Лабиринт иллюзий

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лабиринт иллюзий » Круг I: Тщеславие » Замок Короля Порока: Спальня


Замок Короля Порока: Спальня

Сообщений 21 страница 40 из 40

21

Эхо слов неумершего таяло в четырех стенах, исчезало в хрусте стекла под ногами демона. Он все еще чувствовал вкус этих слов на губах - горьковато-соленый и резкий. А в груди, впервые за очень много лет, горело болью – не физической. Память пробудила эту боль, и Андрашу было приятно снова ощутить ее. Как вспомнить вдруг, что такое жизнь и что означает быть живым. Бесценное переживание. Болезненно сладкое. Мучительно прекрасное. Как и любая из человеческих жизней.
Он откинулся на спинку стула и мысленно улыбнулся вопросу Асмодея. Он был хорошим, этот вопрос. Касался самого центра, самой основы – желания. «Что ты готов отдать?» - «Как сильно ты хочешь знать?». «Хочешь» опять становилось ключевым словом, как и в последнюю их встречу. «Хочешь» по-прежнему правило любым из существующих в этом мире созданий.
За дверью комнаты установилась тишина, слуги Асмодея довольно быстро закончили свои дела. Мертвые слуги мертвого государя. Андраш слушал эту тишину и думал о том, что каждый из них когда-то сам выбрал такую участь. Никого не принуждали, он это знал. Просто каждый потрепанный мертвец из свиты Порока однажды ответил на такой же простой вопрос: «Что ты можешь мне предложить?». Ответил так, как смог. Свобода воли. Свобода выбора. Своеобразная скользкая честность – все в руках вопрошающего.
И сквозь вихрь некогда пережитых, а теперь вновь нахлынувших ощущений, сквозь опалявшую разум жажду убийства в неумершем вдруг проснулся интерес к Асмодею. Вспыхнул маленькой искоркой, уколол, как тонким стилетом под ребра. Вызов? Проще – игра. Снова, но уже иначе. Другие ставки, другие правила. И в конечном итоге терять было нечего, потому что каждый из них получил бы то, чего хотел.
Если бы у лича было живое сердце, оно не успело бы ударить дважды – пауза получилась очень короткой. Напряжение, сковавшее нервы при мыслях об Ампэро, неожиданно спало. Андраш расслабился, улыбнулся самыми уголками губ и ответил:
- Услуга, Асмодей. Ты зовешь – я прихожу. Ты приказываешь – я подчиняюсь. Рамки выбора ограничены только моими физическими или не физическими возможностями – тем, что я при всем старании просто не смогу преодолеть. Как говорится, выше головы не прыгнешь. Но услуга только одна. Не больше.
Участь сестры была важна для Андраша, но душа и нежизнь были важнее, поэтому их он не предлагал. А того, что предложил, по его мнению, было вполне достаточно с учетом того, что он сам хотел получить от демона. И решение теперь было за Асмодеем. Да – значит да. Нет – значит нет.

0

22

Он невольно вспомнил другой разговор. Как-то к Асмодею пришла женщина из свиты Короля Страха. Ее имя было Иммаколата, она была палачом и хотела знать, как устроен мир. Хотела вспомнить.
С тех пор, как он объяснил простушке Еве, в чем смысл жизни, ее потомки норовили узнать у него что-нибудь «по сходной цене». Кому-то везло, и тогда страждущий получая желаемое, обретал толику эфемерного счастья. Кому-то – нет, искания порождали новые муки. Ему самому, в сущности, эта забава нравилась. Впрочем, кошка не может не ловить мышь, так уж она устроена.
Тогда речь тоже шла об услуге. Демон никогда не был «меркантильным».  Просто потому что знал – всегда сможет забрать свое. Вряд ли ему была нужна душа лича, поскольку Андраш, это странное магическое творение, изувеченное судьбой, был хорош сам по себе, как обломок ушедших эпох, как напоминание о некой действительности, которой уже нет.
И он был слишком органично вписан в общую картину небытия, чтобы варварски лишать ее такой детали.
Иллюзия жизни, еще один мертвец – ничем не лучше тех, что окружали Асмодея. Так стоило ли пополнять коллекцию? Определенно, нет.
А вот услуга могла оказаться полезной. В нужный момент.
- Хорошо, - ответил демон. Вынул мундштук изо рта. Сигарета аккуратно легла в желобок пепельницы. Прошел по комнате, стянул с себя изорванный камзол и рубашку, накинул на плечи тяжелый парчовый халат, расшитый ветвями диковинных растений и птицами. Слепой василиск прошуршал где-то рядом с его левой ногой, задел крылом.
- Мне нужны зеркала, - сообщил Асмодей, намереваясь отправиться туда, где проводил довольно много времени ежедневно – в зеркальную комнату замка.
Узкая костлявая ладонь легла на завиток дверной ручки. Хитро сощурились глаза лепных купидонов, маленьких пузатых старичков, глядевших с потолка.
- Идем, - и он протянул вторую ладонь личу.

» Замок Короля Порока: Зеркальная комната

0

23

Демон согласился. И теперь от знания лича отделяло только время. Очень короткий промежуток времени.
Вдох-выдох. Дни, годы, столетия – бессонные ночи, побег от себя. Намеренный. А теперь – все. Диких снов больше не будет, странных образов – тоже. И страха. Чувства, холодящего нервы. С какой-то стороны Андрашу было даже жаль.
Он не обманывался на счет собственных мотивов – знал, что затеял все это не столько ради Ампэро, сколько ради себя. И если сделка с Асмодеем была для него игрой, то вопрос с сестрой был вызовом. Не кому-то другому – себе. Пробовать на вкус сначала страх, потом боль, сейчас предвкушение, а дальше… безысходность? Возможно. Но отступиться Андраш тоже уже не мог. Понимал, что в большинстве случаев неведение - благо, и этот случай почти наверняка относился к «большинству». Да только это уже ничего не меняло. Потому что сам стержень натуры Андраша базировался на том, чтобы бросить вызов себе, проверить себя на прочность. Идеальная жертва, идеальный палач – сам для себя. И все, что сейчас происходило, нравилось ему от начала и до конца. И чем бы не закончилось в итоге, в понимании лича, оно того стоило уже просто потому, что эмоции будут яркими, а переживания - запоминающимися. В любом случае, каким бы ни был ответ на его вопрос. 
Асмодей отшуршал одеждами. Позвал. И лич поднялся. Слабость почти прошла, раны полностью затянулись и только там, где пока еще оставались шрамы, кожу немного покалывало, как иногда бывает зимой на морозе. Теперь встать на ноги было легко, почти как раньше. Движение вышло привычно легким и как-то по-звериному текучим. Он обернулся на голос и принял протянутую руку, вдруг вспомнив, что трость свою где-то потерял. Нюанс был неприятным, но общей картины ощущений не портил.
Скрипнула закрывшаяся дверь, и в разгромленной комнате остался только василиск, с интересом принявшийся за изучение так внезапно изменившегося интерьера.

»  Замок Короля Порока: Зеркальная комната

0

24

» Замок Короля Порока: Парк

Коридоры и переходы замка порядком петляли, извивались змеями, и с первого раза здесь было весьма легко заблудиться. Мертвенный свет пасмурного дня делал все украшения и лепнину тусклыми, только сверкали хрустальные грани, да грустно улыбались купидоны, сверзившись с потолка. Барочные завитки смотрелись тяжелыми, как застывшая смола на изощренно изогнутых деталях интерьера.
Эффутуо провел девочку до своей спальни и широким жестом открыл дверь. Здесь уже прибрались, и даже успели выкрасить в черный те предметы мебелировки, на которые указал Эффутуо. Стекла поменяли. Разбитую люстру заменили точно такой же. Вымели осколки, поставили новые двери и даже успели кое-где подправить обивку. О царившем здесь кавардаке ясно свидетельствовал разве что только сам хозяин замка. То там, то здесь попадались траурные венки и ленты. Декорацию дополняли связки из сушенных летучих мышей.
Демон бросил халат на кресло и осмотрелся по сторонам в поиске необходимых предметов. Достал из шкафа вместительный медицинский саквояж, раскрыв его перед Шиу. Чего здесь только не было: ланцеты, щипцы и зажимы, иглы, нити, и даже циркулярная пила для проведения вскрытия.
- Посиди пока, - сказал Король Порока девочке, раскладывая на чистой салфетке свой арсенал. – Лимонаду не хочешь?

0

25

»  Замок Короля Порока: Парк

Дорога до замка показалась Шиу неимоверно скучной. Удовлетворять свое детское больное любопытство было откровенно не на чем: туман закрыл собой все то, что могло вызвать интерес у юной леди. Поэтому, когда густой белый туман сменился более или менее четкими картинками внутренней части замка, девочка по-своему засияла и принялась, не стесняясь, рассматривать окружающие ее изыски. Понимая, что в другую погоду и при должном освещении все ею увиденное выглядело бы более красиво и красочно, она все же осталась предельно довольна.
Когда мужчина в приглашающем жесте открыл дверь перед малышкой, та, всего лишь на секунду замявшись, осторожно вошла внутрь. В комнате все было не менее роскошно, чем в коридорах. Такое богатство в убранстве Шиу видела впервые, поэтому неудивительно, что с минуту она стояла на одном месте и большими порциями впитывала в себя все увиденное. Мебель, стены, потолок, каждая маленькая мелочь и каждый темный угол комнаты.
От немого восторга даже эфир на секунду отвлекся от своих насущных дел и настолько притих, что Шиу на мгновение показалось, будто он навсегда оставил ее тело - настолько человеческие эмоции заменили собой неприятное ощущение чужого присутствия.
Отвлечься девочка смогла лишь тогда, когда услышала знакомые реальные звуки. Обернувшись, она увидела перед собой необходимое ей медицинское оборудование.
- Спасибо, но я не ем обычную пищу. - тихо отозвалась малышка и благодарно улыбнулась. - Я вообще ничего не ем, так что за меня не переживайте.
Садиться куда-то ей откровенно не хотелось. Среди такой красоты и роскоши она чувствовала себя немного непривычно и боялась своими грязными вещами, а тем более грязной гниющей рукой, что-нибудь запачкать, поэтому чистым краешком манишки стерла густую полупрозрачную гниль с руки, чтобы та не капала на пол.

0

26

К девочке Эффутуо не испытывал жалости, это было чувство сродни исследовательскому интересу. Больше демона интересовал любопытный паразит, из-за которого Шиу продолжала свою странную жизнь после смерти.
Он не видел, но чувствовал его. Это самое странное ощущение могильной «прохладцы», не запах разложения, а нечто другое – то, что люди привыкли именовать «потусторонним», таковым для Эффутуо не являющимся. За долгое существование он успел навидаться разного, и тварей, подобных этой, уже встречал. Каждая из них прилипала к человеку, как плющ, хотела жить, хотела питаться, вытягивала соки из «хозяина», и так продлевала свои дни. Шиу была похожа на маленькое деревце, пораженное недугом. Возможно, более милосердным было бы ее убить окончательно, но демон давно забыл, что такое милосердие. Хотя, иногда и он был способен на весьма странные для него поступки. Их Эффутуо не мог объяснить, меж тем, понимая, что это болезненные отголоски давно утерянного прошлого.
Задумавшись, он невольно мотнул головой. Подхватил оставленный слугами графин, наполнил бокал красным вином, сделал глоток, чтобы смочить горло. Отставил наполовину опустошенный бокал.
В королевской спальне всегда оставляли графин и два бокала, если только его величество не приказывал принести что-нибудь еще. Курения, вина, сладости, обильная пища – все это сопутствовало ублажению плоти и растлению духа. В этом Эффутуо за несколько тысяч лет весьма преуспел.
Краем глаза он заметил, с каким удивлением Шиу смотрит на окружающую роскошь.
- Нравится? – это был вопрос, который задают для того, чтобы продолжать разговор. Конечно, нравится. Кого-то поражала алчность, кого-то гордыня, кто-то изо всех стремился продлить время пребывания здесь, а кто-то, как лич, оставлял невообразимый кавардак. Его, правда, тут же исправляли, и все возвращалось на круги своя. В душноту дурманящих курений и роскошь богатых обивок.
Из короба демон достал аккуратно сложенные бинты и несколько бутылей с бальзамирующим составом. Повязал широкий клеенчатый фартук. «Выпотрошить бы тебя хорошенько, Шиу. Просушить, пропитать. Вышло бы довольно сносно. Как бы сделать это раньше, до того как тело начало разлагаться, не было бы этих проблем. Но придется работать с тем, что есть».
- Это бальзамирующий состав, - Эффутуо поставил бутыль перед Шиу. – Он останавливает процесс разложения. В древние времена им пользовались, чтобы не было такого как у тебя, - он указал на вывихнутое плечо. Задумался. На секунду нахмурился, потер указательным пальцем скрытую под бархатом маски переносицу. – Как мертвому припарка, - усмехнулся. – Но я попробую что-нибудь сделать, - отошел, чтобы зажечь курильницы. Запах смол должен был забить трупный смрад.
- Один мой знакомый таксидермист умел делать такие штуки гораздо лучше меня, - сообщил Король Порока. - Однажды, зайдя к нему в гости, я обнаружил его самого в виде чучела. Теперь он живет в моей кунсткамере, - демон вздохнул как будто бы с сожалением. Подошел к девочке:
– Как говорится, чем богаты, тем и рады, - вооружившись ножом и ланцетом, Эффутуо ловко распорол платье Шиу вдоль по шву, открывая побитое гнильцой детское тельце, затем надрезал разорванную кожу, из которой вылилось еще какое-то количество смрадной жидкости. Это  его величество нисколько не смущало. Он был предельно внимателен, как хирург аккуратен и бережен. Плечевой сустав оказался на виду. Сухожилия уже не держали кости, поэтому было немудрено, что Шиу походила на куклу с разболтавшимися шарнирами.

+1

27

Вдоволь налюбовавшись красотами комнаты, Шиу окончательно переключилась на набор медицинских инструментов. Многие из них были ей уже знакомы, а некоторые девочка видела впервые и даже представить себе не могла, для чего они могли служить. Особого страха перед холодным железом она не испытывала, как не испытывала и страха перед болью, которую не чувствовала уже достаточно давно.
Любопытно было посмотреть, как Эффутуо будет справляться с непослушным хрупким телом. Многие до него пытались сотворить с плотью что-то невообразимое, чтобы она всегда, ну, или хотя бы на долгое время, оставалась относительно свежей. Однако, все попытки были тщетны. Ничто не могло спасти мертвое детское тело от скоропостижного сгнивания. Стоит ли говорить, что некоторые из наиболее неудачных "спасителей" пытались вытащить из тела Шиу прочно засевшего эфира. Эти попытки также терпели крах, а малышке каждый раз приходилось искать себе нового увлеченного, в надежде найти хоть какой-то действенный способ жить дольше.
Вновь подняв взгляд на Эффутуо, девочка успела заметить бокал с вином в его руке. Понимая, что небольшое количество алкоголя никак не повлияет на ее собеседника, Шиу с иронией отметила про себя то, что при жизни после такого она под нож не далась бы ни в какую.
- Очень. - с блаженной улыбкой на лице ответила мертвая, все еще занятая мыслями о своем прошлом.
Следя за каждым движением мужчины, девочка невольно сравнивала его с теми, кто раньше пытался спасти ее от неминуемой, окончательной смерти. Она прекрасно понимала, что в большинстве своем ей помогают не из жалости, а личного практического интереса. Шиу это волновало ровно настолько, насколько судьба девочки волновала самих "помогающих" - ей было откровенно наплевать, да и к чему себя обманывать? В любом случае она получает то, что ей необходимо.
- Это бальзамирующий состав.- услышала малышка и удивленно округлила глаза. Такого ей раньше никто не предлагал.
Аккуратно взяв банку в руку, Шиу с интересом стала ее разглядывать, слушая при этом, что ей говорят.
- Все же странные у вас знакомые.. - отрешенно заметила малышка, все еще вертя состав в руке. - А надолго он сохраняет тело? И, что, при этом его надо полностью выпотрошить?
Внезапный интерес к непонятной жидкости мог означать только одно - Шиу явно что-то удумала, а судя по блеску в ее глазах, удумала она что-то очень нехорошее.
Пока Эффутуо занимался плечом мертвой, сама она пыталась вспомнить адрес одной своей знакомой, которой внезапный подарок в виде девятилетней гнилой девчушки будет очень кстати.

0

28

- Первыми гниют внутренности, - между делом заметил Эффутуо, взял банку из ладони девочки, открутил крышку и хорошенько смочил образовавшуюся полость, после того как тщательно вычистил ее. К вони курений и гниющей органики примешался бьющий в нос, густой травянисто-альдегидный запах.
– Со связками у тебя совсем плохо. Сустав будет вылетать, с этим уже ничего не сделаешь. Поэтому постарайся не шибко резко дергать рукой. Тебе надо беречься, и чем дальше, тем больше, - вздохнул демон. Отложил скальпель. Какое-то время молчал, думая об этом маленьком  существе, которое несмотря ни на что хочет жить. Потом принялся вправлять сустав.   Тот встал на место легко, но точно так же легко мог вылететь в любое время от слишком резкого движения. Эффутуо взял заранее подготовленную иглу, чтобы сшить ошметки соединительной ткани.
– Поэтому для того, чтобы сохранить все в лучшем виде, внутренности сначала вынимают, а потом уже работают с тем, что есть, - перестав возиться, он поднял голову и посмотрел в глаза Шиу. Недолго. Секунда – две. Работа похлеще той, что он делал с собой каждые два-три дня, но и в этом случае приходилось повозиться. Хотя, проблема была немного иной.
Жидкость из банки заполняла полость, пропитывая ткани.
- Если постараться и работать с этой штукой правильно, то тело сохранится надолго, но будет сухим и, возможно, хрупким. В общем, требуется предельное внимание и аккуратность, - тон не был нравоучительным. Он как будто делился опытом с младшим коллегой.
- Можно еще прибегнуть к магии. Но это тебе нужно было бы поговорить с каким-нибудь некромантом. Хотя, большинство из них просто способны на иллюзии. А за ними, все то же – сухие кости, гнилые тела, торчащие ребра. От смерти не убегает никто, и даже после смерти. Я, конечно, предложил бы тебе остаться здесь и что-нибудь придумать вместе, но это, наверное, неинтересно? – ярко-голубые глаза в прорезях маски сощурились. Эффутуо отставил банку на стол.
Королю Порока просто хотелось новую игрушку. А кукла бы вышла из Шиу просто замечательная, и он точно знал, в какие платья и наряды стал бы обряжать это мертвое тельце, после того как привел бы его в относительную норму, заменил скальп и кое-что перешил.

+2

29

С каждой минутой Шиу все больше и больше доверяла мужчине, который так увлеченно ковырялся в ее руке, раз и навсегда переставшей быть хоть чуточку полезной. Понимание того, что ей осталось уже совсем немного, в момент сделало из жизнерадостной милой девчушки старую куклу, которую уже давно собирались выкинуть, но еще не выкинули. Может быть из-за того, что привыкли.
Попытки Эффутуо продлить строго отведенный срок существования тела вызвали у Шиу болезненное желание сказать: "Что ж ты делаешь? Оставь, это все равно бесполезно". И, к сожалению, только она знала, что это действительно бесполезно и, возможно, поэтому не хотела говорить такое. Если бы у нее была возможность, она бы обреченно вздохнула, но даже этого малышка сделать не могла. Что-то ей подсказывало - легкие уже давно съедены эфиром.
И все же, не смотря на правду, она следила за каждым движением Эффутуо, внимательно слушала его наставления и старательно их запоминала. Мысли о том, что теперь бегать по дорогам придется аккуратнее, полностью заслонили собой печальные мысли о скором расставании с тем, кто так любезно предложил ей свою помощь.
- Хорошо, буду теперь более аккуратной,- улыбнулась малышка мужчине.
Однако, последняя фраза Эффутуо заставила девочку нахмуриться.
- Ну, а почему бы и не предложить? Мне все равно идти некуда, а, если я не доставлю вам много проблем, то могла бы и остаться, - Шиу не хотела навязываться, но чувствовала, что это ее единственный шанс. - Только... - малышка внимательно-строго посмотрела на мужчину. - можете мне кое-что пообещать?

0

30

- Я буду помнить, что ты пообещала, - большим пальцем левой руки Эффутуо разгладил пузырящуюся кожу на плече Шиу.
Когда-то очень давно эти руки должны были исцелять. То, что он делал теперь, было жалкой пародией на сострадание, попыткой склеить разбитую игрушку, в который раз нарушив неприложный закон природы. И убедиться  в том, что нарушить его нельзя.
Впрочем, все его существование было таковым. Бесконечно длящийся фарс, игра в подмены всего и вся. В невообразимо скучной череде всевозможных извращенных развлечений, изощренных забав, он все равно продолжал быть одиночкой, бредущим сквозь ледяную пустыню, несмотря на все могущество.
«Пусть мёртвые сами хоронят своих мертвецов» - вспомнив это, Эффутуо усмехнулся сам себе, лицо словно рассекла кривая трещина. Под черным бархатом маски брови сошлись на переносице. Демон нахмурился, его работа стала еще более сосредоточенной. Аккуратно соединяя края мертвой плоти, которая норовила расползтись в подобие киселя под пальцами, он легко, вопреки тому, что чувствовал, сказал:
- У меня, как ты сама заметила, все знакомые странные. Мало кто из них действительно доставляет мне проблемы, - усмехнулся Король Порока. Кое-кто действительно теперь не доставлял никаких проблем.
А еще ему нравилась эта форма. Это подпорченное гнильцой ощущение детской чистоты и наивности. Это тельце, расползающееся от стремящейся к бесконечности энтропии. Эта иллюзия заботы и опеки.
– Что пообещать? – аккуратно сшив края дыры на плече, Эффутуо обрезал нить. Чуть слышно щелкнули ножницы.
Он отстранился, чтобы полюбоваться делом рук своих.  Вышло вполне сносно. Его величество тщательно вытер руки салфеткой. А потом принялся сосредоточенно пропитывать широкую полосу приготовленной ткани бальзамирующим составом, чтобы перевязать плечо Шиу.

0

31

Под конец потеряв всяческий интерес к маленькой операции, Шиу еще раз оглядела комнату. "Интересно тут было бы поиграть, наверно", - подумала она, но тут же тряхнула головой, отгоняя ненужные мысли. Малышка всегда считала, что детские забавы слишком утомительны. А вот ломать себе конечности и после этого обзаводиться новыми "друзьями", действительно, куда как интереснее.
Свободной рукой убрав за ухо черный локон, малышка  взглянула на проделанную Эффутуо работу. Плечо, пусть и выглядело достаточно приемлемо, но ощущалось совершенно по-иному. Шиу уже перестала чувствовать руку, как часть себя. Сейчас это был просто пришитый к телу кусок плоти, как если бы к дереву привязали поднятую с земли ветку, в надежде, что она прирастет.
- Раз так, то буду рада у вас погостить немного, - тихо произнесла мертвая и вновь пристально посмотрела в глаза собеседника. - Пообещайте, что поможете мне с телом, когда я вас попрошу, - девочка кивнула на банку с жидкостью, которая сейчас неприятно холодила тело изнутри. - И еще пообещайте, что не будете расстраиваться, если я вдруг уйду. Я обязательно вернусь, но...может быть, вы меня не узнаете.
Объяснить ситуацию детским языком было достаточно трудно, поэтому Шиу могла лишь надеяться, что Эффутуо ее поймет и поймет правильно.
Сейчас девочка очень надеялась на странную особенность эфира запоминать что-то из жизни используемых им тел. Как, например, она знала нескольких людей, о существовании которых и не подозревала при жизни. Было бы очень кстати запомнить того, кто помог ей, чтобы следующее тело тоже имело возможность жить дольше, и неважно, кто это будет.

0

32

В молочно белом тумане за окнами королевской спальни сновали туда-сюда незримые тени. Замок облачился в траурное убранство, плакальщики завывали от души. Его величество сделался задумчив, как будто мысленно решал серьезный вопрос. Таким его видели редко. Он думал о людях и их заботах. Вспоминал случайно подсмотренные кадры связи Андраша и его сестры, в тысячный раз пытаясь разобраться в природе привязанностей. Иногда от человеческих чувств перепадало и ему. Люди любили, заботились, его величество смотрел и играл.
Не слишком ли много обещаний? Эффутуо остановился, бинтуя плечо Шиу. Левой рукой он держал на весу пропитанный бальзамирующим составом бинт, правой прижимал край ткани. Демон задумался. Потом наконец сказал:
- Хорошо, - ответил он на обе просьбы сразу. Голос Короля Порока прозвучал чуть хрипло и глухо. – Я помогу тебе с телом и не буду расстраиваться, если ты вдруг уйдешь, - он повторил сказанное девочкой почти слово в слово, и что-то шевельнулось внутри. Кольнуло под ребро. Отдавать Шиу не хотелось.
Ко всему, что попадало в пределы досягаемости Короля Порока, ко всему, что хоть как-то интересовало его, он испытывал неуемное чувство собственничества, болезненную ревность, и так просто не отпускал. Это была равноценная замена неспособности любить – привязанность дикая и необузданная, пресловутое «мое», которое, впрочем, иногда приносило не такие уж плохие результаты.
Когда-то давно в чумном городе Асмодей, сам не зная почему, спас ребенка. Лич Андраш предсказал, что тому осталось совсем недолго, но это мало волновало демона, в замке которого почти все были так или иначе мертвы. Кудахтая и вздыхая, придворные толпились вокруг орущего, посиневшего от натуги младенца, а потом у одной из шлюх, утопившей в канаве собственного ребенка, нашлось несколько капель мертвого молока. Иногда замок оглашал детский плач, а лунными ночами каждый второй мог поклясться, что слышал смех и топот маленьких ног. Призрачный мальчишка лет пяти носился по стылым, сверкающим коридорам замка, мял траву в саду, плескался в фонтане и бросал камешки в пруд.
- Какое тело ты предпочла бы в следующий раз? – он продолжил свое занятие. Закрепил край бинта. – Тебе надо сменить одежду. Платье никуда не годится, Шиу. Давай подберем тебе что-нибудь покрасивее?

0

33

Девочка была полностью удовлетворена ответом Эффутуо. Теперь она могла хотя бы на некоторое время расслабиться и не переживать по поводу своего тела.
- Спасибо, - с искренней благодарной улыбкой произнесла мертвая.
Первый раз за многие годы кто-то согласился помочь ей. Правда, каждый раз Шиу оказывалась в разных телах, но каким-то странным образом понимала, как нелегко каждому из них было бороться за свое жалкое и, по сути, бесполезное существование.
Рефлекторно вздохнув, девочка еще раз взглянула на свое плечо.
- И за руку спасибо, - не забыла и про это малышка, из интереса коснувшись пропитанных вонючей, как ей показалось, жидкостью бинтов.
Шиу не знала, как можно отблагодарить Эффутуо за его помощь. Скорее всего он и понятия не имел, какую значимость приобрел для мертвой маленькой девочки.
- Обычно я тела не выбираю, - отрешенно ответила девочка. В очередной раз, вспомнилась женщина, которая последнее время занималась подбором тел для Шиу. Мертвая тут же коснулась подвески с духом у себя на шее, будто бы проверяя ее наличие. - Так что мне все равно, - закончила девочка.
Предложение сменить грязную рваную одежду на новую заставило ее отвлечься от всех мыслей, кроме как о своем внешнем виде. Только сейчас Шиу заметила, что запачкана не только ее одежда, но и она сама - после падения ладони и коленки были все в земле.
- А у вас есть вещи моего размера? - поинтересовалась мертвая, разглядывая грязную ладонь. - И можно я еще руки помою? - улыбнувшись, спросила Шиу: хочешь-не хочешь, но ходячий труп тоже имеет право на личную гигиену.

0

34

В коридоре слышалась возня.  Под дверью королевской спальни  какой-то молодец  в завитом парике, съехавшем набекрень лез под юбку очередной девке. Девка была не против, но жеманилась исключительно хорошо и со вкусом, что больше и больше заводило ее ухажера. Наконец глухой стук возвестил о том, что девица была поймана и прижата к двери. Последующие шорохи красноречиво свидетельствовали, что щеголь нашел свой ключик от королевства, расположенного у девки между ног, и теперь практиковался в открытии замков.
Лицо Эффутуо снова озарилось извечной скошенной улыбкой. Глаза демона посветлели. Благодарность Шиу была ему приятна, только вот его величество отлично понимал, что с таким же успехом можно было благодарить за что-нибудь более противоестественное, чем починка мертвого тела. За поедание живьем, например.
- Конечно, есть. Чуть позже  у тебя будет возможность выбрать, - он снял фартук, быстро свернул и бросил на пол, кованные металлом каблуки отбили четкую дробь по мрамору. Король Порока распахнул двери в купальню.
Огромная, утопленная в полу ванна была наполнена чистой водой, белесый свет заливал окружающее пространство, дробясь в витражных высоких окнах и паре ростовых зеркал, перед которыми он иногда часами простаивал обнаженным, утоляя нарциссическую похоть. 
Здесь стояли несколько кушеток, скамейки для слуг. Стены были украшены не хуже, чем в спальне. В воздухе витал слабый солоноватый привкус крови. Створка одного из шкафов, находящихся  в нише, была захлопнута вместе с чьими-то пальцами.
- Вот здесь, - Эффутуо указал на большой молочно-белый декоративный таз для умывания. В кувшине была чистая родниковая вода с лепестками роз, сдобренная лавандовым и ромашковым экстрактами. Другой Эффутуо не умывался. На стеклянной полке другого шкафа в большой прозрачной емкости, в специальном растворе хранились куски недавно одолженной у кого-то кожи. Судя по текстуре и гладкости, юношеской или женской.
Обхватив Шиу за талию, его величество поднял девочку на скамейку, чтобы она достала до таза, взял кувшин и аккуратно полил на маленькие, запачканные в садовой грязи и гнилостной  жидкости руки.
Ему самому не мешало бы привести себя в порядок, но с таким интересным живым экспонатом, демону было просто не до того.
Платья по размеру Шиу у его величества в гардеробе действительно были. Некоторые из них шили на заказ для тех, кто боялся взросления и своим инфантилизмом принесли немало бед. В замке Короля Порока эти бедолаги оказывались неизменно в детском обличии, как бы потом не стремились вырасти и исправить случившееся. С ними забавлялись по-своему, откармливали пирожными до отвалу, забрасывали игрушками  и никогда, ни единой минуты их странного нового бытия не воспринимали всерьез, даже, когда они кричали от боли и просили прекратить. Таков был один из законов этого мармеладного ада, разукрашенного в слащавом рокайльном стиле.

0

35

Шиу не стала спрашивать, откуда у ее собеседника одежда нужного ей размера. В конце концов у каждого есть свои скелеты в шкафах, и про скелеты Эффутуо мертвая предусмотрительно решила не интересоваться. С эфиром на пару они сошлись на том, что одежда есть и уже хорошо.
Отзвуки внешнего мира, находившегося за пределами спальни, и до этого никак не заботившие маленькую гостью, все еще пролетали мимо области ее восприятия. То, чему улыбался мужчина, Шиу было неведомо и попросту неинтересно. Сейчас маленькую полусгнившую девочку, обосновавшуюся в доме незнакомого, по сути дела, мужчины, заботило исключительно то, что у нее грязные руки. Не больше и не меньше. Благо, чистоплотность признавалась всеми без исключения живыми и неживыми существами не зависимо от места их обитания.
К слову, "чистоплотность" в доме Эффутуо сопровождалась если не парадами в честь, то по крайней мере вызывающе роскошными предметами личной гигиены. Может быть Шиу чего-то в этой жизни недопонимала, но вода с цветочным ароматом и лепестками роз казалась ей чем-то  непонятным и совершенно недоступным. Аромат, однако, был исключительно приятный.
Отмыть руки оказалось не так просто, как хотелось. Пришитая рука может быть больше и не норовила оторваться, но вот слушалась она плохо. Приходилось постоянно поддерживать ее рабочей левой рукой и ей же делать все, что удобнее и привычнее делать двумя.
"Проще было оторвать", - мелькнула шальная мысль, но тут же улетучилась - зря что ли над починкой так недолго, но бились некоторые.
Закончив с мытьем рук, девочка наскоро вытерла грязь с колен и спрыгнула со скамейки на пол, на этот раз решив не дожидаться помощи. Только после этого Шиу поняла, что уже подзабыла про обещание быть аккуратнее в своих действиях. Стыдно ей не стало, но все же так она решила больше не делать.
- У вас прямо все есть, - подметила мертвая и, склонив голову на бок, задала вопрос, который уже давно зрел где-то на задворках ее сознания. - Даже маска на лице..Зачем она?

0

36

Демон дождался, пока девочка закончит с мытьем рук, укоризненно поджал губы, когда она спрыгнула со скамеечки. Жестом позвал Шиу за собой. Оказавшись снова в спальне, Король Порока резко распахнул дверь, чем испортил любовную забаву своим верноподданным и громко гаркнул четыре слова:
- Платье! На нее! Живо! – тон голоса прозвучал отрепетировано капризно, с должным наличием гнева и спеси. После чего последовал усталый вздох. Исполнять одну и ту же роль изо дня в день на протяжении тысячелетий – крайне нелегко.
Девица закудахтала и, кое-как оправив юбку, подвязав чулки, стремглав понеслась прочь по коридорам королевского дворца. Быстро-быстро как кастаньеты застучали каблуки. Кавалер, разумно опасаясь королевского гнева, ушел в тень декоративных ниш.
Маленькая мертвая девочка спрашивала Короля Порока, почему тот носит маску. Не так давно оборотень Десидерио хотел увидеть то, что прячет его величество. Возможность увидеть лицо демона стало платой за желание Эффутуо получить вуайеристское удовольствие – наблюдать как женщину покрывает зверь. Тогда Король Порока  согласился, а Десидерио не нашел ничего отвратительного в «червоточине», от которой не мог избавиться демон. Она мучила его спесь, изводила гордыню несовершенством, напоминала о пережитом позоре и была одной из причин тихой, изнуряющей волчьей тоски. Ведь мало кто любит смотреть на оборотную и неприглядную сторону медали.
Какое-то время Эффутуо молчал. Дети умеют задавать неудобные вопросы.
- Старая рана, когда-то очень давно, - его величество, вкратце озвучив этот правдивый факт о пощечине, полученной от некоего архангела, полагал, что отделается таким простым ответом и Шиу хватит ума не донимать его дальше. Болезненная гордыня и нарциссизм заставляли его всеми способами прятать это уродство, тщась надеждой на сохранение прежней, ангельской привлекательности. Безусловно, это ему удавалось, но как и положено Пороку с одной стороны демон был прекрасен как ни один смертный, с другой – просто отвратителен.
Девица вскоре вернулась с двумя нарядами – платьями из черного атласа с короткими юбками на жестком кринолине. К обоим прилагались панталоны, отделанные атласными лентами и кружевами и шляпки с шелковыми бантами, розами и перьями.
- У нас траур, - пояснил Эффутуо для Шиу. – Ничего не поделаешь, регламент, - после чего обратился к девице:
- Помоги ей одеться.
Взглянув на мертвую девочку повнимательнее, та немного побледнела, но приказ есть приказ, поэтому на ее лицо довольно быстро вернулась вежливая улыбка. Где бы ни был, что бы ни делал, Эффутуо так или иначе причинял всем окружающим неудобства да мучения.

+1

37

Оправив разрезанную лямку грязного провонявшего платья, Шиу поспешила вернуться за мужчиной в спальню. Сцена за дверью нисколько не смутила малышку. Наоборот - ей стало до крайности интересно, за чем этих двоих застали врасплох. Выглядывая на них из-за спины Эффутуо, девочка как-то глуповато хлопала глазами и думала о том, что с ней он до этого вел себя совершенно по-иному. Спокойный уверенный голос ломался от капризных ноток и гневных интонаций. Шиу не видела лица мужчины, но живо и ярко могла его представить. От такого перевоплощения ей стало немного не по себе, но малышка очень сильно надеялась, что Эффутуо просто таким образом шугает своих горе подчиненных.
К моменту, когда парочку неудачливый любовников разогнали по углам, девочка уже не надеялась получить ответ на свой вопрос - слишком, на ее взгляд, долгим было молчание. Но ответ последовал, пусть от него и пропало всякое желание расспрашивать дальше. Четкий и короткий, он будто пристыдил девочку за ее невежество и излишнее любопытство. Поджав губы, Шиу опустила взгляд в пол, хотя руки чесались снять эту нелепую и ненужную маску. И даже не для того, чтобы посмотреть, что под ней. Просто девочке она казалась крайне неуместной.
В это время в комнату примчалась девица с ворохом тканей в руках, которые, как оказалось, были обещанными нарядами. Таких мертвая еще никогда не видела. Множество оборок, лент и кружев вызвали у девочки новую волну немого восторга. Декорированные перьями и бантами шляпки служили больше украшением, чем предметами с определенным набором функций. Насыщенные черные ткани блестели, а тонкая паутинка изысканных кружев оттеняла собой блеск атласа, делая его еще более струящимся и роскошным.
С каменным лицом, не в силах больше держать наигранно-приветливую улыбку, служанка отвела Шиу в гардеробную и принялась ее  переодевать. Касаться пропитанного гнилью платья ей было противно, но она старалась держаться как можно более учтиво к нежданной гостье. Избавив девочку от того, во что превратилась ее одежда, девица помогла мертвой разуться и принялась расправлять черные шелковые панталоны.
Сняв платье, служанка этим открыла взору бледное тельце девочки, которого смерть коснулась чуть больше, чем все остальное. Синюшные участки на бедрах, животе и спине создавали ощущение, будто малышку долго избивали. Съежившись, Шиу попыталась хоть как-то прикрыть эти посмертные отметины, но лицо повернувшейся служанки, наполненное удивлением и ужасом, говорило само за себя. Хотелось поскорее одеться, чтобы скрыть весь этот кошмар.
Собрав волю в кулак, служанка спешно принялась одевать Шиу, стараясь не задерживаться взглядом на сине-фиолетовых синяках. Девочке оставалось лишь вовремя поднимать руки и ноги, пока она обрастала все большими слоями красивой и приятной на ощупь ткани.
Сделав вид, что все в порядке, мертвая повернула голову к открытой двери в спальню, пока служанка затягивала множественные ленты на платье.
- Траур? - уточнила Шиу, опять забывая о том, что она слишком много разговаривает.
С костюмом было покончено, и у девочки создалось такое впечатление, будто у бедной служанки гора с плеч упала - так далеко она отошла от мертвой. Улыбнувшись про себя, малышка вышла из гардеробной и, нашарив взглядом большое зеркало в резной раме, с восхищением уставилась на свое отражение. На ней красовалось абсолютно черное атласное платье до колен и с пышной юбкой, украшенной оборками с большими бантами. Верх платья был также отделан бантами поменьше и шнуровками по бокам. Небольшой квадратный вырез, обшитый узким кружевом, открывал шею и ключицы. Длинные рукава фонарики заканчивались кружевным манжетом. Из под юбки виднелись шелковые панталоны, затянутые над коленями темно-синей лентой. Голову девочки украшала небольшая шляпка, надетая чуть на бок, с цветком из мягкой сетки и широкой темно-синей лентой. Волосы были убраны под нее, а на шею было повязано кружево с нашитой камеей из слоновой кости.
Восторг от обновки был настолько велик, что на секунду могло показаться, будто на щеках девочки появился румянец, губы налились кровью, а глаза приобрели свой природный оттенок свежей зелени. Со счастливой улыбкой она посмотрела на Эффутуо.
- Оно такое красивое! - радостно произнесла малышка. - Спасибо!
Повернувшись обратно к зеркалу, Шиу повертелась перед ним немного и поняла, что поскорее хочет померить и второе платье. От чего-то ей показалось, что оно еще прекраснее и смотреться будет еще лучше.

Отредактировано Шиу (2010-07-21 14:51:59)

+1

38

- Траур, - подтвердил Эффутуо, уголки губ опустились вниз, лицо исказилось в скошенной набок гримасе. Понять, было ли это недовольство или действительно скорбь, не представлялось возможным. Эффутуо кривился так, когда был чем-то недоволен, скучал или предавался меланхолии. Обычно все это заканчивалось какими-либо выходками, чудачествами Фредерика в попытке развеселить Короля, изощренным издевательством над слугами и подданными или же всем сразу в различных комбинациях. Если Эффутуо было тошно, тошно становилось всем. Если Король веселился, все обязаны были веселиться вместе с ним, и только некоторым было позволено не рисовать на лице идиотские улыбки или притворные слезы.
– Погиб мой давний приятель, - объяснил демон, поскольку решил, что: во-первых, для шумихи и паники пока не время (мало ли что кому девчонка потом может взболтнуть); во-вторых, вряд ли Шиу поймет весь масштаб развернувшейся на этих подмостках трагикомедии, а в-третьих – чтобы не объяснять кто такой Король Чумы и чем он был настолько примечателени почему из поминовения устроили подобный цирк.
Впрочем, Эффутуо устроил бы оный и из собственных похорон, если бы таковые случились.
- Ты очень красивая, - заметил Король Порока, ни сколько не солгав мертвой девочке. Должно быть, та при жизни была чудесным ребенком, ну а что до тлена, то он никого никогда не красит. Все гармоничное обращается в уродливое, красота – в прах.
Пока несчастная горничная возилась с бантами и лентами второго платья, его величество что-то искал в гардеробной, потом отлучился, чтобы привести себя в должный вид. Вид собственных порванных штанов раздражал Короля Порока все больше и больше, грозя обратиться настоящим кошмаром для и без того расшатанных нервов. А может быть он только в это играл…
Девица, прислуживавшая Шиу, уже смирилась со своей судьбой, поэтому тихонько ждала со вторым платьем наготове. Старалась не воротить нос, улыбка приклеилась к лицу намертво. Эффутуо же, через некоторое время появившись на пороге, любовался разряженной в шелка девочкой, которая действительно была похожа на куклу. Если бы только не тлен… Он в который раз пожалел о том, что ему Шиу досталась именно в таком состоянии, но утешил себя, памятуя ее слова о скорой необходимости поиска нового тела.  Присев на корточки позади Шиу, демон мягко положил ладони на ее плечи и одним прикосновением поцеловал в щеку. Странная, фантасмагоричная картина отразилась в огромном королевском зеркале.

0

39

Радости девочки не было предела, довольная улыбка не сходила с ее обескровленный губ на протяжении всего времени, что она любовалась своими обновками в большом позолоченном зеркале. Маленькая куколка, такая же бледная и хрупкая, разодетая в кружева. Ее можно было посадить на полку, и она сидела бы на ней, улыбаясь своей чистой светлой улыбкой, довольная сама собой. Казалось, что ничто сейчас не может испортить настроение малышки, получившей то, о чем в ее возрасте можно только мечтать. Даже траур, в честь которого Шиу подарили  подобную красоту, не мешал ей чувствовать себя как никогда прекрасно.
- Жаль.. - тихо произнесла малышка, даже не задумываясь о том, чтобы поинтересоваться о подробностях - не до того ей было.
Сейчас девочка живо представляла себе большой украшенный зал со множеством людей в не менее прекрасных нарядах, чем она сама, танцующих и веселящихся, и себя, идущую под руку со своим кавалером. Ловя на себе восторженные взгляды, малышка смущенно опускает взгляд в пол, а мужчина, крепко и уверенно держащий ее за руку, увлекает за собой в танец, заставляя забыть обо всем на свете. И если бы все это оказалось правдой...
От приятных фантазий Шиу отвлек голос Эффутуо. Услышав в свой адрес подобный комплимент, она тут же вспыхнула, хотя щеки мертвой так и остались мертвенно-бледными. Смущение девочки выдало лишь то, что она сжала в кулачки ткань на юбке. Еле слышно произнеся одно единственное "Спасибо..", Шиу повернулась к мужчине, но в комнате его не оказалось. В зеркале она не заметила, как Эффутуо скрылся в гардеробной. Мертвая бросила короткий взгляд на горничную, которая уже была готова одеть на девочку второе платье, но та мотнула головой, давая понять, что с первым платьем она пока расставаться не собирается.
В это время из гардеробной вышел прекрасно одетый молодой человек, и Шиу смогла признать в нем полноправного владельца окружающей ее роскоши. Оглядев Эффутуо с ног до головы, малышка одарила его прелестной улыбкой.
- Вы тоже очень красивый, и красный цвет вам к лицу. - ответила комплиментом на комплимент мертвая, посчитав, что он должен быть не менее приятен мужчине, как и его был приятен девочке.
Мертвая повернулась обратно к зеркалу и тут же почувствовала на своих плечах руки мужчины. От легкого прикосновения губ к холодной щеке глаза Шиу удивленно расширились, а сама она почувствовала себя очень неловко. Слишком много внимания было оказано девочке, которая ни разу, ни в одной из жизней, не слышала и не чувствовала ничего подобного. Она совершенно не знала, что ей сказать или сделать, и ее смятение было прекрасно заметно.

Отредактировано Шиу (2010-08-06 07:09:25)

+2

40

Любоваться. Мять черный шелк, сжимать костлявыми пальцами худенькие плечи. Невзначай прислониться щекой. Дитя, которого никогда не было и не будет. Подспудная тоска, застрявшая в ребрах. Злость и желчь. Эффутуо распрямился, отпустил девочку. Улыбнулся остро, опасно, широко, показав два ряда ослепительно белых зубов, как у старика со вставной челюстью.
В нем все было идеально до омерзения, отвратительно блестяще, выхолощено. Кроме одного. Этой первозданной злобы. Дикой, необузданной ненависти ко всем и вся.
Так, страдающий от боли человек ненавидит тех, кто танцует и смеется, потому знает,  - он никогда уже не будет танцевать, им не ровня.
Шиу назвала его красивым. Бедное дитя. Если бы она только знала, что внутри, в душе он смердит похлеще этой мертвой. Иссушен собственной злобой и заносчивостью, изъеден язвами ревности, исковеркан чужими желаниями и так нестерпимо, беспредельно... любит и желает их. Чувств. Эмоций. Всхлипов. Стонов. Смеха. Проклятий. Боли. Всего, что есть люди, когда они переступают черту приличий и становятся самими собой.
- Спасибо, - тихий голос прозвучал шипением, шорохом пустынного песка, движением змеиного тела в крупинках золота. - Спасибо, милая, - и он наклонился снова, чтобы поцеловать ее в бледную, холодную, похожую на гипсовую корку щеку.
Они заключили договор. Простой договор в несколько условий. Она приходит иногда к нему в этот замок, полный мертвецов, он дает ей новое тело. Иногда они радуют друг друга такими моментами, как сейчас. Как радуют друг друга калеки, обнимая культями, целуют безгубыми ртами, трутся о щеку друг друга провалившимся носом.
Эта жизнь, или пародия на ее, была не так уж плоха. Чего еще желать тому, кто не способен любить, но лучше всех умеет ревновать и ненавидеть?
- Что ж, можешь развлекаться, как тебе будет по душе, - хитрость лисицы, сладость елея на устах. - Мари позаботится о тебе, - демон кивнул на служанку, которую обрекал страдать от смрада, изображать вежливость. - Покажет замок. Если чего-то захочешь, спрашивай у нее. Думаю, она тебе не откажет. Правда, Мари?
Девице оставалось только кивнуть и спрятать почерневшие от обиды глаза, да прикусить губу, покрепче.
Получив одно, его величество намеревался получить другое. Выходя из спальни он бросил на Шиу полный какой-то странной, желчной тоски взгляд, хоть на губах Короля Порока играла уже привычная, сладкая улыбка, которая была бы еще приторней и слаще, если бы не извечная кривизна.

» Оперный театр "Frenesia"

+3


Вы здесь » Лабиринт иллюзий » Круг I: Тщеславие » Замок Короля Порока: Спальня


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC