Лабиринт иллюзий

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лабиринт иллюзий » Заживо погребенные » Закон жизни


Закон жизни

Сообщений 21 страница 40 из 47

21

Лисс прислушивался к мыслям вампира, и, кажется ,понял что ему действительно удалось задеть за живое своего убийцу. Как это должно быть смешно. Даже после смерти доставать того, кто тебя убил. Быть этаким призраком, голосом совести... или чем-то схожим. Если бы он только знал, как и мне неприятно это соседство. Я о нем тоже не просил, да и врагу не пожелал бы подобного. А что теперь? Что толку делать теперь?
- Если бы я мог уйти, то давно ушел бы. Думаешь, мне доставляет удовольствие твое общество? Думаешь, оно вообще кому-то доставляет удовольствие? Ты думаешь, я не знаю что это такое? А тебе не кажется, что ты не один у кого украли жизнь? Ты теперь воруешь жизни у других. А для чего? Какая конкретно поставленная цель у твоего существования? И не надо плакать, не переношу истерик, веришь?
Как эстонское эхо повторил услышанную ранее фразу. Да, в ней была некая ирония. Но ехидство, как и истерики их положения не облегчают. Да уж... ситуация не слишком положительная. А что самое грустное, я слабо представляю, как от нее отделаться. Убить это существо? Тогда мы оба окажемся в равной степени мертвыми. И я уже врятли получу обратно хоть одно из своих тел. Пока размышлял Лисс выпал из реальности и обратно включился лишь тогда, когда его новое тело коснулось другого существа. Почти болезненное ощущение сковало сознание, и элементаль встрепенулся.
- Ну уж нет!
Рычащий голос в сознании вампира и рывок, восстанавливая собственный контроль над телом. Если уж он здесь заперт, то в его присутствии вампир ничего подобного делать не будет. По крайней мере, до тех пор, пока его сознание имеет достаточно сил. Взмах рукой и порыв ветра оттолкнул девушку назад. Упадет она, или просто отступит, это Лисса волновало меньше всего. Еще один взмах и между этими двумя существами опустилась прочная как камень, и прозрачная как вода - преграда. Ну а теперь последняя капля. Поднять голову, и взглянуть на пленницу глазами вампира.
- А вам, молодая леди, пристало заниматься своими делами, а не слушать треп престарелого актера, который всегда играет чужие роли. Брррысь отсюда...
Ну, по крайней мере если она опять предпочтет поваляться в обмороке между ними останется достаточно крепкая преграда.
- А теперь ты... Ты, клыкастый, нанес мне едва ли поправимый ущерб. По твоей милости я вынужден или погибнуть, привязанный к твоему телу, или прозябать в нем вечность. А у меня НЕТ на это времени. И, поверь мне, ты не знаешь что такое настоящая смертность. Твоей гадкой душонке суждено переродиться после смерти тела. В любом случае, и каким бы ты ни был... Я не знаю во что точно, но, надеюсь, это что-то будет достаточно мерзким, чтобы соответствовать твоему внутреннему миру. Мне этого не дано. Мы живем только один раз, а после наши души так же растворяются в той стихии, из которой мы пришли. Некоторым конечно удается урвать второй шанс, и по-быстрому во что-то на время вселиться. Но это не жизнь. Так вот, ближе к теме. Так как ты мне задолжал примерно пару, тройку миллионов лет жизни, то, давай решать вопрос по-хорошему. Или ты помогаешь мне вернуть то, что принадлежит мне, или мы заканчиваем этот разговор здесь и сейчас, вместе с твоим существованием, чтобы дальше не тяготить мир своим присутствием. Что ты выберешь?

+1

22

Едкий хрустальный смех. Словно осколки старой вазы, нечаянно упавшей с серванта, коснулись земли своими острыми краями, чтобы разлететься во все стороны. Горничная давно скрылась в неизвестном направлении, и ее исчезновение словно заставило вампира протрезветь. Точнее будет сказать, не само исчезновение, а его предпосылки. Сначала нелепый кувырок на диван, после которого девчушка никак не могла вернуть задравшуюся на голову юбку на место, потом возникшая словно ниоткуда воздушная преграда. Слова элементаля. Истерика схлынула, а голод усилился. Элементаль растрачивал силы, а вампир никак не мог их вернуть. А еще он вдруг понял, что может ловить его мысли. Ведь элементаль тоже мыслил и его домыслы все крутились в его, Лиса, голове. И это было так забавно. И это сводило с ума. И почему бы всему этому не оказаться обычным дурацким сном?..
- Я буду тяготить мир нашим присутствием, что бы ты мне там не говорил и чем бы не угрожал. Ты зависишь от меня в той же степени, что и я от тебя. В случае моей смерти мы оба окажемся в равной степени мертвыми, разве не так? - Вампир наклонился и поднял с ковра массивный осколок зеркала, чтобы снова видеть свою довольную улыбку и демонстрировать ее существу в голове. - Ты не убьешь меня, иначе ты умрешь сам. И насколько понял я, тебе есть что терять, в отличие от меня. Я бессмертен, я воскресну в любом случае.
Если ты конечно не оторвешь мне голову или не подкинешь меня в огонь вместо дров. Кстати об огне... Щелкнув пальцами, Каллисто отвернулся от загоревшихся в камине поленьев, чувствуя , как приятно теплеет воздух и прошагал в соседнюю комнату, где находились его вещи.
Не суди мою жизнь и меня. Меня таким сделали, и мне некого в этом винить. Мне дали силу и власть над людскими жизнями, но взяли слишком большую цену. Я питаюсь кровью и не контролирую свой голод. Если бы ты всегда сидел в моей голове, возможно, никто бы больше не умер. Но я не уверен, что даже ты удержишь меня когда жажда превратит меня в зверя.
Вампир поковырялся в одном из карманчиков дорожной сумки и выудил наконец-таки то, что хотел. Пухлая запыленная бутылочка из зеленого мутного стекла. Подковырнув пробку ногтями, Лис приложился к бутыльку и сделал пару глотков. Тягучая темная жидкость хлынула в рот, обжигая горло а сознание снова связали тисками.
- Дай мне насытиться. Я не смогу вернуть тебе твое тело, если лишусь последних остатков сил.
Еще одна попытка приложиться к бутыльку не увенчалась успехом.
- Это всего лишь кровь. Кровь давно убитого человека. Ты ничего не сможешь уже сделать. Просто дай мне... разреши..
Раствор "Бодрая коровка". Три капли крови единорога на семь столовых ложек артериальной крови, смешать, подогреть на водяной бане, добавить листик мяты. Субстанция стабильна, способна сохранять питательные свойства и тепло в течении трех-пяти лет.
- Я могу перемещаться сквозь пространство. Я помогу тебе. Я покрываю огромные расстояния за считанные секунды. Я могу руками пробить любую стену. Но я не смогу воспользоваться и долей своих способностей, если..если не выпью хотя бы это...

Отредактировано Каллисто (2010-07-18 00:59:12)

0

23

- Ты начинаешь повторяться, это утомляет. Говорю еще раз. Мое сознание в отличии от твоего желаниям твоего тела не подчиняется. Мы делим одно тело, это - да. Но не более. Я не сойду с ума от голода. Не знаю на каких кошках ты тренировался, но с нормальным элементалем... пффф...
Элементаль наблюдал за поисками вампира в дорожной сумке. Когда же тот выудил из одного кармана бутылку, сомнений в предмете поисков не оставалось. Ну вот... опять. Как бы он не хотел сейчас абстрагироваться то ощущений вампирского тела, но те пару глотков что он успел сделать, заставили элементаля внутренне скривиться. Совершенно инстинктивно возник рвотный рефлекс, который в силу отсутствия тела Лисс никак не мог удовлетворить. Он, конечно, мог заставить вампира почувствовать то, что хочет, но сейчас это казалось... невозможным. Возникло ощущение, что его тело успело переварить полученное до того, как Лиссу стало плохо. От следующей части этого эксперимента юноша постарался рыжего удержать, и, отчасти это получилось. Какая мерзость. За что мне это? Кому я, что такого плохого успел сделать, чтобы так мучаться? Лучше бы тело делить с Йоши, например. Тот по крайней мере не питается дрянью...
- Это отвратительно. И на вкус тоже. Это мерзость.
Наконец совладав с собственными ощущениями смог, проговорить Лисс в сознании вампира. Слова давались с трудом, ибо собственное ощущение было далеко не из лучших, но Лисс старался.
- Можешь перемещаться? Ты уверен, что сможешь попасть в то место, которого никогда ранее не видел? Ты сможешь остановить воздушных стражей руками? Ты с одним элементалем, который даже в половину от полной силы не вошел, еле справился. Что ты вообще знаешь об источнике воздушной магии, о нашем месте рождения?
Что-то заставляло сомневаться в том, что вампир вообще хоть что-то об этом знает. Но уточнить ведь никогда не помешает. Сейчас Лисс только об одном жалел, что он не огненный элементаль. Если бы им пришлось идти в жерло вулкана к центру магии огня, это наверняка послужило бы замечательным уроком для этого... покойника.
- А если выпьешь? Что тебе это даст? Возможность повелевать временем? Пространством? Жизнью?
В голосе не звучало насмешки. Сейчас голос Лисса был просто до смерти уставшим.

0

24

- Ромашка, я с тобой бы справился в первые секунды нашего знакомства, если бы не тратился на разговоры. И еще раз повторяю, я не смогу сделать ничего из вышеперечисленного тобой, если буду бессилен. И нас банально убьют. Тебя этот расклад устраивает? Меня тоже нет. Поэтому заткнись и не испытывай мое благодушие.
Не терпя больше никаких возражений, вампир быстро поднес бутыль ко рту и стал пить большими глотками, не давая элементалю никакой возможности сопротивляться. На голову обрушился поток мысленной ругани, и вообще общее состояние элементаля внушало опасения. Сам вампир не понимал, что такого противного может быть в крови, от чего человека так тошнит. В свою до загробную жизнь он часто разбивал себе руки, локти, губы и слизывал эту красноватую жидкость, и никаких не комфортных ощущений не было. В голове возникла картинка с покореженным велосипедом и успокаивающим голосом матери. На секунду застыв с горлышком у губ, Каллисто пытался зацепиться за воспоминание, но оно, как всегда, бесследно кануло в неизвестность прошлого.
- Она ведь должна быть безвкусной. Для людей... Хотя она долго стояла и загустела. Потерпи.
Горло сжимало рвотным позывом, но вампир упрямо гнал ощущения элементаля, пытаясь затмить их своими собственными, приятными, желанными, сладкими. Опустевшая бутылка со звоном опустилась на стол и покатилась к краю, а вампир, тяжело дыша, прислонился головой к ближайшей стене.
- Ты ведешь себя, как маленький ребенок. Разбалованный привередливый мальчишка!
Каллисто зло пнул близстоящее кресло и полез в сумку, доставая темный свитер, брюки, чтобы переодеться, и тонкую длинную шпагу со странными углублениями на лезвии.
- Я ничего не знаю об источнике ваших сил. Поэтому, сначала по вопросам, а потом ты мне о нем поведаешь. Точное местоположение? Разница во времени с нашим нынешним местоположением? Количество стражей на входе? Внутри? Вообще, сколько вас там? Что вы умеете? Способы уничтожения? Не хочешь способы уничтожения, хотя бы способы нанесения тяжелого вреда?
Закончив переодевание, вампир зашнуровал второй сапог, и щелчком пальцев погасил все свечи в комнате. На полу осталась тонкая полоска лунного света, проникающего в комнату через полураскрытое окно.
- У вас там есть зеркала?

0

25

Элементалю становилось все хуже, по мере того как поработитель уверенно приканчивал содержимое бутылки. Это отвратительно, мерзко... неприемлемо. Вот как такому существу объяснить, что Лисс никогда не был человеком? А некоторые, вполне естественные процессы человеческой жизни у него до сих пор вызывают бурю эмоций. Взять, к примеру, обычную, человеческую так сказать пищу, и все что в организме происходит после ее употребления... а так же избавление от нее. Это подумать только, как усложняет жизнь. Да и все ощущения... довольно гадостные. Поэтому на протяжении последних четырех сотен лет питался он в человеческом облике только и исключительно в крайних случаях. А тут... нечто намного более отвратительное на вид, на запах, да и на вкус чем человеческая еда.
Но, через вечность другую мучения были окончены, и остался только привкус. Элементаль изо всех сил старался абстрагироваться от тела вампира, но все равно, какие-то вещи он не мог от себя отгородить. Тошнить не переставало, а еще начала кружиться голова... но Лисс знал только одно. Если он сейчас отключится, то и сознание рыжего он потащит с собой. Ибо нефик. На выпады нежити элементаль предпочел не реагировать. Он ему это еще припомнит, вот что-что, а момент подобрать Лисс уж чтоно сумеет в этом его положении. А вот планы, и вопросы заставили элементаля задуматься над тем, а не стоит ли попытаться вампира прикончить здесь и сейчас?
- Ты идиот?
Поинтересовался, искренне надеясь не услышать ответа на этот свой вопрос.
- Ты собрался нападать на воздушных стражей? Ты вообще хотябы отдаленно представляешь себе силу, допустим урагана, направленную не на большую площадь, а только на тебя одного. В лучшем случае нас с тобой, в частности твое тело, разберут на молекулы и рассеют над обоими мирами.
Тяжелый вздох элементаля повис где-то над сознанием вампира. Лисс молчал пытаясь придумать как бы объяснить нежити, что в драку лезть, пожалуй - самое последнее из того что нужно делать.

0

26

- О! - Вампир воздел палец к небу. - Что я слышу! Какие речи, Ромашка, это забота или просто корыстный интерес?
Усмешка скользнула по бледному лицу, и Каллисто поймал себя на мысли, что она даже немного искренняя. Странно было признавать, но это приключение, которое он нашел своей пятой точкой, увлекало и было даже интересным. Камикадзе.
- Понимаешь, в чем дело. Я конечно, не менее твоего желаю разрешения конфликта дипломатическим путем, но, как сам понимаешь, всегда должен быть запасной вариант. Тем более, я далеко не уверен, а точнее, не уверен совсем, что в случае, если наша затея не провалиться и ты обретешь свое тело, меня просто так отпустят живым. - Каллисто ойкнул и прихлопнул в ладоши. - То есть мертвым. То есть... в общем, невредимым. Благими намерениями выложена дорога в Ад! И к тому же, ты меня недооцениваешь. Но не хочешь сотрудничать - твои проблемы, успех операции на твоей совести.
Каллисто пожал плечами, прикрепил шпагу к поясу, натянул на голову черный берет с кружевной вуалью, скрывая рыжие волосы и лицо, и черные кожаные перчатки. Теперь каждый миллиметр кожи был закрыт тканью, и по крайней мере, солнца можно было не опасаться. Кто его знает, какое там время суток в "Воздушной резиденции". Фыркнув, Лис опустился на колени перед квадратиком лунного света на полу, и протянул руку, словно пытаясь нащупать нужную нить. Платиновая субстанция оплела руку, и поползла вверх по телу, оплетая, словно вторая кожа.
- Я никогда так не путешествовал, так что если будут косяки...аааай!
А потом их дернуло и потащило, мир куда-то крутанулся, а внутренности сжало, и словно пропустило через мясорубку. Давление на барабанные перепонки было таким сильным, что на глазах проступили слезы, горло обхватило стальными тисками. Рывок под солнечным сплетением - и тело со всего размаху впечаталось во что-то твердое и медленно сползло вниз.
- Твою ж мать... 
Вампир с тихим стоном запрокинул голову, ощупывая затягивающуюся рану на затылке, и, кряхтя, открыл глаза. Хотя этого было в принципе, абсолютно бесполезным делом. Их окружала темень, такая непроглядная и беспросветная, что мир с сомкнутыми веками казался светлее. Пошатываясь, Каллисто обхватил ствол дерева. в которое они так успешно вписались, и поднялся на ноги, отряхивая одежду.
- Добро пожаловать в... не знаю, как это и назвать, но здесь должны быть порталы. По крайней мере, в книжке так написано.
Темно, было так темно, что деревья и кусты угадывались лишь тогда, когда вампир подходил к ним вплотную.
- Нужно просто сосредоточиться на том месте, куда ты хочешь попасть, и, вроде бы, все получиться. Я не знаю, как это все на деле происходит, я всегда знаю, куда хочу переместиться и этим местом не пользовался. У тебя есть родственники? Можно заскочить, попрощаться...
Неуместная, но все же шутка.

Отредактировано Каллисто (2010-07-21 00:35:26)

0

27

- Хочешь, после того как я обрету обратно одно из своих тел опять попытаться меня убить? Ну и флаг тебе в руки, и барабанные палочки... ну, я думаю, ты сам в курсе. А нападать на стражей воздуха я бы тебе не советовал. Особенно, после того как мою сущность, наконец, из твоей тушки вытащат.
Окончательно продумать свой ответ вампиру Лисс не успел, так как, стоило ему только задуматься, как рыжий уже что-то сделал с пятном лунного света, и их дернуло с такой силой, что элементаль уже было, подумал, что этого рывка хватит на то, чтобы оторвать его от ненавистного тела захватчика. Сильный удар, и стало темно, тихо и больно. Мысленно выругавшись, элементаль воздействовал на тело вампира, позволяя тому видеть с помощью своих сил. Воздух словно подсветился, и все вокруг разделилось на черное и белое. Не идеальное дневное зрение, конечно. Зато привлекало не так много внимания как зажженный факел, и не раздражало остальных духов, которые могли быть здесь. Видеть им нужно было хотя бы в силу того, что, насколько элементаль знал, источник их силы находился на самой высокой точке Прекрасного Далека. А сверзиться оттуда в пропасть почему-то совсем не улыбалось.
- Не знаю я что ты за книжки читал.
Элементаль поморщился. Чужая боль отдавалась и в его сознании, но, по крайней мере, он мог видеть. Поведя вокруг взглядом, развернул вампира в нужную сторону.
- Выйди из кустов, и посмотри наверх. Нам нужны каменные ворота у самой вершины горы. За воротами должен быть вихрь, вот оно нам и нужно. Вихрь кстати может немного светиться, но это лучше видно днем и на фоне облаков.
Вампир мог ощутить, как все его чувства враз обострились, он теперь мог слышать малейшее колебание воздуха, элементаль прислушивался, стремясь определить присутствие поблизости кого угодно из свойственной ему стихии. Будь то страж, или просто другой элементаль. Сейчас угрозу могло нести что угодно. Любое проявление своей же силы.

0

28

- Ни черта не видно!
Нет, видно, разумеется, было более-менее неплохо. Если в начале вампир подумывал поджечь ближайшие кусты "для освещения", то элементаль его опередил и, замкнув что-то в голове, прояснил местность. И не только местность. Думалось проще, чувствовалось проще, слышимость улучшилась, и Каллисто даже не сразу сообразил, что произошло. Стоял, зачарованно вслушиваясь в шорохи темного леса, который до этого казался ему совершенно бесшумным и вымершим, что ли..? Прикрыв глаза, рыжий повел носом, втягивая медовый воздух с примесью цветочной пыльцы, и зарылся пальцами в ближайший куст, срывая какой-то неизвестный ему доселе белый цветок. Вроде бы белый. Повертев в пальцах растение, Каллисто уткнулся носом в лепестки, блаженно щурясь. Ничего не хотелось делать. Совершенно. Да гори оно все пропадом, здесь ведь так хорошоо-оо-о. Еще раз окинув взглядом округу, рыжий заметил то, что нужно было элементалю, но ему так не хотелось выходить из кустов и разглядывать эти ворота, чтобы убедиться, что это точно нужные им ворота. Зачем?
- Может ну это все, Ромашка...
Лис сорвал еще один цветик, потом еще один... Голова приятно кружилась, деревья раскачивались, хотелось петь и танцевать. Летать хотелось. Хотелось забраться на ближайшее дерево, и, поймав за хвост ветерок, полететь за ним. Расправить несуществующие крылья, напитаться, освободиться от своего бренного тела. Как там элементаль делал? Может и у меня получиться?
- Ромашка...
Качнувшись, рыжий прикрыл руками глаза, чувствуя вытекающую в никуда силу и, спотыкаясь, побрел вперед, оцарапываясь о ветки кустов, пытаясь упорядочить мысли в голове и вернуться в себя. Как-то мне нехорошо.
- Там где-то ворота.
Нехотя опустив руки, рыжий позволил элементалю оглядеться, чувствуя, как тело наполняют неприятные и доселе неведанные ощущения. Воздух проникал словно сквозь кожу, пытаясь отделить клеточку от клеточки и развеять по лесу. В голове тоже гулял ветер и сосредоточиться никак не удавалось.

0

29

- Тебе как, за Ромашку уши здесь оборвать, или после того как я смогу на весь процесс со стороны посмотреть?
Постоянная язвительность со стороны вампира начинала раздражать, и, невольно заставлять вспоминать все нелестные эпитеты, что элементаль об этом существе уже успел придумать. К тому же, постоянное дергание отвлекало от сути их нахождения здесь, и, постоянно сбивало концентрацию. Посему хотелось уже один раз закончить хотя бы одну, наиболее неприятную часть их совместного существования, которая выражалась хоть и не в вербальном, но диалоге. К несчастью.
- Замечательно, раз ты видишь ворота так какого лешего тогда мы все еще стоим здесь? - Ситуация становилась абсурдной. - Направляй свои конечности к воротам, и топай. Предупреждаю, диалог со стражами буду лучше вести я. Есть шанс, что они мен почуят, или, в крайнем случае, смогут уловить родную стихию. А если ты будешь мешаться... я думаю, что ты уже догадываешься, что ничего хорошего из этого не выйдет.
Новый виток раздражения поднимался глубоко внутри сущности элементаля, и с каждой секундой грозился добраться до поверхности, и вновь выплеснуться на вампира. А новую ссору начинать было элементарно лень. Связываться в словесную перепалку, когда так близко маячит шанс, наконец, освободиться из плена, и в глаза этому существу высказать все что Лисс о нем и его поведении думает, вместе с пожеланием больше никогда ни с ним, ни с ему подобными не сталкиваться ни в этой, ни в любой другой плоскости. Перспектива была слишком заманчивой, а цель - близкой, чтобы ввязываться в очередную перепалку, которая ничего, кроме потери сил и нервов не принесет. Оставалось только одно, и в очередной раз, усилием воли подчинив тело рыжего, Лисс направил его в сторону ворот.
- Пошли... давай бегом.

0

30

- Ромашка, ты просто еще не представился, только и всего.
Подняв руки к небу, словно в жесте извинения, рыжий оценил дистанцию до ворот, и начал искать глазами тропинку. Через заросли идти никак не хотелось. Хотя идти не хотелось не только через заросли, идти не хотелось в принципе. Подчиняемый лишь воли элементаля, вампир делал шаг за другим, а внутри все словно сжимало и тащило назад, обратно в лес. А в голове, словно наложенная под сильным гипнозом, билась фраза "Уходи, уходи откуда пришел". И он был бы рад уйти, да вот обстоятельства владели им, а он ими - нисколько. Он даже и не думал, что элементаль будет в состоянии удерживать его сознание и контролировать действия тела. Уму непостижимо! А что будет, если у нас не получиться? Жить с таким всю жизнь? Пересаживаться на диету, на зверюшек, если он позволит? Ах, да, я мы ведь умрем через пару дней. Как я мог забыть.
- Пошли... давай бегом.
Нет-нет-нет, какое бегом! Но тело уже подчинилось и на "сверхзвуковой" скорости ринулось к воротам.
  - Слушаюсь и повинуюсь, о мой господин...
Ветер свистел в ушах, а окружающее их пространство словно замерло. Было ощущение, что время остановилось, а он бежал, бежал.
- Интересно, правда?
Вампир поднял глаза к темному небу и пожалел, что здесь он не увидит птиц и что зрение, данное ему элементалем, не показывало мир во всем цвете. Впервые попробовав так пробежаться, сам рыжий долго смотрел на чаек, застывших в воздухе, словно в густом киселе, окидывающих взглядом берег, а потом медленно-медленно снижающихся вниз.
...Резкий порыв ветра Каллисто встретил прямо грудью, и совершив немыслимый кульбит, опрокинулся на спину, мгновенно вскакивая на ноги и вытаскивая шпагу. Чисто инстинктивное движение. Глаза резко налились кровью, а мышцы напряглись, как перед броском. Боевая выучка, горький опыт прошедших лет.

Отредактировано Каллисто (2010-07-27 23:30:51)

0

31

- Ты, можешь называть меня Элиссаном.
Противно прошипел элементаль внутренним голосом. Больше он ничего добавить не успел, так как вампир сорвался на бег, и это стало действительно удивительным. С такой скоростью он мог сравнить только скорость свободного падения. Но и та, пожалуй, была поменьше. Но дух захватывала больше. Но и при такой пробежке. А что если дерево? Экспериментировать не хотелось, хотя и было любопытно. Но при столкновении с деревом у них было всего два варианта развития событий - или они дерево, или дерево их. А если вспомнить что дерево по своей структуре тверже тела вампира. Элементаль размышлял вслух, позволяя рыжему слышать его мысленные рассуждения, и, при желании - вмешаться.
Неожиданный порыв ветра сбил с ног, и мысленный ряд прервался.
- Я бы на твоем месте зачехлил зубочистку.
Обратился Лисс к вампиру, рассматривая выросшего перед ними одного из воздушных стражей. Гигант, которому вампир был разве что до поясницы. Но об этом судить было сложно, так как ниже пояса он представлял, как и любой джинн, или ифрит, лишь вихрь, и, из этого вихря поднималась верхняя половина туловища воздушного существа. Если Лисс в своей истинной форме был больше похож на юношу, хрупкого и тонкого, то страж был вполне сформировавшимся воином. Волосы были собраны в хвост, и держались кольцами, которые издалека смахивали на металлические. А вот за плечами стража была пара мечей. И, судя по его виду, он вполне знал, как ими пользоваться. Взгляд скользнувший по вампиру заставил элементаля внутренне поежиться. Кажется, нас сейчас будут бить. Мелькнула невеселая мысль. Срочно нужно было что-то делать. А вот с чего начать Лисс не знал.
- Что тебе здесь нужно млекопитающее?
Вопрос повис в воздухе. Значит, страж не почувствовал Лисса? Это уже хуже.

0

32

Ох ты ж ну ничего себе. Оглядев представшее перед ним, так сказать, во всей красе и мощи, существо, вампир невольно восхитился, но "зубочистку" убирать не стал. Я думал, вы маленькие, Эллисан. Ощущения, которые испытывал Каллисто, были даже не неприятными, а странными. Он чувствовал силу, исходящую от стража, ей был пропитан воздух, она давила на плечи, при этом ласково согревала кожу, втекала в легкие. Если он управляет воздухом, он может повредить...и легкие тоже? Ведь они наполнены воздухом. Сложив дважды два, вампир выдохнул и перестал дышать, вдыхая только для того, чтобы говорить.
- Монсеньор, как вы невежливо встречаете гостей!
Возмущенно поцокав языком, Каллисто повертел в руках шпагу, как бы невзначай, перебросил ее с левой руки на правую и обратно, а после убрал в ножны, пытаясь улыбнуться как можно дружелюбнее, решив, что все же с этим миловидным гигантом лучше не шутить. Регенерация штука тонкая, из мокрого места, которое он от меня способен оставить, возродится будет проблематично. Эллисон, ты вроде бы собирался с ним говорить, или мне дискуссировать? Я ведь могу. А ведь он действительно мог. С толикой вечной язвительности, наигранной доброжелательности.
И все же...ему было интересно. Как там внутри. Интересно посмотреть на этих элементалей. И в действии тоже. Не каждый день выпадала возможность попасть в их цитадель, или как они там все это дело называют, и он поймал себя на мысли, что не собирается эту возможность упускать. Хотя к Эллисону он даже привык. Привык? Уже привык? Да мы непременно подружимся, правда, Ромаш...Эллисон?
- У меня есть одна проблема.  - Подойдя поближе к стражу, вампир доверительно улыбнулся, и обогнув того, последовал к воротам, оборачиваясь, чтобы проверить, что страж идет с ним. - Одна очень важная проблема, которая касается вас, ваших братьев, целиком и полностью. Вы бы не могли проводить меня к тому, кому я могу изложить ее суть? Без лишних ушей. Разумеется, под охраной. И... Вы моя последняя надежда!

0

33

- Во-первых, эЛИССан. А во-вторых, ты не мог бы заткнуть варежку хоть на полчаса? Я сам способен поговорить со своими братьями. Ты сейчас можешь только испортить и без того безнадежную ситуацию. А своей зубочисткой ты больше имел бы успеха с мельницами, нежели со стражами воздуха. Поэтому...
Элементаль в очередной раз подмял под себя сознание вампира, и запер его внутри. Этот существо уже пренебрегло порядком правил, но, оставалось верить в то, что договориться еще можно. Коснувшись центра своей магии, Лисс вытащил несколько тонких нитей, и протянул их к стражу, описывая тому в какую передрягу пропал. И, стараясь по мере сил объяснить, что порабощать это существо его не хотело, и сразу же убивать его не стоит. А уж Лисс позаботиться о том, чтобы рыжий больше никогда и ничего не мог сделать с другими воздушными элементалями.
Дождавшись пока страж, кивнет, и жестом пригласит их следовать за ним, повел тело вампира. За ворота, к той точке на вершине горы, где вихрь идущий с неба превращался в полупрозрачную сферу у самой земли. Теперь предстояло сделать самое сложное.
- Сейчас будет больно. Очень больно. Но, я попросил бы тебя без излишней эмоциональности. А то это навредит всем... особенно тебе.
Подойдя к самой сфере Лисс опустился у нее на колени, и протянув руки коснулся сферы. Если все пройдет гладко... по телу словно прошлась молния. Одна, другая. Стихия ощупывала тело вампира, его сущность, считывала все, что имело отношение к элементалю, и забиралась в память. Следом Лисс почувствовал, как его словно щипцами вытягивают из тушки вампира, разрывая все связи, что у них были, оставляя несколько нитей тому, от Лисса, и, в свою очередь, забирая несколько от вампира.
На какое-то время стало тихо, и пусто. Словно разорвав их, отделив друг от друга, на какое-то время все успокоилось. Потом в этой тишине, в голове обоих появилась только одна фраза.
- Что ты готов отдать в качестве искупления своей вины?

+2

34

Усмешка на тонких губах, и это то последнее, что смог сделать вампир, перед тем, как его тело снова оказалось подчиненным элементалю. С одной стороны такое состояние даже чем-то ему нравилось. Порой так хотелось, чтобы кто-то принимал решения за тебя, хотелось побыть простой бездушной марионеткой в чужих руках, игрушкой без права голоса, без своих желаний, сторонним наблюдателем за своей жизнью. Он так устал...
По позвоночнику пробежали мурашки, что-то заколыхалось, задвигалось, зашевелилось внутри, а сам вампир не мог ничего с этим поделать. Неприятное, мерзкое ощущение. И поежиться не удавалось, ведь тело не слушалось. Но, о чудо, пытка кончилась и... страж поверил им, поверил ему, элементалю. Ну по-другому просто и не могло быть.
- Сейчас будет больно. Очень больно. Но, я попросил бы тебя без излишней эмоциональности. А то это навредит всем... особенно тебе.
Мне все равно. Это всего лишь боль. Он бы и сам с превеликим удовольствием помог бы элементалю, да, к сожалению, совершенно не представлял, что нужно делать с этой..с этой воздушной штукой. Потрясающей, между прочим, штукой. Прямо дух захватывало. С интересом проследив, как его руки касаются сферы, вампир замер в предвкушении. Да... Замер... Нееет-неет-нееет! Тело протестующе выгнулось дугой, а с губ сорвался оглушающий вскрик. Завалиться назад не давали словно прилипшие к сфере руки, было больно, больно, как больно...кровь-кровь-кровь...боль-боль-боль, нееет, как же больно... В зажмуренных глазах плыли воспоминания, в них так много красного. Будет только хуже, только хуже... Шумно выдохнув, вампир поскуливающе уронил голову на руку, содрогаясь всем телом от разрывающих всего его на части ощущениях. На две части. Боль расщепляла каждую клеточку, каждый нерв, она била в висках, она была везде, она перебирала сознание, раздирала его на тонкие пласты, лепила его заново, что-то забирая и отдавая другое взамен.
А потом все разом кончилось. Как по щелчку пальцев. Затишье. А Каллисто все скулил, свернувшись калачиком, и все еще касаясь сферы ладонями.
- Что ты готов отдать в качестве искупления своей вины?
Тихий приятный голос. От него веяло морозом, свежестью, утренней росой. Запахом мяты и лимона. Холодом веяло, таким холодом. Не неприятным, наоборот, безмятежным что ли.
- Что ты готов взять в качестве искупления моей вины? Мое сердце? Оно похоронено под слоем льда и вряд ли когда-нибудь оттает. Мою душу? Она поломана, разорвана, искромсана тонкими ножницами фортуны, в ней не осталось ничего живого. Мои способности? Они приносят только боль, они наполняют отчаянием, от них не будет счастья. Воспоминания? Я не помню свою Жизнь. А может, самое дорогое, что у меня есть? Но я беден на душевные переживания, единственная ценность для меня - это кровь. Бери, что хочешь. Хоть все забирай.
Да. Правильно. Бери что хочешь. Я ведь ничтожество. Всего лишь паразит.

+1

35

- Мой голос.
Тихо выдохнул Лисс, находясь внутри сферы воздуха, и понимая, что все равно у него ничего более ценного нет, более ценного, чем он был бы готов пожертвовать. Резкая боль напомнила все существо, и через мгновение элементаля просто выкинуло из сферы, где он и остался валяться полупрозрачным, чуть светящимся комочком. Постепенно он сможет прийти в себя, и вспомнит все, что здесь произошло. Но после того как привыкнет к новому существованию, к новому телу. Над созданием второго нужно будет еще довольно долго работать. Но это сейчас уже не имеет значения. Главное что он жив, и не находится в чьем-то постороннем теле. Это уже очень многого стоит.
А вот вампира до сих пор не отпускало. Стихия ждала того, что он сможет предложить ей в благодарность, а если он не решиться. Что же, тогда она выберет сама. Но у него еще есть немного времени. Вопрос повторился в сознании рыжего тем же тоном, и тем же голосом. Что он сам будет способен выбрать в качестве платы? Что у него есть такого, что может заинтересовать стихию, и что он способен отдать? Темнота перед его внутренним взором расступилась. На какое-то время он получил возможность видеть сферу воздуха глазами ее обитателей. Чистое, безоблачное небо. У самого края обрыва. И странное существо на краю этого обрыва, смотрящее на вампира, и похожее лишь на обыкновенную человеческую девушку. С той лишь разницей, что она была необычно светлокожей, жемчужные волосы спускались до самой земли и держались несколькими заколками, украшенными горным хрусталем, на висках. Одеяние было похоже на легкую дымку укрывавшую плечи ,и спускающуюся так же до самой земли, чтобы стелиться по ней до самого края уступа.
- Что ты готов отдать в качестве искупления своей вины?
Еще раз спросила она, смотря на вампира.

+1

36

Что он готов отдать взамен? Что у него вообще есть?
Проследив расфокусировавшимися глазами сизой расплывающейся дымкой, скользнувшей в воздухе, вампир перевел взгляд на девушку. Девушку? По перекошенному лицу на миг скользнуло удивление, чтобы спрятаться за маской раздумий. Он не знал, была ли она здесь с самого начала, или появилась только сейчас. Он не знал, и не хотел знать. История в которую он попал, поначалу показавшаяся ему привлекательной, сейчас растеряла все свое притяжение и интересность. Хотелось домой. Хотелось глинтвейну и булочек с корицей. Сладкое молоденькое тело, полное пьянящей крови, денег, шлюх и Блэк Джек. Здесь он потерял свое лицо, он опустился до своих страхов, комплексов и предрассудков. Элементаль напомнил ему о том, кем он в принципе является, взбудоражил в голове давно похороненные мысли о себе, о ничтожности своего существования, обо всем, что так легко могло его подкосить, ослабить, сделать таким уязвимым.
И сейчас...он лежал такой убитый на холодном камне и взирал на девушку с дымчатым запахом утра, с грозами в глазах, и светлыми волосами. Вышедшей словно из сказки. Такой юной, по детски безобидной, если не смотреть ей в глаза, не вслушиваться в этот перебирающий душу голосок. Кто ты, прелестное дитя...
Вопрос в третий раз повторился в его голове, вызвав волну мурашек по телу. И почему-то он был уверен, что этот третий раз будет последним. И он не знал, примет ли девушка то, что он готов ей дать. Потому что это было даже не даром, а наоборот, наделением наказания самого Каллисто.
- Мою...бесчеловечность.

+1

37

- Хорошо.
Девушка в видении улыбнулась и коснулась рукой плеча вампира. Он мог почувствовать, как внутри него что-то принялось неуловимо меняться. Что-то внутри перестраивалось и заменялось. Поток ветра оттолкнул его от сферы и тот остался рядом, как и элементаль.
Лисс постепенно приходил в себя. Свернувшись клубком, он восстанавливался быстрей. Наконец, открыв глаза, он увидел рядом с собой рыжего. Взметнувшись одним рывком в воздух, элементаль только тогда сообразил, что уже находится вне чужого тела. Теперь у него было свое тело, пусть пока что только принадлежащее элементалю, и почти прозрачное, но свое. И теперь он не был должен волочь существование в чужой, посторонней оболочке. Лисс осмотрел себя и бросил взгляд в сторону сферы. Да уж, теперь он принес свою жертву. Горло нестерпимо болело, а он был уверен что в своей истинной форме не может чувствовать боли, что на это способно только человеческое тело. Подняв руку, элементаль коснулся собственного горла, и ощутил под пальцами шрам. Он заплатил, заплатил за свою беспечность. Только вот будет ли он нужен кицунэ таким? Врятли. Кому нужен немой бармен. Да и вообще работник? Наверняка он тут же рассчитает меня. Но я не могу уйти, не появившись ему на глаза, и не объяснив причины. Он имеет право знать как никто другой. Если ему это интересно... если интересно. Еще один взгляд в сторону начавшего приходить в себя вампира, но все же Лисс предпочитал пока что держаться от него подальше. Кто знает, что он еще задумал.

0

38

Дернуло, закрутило, резко отпустило. Глаза закрылись, пряча в себе девушку-ветер, а сил хватило только на то, чтобы свернуться калачиком, прижимая руки к груди и царапая кожу через рубашку. Внутри поселилась тысяча маленьких иголок, и было больно даже вздохнуть, не то, чтобы двинуться. Что-то подступало к горлу, сворачиваясь в темный и густой комок, а потом словно сквозь сердце... Что-то прорезалось. И он отключился, прикрывая руками место, где внутри распускался белый с шипами цветок, распутывая плотный клубок внутренних змей и заставляя их расползаться по темным углам.
...поверхность была шершавой и холодной, и он даже не сразу понял, где находиться. Приняв сидячее положение, Каллисто приоткрыл глаза, часто-часто моргая в попытке разглядеть плывущую обстановку. Все было как-то по новому. По другому. И даже воздух пах. Приятно. Закашлявшись, юноша поднялся на ноги, решительно не понимая, где он и что произошло, оглядываясь, в поисках хоть кого-нибудь. Взгляд сфокусировался на чем-то...странном и эфемерном. Сотканным из воздуха, плотным и бесплотным одновременно и таким до боли знакомым.
- Элиссан...
Имя сорвалось с губ прежде, чем вампир успел вспомнить... Вспомнить все. Неведомые доселе, уничтоженные в зародыше незнакомые неприятные эмоции нахлынули одной волной, заставляя заламывать пальцы и что это, жалость? Раскаяние? Что я натворил, что вы со мной сделали, я не хочу, не хочу этого чувствовать! Но он чувствовал, его вспарывало изнутри, мерзко, так отвратительно... Так отвратительно было все, что он делал, все. что он совершал. И этот бедный мальчик, которого он не слушал, калеча, наслаждаясь стонами и алчно выпивая до дна. Слова извинения исчезли, так и не сорвавшись с полураскрытых губ. Он все равно их не примет. Слишком уж я сволочно с ним поступил. Перестарался, переломал, разрушил так, что уже наверное и не склеишь. И что тут действительно скажешь? Прости, я сожалею? Что я изменился? Что я все понял? Одумался, но все равно буду убивать? Потому что хочу жить, а по-другому просто не умею? Зачем ему эти слова, воскресшему, но с мертвыми глазами.
- Пойдем домой...
Рыжий поднялся на ноги, отряхиваясь и обводя пространство глазами. Но как только он пытался сфокусировать взгляд хоть на чем-нибудь, кроме элементаля, как тут же картинка плыла перед глазами, ускользала за плотной пленкой тумана.
- Я перенесу нас обоих.
...растратив остатки сил. Но я должен. Сделать хоть что-нибудь.
А он? Чем пожертвовал он? Вампир замер в осознании факта, что элементаль тоже должен был скорее всего понести жертву.
- Стойте! Эй, где вы? Где вы?
Юноша завертелся на месте. Это ведь нечестно. Это я его убил. Он ведь не виновен. Ни в чем не виновен, это же ребенок..просто мальчишка...сколько ему, он ведь еще так молод.
- Зачем? Зачем вы его наказали! Зачем.

+1

39

Вампир тем временем вроде как пришел в себя. Лисс висел на некотором расстоянии от него и пытался сообразить, что же теперь делать. В таком виде вернуться обратно он не мог. Значит, нужно было потратить еще какое-то время на то, чтобы научиться вновь воссоздавать себе человеческое тело. Благо, что память у него сохранилась, а значит, процесс пойдет быстрей, чем изначально. Тогда на попытки у него ушло несколько десятков лет.
Рыжий вел себя беспокойно и это заставило Лисса вынырнуть из воспоминаний. Интересно, что он пытается доказать? И кому. Элементаль попытался было с ним заговорить, но боль в горле напомнила, что он больше на это не способен. Тогда, подлетев к причине последней своей неприятности, он просто потянул его к выходу отсюда, из сферы воздуха, вообще с горы. Все равно они уже ничего не смогут изменить. Отведя рыжего на какое-то расстояние от врат, Лисс отпустил его, и потратил какое-то время на то, чтобы заставить воздух звучать вместо его собственного голоса.
- Что ты пытаешься сделать? Что ты хочешь изменить? Ты легко отделался, и теперь хочешь, чтобы тебя наказали по всей строгости? Возвращайся домой. И лучше, больше никогда здесь не появляйся.
Эта магия давалась не так просто как та, к которой элементаль уже привык, и поэтому звучание призрачного "голоса" было совершенно разным даже в одном слове. Элементаль замолчал, собираясь с силами, и пытаясь "настроить" свой новый голос так, чтобы он звучал хотя бы похоже на тот, что у него был раньше.
- Просто убирайся отсюда.
На этот раз голос получился чуть хриплым, но это, видимо, уже сказались его собственные эмоции. С которыми сейчас совладать Лисс не мог никаким образом.

0

40

А Эллисан, просто и не говоря ни единого слова, потянул его, упирающегося, к выходу. Да он бы мог одним движением руки оттолкнуть элементаля, и попытаться добиться своих ответов, а на крайний случай банально перебить все это воздушное "братство", во главе с их главное леди...нет, девушку, разумеется он бы не тронул, а просто отволок куда-подальше, чтобы не мешала выяснять все недомолвки силой и силой же пытаться их исправить, если слова не помогут. И плевать ему было на то, что они, возможно!, сильнее и их определенно больше. Он был быстрый, неуловимый, сильный и имел пару тузов в рукаве.
От мыслей об убийстве в нем что-то словно перевернулось и стало отвратительно и мерзко. А если бы на месте стражей был вон тот же Эллисан. Ты бы и его убил? А если бы просто невинный кхм...юноша. Они ведь просто исполняют свою работу.
Да, конечно, спокойно смотрят, как их юного невинного собрата лишают...чего его там лишили?

...но как бы то ни было, он позволил юноше себя увести. Наверное, виной была какая-то часть его, которая, вопреки воплям самого вампира, понимала, что ситуация по сути безнадежная, и максимум, чего он добьется - это лишение еще чего-нибудь, если не бессмертия или вообще, самой жизни. Этим он был жертвовать...еще не в силах. Эгоизм это или еще что, но своя жизнь ему была все еще так же дорога, чтобы так просто и бессмысленно ее терять.
Рыжий нервно заламывал пальцы, оставаясь стоять на пяточке земли, не в силах поднят на Эллисана взгляд. Он был таким...неживым, словно тенью самого себя, Бедный, уставший, покалеченный мальчик. Хотя кто знает, возможно он был намного старше самого вампира. Но выглядел сейчас так... Вампир подавил очередную волну отвращения к себе, понимая, что никогда к этим ощущениям не привыкнет.
- Что с твоим голосом...
Только заметив, удивленно подняв глаза, встречаясь с его глазами. Голос.И бесшумно вздохнуть, проводя пальцами по свое же шеи, громко сглатывая.
- Сволочи...
Рыжий разве что не завыл от бессилия и на его взгляд, полной несправедливости.
- Как...как они только могли. Ты же ничего не сделал, совершенно ничего. Это...это же только я! Все я! Почему ты не сказал им? Как ты мог  вообще молчать и приносить такую жертву, идиот! Одно твое слово и я бы понес наказание за нас двоих, а ты бы...мог бы сейчас нормально со мной разговаривать.
Вампир раздраженно запустил руку в волосы, а после развернулся и с силой ударил кулаком по ближайшему дереву, что оно протестующе заскрипело, и накренилось в бок, еле возвращаясь в изначально положение.
- Я не понимаю, зачем нужно было из-за меня собой жертвовать. Или ты настолько благородный, что решил разделить сию участь со мной? Спасибо.
Рыжий отвесил шуточный поклон, и закусил щеку, чувствуя, как неприятно, отрезая по тонкому кусочку, его гложет такая человеческая совесть.

0


Вы здесь » Лабиринт иллюзий » Заживо погребенные » Закон жизни


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC