Лабиринт иллюзий

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Улицы

Сообщений 1 страница 20 из 63

1

http://savepic.org/261577.jpg
http://savepic.org/250313.jpg

+1

2

Начало игры.

Сквозь эфемерную темноту бесконечной ночи по лабиринтам улиц безымянного города шагал некто. Подобно древнему Астерию, поджидающему очередную жертву, останавливался на пересечении улиц, замирая на минуты или часы, и, не дождавшись, бесцельно брёл дальше. Углублялся в каменные узоры, распутывая Гордиев узел из подземных ходов, коридоров, тупиков, поворотов, мостов, переулков, обветшалых парков. Плыл по окаменевшим рекам улиц и заглядывал в пустые глазницы окон, находя там лишь темноту. Стучал в двери, но никого не было дома, будто этот город все давно покинули или, наоборот, забыли поселиться. Или все ушли на войну и никто не вернулся - важнее причины следствие. Шаги одинокого прохожего гулко звучали в коридорах сплошной, непроницаемой темноты, а его тени отбрасываемые то ли от неведомо кем зажжённых призрачных светильников, то ли от тысяч лун, отражающихся в подмёрзших лужах, следовали за ним, будто неотступный конвой или беззвучная свита.
Самозарождение, кем-то где-то объявленное антинаучным бредом и ересью, в этом месте было в порядке вещей, и существо, идущее сейчас по ночному городу, было уверено, что самопроизвольно зародилось здесь всего каких-то пару мгновений назад. Или, возможно, дней. Холодный ветер согревал его, темнота освещала ему путь, а тишина была ему музыкой. Куда он шёл, он не знал, а что он нёс в зажатых ладонях, он не сказал бы никому, даже встреть он здесь ещё одного такого же случайного прохожего.
Его путешествие по пустынным улицам длилось вечность, но даже вечность закончилась. Одна дверь всё-таки открылась на стук. Дверь какой-то будки, похожей на затесавшийся среди зданий склеп. И за дверью никого не оказалось. Более того, эта невзрачная дверь, казалось, вела не только в другое место, но и в другое состояние. За ней было темно, а винтовая лестница вела куда-то вверх, сквозь потолок "склепа" в непроглядную темноту. И неясная фигура прохожего скрылась за этой дверью и поднялась по лестнице вверх, и прозвучал щелчок закрываемого замка.

» Бар "Битая Масть"

Отредактировано Нея (2010-03-12 17:04:54)

0

3

Начало игры.

«И-и-и-и-и-и-и-и» - тянул кто-то бесконечный, завораживающе-прекрасно-отвратительный звук. Внутри или снаружи? Какая разница. Ревенант остановился, поднял лицо навстречу частым, крупным каплям дождя и попробовал воспроизвести этот звук. Вышло отвратно. Еще раз. Снова неудача. Почему-то Гарху казалось, что если он научится издавать такой звук, ему станет хорошо. Так же хорошо, как полчаса назад, в каком-то принципиально не могущем носить имя переулке. Дождь наверное уже смыл кровь... впрочем, тела все равно должны выглядеть не особенно эстетично – Марций не удосужился воспользоваться мечом. Они, похоже, действительно любили друг-друга – редкость в здешних местах, и это доставило ревенанту дополнительное удовольствие – так грибник радуется каждому грибу, но наиболее редкие становятся настоящим маленьким праздником.
«И-и-и-и-и-и-и-и».
- Заткнись, - буркнул немертвый. Все равно, так пищать у него не выйдет.
Звук послушно прекратился.
Хаос. Это место называют хаосом. Как-то Гарх захотел выяснить, что же значит это идиотское словечко. И он начал спрашивать об этом у всех, кого собирался убить. Многие могут назвать такой подход непродуктивным – можно ведь просто спросить. Но в здешних краях ты скорее нарвешься на идиотский парадокс, стишок-нескладушку («Бобы, бобы, нет музыкальней еды...»), или изощренное проклятие, чем услышишь связный ответ. Так-что не стоит тратить время только лишь на вопросы. Нужно совмещать. К тому-же, проткнуть местного обитателя в паре мест – чуть ли не единственный способ по-настоящему привлечь его внимание, вырвать из тюрьмы собственных, бегущих по бесконечному кругу мыслей. В каком-то смысле это – истинное освобождение. Так или иначе, один раз Марцию попался забавный старикашка, столь же болтливый, сколь и живучий. Он прочел ревенанту целую лекцию о Порядке и Хаосе, Кругах, Прекрасном Далеке и местных королях. Почти ничего по-настоящему полезного, но просто занятного – масса.
Гарх попробовал на старичке «врезание орла». Увы, тот уже был измучен и умер на втором ребре. Но ревенант все равно не назвал бы тот день неудачным.
Дождевая вода пропитала одежду, смыла с ревенанта запахи крови и смерти, охладила нагретую было солнцем кожу. Марций тронул выпирающую сквозь ткань свитера рукоять меча и озабоченно поджал губы – Гарх  привык рачительно относиться к оружию. Нужно было подыскать место посуше.
Решив так, немертвый сморгнул влагу с ресниц, и зашлепал по лужам к ближайшему бару.

» Салун "Жесть"

Отредактировано Марций (2010-04-21 13:00:16)

0

4

» Салун "Жесть"

Шпили, арки, мостовая, окна, ставни, фонари...
Здесь ничто не повторялось дважды, сколько не меряй Круги шагами. На то они и Круги, на то он и Хаос. Марций шел быстро, не оглядываясь по сторонам. Скоро Лабиринт выведет его на кого-то. Если бы кто-нибудь спросил ревенанта, почему он в этом так уверен, тот скорее всего удивился бы – для него это было очевидней, чем падение вниз подброшенного камня. Лабиринт еще не насытился сегодня – это ясно читалось в бордюрах и канавах, трещинах и бельевых веревках. А значит – никакого выслеживания, никаких засад, вперед и только вперед!
Дождевая вода сползала по телу, пропитала волосы и одежду, гладила скользкими ладошками, старательно притворяясь способной утопить.
Немертвому внезапно вспомнился пар, поднимавшийся над спинами бойцов его отряда – гнилая, мелкая морось, ковер из опавших листьев, погоня на плечах и полсотни сжигаемых неутолимой жаждой мести теней волчьей пружинистой побежкой скользят между деревьями. То один, то другой оборачивается – не со страхом, со жгучим желанием остаться, встретить, и убивать, убивать всласть...
Никого из них уже нет, а его собственное тело больше не способно выпарить назойливую влагу. Теперь Гарх почти бежал.
«Вот оно!», - ревенант огляделся. Улица, похоже, решила сталь площадью, но силенок как следует раздвинуть окружающие дома, не хватило. Мощеный пятачок с хилой часовой башенкой (стрелки почему-то ползут в обратную сторону), окна черны – ни рам, ни переплетов, пустые провалы. Провалы говорили: «Здесь!».

0

5

» Замок Короля Порока: Сад Удовольствий

В замке дражайшего начальства доложили, что его величество Астарт изволит быть очень занятым. Возможно, вопросом собственного здоровья - самое обыкновенное друидское чутье и интуицмя, и те подсказывали, что с августейшей персоной что-то не так. Или некая важная встреча. Ну что еще, боги всемогущие, после этого знойного утра...
- Знойного. О, воистину!
- И почему мне настойчиво кажется, что это самое откровенное твое ехидство за последнее время?
- Вот и я думаю: и почему мне настойчиво кажется, что это самый безрассудный твой выбор? Ты теряешь голову, Этайн. Что самое ужасное, не "отключая" разум.

Кельтка вздохнула, сворачивая и пересекая очередной квартал, сокращая путь через наименее проходные улочки. Нет, которые она вовсе не знала как свои пять пальцев, однако, внутренние ориентиры все ее две с лишним тысячи лет работали слишком хорошо... точнее иных часов.
- Да, но я хочу его увидеть. Снова, и без лишних свидетелей. Его слуги или свита, полагаю, не в счет. Все равно что аксессуары.
Под импровизированным навесом из множества старых козырьков, карнизов, балок, тряпья и прочего хлама, так или иначе оказавшегося над уровнем человеческих и не очень голов, ливня практически не было. Где-то здесь, где-то здесь должен быть проход и...
- Чуешь?
Воздух звенел не только запахом "дождевого озона", но и чьего-то не шибко дружественного присутствия.
Этайн осторожно выскользнула из средневеково узенького переулка, неспешно, на диво бесшумно огибая старую часовню...

0

6

Лабиринт не обманул. Из-за часовни вынырнула невысокая, тонкая фигурки. Казалось, она скользит между призрачными плетями дождя, не давая им коснуться себя.
Чернильные точки зрачков, на фоне грязно-серых радужек ревенанта, слегка расширились, он чуть нагнул голову, глядя исподлобья, оценивая.
«Женщина. Воин», - рукоять меча, торчала именно там, где надо, движения слишком ладные и плавные – несомненно воин. Судя, опять-таки, по рукояти, оружие было тяжеловато для габаритов незнакомки. Это насторожило бы Марция-живого, но не Марция-ревенанта, терзаемого вдобавок жаждой убийства. Уголки похожего на рану рта чуть дернулись вверх, а затем лицо немертвого вновь обратилось в статичную маску, на которой двигались лишь глаза. Гарх шагнул вперед – с носка на пятку, с носка на пятку , плавное, равномерное, безостановочное движение – прямо на женщину.
Теперь ревенант чувствовал, что она – жива. Не труп, такой, как он сам, не кукла, обретшая прихотью хаоса, способность двигаться. Тем лучше. Вдобавок, эта жертва, возможно, сможет постоять за себя... воистину, сегодняшний день Гарх не назвал бы неудачным.
Свитер не позволял быстро добраться до меча, но Марций никогда и не увлекался эффектным выхватыванием оружия – не замедляя шага, он аккуратно приподнял намокшую ткань и достал меч, небрежно крутнул кистью, заставляя широкий, немногим  длиннее локтя, клинок загудеть, размываясь в круг, разбивая дождевые капли. Довольно толстый, и еще утолщающийся к рукояти, с небольшой крестовидной гардой и крупной головкой-противовесом, этот меч не имел имени, и не содержал никакой магии, но служил ревенанту верно.
Расстояние до женщины сократилось шагов до пятнадцати, теперь немертвый шел по широкой дуге, держась правым плечом к незнакомке. Он не собирался нападать внезапно

0

7

- Ох ты ж... ё.
- Да. Давно мы не сталкивались с немертвыми.
- А как же...
- Вампиры не в счет. Не в счет, я сказала. Уймись.

Силуэт полубогини, укрытый определенно темноватыми, неброскими тканями, и впрямь мог показаться более хрупким и менее высоким, нежели был на самом деле. Вообще же, вместе с плотной, крайней устойчивой, нескользящей и чуть-чуть завышенной подошвой сапог - все 1м75. Да и хрупкость... очень обманчивая. Этайн всего-навсего астеник по кости, что дало изящное сложение шеи, плеч, рук и ступней. Вот и вся - правда, приятнейшая глазу - "военная хитрость" матушки-природы.
Незнакомец же, тем временем, активно приближался.
- Поздравляю, шкаф классический. Неприкрытой опасностью намерений разит хлеще, нежели самой мертвечиной.
- Ну, если он рассчитывает на молчаливую драку или среднестатистическую...
- ...благоразумно удирающую женщину? Любишь ты разочаровывать окружающих.

"Мертвячок", кем бы он ни был, определенно не мог знать, что перед ним самый что ни есть прямой потомок Морриган. Квинтэссенция Войны, текущая по венам, звенящая эхом в каждом ударе славного кельтского сердца... каким-то титаническим чудом уживающаяся еще и с мирной друидской наследственностью. Подумаешь, почти постоянный диалог в голове, и всего-то...
- Здравствуй, незнакомец. Что же ты меня обманываешь? Ты не похож на лишенного разума.
Обыденно интуитивный выбор начальной позиции, молниеносно извлеченный миниатюрный, но весьма добротный щит, оказавшийся на левой руке. Она не торопилась. Знакомство не терпит суеты. Даже самое неадекватное.
- Но, раз уж ты так опасаешься просто дать даме пройти своей дорогой... Будь по-твоему, поговорим при оружии.
Клинок с тихим "свистом" занял свое законное место в правой ладони. Оружие радовало, оружие уравновешивало. Оно мгновенно отзывалось на сущность полубогини, становясь самым верным союзником.
Любопытно. Клинический психопат без просвета здравого смысла, или все же неприкаянный?

0

8

«Ну-ну... Способность трепать языком, надо полагать – единственное, что отличает разумного от неразумного. И почему все они так стремятся завязать разговор? Беззащитные - еще понятно, призрачные надежды договориться, но эта выглядит уверенно. А впрочем, не важно», - мысль мелькнула и ушла, немертвый продолжил неторопливое движение по плавной дуге, рука с мечом свободно свисает вдоль тела, лицо повернуто к женщине.
«Кулачный щит. Хорошая штучка для поединка. А меч ее не перевешивает, кисть идет ровно. Либо клинок облегчен, либо она сильнее, чем кажется», - воля ревенанта слегка притушила голод, немертвый мыслил ясно и четко. Последние прикидки, а затем мысли ревенанта потеряли форму слов, слишком медленных и неповоротливых для боя.
Развернувшись к женщине, он двинулся вперед. Плавность и непрерывность движений скрадывали их быстроту, низкая стойка почти уравняла его с незнакомкой в росте.
Наиболее очевидным в данной ситуации было попытаться сорвать дистанцию, чтобы свести на нет преимущество полуторника в длине.
Сблизившись до дистанции «скрещенных мечей», Марций ударил – не по противнице, по ее клинку. Резко и сильно (куда сильнее, чем способны живые). Сверху-слева – отбить полуторник, обойти его, прорваться ближе, для «тесного знакомства».
В этот момент ревенант не думал ни о чем, и неугомонное черное пламя более не терзало его – он сам стал этим пламенем.

0

9

- Сверх-брутальные, огромнные и бесстрашные психи. Как вы мне надоели, выступавшие под знаменами моей ненормальной матушки... Где, где, я спрашиваю, мой законный отпуск хоть в одном из миров!
- У богов нет такого понятия.
- А ведь я же, черт возьми...
- ...на целую, на бОльшую половину богиня. Не отвлекайтесь, леди О'Гара.

Отвлечешься тут, как же. Полукровка тихо вздохнула: это вовсе не та ситуация "из прошлого", которая могла бы вызвать хоть сколько-то искреннюю ностальгию. Слать бы подобную "ностальгию", да в такое разнообразие красноречивейших из направлений...
Приятель, ты меня расстраиваешь. Война, между прочим, тоже человек. Ей тоже хочется получать удовольствие от любимого дела.
Нет, можно, конечно, сразу сорваться в полный раж божественной сущности и биться с противником в режиме "разогнался - раскромсал". Можно было именно биться - сразу и во всю мощь Дара, как с заклятым врагом, ну совершенно нечаянно встретившем тебя в темной подворотне.
В общем, направо пойдешь... И дорог было несколько больше трех. Но не прельщала, честно говоря, ни одна. Не интересовала. Единственное что - пожалуй, знакомство можно продолжить, противника погонять, заодно пусть считает, что конфликт ассимметричен именно в его пользу.
Судя по всему, бывший военный. Я и не сомневалась.
Молниеносный блок - вероятно, неожиданно для незнакомого агрессора, не дрогнув от мощности удара. И никаких ответных атак. И никакого промедления.
Этайн улыбнулась, с совершенно внезапной скоростью... просто уходя от нападающего. Назад и в сторону, предусмотрительно исключая возможность оттеснить свою скромную персону к тупику стен.
Считай, что меня сегодня вдохновляют Мохаммед Али и Джордж Форман.

Отредактировано Этайн (2010-04-23 18:18:15)

0

10

Неожиданная сила, проявленная женщиной, в общем, не стала сюрпризом для немертвого – он был достаточно опытен, для того, чтобы судить о подобных вещах по динамике движения, а не по габаритам противника. Было совершенно ясно, что он имеет дело не с обычным человеком, или вовсе не с человеком. К тому же, уверенность воительницы явно не была напускной – опять таки, ревенант сталкивался лицом к лицу с достаточным количеством противников, чтобы уметь отличить браваду, или фальшивое спокойствие от истинной убежденности в своем превосходстве. И не раз видел, как это выражение постепенно сменяется ужасом и обреченностью.
Немертвый не уставал. Не терял концентрации. Он просто «работал» по противнику до тех пор, пока не убивал его, или не умирал.
«Бой – это бой. Берешь меч и дерешься!» - так когда-то наставлял новобранцев один очень-очень злой сержант.
Тогда, молодой, и еще живой Марций не понял совета.
«Пресеки свою двойственность, и пусть один меч сам стоит спокойно против неба!», - так когда-то напутствовал Гарха один мудрец. Но этот совет был уже запоздалым – к тому времени ревенант умел становиться единым, становиться своим мечом, топором, разящей рукой, крушащим, ломающим захватом... и успел умереть.
Оба совета говорили об одном и том же – о сосредоточенности, единении с тем, что делаешь. И далеко не каждый приходит к этому через спокойствие, внутреннюю тишину.
Так некий Марций Гарх впервые смог стать единым лишь на переломе одной забытой ( а может и не шедшей никогда ) войны. Пепел под ногами, пепел в воздухе, пепел... и запах горелого мяса. Ненависть тогда словно бы спрессовалась в нем, и превратилась в нечто иное, так же, как спрессованное, ушедшее под землю дерево перерождается в черный горючий камень, дающий не кратковременное пламя, а долгий, ровный, мощный жар.
И пищи для этого жара с каждым годом становилось все больше.
«Липнуть» к противнице, наращивая скорость атак – снова очевидная, но от того не менее эффективная для данного расклада тактика. Если их умения и быстрота приблизительно равны, то решит все выносливость и способность не допускать ошибок. Если же нет... Рассматривать этот вариант просто не имело смысла.
Едва заметное со стороны, но мощное движение бедрами, ступнями – поймав маневр женщины в зародыше (ступни, разворот плеч – совсем уж внезапных движений не бывает), ревенант скользнул вслед за ней, словно привязанный невидимыми нитями,  меч мимоходом перелетел в левую руку, кистевой финт – ложная атака, якобы нацеленная на запястье воительницы (разница в длине рук несколько скрадывает разницу в длине клинков). Впрочем финт, если его проигнорировать, в любой момент может превратиться в настоящую атаку – по пальцам, или в переднюю ногу... но и торс ревенанта вроде бы открыт для удара.

Отредактировано Марций (2010-04-24 00:29:18)

0

11

Бой наконец-то начал обретать краски, хоть сколько-то импонировавшие Войне...
Первоначальные планы были просты - следовало найти приятную жертву для божественной сущности. И обычно для этого требовалось воспользоваться своей естественной, врожденной легкостью в вызывании раздора. Спровоцировать, раздразнить... словом, стравить хоть парочку существ. Далее же приходилось лишь внимательно наблюдать, не закончится ли все это желанной смертью. Одной жизни, загубленной с помощью тех или иных талантов Войны, вполне хватало на месяц беспроблемного "сожительства" с наследственностью Морриган.
Ну да ладно, речь не совсем об этом: однако, тут такая удача! Взялся неизвестно откуда в таком глухом месте по чистой, ничем и никем не подстроенной случайности. Напал - сам и первым.
- Я была бы довольно его гибелью. Но, кажется, ты подумала именно о том же, о чем я как раз хотела...
- Не время для длинных разговоров. Но, да, Астарта бы он порадовал. Колоритный экземпляр для войска Страха.

Тем временем нарисовалась еще одна тенденция: объект явно жаждал победы. Или - убийства как такового? Будь Этайн все еще на Земле, в своем родном мире людей - слегка мертвый незнакомец, вне всяких сомнений, был бы уничтожен. Там - нельзя. Там не Лабиринт, не Хаос, там настолько абсолютная жестокость пока еще (и слава богам!) не царит.
Ты начинаешь выглядеть все более убедительно. Продолжайте, мистер, продолжайте, и будем считать это вашим собеседованием в отделе кадров.
Немертвый военный вполне ожидаемо наращивал скорость. Этайн давала приближаться, но лишь немного, не спеша развивать свою предельную частоту и молниеносность движений. Не спешить она собиралась ровно до тех пор, пока противник не "сдаст" себя с потрохами: кельтка хотела предельности. Самого потолка усилий, самых крайних границ в желании победить, самых высоких показателей - разумеется, учитывая, что "потолок" этот будет отвечать именно предложенным обстоятельствам. То есть, сугубо поединочным. Впрочем, для немного более обширных выводов у полубогини есть как Дар, так и многие века собственной жизни.
А на нее, похоже, возлагались огромные надежды. Как на жертву. Ирландка аж опечалилась: нет, все-таки у мертвяка с головой не в порядке. Либо он воспринимает лишь тактическую схематичность движений, либо... а и ладно, не замечает и не замечает. Чего она, в самом деле, хочет от немертвого.
- Еще вспомни о том, что нужно быть добрее.
- Толерантнее, а это немного разные вещи. Между прочим, внешне толерантное поведение многим не помешало стать "звездами" криминальных хроник. Или маньяками попроще. 

Мечница Страха рванулась в сторону, игнорируя финт с фальш-атакой, демонстрируя вряд ли ожидаемую, ощутимо более высокую скорость и маневренность.
Придется ее здоровенному агрессору снова переходить на праворукость - если, конечно, он хочет попытаться успеть немного развернуться и отразить классическую, молниеносно плавную "цепь" ударов: бедра+пояс - торс - голова...

0

12

Бесстрастный, добросовестный дождь щедро поливал забытую всеми мощеную площадку, стрелки неправильных часов то приостанавливались, то вновь начинали отмерять неправильное, обратное время. Вряд-ли часам была интересна разыгравшаяся пред их округлым ликом схватка. Ведь, как известно, ничто не может быть интересней обратного времени.
А между тем воительница продолжала маневрировать. Быстрота ее движений не особо смутила немертвого – скорость опасна лишь подкрепленная техникой, а с этой самой техникой у многих, физически одаренных щедрее большинства, обычно были серьезные проблемы.
В Гарха мастерство мечника вколотили еще в те времена, когда он не мог пробить человеческую грудину ударом кулака, или, скажем, проигнорировать копье в собственном брюхе. За неимением невероятных силы и быстроты, приходилось учиться подмечать малейшие нюансы движений противника, чувствовать скорость, расстояние и инерцию, и никогда, даже истекая кровью, не допускать небрежности в поединке. Мастера отличает не скорость сама по себе. Его отличает способность успевать там где надо, действовать своевременно, именно в ту долю терции, когда это необходимо. Полуторник вошел, втянулся в удар, остановить его мгновенно, не смешав стойку, у противницы уже не получится – и дело не в силе, а в рычаге, массе и точках опоры.
И в тот самый момент, немертвый бросил тело в кувырок, проходя под удар, чуть слева, за спину женщины, и завершив движение, вложил остаточную инерцию в резкую подсечку. Подсечка плавно перешла в подъем и разворот.  Заученный отмах клинком почти не глядя – сбросить излишек скорости, отвести потенциальную атаку, ну или поразить противника, если тот по каким-то причинам не упадет.

0

13

Что бы ни думал противник и как бы ни оценивал ситуацию, более всего поражало - и откровенно радовало - его стремление к победе. Не сила, не аккуратность и предельная собранность... их полукровка как раз ожидала. Успела оценить в ходе сих примечательных кошек-мышек.
Этайн на данный момент совершенно не интересовали причины этого самого стремления победить. Даже если немертвый окажется тем самым банальным маньяком - что с того? Подобно... мотивированные существа в Лабиринте не редкость.
Если у противника и была цель биться и убить, то у кельтки ее не было. Ею двигало любопытство и, быть может, некий... рабочий азарт. Возможно, ей впервые за сравнительно недолгое пребывание в Лабиринте захотелось прибегнуть к старой доброй вербовке. Заодно и будет шанс узнать, можно ли иметь с этим... мистером некие разумные дела. Или, может, он не разговаривает? Это ведь Хаос. И вокруг дочери Морриган - его существа. Так что - кто знает.
Уход от ударов и быстрая передислокация противника принесли самое что ни есть радостное чувство. Вероятно, игра действительно стоит свеч. Ирландка, разумеется, мгновенно остановить уже воплощаемую схему ударов не смогла, как не смогла и препятствовать резкому перемещению немертвого. Однако, с подсечкой и замахом уже ничего не вышло.
Этайн выбрала быстрое восстановление собственного равновесия и мгновенный уход на большой шаг вперед, прекрасно зная о возможности (и, собственно, правда последовавшего) замаха клинком. Чужой меч с неприятным звуком "прошелся" по вовремя подставленному щиту - пока движения агрессора переходили в подъем и разворот, Этайн также не забыла обезопасить себя, развернувшись "защищенным" боком.
Итак, восстановив некоторую дистанцию между собой и немертвым, полубогиня адресовала последнему невозмутимо спокойную улыбку:
- Ты достойно служил при жизни, незнакомец. Нет ли желания продолжить столь доблестное занятие?
Кристально чистый, насыщенный серый лед женских глаз был очень внимателен. Смотрел прямо, но без вызова. Она вся - спокойствие. Вечная прохлада моря у берегов Эйры - против чужой, пламенно горькой жажды убийства.

Отредактировано Этайн (2010-04-24 20:41:39)

0

14

«Вербовщик из нее – как из меня жрец...», - позволил себе Марций мимолетную насмешливую мысль. Озабоченных пресловутой «доблестью», равно как и испытывающих непреодолимую потребность в служении кому-то, заманивать не нужно – сами прибегут и в очередь выстроятся. Остальных же неплохо-бы мотивировать как-то иначе, ну и поубедительней показать свою силу. Особенно в здешних местах. Женщина не справилась по обоим пунктам. Ревенант уже шагнул было вперед – продолжить схватку... но остановился.
Слишком сильно вспыхнул огонь, слишком жадно все его существо потянулось к незнакомке – убить, уничтожить, растоптать, наслаждаясь болью и ужасом. Марций всегда любил убивать. Но ненавидел признавать тот факт, что давным давно стал наркоманом, зависимым от отнятия жизней, причинения боли, не могущим остановиться, даже если бы захотел. Рабство внешнее – суть свобода по сравнению с рабством внутренним, когда клеймо выжжено не на коже, а на самой душе.
«Ну нет! Что и как делать, все еще решаю я!», - немертвый не изменился в лице, но внутри него происходила борьба куда более напряженная, чем поединок с самоуверенной воительницей.
Медленно, очень медленно, преодолевая сопротивление ставшего внезапно странно непослушным тела, Гарх опустил меч. Чуть наклонил голову к плечу. Приподнялась, набирая воздуха, недвижимая до того грудная клетка, шевельнулись губы:
- Дело говори!- голос ревенанта был негромким, хрипловатым, тон – требовательным.
В конце-концов, бой всегда можно продолжить. Сказать же, что Марций был доволен своим теперешним положением, означало солгать. Иначе чем прозябанием, его жизнь здесь назвать было трудно. Возможно предложение женщины будет означать какие-то изменения к лучшему. Сама же необходимость служить ревенанта не смущала – особенно учитывая тот факт, что ни верности, ни преданности он предлагать не собирался.
Присягают один раз за существование, и Марций сделал это давным-давно – в стране, которой более не было, а возможно, и вовсе никогда не существовало.

0

15

О, в тебе горит страшное недовольство... Я, разумеется, могу ошибаться. Но интересно было бы знать...
Как и упоминалось ранее, кельтка не страдала фанатичным отношением к бою как таковому. Поддайся она вся сущности богини войны... нет, пожалуй, становиться такой тварью, как незабвенная маменька Морриган, ей совершенно не улыбалось.
- А ведь в самом начале ты думала о радостях боя, поразвлечься... Ну же, зачем остановилась? Разве ты не видишь откровенного негатива? Он не будет служить. Возможно, ты просто даешь ему лишний момент на перегруппировку. Ты...
- Сделай милость, заткнись.

Этайн-друид снова вступила в свои "повседневные" права. От осознания того, что по собственной неосторожности мог нарушиться обыденный внутренний баланс, стало невероятно досадно. Все недавние эмоции мгновенно утратили цвет, смазались, утекли в мутные струи дождя. Немертвый заговорил. Как и ожидалось, кратко и... хм, очень красноречивым тоном. Да и черт с ним, с тоном. Если будет служить - так ведь все равно Астарту, не ей.
- Предлагаю подумать о присоединении к регулярным силам короля Страха. Вот, собственно, и дело.
Обманчиво изящные пальцы раскрыли кошель - при полной тишине молчащих губ. Нашарив половину вынесенной с собой суммы, а именно две золотых монеты, ирландка приблизилась, протянув деньги "знакомому незнакомцу".
- Nár lagaí Dia do lámh.  * "Да не ослабят боги твою руку", ирландский яз. (Gaelige)*
Разумеется, она всего лишь неполноценный друид, и как некое настоящее благословление это не сработает. Однако, во-первых, это - вежливо, во-вторых - это ее традиции, и потом, немертвый вполне заслуживает такой передачи денег. Не как "подкуп", не как аванс. Как безвозмедный дар, просто последовавший за предложением подумать. Всплеска чужой агрессии Этайн не боялась, излучая прежнее благодатное спокойствие.
"Сильный" - в лучшем своем смысле понятие куда более комплексное, нежели то, что можно увидеть в расстоянии от меча до меча.

0

16

Забавно – ему предлагали службу от имени того, кого немертвый чуть было не выбрал своим противником, ибо до истинных врагов добраться не мог, а существовать вовсе без таковых не видел смысла.
Женщина приблизилась, и раздирающая нутро ревенанта боль стала ярче. Ему пришлось собрать всю волю, чтобы удержать на цепи раздразненного битвой угольно-черного пса своей ярости. Это ведь так просто – взорвать мышцы мгновенным, неотразимым ударом на пределе сил, и пусть лопаются связки, трещат суставы, но меч погрузится в плоть.  Никакой быстроты не хватит, чтобы уклониться, никакая броня не защитит. Снизу вверх, вспарывая, вскрывая брюшину, грудь...
Аура, окружающая ревенанта, сгустилась, стала почти осязаемой – липкий ужас, беззвучный шепот, вкрадчиво просачивающийся под череп. Незнакомка не могла не чувствовать этого.
- Король Страха? Какая-то ты слишком нестрашная для служения ему, женщина. Где рога? Когти? Щупальца, наконец? – насмешливый тон, да и сама реплика были призваны замаскировать то, чем Гарх был занят сейчас. Знай он гэльский, немертвый несомненно оценил бы иронию ситуации, потому что все его внутренние силы в данный момент уходили как раз на то, чтобы расслабить руку с мечом. Медленно. Мускул за мускулом, каждый раз словно снимая со взвода заряженный арбалет.
Вполне возможно, что через секунду, минуту, или год, он все-же выпотрошит воительницу Астарта, но то будет его волей, его решением. Ярости позволялось присутствовать, помогать, но не управлять.
Ну а сейчас Марцию предстояло принять это самое решение, сводившееся, собственно, к извечной дилемме «синица в руках или журавль в небе». Отличная драка и способная чувствовать жертва прямо сейчас, или же множество разнообразных убийств в будущем, плюс статус воина короля и деньги, которые даже для него не будут лишними.
Впрочем, презренный металл был для ревенанта чем-то даже не третьестепенным. Не так уж много было вещей, на которые Гарх захотел бы его потратить. Основную плату он собирался запросить в совершенно иной валюте. И следовало убедиться, что женщина это понимает.
- Жизни. Много и в срок. Даже если у короля вдруг закончатся враги, - ревенант сделал паузу, а затем едва заметно ухмыльнулся, - Ну и это тоже, - он кивнул на золото.

0

17

Провалы пустых рам с покрытым паутиной любопытством смотрели на мужчину и женщину, разговаривающих  в мороси мелкого, как оседающий туман, дождя. Дома дремали в десятилетнем запустении, осыпаясь треснувшей штукатуркой, сонно поскрипывая рассохшимися полами, вспоминая приходящих на несколько лет и уходящих в небытие жильцов. Вот узкое окно комнатушки, в которой одиннадцать  лет назад ютилась горбатая  нищенка с облезлой, вислоухой  собакой и лоснящимся полосатой шерстью котом. Как-то вечером она ушла в ночь, и больше не вернулась. Пес неделю выл  под дверь, а потом тоже сгинул в бесконечности закоулков Лабиринта. Кот же быстро перебрался к ее соседу- свихнувшемуся ростовщику-меняле, занимавшему две большие комнаты на втором этаже.  На протяжении пятнадцати лет каждое утро старик подъезжал на кресле –каталке к окну, потирал сухие, как пергамент ладони, вытягивал из кармана жилета большие, круглые часы на цепочке, откидывал поцарапанную крышку, и сверял время с башенными часами, вечно идущими назад.
«Бом»,  приветствовали его ударом массивного колокола каждое утро башенные  куранты, и тонкие, ввалившиеся в рот губы растягивались в ухмылке. Скоро должны явиться должники, неся в мозолистых, натруженных кулаках  гроши, пропитанные потом, болью,  порой и кровью.
Однажды утром часы, простужено кашлянув пружинами, привычно пробасили приветственное «Бом», но старик в окне так и не появился. Вместо него в оконном проеме замелькали суетливые силуэты бесчисленных племянников и племянниц, в стыдливом беспардонтстве роющихся в затхлых сундуках со старческими сюртуками, фуфайками и непарными носками. Полосатый кот гнул вздыбленную шерстью спину и сердито шипел на непрошеных гостей.  Вскоре «гости» ушли, унося за пазухой свалившееся наследство. Комнаты на долгое время опустели, отращивая паутину в углах и густо, приторно душась пылью на диванах и шкафах.
Дом спал летаргическим сном, медленно рассыпаясь на части.
«Кхе.. шшш.. кхе.. кхе..» неуверенно зашипела, прокашлялась пружина башенных часов. Стрелка сдвинулась влево на деление,  тяжелый колокол пришел в движение, отбивая положенное «Боммм… боммм… боммм….» Звук все нарастал, сотрясая старые стены дома, пальцами ковырял трещины старой штукатурки. Дом устало вздохнул, поежился  и осыпался сгнившей рамой окна  второго этажа.
Трухлявые деревяшки полетели вниз, увлекая за собой скрученный обрывок холста, упали на мостовую у ног мужчины и рассыпались щепками. Моросящие капли дождя потекли по ржавым пятнам в центре печати на обратной стороне варварски выдранного фрагмента картины.

Первый фрагмент картины

Печать на фрагменте

Отредактировано Эрл Ноттергейм (2010-05-08 17:37:20)

0

18

- Король Страха? Какая-то ты слишком нестрашная для служения ему, женщина. Где рога? Когти? Щупальца, наконец?
- А где же хотя бы попытка мыслить без стереотипов, а, немертвый?
- А с чего ты взяла, что это вообще было именно той "попыткой"?

Да.... В самом деле, и на черта ей знать, о чем думал ее... хм... противник-собеседник. Все равно крайне маловероятно, что о чем-то хорошем. Если так вообще можно выразиться, находясь в таком "чудном" мирке как Лабиринт.
- Устрашение кроется необязательно во внешности. И, кажется, твои комментарии никак не относятся к делу, которое ты так требовал услышать, воин.
Аура ревенанта не стала ни сюрпризом, ни какой-либо неприятностью. Нет, разумеется, ощущать те крайне темные чувства, коими буквально разило от вояки в посмертии… приятного мало, но и только. Кельтка элементарно привыкла. Да и потом… вопрос стойкости к подобного рода вещам, как разнообразные «темные» ауры отпадет сам собой, если немертвому однажды «посчастливится» узреть Этайн-Морриган. Когда разгорается полноценная война, доминирующую позицию занимает божественная сущность, коей в полукровке, откровенно говоря, больше, нежели человека.
Давать своей силе полную волю – практически крайние меры, поскольку допустить фатальный дисбаланс в двух своих разных сущностях… Нет уж, мерси, пополнять ряды сумасшедших недо-богов ирландке хочется меньше всего на свете. Смерть, пожалуй – и та предпочтительнее.
- Жизни, много и в срок. Забавно, но как раз такое требование весьма своевременно.
- Учитывая потребность Астарта в уничтожении сплетников о его августейшей персоне… любых… и, не забывай, нам нужны жертвы, а с жаждой этой машины для убийств…
- Обойдешься, как и в последние годы! Даже не начинай. Но насчет потребностей дражайшего начальства… да. Бесспорно хороший вариант.

- С жизнями на ближайшее время проблем не будет. Услышишь где сплетни о Короле Страха, Астарте - смело делай со сплетниками, что сочтешь нужным. Только не забудь давать понять, что ты имеешь отношение к Его Величеству. Уже будет служба на благо короля.
Оставив воину деньги, полубогиня вознамерилась избавить оного от своего общества. Лишь сообщила на ходу, по-военному коротко кивнув напоследок:
- Этайн О'Гара. От этого имени заявляй рекоммендацию в замке. До встречи, воин.

0

19

Звук колокола. Неожиданно глубокий и звучный, густой, словно патока, он лениво полз сквозь пропитанный дождем воздух. Потрескиванием и влажным хрустом отозвалась ему стена ближайшего дома. В отличии от колокола, эта стена давно поддалась неизбежной энтропии старения. Очередная маленькая победа Хаоса, разве не так?
Мимолетный взгляд на обломки, в самом начале их падения. Опасности нет – Гарх не сдвинулся с места, и отвлекаться от разговора не стал.
- Устрашение кроется необязательно во внешности. И, кажется, твои комментарии никак не относятся к делу, которое ты так требовал услышать, воин.
« Ого. Кое-кому все-же хочется вызывать страх? Самоуверенная девочка, куда как самоуверенная... интересно, кем она себя считает?», - несмотря на то, что в Лабиринте ревенант обитал не так уж давно, ему уже довелось повстречать немало существ, свято уверенных в своей божественной либо дьявольской силе, всеведении, всемогуществе, неуязвимости... список можно было продолжать. Осознание этими несчастными своих истинных возможностей всегда было весьма забавным зрелищем. Даже когда это самое осознание устраивал не сам Марций. Впрочем, немертвый готов был биться об заклад, что и сам в подобной ситуации смотрелся довольно комично. Но он никогда не жаловал самообман в любой форме и быстро выяснил, что из прежних сил доступно, а что – нет. К первой категории относились, надо сказать, сущие крохи. А вот нечеловеческая жажда прежнего Марция-ревенанта, воплощения ярости проигравших и ужаса победителей, на заточение которого некогда брошены были сотни магов, кровь тысяч жертв, эта жажда, увы, досталась ему здешнему без остатка, вся, до последней жгучей капли. Несоответствие желаний и возможностей – что может быть банальнее?
Немертвый выслушал женщину молча – говорить было особо не о чем. Зыбкое соглашение, временно выгодное Астарту и ему. Обсуждать что-то дополнительно имело смысл лишь с самим королем.
Деньги он взял – не глядя, плавным, точным, почти изящным жестом – холодные пальцы мимолетно коснулись перчатки воительницы, подхватили желтые кругляши и спрятали их в пояс. Оружие же Гарх убрал лишь когда назвавшаяся Этайн, исчезла из виду. Не опасение – привычка. Поухаживать за отсыревшим клинком можно будет и позже – его работа на сегодня еще не окончена. Но нужно было решить, чьей крови напьется меч.
Немертвый стоял под дождем, не шевелясь, не дыша, не мигая. Для размышлений ему не нужно было обеспечивать комфорт телу.
А поразмыслить было о чем. Содержащийся в памяти ревенанта список существ, нелициприятно отзывавшихся о короле Страха, был весьма объемен, но проблема выбора отнюдь не сводилась для него к дилемме буриданова осла, или попавшего на пир обжоры.
Да и сам список недовольных был отнюдь не следствием сугубой общительности, или бесцельного любопытства Марция. Начать войну можно и в одиночку, но коли у тебя есть сторонники, из которых можно сколотить армию, дело пойдет куда веселее. А сторонники в борьбе с действующей властью – это недовольные, так что информацию о потенциальных внутренних врагах Астарта, Гарх собирал вполне целенаправленно.
Власть как таковая, Марция не интересовала, а ему было по большому счету все равно, чем заниматься – сражаться за короля, или свергать его (тем более, что первое можно было в любой момент превратить во второе), главное – процесс. Однако, как там все обернется с королем, было пока неизвестно, так что ревенант не считал нужным попусту транжирить потенциальные людские ( и нелюдские) ресурсы.
С другой стороны, вариант прирезать несколько невиновных, или виновных разве-что в рассказывании скабрезных анекдотов об Астарте (а в это число входили девять из десяти умеющих говорить обитателей пятого круга), было бы не слишком-то внятным подтверждением  его, Марция, возможностей и, соответственно, его ценности, как воина.
Впрочем, был все-же кое-кто, идеально подходящий на роль очередной жертвы немертвого – среди шаек, банд, «семей» Лабиринта, было несколько хорошо организованных, фанатично преданных товарищам групп, озабоченных вещами, несколько отличными от набивания карманов. Например, распусканием не способствующим укреплению королевской власти слухов.
Сведений об этих группировках удалось собрать немного, но из того, что стало известно, ревенант заключил, что управляются они, скорее всего, из единого центра.
Подобную, жестко организованную, устойчивую структуру, крайне сложно будет в случае чего подмять под себя. Следовательно, необходимо ее ослабить – не забывая, конечно же, представлять это Астарту, как борьбу за его, августейшего страшилы, интересы.
« «Этих» последнее время часто видят в «Дырявом башмаке». Значит туда.»
Похожий до того на изваяние, немертвый решительно зашагал к одному из уводящих прочь от площади переулков. На кучку мусора, свалившуюся ему не так давно под ноги, Гарх даже не взглянул.

» Бар "Дырявый башмак"

Отредактировано Марций (2010-05-13 18:09:56)

0

20

Начало игры.

Скрип-скрип. Скрип-скрип. "А, дьяволовы небеса", - человек наклонился и стянул с левой ноги башмак. Перевернул, постучал по подошве, придирчиво осмотрел и напялил обратно. Скрип-скрип. Человек улыбался. Ему нравилось здесь: прихотливые изгибы улиц, неровные дороги и осыпающиеся здания. Нависающие своды и ямы под ногами, слякоть, перемежающаяся с пылью. Он потянул носом.
Воздух был тоже как будто бы запутанный.
Он заглянул в одно из низеньких окошек: и увидел лишь темноту. Из второго на него насторожённо глянул сумрак и очертания мебели. Кажется, там был подсвечник... "Э-э-эй", - тоненько позвал человек.

Где-то в трёх арпанах от того места, он присел наземь и достал из-за пазухи яблоко. Аккуратно снял с него кожицу и положил в карман, выковырял семечки и опустил их в другой. Нарезав плоть яблока на тоненькие дольки, осторожно закопал каждое в грязь.
Поднялся и потопал дальше.
Кожуру он потом обвил вокруг своей шляпы, а семечки ссыпал в рот и проглотил.
У него обнаружился зуд в спине, и он почесался. Не забыв при этом поздороваться с зудом и отметить, что он пришёл.
- Светильники, - сказал человек.
- Да-да, - ответил человек.
- Кажется, здесь есть светильники.
- Это очевидно, что означает: твоим очам видно.
- Я вижу тени их света, отбрасываемые на предметы.
- Раскачивает ветер.
- Я тебя ненавижу.
- Песок просочился между пальцами и обвил её руки.
- Заткнись,
- оборвал его человек.
Он повернулся и прохромал в один из переулков. Поднял голову и осклабился: да, сейчас это будет как раз. В конце концов

» Улицы Круга III: Гордыни

Отредактировано Джок Старая Шляпа (2010-08-02 17:13:15)

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC