девушек, громче звучали сладострастные стоны юношей с кукольной внешностью со вторых этажей, зажимающие друг друга в тёмных углах и ворохе подушек, как только отвлекаются их госпожи. Всё это было так обыденно.
-Все обаятельные люди испорчены. В этом и кроется секрет их привлекательности,- задумчиво улыбнувшись, произнёс Жоделль, наконец повернувшись к незнакомцу. Эти слова могли послужить эпиграфом ко всему что происходило сейчас в храме.

0

5

У юного создания оказался, к великому счастью для Кристофа, удивительный тембр голоса. Музыкальный, певучий, настоящая радость для идеального слуха. К тому же, страсть ко всему прекрасному не могла удержать Криса прекратить любоваться тонкими чертами лица юноши. Пытаясь совладать с неуемным любопытством, Кристоф чуть опустил глаза и тут же почувствовал как кровь приливает к скулам - скрыть интерес у него получалось не всегда. Впрочем, в его возрасте уже пора бы было прекращать смущаться.
- Самодостаточность? - Кристоф позволил другнуть уголки губ в легкой полуулыбке - Может быть. Но как долго человек способен выдержать свое собственное общество?!
Кристоф возвел глаза к потолку, представив себя в полном одиночестве и запертым в пустом доме, эта картина ему совсем не понравилась, учитывая, что такое уже было на его памяти.
Он вздрогнул, когда его руки коснулись пальцы незнакомца. Ах это сладостное ощущение, когда чувствуешь как замирает дыхание, а сердце колотится чуть быстрее. Кристоф знал, что всему виной лишь химическое вещество адреналин, вырабатываемое его организмом, но знание химизма чувств не освобождает от того, чтобы их испытывать.
-Ну что вы, не стоит. - Больших усилий стоило Кристофу сдержать себя и тут же не коснуться юноши в ответ. Торопить события не стоит, лучше подольше насладиться моментом, испытывая сладострастие и легкое нетерпение. В этом Кристоф был чуть ли не помешанным.
Легкие ужимки юноши, трепетание ресниц, взгляды, все только разогревало интерес Кристофа. Так порой чувствует себя охотник, когда видит приближающуюся жертву. Но вот только кто из них двоих в этот момент выступал в роли загонщика, Кристоф не брался утверждать. Определенно, незнакомец отлично владел своей ролью и от этого Кристофу еще сильнее хотелось продолжить знакомство.
А уж когда этот сорванец снова дотронулся до Кристофа... Довольная улыбка тут же появилась у последнего на лице. Ну что, милое создание, ты мне определенно нравишься, причем с каждой минутой все сильнее. Кристоф пригубил вино из бокала и рассеянно проводил взглядом по танцующим парам. Обстановка более чем непринужденная, идеальна для ведения светских, ничего не значащих бесед.
- Все верно. Плохое и испорченное притягивает к себе как магнит. В то время как хорошее и почти идеальное приелось, обыденно, не заслуживает внимания. - Кристоф задумчиво поглядел на весь зал сквозь золотой цвет напитка, а затем резко повернулся к собеседнику. - Впрочем, меня не сильно волнует собственная испорченность. А вас?
Он слегка наклонил голову, проявляя заинтересованность в ожидании ответа. Маска не могла показать всего, выразить всю гамму чувств, но вот голосом можно оттенить и передать все что хочешь. В данным момент, Кристоф чуть понизил свой голос, что указывало на его легкое возбуждение.
- Ох, - Он картинно хлопнул себя по лбу, - Какой я невнимательный, совсем забыл представиться. Кристоф.
Рукопожатие длилось совсем недолго, но достаточно для того, чтобы провести большим пальцем по тыльной стороне ладони юноши и слегка нехотя отстранить руку. Невербальный язык, язык тела, он никогда не врет.

Отредактировано Кристоф (2010-02-24 00:19:19)

0

6

-Как долго?- задумчиво повторил Жоделль, опустив взгляд на собственные руки, лежащие на столе.
- Настолько долго, насколько он самодосттаочный,- лицо мальчика снова преобразила торжествующая улыбка логики. Быть правым – одно это доставало ему неимоверное наслаждение, едва ли не большее, чем то, ради чего это вообще затевалось.
Лениво убрав ногу с ноги, месье Ферланд подался вперёд, опираясь головой на собственные реки, упёршиеся локтями о стол. Естественно, он прекрасно знал что это до жути неприлично и противоречит этикету, но сейчас удобство было превыше всего. Почему то Кристоф создавал весьма непринужденную обстановку одним своим присутствием, что располагало юношу к некоторым послаблениям, давать себе которые он обожал.
-Сегодня, ваша испорченность волнует меня больше чего либо,- заигрывающие искорки промелькнули в карих глазах Жоделля, что говорило о явной заинтересованности собеседником, - Скажу даже больше, с вашего позволения, я хочу опробовать её диапазон.
«Случайно» он наткнулся под столом на колено апонента, сначала одарил его лёгким прикосновением, после чего, словно опомнившись, аккуратно провёл от щиколотки к колену и обратно. При всём при этом сохраняя на лице выражение вполне привлекательной обыденности, так что любой наблюдавший за ним мог подумать, что это просто пара самозабвенно беседующих молодых людей.
-Жоделль.
Что что, а своё имя он умел произносить совершенно. С лёгким придыханием и необъяснимым акцентом. Мягко растягивая буквы, так что, в конце концов, выходил один прекрасный, тонкий звук, слетающий с губ прекрасного юноши, словно сотни ярчайших лучей, пронизывающих льдинку в одно из морозных утер января. Гордо и свободно, наполняя одно несчастное слово такой концентрации романтики, которая включала в себя сотни видений и образов, от самых банальных, до самых закрученных фантазий сюрреалистов, знающих толк в своём деле.
-Знаете, Кристоф, мне дурно. Всё это не доходит до заключительной стадии. Я хочу увидеть что то по настоящему омерзительное, я хочу участвовать в этом, хочу знать того кто всё это устроит. А от этого неоконченного действия, - Ферланд обвёл взглядом помещение, - меня тошнит от этого. Неужели не осталось в Хаосе настоящих пороков?
Несколько секунд он молчал, всё так же задумчиво и, сам не понимая от чего вдруг на него это нашло, даже немного лирично, от чего ему самому становилось противно.
-В такие моменты мне кажется, что я жутко стар.

0

7

- Вполне вероятно. - Кристоф невольно залюбовался улыбкой юноши.
Этот мальчик пленял своей нарочитой игрой юного невинного ребенка с червоточинкой внутри. Неопытный купидон с отравленными стрелами, он знал, какую реакцию вызывает его каждый жест, все было выверено и точно отрепетировано.
- Ну что же, не вижу никаких причин, которые бы не позволили нам это исследовать. - Кристоф провел кончиком языка по верхней губе, хотел что-то добавить, но юноша своими действиями опередил его.
Кристоф упивался этими ощущениями - вседозволенность граничащая с осторожностью Игра двух скорпионов, что доставляют удовольствие и жалят одновременно. Сам он тут же почувствовал, как от возбуждения расширились зрачки, а сами глаза стали похожи на два темных омута.
-Жодель... - Кристоф медленно нараспев повторил имя своего спутника, словно пробуя на вкус. И судя по расплывшейся на его лице улыбке - от этого он получал такое же эстетическое удовольствие, как и от компании юноши.
Кристоф лишь грустно улыбнулся на слова юноши. Ах этот максимализм, стремление прочувствовать все на свете. Он резко встал со своего места, схватил стул за спинку и потащил, царапая блестящий лак на паркете, к сидящему Жоделю. Крису надоело быть лишь сторонным наблюдателем. Громко поставив стул почти вплотную к юноше, Кристоф уселся лицом к своему спутнику, оседлав спинку и несколько минут неотрывно смотрел на мальчика.
- Стар? - Кристоф оценивающе поднял лицо юноши за подбородок, снял мешающую ему маску и глубоко вздохнул от накатившего желания. - Мой юный друг, я бы душу продал за вашу молодость.
Все так же без спроса, он ласково взял юное создание за руку и перевернул ладонь, словно эзотерист, читающий жизнь по линиям. Затем так же аккуратно он поднес кисть Жоделя к лицу и поочередно поцеловал каждый кончик пальцев юноши.
- За знакомство! - Кристоф очаровательно улыбнулся, поднял свой бокал и легонько коснулся бокала Жоделя.

0

8

-С другой стороны, самодостаточность, как и любой другое, понятие относительное,- Жоделль задумчиво прикусил губу. Сегодняшнее настроение находило проявление в абсолютно не свойственных ему жестах и фразах, от чего он сам. Именно сегодня настроение юноши уходило в чрезвычайно романтичное и утончённое русло, от чего он куда больше раздражался сам себе и решительно желал закончить вечер прекрасными плотскими утехами с элементами принуждения и подавления воли. Вспоминая прекрасные годы молодости, когда вино лилось рекой и никто не стеснялся собственной наготы, когда секс без обязательств был чем то само собой разумеющимся и не оставлял выбора, обезоруживая своей очевидной простотой. Сейчас же всё приобрело оттенок обязательства, что не могло не раздражать или даже угнетать месье Ферланда, и возможно именно в этом крылась причина его скверного расположения.
Взмах ресниц, кукольный взгляд. О да, он прекрасно выполнял свою роль, пусть без особой увлечённости, но, в конце концов, что бы качественно исполнить свою роль совсем не обязательно быть от неё в восторге. Это человек-порок, упивающийся собственной развращённостью, умеющий сделать её сладострастной и желанной или поразительно омерзительной и отталкивающей.
Прикосновения длинных пальцев к лицу обнадёжили юношу, но оказавшись без маски, на какие-то доли секунд, Жоделль показал свою беззащитность. Что теперь толку от всего арсенала его многозначительных улыбок, ведь открыты безразличные глаза, которые вечно всё портят.
Слова о душе вновь оживили мальчика. Непроизвольно губы сложились в омерзительную усмешку, портящую всю нежность и законченность его ангельского лица. Впрочем, Жоделль быстро совладал с собой, практически не выявив собственной слабости и вновь напустил на себя той самой обворожительной загадочности молодости, которая ещё не понятна детям и уже не ясна старикам. 
-Дорогой Кристоф, так я и поступил,- по дружески просто взглянув в глаза своего собеседника, мягко проговорил Ферланд.
Губы – это самая нежная часть эпидермиса на человеческом теле. Прикосновения к ним всегда вызывали в юноше лёгкую дрожь, которой он поддался и на этот раз, совсем не стесняясь своей лёгкой слабости и даже получая от неё удовольствие. Он закрыл глаза и глубоко вздохнул, томно откидывая голову назад и тем самым оголяя тонкую, бледную шею, с кое-где просвечивающими, пленяще голубыми венами.
Он коснулся своим бокалом его и раздался тихий звон хрусталя, показавшийся мальчику божественным звуком, заполнившим собой всё помещение и даже перекричав навязчивую мелодию очередного вальса, призванного развлекать гомонящую толпу. Он внимательно наблюдал за Кристофом, как его розовые губы обхватили тонкий край кубка, дрогнул кадык, прикрылись глаза, обрамлённые веером тёмных как ночь ресниц. Как капля прозрачного напитка легла в уголке губы и замерла, ожидая дальнейшего развития события и предчувствуя свою неизбежную смерть.  Вытянув вперёд руку, Жоделль подхватил её указательным пальцем, который тут же обхватил двумя лепестками бледных губ; после чего, немного замешкавшись в томительной нерешимости, боясь показаться слишком настойчивым, сам подался вперёд, приближаясь к лицу собеседника. Поравнявшись с ним, мальчик коснулся холодным языком того места в уголке губы, где минуту назад обитала злосчастная капля напитка, медленно провёл по нему языком, стараясь как можно более продолжительное время насладиться пряным ароматом кожи своего новоиспечённого приятеля. Одна из его рук, для наибольшего удобства лежала на плече Кристофа, другая на колене, да и сама поза мальчика была словно неоконченное действие, направленное на сближение с оппонентом. Он привстал со стула, наклонившись на второго юношу, прогнулся в спине, немного шире расставив ноги, и стремился к сидящему подле. Неугомонные пряди пшеничных волос прятали лицо Жоделля, оставляя на виду только искрящиеся детской заинтересованностью и губы, нежно опустившиеся на место где только что хозяйничал язык, в поощрительном поцелуе.

0

9

Чужое наслаждение от ласки пьянило не хуже вина, что сейчас плескалось в бокале Кристофа. Он жадно следил за каждым вздохом, каждым движением юного Жоделя, желая упиваться этими мгновениями до конца, вбирая в память каждый взмах ресниц, каждое дыхание. Ах, как дразняще обнажилась шея и как притягивала его эта белизна кожи. Кристоф заставил себя сдержаться и не впиться в тот же миг туда поцелуем. Лишь губы дрожали в нетерпении продолжить исследование юного тела. Самообладание великая вещь, которой Кристоф самозабвенно пользовался, тем более от таких ласк он получил не меньше удовольствия - друзнящие, волнующие, они заставляли сердце сладостно замирать и мучиться истомой тело. Чувственный мазохист, мучающий тело и душу, его любимая роль.
Вино было недурно, яркий букет с приятными нотками черешни и ароматом самого лета. Полностью отдавшись на волю этого напитка он скорее ощутил, нежели успел увидеть, когда же Жодель стал так непростительно близко около него. Нет, он решительно намеревался продолжить поцелуй, но отнюдь не сидя. Оправив непослушные пряди юному другу за ухо он лишь на миг позволил себе залюбоваться непорочной внешностью спутника.
-Неплохая плата за вечную молодость.
Кристоф встал, с тем же скрипом отодвинул стул - лень так же была одним из его пороков, чего уж говорить о других. Он еще не знал, как будут дальше развиваться события, но юному Жоделю удалось в этот вечер распалить его желания. Нежный аромат пьона и тонкие нотки фрезии дразнили обоняние, напрочь выгоняя из головы остатки разума и морали.
-Мой милый друг, - Кристоф запустил руку в шелковистые волосы юноши, - Мне до безумия хотелось сделать это весь вечер.
С этими словами он с силой впился в юные губи юноши, слегка прикусывая их, позволяя своему языку проникнуть за барьер и начать игру.
Но как бы ни был настойчив Кристоф, ему все равно этого показалось мало, хотелось большего, хотелось какого-нибудь безумия. Он нехотя оторвался от пленительных губ и схватив юношу за волосы, отвел его голову чуть в сторону.
Что-то пошло не так, будто в огромную бочку с медом уронили обязательную в таких случаях ложку дегтя. Юноша скривился, отстранился от Жоделя и тонко сузившимися глазами с ног до головы окинул того взглядом.
Слишком просто, слишком быстро, слишком приторно.
-Было приятно познакомиться. - он запечатлел на лбу юноши целомудренный поцелуй и не оглядываясь покинул зал

» Дом Кристофа

Отредактировано Кристоф (2010-03-03 17:48:32)

0

10

» Салун Жесть
Когда Дисони спросила его, помнит ли он вкус молока матери, Нея ответил ей:
- Сыновей не следует делать с женами. Их нужно создавать так, чтобы у них не было матери. И чтобы им не нужно было долго расти. Они должны быть сразу готовы к свадьбе!..
После этого его тело оплыло. Рельефные мышцы стали неровными, будто у статуи, которую только начал, грубо набросал скульптор. Глаза закрылись, рот и нос слились в одну гладкую, слегка неровную поверхность. Поднимаясь по винтовой лестнице в неведомое, Нея постепенно превращался в нечто аморфное, лишь отдалённо напоминающее человека - в набросок, примитивную заготовку. Дисони, прижавшаяся к этой фигуре из ожившей глины маленьким тёплым комочком, только на мгновение закрыла глаза, а когда открыла, они вновь шли по улице в тумане. Только улица уже не казалась знакомой. Может быть, это была вовсе и не улица - они шли по тротуару, освещённому газовыми фонарями (хотя, возможно, субсташция, горящая в этих фонарях, была вовсе не газом) сквозь туман, и что там, на другой стороне, - другой такой же тротуар, огромная площадь, каналы или вовсе море, - было не разобрать.
Наконец они вошли в Храм. Внушительный фасад с атлантами, кариотидами и лепными изображениями фруктов привлёк внимание Безликого. Эти лепные фрукты были поразительно похожи на настоящие - так, что могли бы показаться кому-то съедобными. Достиший вершины своего развития пряничный домик ведьмы.
Внутри - роскошь - нарочито пафосная, пышная, сияющая роскошь. То ли праздник жизни, который будет длиться вечно, то ли пир во время чумы, которому вот-вот выйдет срок. Свечи в позолоченных канделябрах освещали бесформенную фигуру, бредущую среди танцующах пар с то-ли-девочкой-то-ли-карлицей на руках. Звучал вальс неизвестного автора. Танцоры то и дело наталкивались на эту глиняную куклу, коротко кланялись, прося прощения, и продолжали свой преисполненный гармонии танец, в который гости привнесли крупицу хаоса.

Отредактировано Нея (2010-07-16 18:39:26)

+1

11

»Салун Жесть
Дурнота постепенно отпускала. Дисони удалось через прикосновения отдать часть излишков черной силы екаю, забрав немного его «цветной». И теперь карлица полностью сосредоточившись на переваривании спокойно дремала на спине у Безликого. Медленные плавные шаги, тусклое поблескивание фонарей – глаза непроизвольно закрылись и Изменчивая провалилась в глубокий сон.
« Таа-там-там-там…Таа-там-там-там…Сеньор, простите мою неловкость…Я так люблю этот вальс. Хачатурян. «Бал Сатаны» кажется….»
- Сеньор, простите мою неловкость!
Дисони резко открыла глаза. Что?! Яркий, залитый огнями вечного праздника зал. Сиятельные дамы и кавалеры , кружащиеся под такие упоительно жизнерадостные звуки «бала Сатаны». Маски, перья, мишура, тонкие ароматы духов и вожделения. Звон хрустальных бокалов. Шелест платьев. Смех. Непринужденный флирт и кокетство. Полная свобода. Дисони оглядывала влюбленными широко распахнутыми глазами все вокруг. Все вызывало в ней восторг. Карлица мячиком скатилась с  Нея.
- Ой ущипни меня! Это не сон! Это потрясающее место! Я буду танцевать. Не останавливай меня. Я точно буду танцевать здесь.,- обакэ аж подпрыгивала от восторга. Случайно взгляд ее упал на маленькие скрюченные ручки, которыми она жизнерадостно размахивала. « Непорядок!»- тело нехотя стало меняться: расти, распрямляться, приобретать мягкие формы. Обакэ , нафантазировала себе яркий наряд коломбины, маску расшитую золотыми нитями и алым шелком. И вот иллюзия послушно обвивает тело, в зеркале отражается молодая женщина в превосходном наряде подружки Арлекина. Все идеально, только цвет глаз темнее ночи, из под пухлых губ проступают белоснежные кинжальчики клыков. Дисони приподняла маску, чтобы разглядеть себя получше- такое недовольное , надменное лицо получилось, что девушку аж передернуло и она быстренько прикрыла это безобразие маской. Тело вело себя как-то странно- точно не слышало желаний и настроений Дисони. Обакэ хотелось смеяться и кружиться, а ее образ скорее бы подошел для темной мессы или для любительницы наблюдать за казнью. Даже маскарадный костюм  не мог исправить это впечатление. Дисони разозлилась. Злость горячей волной прокатилась внутри, делая окружающие звуки и цвета ярче. Злости хотелось разгореться пожаром, затмевающим весь этот блеск. Женщина сжала изящные ручки в кулаки и, расталкивая танцующих, подлетела к меланхолично стоящему посреди зала екаю. Раздался звонкий звук пощечины, хотя как это могло получиться от удара по мягкой глине, которой сейчас являлся Нея непонятно.
- Потанцуем?…я …приглашаю тебя на танец…,- тихий шепот и новый хлесткий звук пощечины. Дисони удивленно смотрела на свою руку, потом медленно переводила взгляд на Нея.

+1

12

В ответ "голем" начал преображаться. Чёрный с алыми вставками наряд, шитая золотыми блёстками (на самом деле - всего лишь дешёвой мишурой) карнавальная маска и багровый с чёрным шутовской колпак в бубенцах, звенящий в ответ на любое движение. Под стать своей очаровательной коломбине, он был облачён в маску. Насмешливую маску надменного шута. Но получив пощёчину, он подставил другую щёку, а взгляд сквозь прорези маски не содержал ни злобы, ни укора, ни насмешки над партнёршей - лишь снисходительную доброту, приличествующую больше Пьеро, нежели Арлекину. Мелодия вальса завораживала, ритм тянул присоединиться к этому чудесному балу. Они закружились вдвоём среди раззолочённой толпы, и казалось, будто музыка и танцующие подстраиваются под их движение, будто в этом зале не было ничего настоящего кроме двух призрачных существ, не имеющих даже собственных имён.
Двое танцевали. Они пели и смеялись, как дети. Круг за кругом, круг за кругом.  Безликий зачерпнул в свои ладони вина из двух фонтанов. Белого и красного. Белое легло в его руку, похожее то ли на слёзы, то ли на святую воду, то ли на кусочек родниковой благодати. Красное - подобное крови или вишнёвому соку, похожее на ромбик бубновой карты. Две ладони, два вина он протянул Дисони. Улыбнулся странной улыбкой. То ли злорадной, то ли на что-то благословляющей.

Отредактировано Нея (2010-07-18 23:10:19)

0

13

Иногда подчиниться совсем не плохо, а даже сладостно. Особенно музыке и упоительному кружению. Раствориться в звуках без остатка, забыть обо всем на свете. Злобная надменность  таяла в звуках вальса, уступая дорогу веселью . Бал был в разгаре, если только он вообще утихал в этих стенах когда-нибудь. Выводя изысканные узоры на паркете, Дисони никак не могла остановиться, хоть  дыхание перехватывало и немного ныли ножки. Легким не хватало воздуха, щеки горели, а к шее чуть прилип выбившийся из прически локон. Музыка звала- и остановиться не было ни возможности, ни желания. Пока  Нея не замер около фонтанов. Вино в протянутых ладонях. Сам жест его…смотрелись как-то неподобающе  в этом месте. До неприличия просты и двусмысленны. Невинность или же расчетливая похоть. Снисхождение хозяина или преданность раба. Дружеское участие или…? Девушка застыла в нерешительности, пытаясь проникнуть взглядом в помыслы екая.. Вот только помыслы Безликого, казалось так же не имели четкой формы, как и тело. Стоять столбом  вечность напротив этой загадки было глупо. Дисони зачерпнула в ладонь красного вина, переплела свою руку с рукой Нея, державшей белое , и кокетливо вытягивая губки выпила вино, призывая Безликого взглядом последовать ее примеру.

0

14

Безликий выпил белого вина из собственной пригоршни, сплетя руки с Изменчивой, красное же вылил в мраморный фонтан, где оно перемешалось, растворилось в белом. Затем последовал поцелуй - отнюдь не невинный, не лишённый страсти, но настолько естественный, что казалось, будто они знали друг друга вечность, а не один день. И на их губах красное вино вновь смешалось с белым. Всё происходящее вокруг и внутри них напоминало то ли тонкий оксюморон, доведённый до предела абсурда, то ли алхимическую реакцию, вышедшую за пределы построенного алхимиком агрегата. Невинный разврат. Непорочный грех. Это, наверно, не совсем правильные определения, но они первыми приходят в голову. Нея начал ласкать Дисони, медленно и нежно, скорее как сестру, чем как любовницу. Он поднял её на руки и понёс по лестнице наверх. Там, в верхних покоях, тоже царил тот же самый праздник - то ли карнавал без конца, то ли пир, втиснутый в одно мгновение. Но была слышна совершенно другая музыка - та, которая не приемлет лейтмотивов, но имеет множество ритмов. Та, которую не сыграть на музыкальном инструменте. Та, которая призывает к совершенно другим танцам.

Отредактировано Нея (2010-07-19 13:32:27)

0

15

Прозрачные и рубиновые капли на губах, собранные быстрым язычком. Нежные прикосновения. Взгляд из-под полуопущенных ресниц. Голова на плече, и пальцы легко касаются бубенцов на шутовском колпаке. Чувствовать себя дома в чьих-то сильных руках. Вдыхать легкий запах мускуса и табака на горячей коже.
Лестница. Мимо сознания скользят огни свечей, отраженных в сотнях зеркал, вздохи из полутемных альковов, одежда , сброшенная кем-то по дороге.
Очнуться посреди утопающей в ароматах иланг- иланга и жасмина спальни. Скользнуть по незнакомому, но родному телу, коснувшись носками туфель пола. И голова запрокинута, открывая нежную линию шеи. И руки медленно скользят по камзолу, обводя линию плеч, касаются кожи над пеной кружев воротника, и дальше- вверх . Легкий звон бубенцов ударившихся о ковер, влажный шорох ленты, отпускающей тяжелое золото волос. Тонкие пальцы запутались в их шелке:
- Мне так больше нравится.
Привстав на носки, девушка притянула голову екая, быстро целуя в уголок губ. Помедлила, выдохнула терпким ароматом на гладкую кожу щеки. Провела игривым язычком влажную дорожку к скуле, отмечая остановку невесомым росчерком, вернулась той же дорогой назад, обвела контур губ и поцеловала, прервав поцелуй на тонкой грани между братской нежностью и начинающейся страстью. Отстранилась, удерживая лицо Нея в ладонях.  Под красными оборками маски улыбался капризный своевольный ротик с влажными после вина и поцелуев губами. Обакэ легко оттолкнула Безликого и прошлась , шелестя юбками , к занавешенному окну. Тонкая рука отодвинула тяжелую портьеру, впуская в теплый полумрак алькова холодные отблески ночи.  Лунный свет делал кожу тонких рук и открытых плеч девушки алебастровой. Дисони смотрела в окно будто задумавшись о чем –то на мгновение. В стекле отражалась отнюдь не детская улыбка

0

16

Он подошёл сзади, приобняв её за хрупкие плечи, покрытые алебастровым светом и каплями из мраморного фонтана. Скрытый во мраке комнаты неясный силуэт - кем он был в этот момент? Может быть, одним из легендарных обольстителей, а может - никому не известным юношей... Или несколькими мужчинами в одном теле... Ему хотелось быть только самим собой - но тогда от него ничего бы не осталось. Он просто не мог не быть кем-то другим. Кем была она в этот момент? Он не знал, ему было всё равно. Главное - она была с ним.
Нежное соприкосновение двух тел. Затем губы Нея покрывают шейку Дисони поцелуями, сливающимися в один - долгий, похожий на текущее по телу молодое вино - вниз, вниз... И с лёгким шорохом на пол падает одежда, ставшая вдруг ненужным грузом. Как атавизм. След первородного греха, от которого освобождаются двое, когда они одни, и мир сжимается до размеров одной комнаты.
Горячие прикосновения - дразнящие - то лёгкие, будто касание тёплого степного ветра, то бесцеремонно-грубые, как объятия зверя. И тихий шёпот, обдающий кожу Изменчивой горячим воздухом:
"Настало после смерти пробужденье. Мы сбросили движенья, как одежды.
Из жизни выйдя, как из чащи, с удивленьем, увидели места, знакомые нам прежде.
Мы мясом молодым их время угощали..."
А дальше - ещё один поцелуй, прерывающий ритм стиха, не дающий рассказать эту историю, и чёрный силуэт, закрывающий собой серебристый свет из окна.
Лёгкий толчок - игриво, как бы невзначай, Нея толкнул Дисони, повалив её на постель, долгим тягучим потоком поцелуев покрывая её правую ножку, кончиками пальцев проводя по левой - вверх, вверх...

+1

17

Ни стыда, ни сожалений, только наслаждение. От поцелуев, от игривых ласк настойчивых, но нежных пальцев, от прохладного шелка к начавшему плавиться телу, от наготы, не стесненной одеждой, от его шепота. Тело девушки выгибалось, руки сгребали в горсть шелк простыней и его волос, из полуоткрытых губ с дыханием слетали легкие стоны. «Не знаю, чье из воплощений сейчас играет в нем солирующую роль, но эта сущность знает толк в подобных играх. Так приятно! И эти руки…Ммм, руки музыканта, а я – орган. Пусть он играет вечно.» И тело раскрывалось как цветок ему навстречу.
Когда внутри потек огонь горящей лавой, девушка сама включилась в этот томный танец. Пальцы запорхали по упругой коже, обводя рельефы мышц, слегка сминая, потом разглаживая. Добавляя собственные ощущения вкусом – целуя и слизывая капельки пота, пробуя губами темные  кружки сосков, покусывая плечи, шею и нежные мочки ушей. А перекатившись и оказавшись сверху, выписывая языком быстрые узоры, спустилась к животу. Разгладила руками пресс, расцеловала темную впадинку пупка, обводя пальчиком его по кругу, тихо с улыбкой шептала, обдавая  жарким дыханием кожу:
- Вот это-  сейчас центр моей вселенной. Пуп- земли…
Тихонько рассмеялась и спустилась непрерывным поцелуем ниже.

+1

18

Казалось, будто прошла целая вечность, хотя на самом деле эта игра длилась недолго. Двое попеременно то погружались в раскалённую бездну, то воспаряли к небесам, встречаясь где-то посередине в короткие минуты, когда понимали, что не двигались с места и не покидали этого мира - всего лишь уместили его в одной постели.
Потом, когда закончился этот танец и наступила тишина, они слились в поцелуе - как в финальном аккорде. Короткий, как вспышка молнии, неуловимый момент, после которого наступает тишина. Двое - в постели - лицом к лицу - и лишь слияние тел - и поцелуй. Двое в объятиях друг друга - он и она - горя невидимым пламенем, соприкасаясь всем телом, срастаясь губами, чувствуя на языке привкус друг друга и самих себя, дыша в такт, как единое существо, бесполое воплощение абсолюта. И ничего больше, кроме двоих, слившихся воедино, и тишины вокруг.

0

19

Нега разлившаяся по телу, взгляд из-под полуопущенных ресниц. Дисони,  положив подбородок на плечо Нея, меланхолично выводила пальчиком на его груди знак вопроса. Потом потерлась щекой как кошка. На щеке появилась ямочка- девушка довольно улыбалась:
- Вот уж никогда бы не подумала…
О чем конкретно- она додумывать не стала. В глазах появились танцующие бесенята, обакэ, чмокнув Нея в подбородок, ловко соскочила с постели, прошла танцующей поход к лежащему у окна платью что-то в нем поискала и вернулась на кровать, усевшись перед екаем по-турецки.  В руках блеснула рубиновая булавка- милая безделица от мертвой дамочки из Веселого скарабея. Она полюбовалась отсветами, исходящими от камня в неверном мерцании свечей:
- Тебе нравится? – покрутив булавку перед лицом мужчины, она быстро уколола его, оцарапав щеку, на мгновение застыв , задумчиво разглядывала каплю на конце булавки,- Так похожи… ты не находишь? -  наклонилась, сцеловав выступившую кровь, пока царапинка не затянулась, погладила екая по щеке, - Я сделаю тебе подарок. Мне так хочется, - и снова уколола, поцарапав.
Все повторилось вновь еще несколько раз. Со стороны было похоже на игру, немного странную, но неизменно веселящую девушку. Ее глаза горели… как камень в изысканной оправе между ее грудей. Слизывая в очередной раз кровь с царапин, она прикрывала глаза и что-то невнятно шептала, иногда свободная рука точно собирая что-то невидимое из воздуха вокруг, взмывала вверх . И обакэ к чему-то прислушивалась. Неизменно с улыбкой, неизменно с истинным неприкрытым удовольствием. Наконец она спрятала булавку между двух сжатых ладоней, посидела так . точно читая про себя молитву и раскрыв руки, протянула  Нея зажим для волос с горящим огнем рубином.
- Вот… Я когда только увидела этот камень. Подумала. Что он будет превосходно смотреться  у тебя в волосах, -  И Дисони аккуратно закрепила украшение в рыжем мареве волос Безликого, - По сути это накопитель силы. Чем ярче он сверкает- тем он полнее. Сейчас он просто полыхает…И.. очень тебе идет, - девушка потупила взор, - Да, и еще ты даже обессилев сможешь делать морок – становиться в глазах других тем, кого они хранят в своем сердце… то есть любят.
Девушка резко развернулась, свесив ногу с постели и принялась расчесывать волосы.

0

20

Юноша лежал и наблюдал за действиями Дисони. Сейчас Нея выглядел как небольшого роста молодой человек с острым носом, хитрой улыбкой и копной соломенных волос, а шутовское облачение незаметно превратилось в нечто напоминающее костюм эпохи Ренессанса красных и жёлтых тонов - длинный плащ и короткая кожаная куртка.
- Затем я сорвал с нее маску... Под маской лица не было, одна пустота. - Иронично, со скрытой (ровно настолько, чтобы её заметили) насмешкой произнёс юноша. Сорвав со своего лица кожу, он на мгновение предстал всё той же безжизненной куклой, какой был внизу, на пороге этого чудесного храма, вместившего в себя все страсти, доступные и недоступные людям и нелюдям. От неловкого движения из кармана куртки выпал медяк, со звоном упавший на пол и исчезнувший где-то среди мягких подушек.
Там, где подобает потакать своему телу, Нея и Дисони сочетали свои души - точнее, то, что у ёкаев вместо души - пустоту, растворяющую в себе всё сущее, запоминающую всё, к чему дотрагивается, пустоту.
Юноша поднялся и прильнул к обакэ. Снова запечатлел поцелуй на её серебристой от лунного света коже. Поцелуй, каким отец мог бы одарить дочь, или жена - мужа, или крестник - свою крёстную-фею.

0


Вы здесь » Лабиринт иллюзий » Круг IV: Чревоугодие » Храм "Эрос"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC