Лабиринт иллюзий

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лабиринт иллюзий » Круг I: Тщеславие » Замок Короля Порока: Малая гостиная


Замок Короля Порока: Малая гостиная

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

http://i051.radikal.ru/1003/51/b931cc9f23bb.jpg

Комнтата декорирована в том же рокайльном стиле, что и остальные покои дворца. Красный бархат обивки диванов и кресел. Пасторальные сцены на спинках. Золотая резьба и лепнина. Изящный веер каминной решетки. Скульптурные изображения толстощеких купидонов и барельефы корзин, наполненных виноградными гроздями. Декоративный павлин украшен золотом и драгоценностями. На стенах можно увидеть искусно выполненные фрески, изображающие эпизоды из античных легенд. В комнату ведут четыре двери. Здесь иногда принимают гостей, играют в карты, ведут деловые беседы.

0

2

» Замок Короля Порока: Кабинет

Утро вступило в свои права незаметно, словно бы подкралось исподволь, тронуло за плечо, удивило предрассветным туманом, восхитило медленно взошедшим солнцем. Затихли веселившиеся в парке придворные. Осколки хрусталя, корзинки из под снеди, обрывки одежд, утерянные чулки и ленты были убраны. Дорожки парка к этому раннему часу уже были идеально выметены. Вода в фонтанах искрилась чистотой, и сладковатый аромат обсыпанной росой зелени приятно щекотал ноздри. Только помятые кое-где кусты и трава свидетельствовали о том, что всю ночь здесь происходила пьяная оргия.
Следующей ночью все повторится вновь. Кто-то кого-то будет целовать, кто-то кого-то случайно прирежет.
Воздух ненадолго очистился и стал свеж. Днем все изменится, снова ударит зной, снова будут плавиться от жары улочки и вечно спешащие прохожие, гуляки и пройдохи. А пока солнце зевало и лениво щурилось, глядя на исковерканную причудливым образом землю Лабиринта.
Его величество не спал и ни с кем не делил постель в эту ночь. Чашечка кофе, сигарета после утренней ванны, распахнутое настежь окно и… новые вести. Не такие приятные, как хотелось бы, но вместе с тем интригующие и по-своему удивительные. Ишум, слуга Короля Чумы зачем-то пожаловал в это утро испрашивать аудиенции. О причинах не распространялся. «Почему не сам Эрра?» - этот вопрос немало волновал Короля Порока, тем более в связи с днем прошедшим. Не то, чтобы Эффутуо сильно беспокоился, но некая тревожность в этом событии все же была. Память почти рефлекторно обращалась к сказанному Аспидом. Впрочем, это мог быть очередной каприз Чумы или очередная колкость с его стороны. Возможно, Эрра просто понадобилось что-то от Эффутуо в кои-то веки и он не снизошел до того, чтобы встретиться с соправителем лично. Эта мысль отразилась на лице Короля Порока секундным выражением недовольства. Но так же быстро оно исчезло, уступив место извечной, блуждающей полуулыбке.
- Пусть немного подождет. Я приму его в Малой гостиной. Принесите туда кофе, - распорядился Король Порока и после того как слуга наконец-то закончил обряжать его величество, покинул личные апартаменты.
В малую гостиную принесли кофейные приборы, свежевыпеченные булочки, масло и сладости, на случай, если Ишум соизволит присоединиться к так некстати прерванному завтраку. Поставили пепельницу и колокольчик для вызова слуг. Раздвинули тяжелые гардины, впуская пока еще тусклый солнечный свет.
«Что ж, посмотрим что у нас еще плохого стряслось» - ухмыльнулся Король Порока, в душе, тем не менее, надеясь, что ничего ужасного не произошло и предстоящий день пройдет в порочном и столь приятном ничегонеделании.

0

3

» Замок Короля Чумы

Ехать было всего ничего, но сколько пафоса пришлось пережить! Ладно, дипломатия - это когда в берлоге медведя ешь тухлятину и нахваливаешь. К тому же повод был серьезный.
Выждав положенное этикетом время, Ишум подошел к облепленным инкрустациями дверям.
Явно не определившееся со своим полом разряженное по-вечернему создание открыло перед послом дверь. В иное время Ишум забавы ради ускорил бы процесс определения, но сейчас с шалостями придется повременить.
Комната была аляповато-роскошной, как и все в этом месте, и герольд строго приказал себе не морщиться.
Король Порока ожидал его за сервированным для завтрака столиком. Ишум сердечно улыбнулся, сделал положенные два шага навстречу и наклонил голову, обозначая поклон.
-Ваше Величество. Благодарю, что смогли принять меня так быстро, - это было искренне, своенравный Порок мог продержать его в приемной хоть до заката. С другой стороны, высланное письмо явно давало понять, что это не визит вежливости.
Ишум позволил себе более внимательно осмотреть комнату и присутствующего в ней Короля. С видом первой он заставил себя примириться, подмечая детали интерьера, говорящие о вкусе и роскоши. Второй вызывал смешанные чувства: чуждость, но уважение, приязнь, но желание отпрянуть. Ну и все в таком духе.
Герольд чуть опустил взгляд, сохраняя на лице улыбку.

Отредактировано Ишум (2010-03-10 15:08:40)

0

4

Его величество сидел за столиком из слоновой кости, небрежно закинув ногу на ногу и расправив длинный шлейф, как перья распускает павлин. Можно было сказать, что демон выглядит блестяще и это не было бы просто эпитетом. Наряд его просто подавлял роскошью, а во всем облике отчетливо ощущался нарциссизм, возведенный в неисчислимую степень.
Впрочем, Король Порока был неподдельно любезен и радушен.
Как раз в тот момент, когда Ишум вошел в гостиную, Эффутуо с негромким звуком поставил маленькую фарфоровую чашечку на блюдце. Поднял взгляд.
Лицо Короля Порока было скрыто бархатной темно-алой маской, отделанной тонкой золотой нитью. Эта деталь придавала Эффутуо весьма хищный вид. Взгляд Короля был цепким, по обыкновению прищуренным. Однако губы улыбались, а жесты отличались плавной, манерной мягкостью, словно бы руки демона жили своей отдельной жизнью.
- Присаживайтесь, - от позолоты у гостя, должно быть, рябило в глазах, а роскошь набивала оскомину. От дверной ручки до завитка лепнины, от золотого ободка тонкой как скорлупа чашки до вензеля на миниатюрной ложке, от накрахмаленной салфетки до бархотки на шее не то юноши, не то девицы в атласном чепце с розой на шалевом воротничке. Этот странного вида слуга, кстати говоря, тут же весьма проворно принялся наполнять чашку гостя. Немного замешкался, исподволь разглядывая Ишума, подвинул поближе кофейник и с особым прилежанием положил ломтик горького шоколада на блюдце.
Нетерпеливый жест рукой, и это чудесное нечто, короткая юбка которого открыто демонстрировала белоснежные панталоны, с поклоном удалилось ожидать окончания беседы за дверью, не преминув при этом показать гостю глубокий вырез декольте, в котором виднелась абсолютно плоская, гладкая не девичья грудь с окрашенными в ярко-алый сосками.
- Чем порадуете? – фраза прозвучала иронично и означала, что хороших новостей Эффутуо уже не ждет.

0

5

То, что Эффутуо носил маски, новостью не являлось. Так же как и то, что он любил и умел обозначать формат общения без слов - только внешним обликом, незначительными, вторичными, если не вникать, деталями костюма, прически или с умом подобранным аксессуаром. И теперь - изящная, но агрессивная маска, закрывающая почти все лицо. Значит ли это, что Порок будет скрытен и не пожелает сотрудничать? А ведь, как не противно было признаваться, на это тоже был расчет.
Ишум опустился на стул с вышитым на спинке фениксом - стоит ли и это воспринимать, как кусочек невербальной информации, несущей какой-то смысл? Нет, так можно утонуть в паранойе.
Существо оказалось мальчиком - по крайней мере, верхняя его часть, что он не постеснялся несколько более явно, чем нужно, продемонстрировать. Хотя какое тут, Астарт побери, может быть стеснение? Нельзя забывать, где находишься.
-Спасибо, милый, - рассеяно кивнул слуге. Дипломатия.
Ишум взял тонкую до прозрачности фарфоровую чашку, вдохнул аромат, сделал крошечный глоток.
Витиеватость и манерность неплохо дополняется спокойной, полной собственного достоинства, простотой. Герольд сегодня будет открытым и честным. Выпендриваться нужно, но не так, к тому же, Эффутуо выпендривается за двоих.
Поэтому, он ответил просто:
-Эрра пропал. Уж не знаю, насколько это вас порадует.

0

6

За окном умиротворяющее чирикали садовые птахи. Солнечный свет играл в завитках украшений, искрился в хрустале. И все было бы прекрасно и безмятежно, если бы не слова произнесенные Ишумом.
Новость прозвучала как гром среди ясного неба.
Между тем Эффутуо в первый миг едва подавил  желание по привычке иронично спросить: «Вы хорошо глядели под кроватью?». Сарказм, очевидно, появился на этот свет впереди него.  К тому же, всем известно, что Эрра переживает из-за своего небольшого роста, а это было поводом для множества острот. Короля Чумы за глаза одаривали множеством памфлетов и прибауток, а некоторые смельчаки отваживались делать это в лицо. Дальнейшая их судьба зависела от того, в настроении сегодня Эрра услышать о себе пару не слишком ласковых слов или нет.
То, что сказал Ишум, к шуткам никак не располагало. Слуга Чумы и сам выглядел обеспокоенным.
На какие-то считанные мгновения в Малой королевской гостиной повисла угрожающая тишина. Пожалуй, если бы кто-нибудь прислушался, то услышал бы как эти двое думают.
Даже маска не скрыла выражение недоумения на лице Короля.  Возможно, причиной этому был весьма красноречивый взгляд Эффутуо. Глаза его  посветлели, зрачок сузился в угольную точку. Исказился капризный изгиб губ, выражая крайнюю степень недовольства.
- Пропал? – переспросил его порочнейшее величество.
– Подождите. Как это пропал? – «Земля сошла с орбиты? Да как она посмела!».
Тонкие пальцы с длинными, отполированными ногтями забарабанили по столешнице, но перед этим ровно на мгновение холеная и белая как у девицы рука Эффутуо сжалась в кулак. 
- Как это обнаружилось? Рассказывайте, - жеманство пропало напрочь, уступая место деловой хватке, строгости и серьезности. Из распахнутого окна повеяло могильной прохладцей.

0

7

Новость Короля явно ошеломила, да так, что он даже перестал кривляться. Это было хорошо, значит, Ишум получит хотя бы внимание. А это уже немало. При таком очевидном, в общем-то, отсутствии выбора.
Помощник Чумы отпил еще кофе, отчаянно надеясь, что рука, держащая чашку, дрожит не так заметно.
Зацепившись за взгляд Эффутуо, Ишум начал повествование. Он не стал скрывать, что у них с Эрра гостил ангел. Объяснять, откуда он у них взялся, не хотелось, да и герольд не видел в этом сейчас большого смысла.
Рассказ шел плавно, теперь, когда Ишум определился со стилем повествования - в меру сухим, информативным, указывающим лишь на факты и исключающим домыслы, подозрения и прочую шелуху.
-...Он собирался посетить Прекрасное Далеко, о чем упомянул, после чего исчез. В ту же ночь, - Ишум не знал, когда именно, а допрос слуг выдал слишком широкий временной промежуток.
-...поиски ни к чему не привели, - ровно говорил посол, не отрывая взгляда от прорезей маски, - и я здесь, так как произошедшее касается всего Хаоса, и его соправителей в первую очередь.
Маска мешала следить за сменой выражений лица демона во время рассказа, но взгляд можно было хоть попытаться расшифровать. Недоумение? Да. Раздражение? Тоже есть. Испуг? Неужели даже он? Ну, если совсем чуть-чуть. Что ж, из этого уже можно делать выводы. Если осторожно.
Недопитый кофе давно остыл в чашке, когда помощник Чумы закончил говорить.
Вот сейчас он спросит, и чем же, собственно, он может помочь, а я не знаю, как ответить. "Помоги мне найти Эрра?" Пошлет и будет прав. "Отряди войск, чтобы я пошел и нашел своего короля, ибо сам не справлюсь?" Пошлет и будет прав. Ну же, Эффутуо, удиви меня.

0

8

- Плохо. Очень плохо, - совершенно серьезно сказал Эффутуо и замолчал. Пропажа Эрра виделась ему происшествием отвратительным. И хоть к Чуме Эффутуо особой симпатии не питал, но терять оного было все равно, что потерять приличный кусок существующего мира. Вы не любите осень и зиму. Вы можете жаловаться на слякоть и мокрый снег, ругать мороз и холод, но стоит у вас отобрать эти несколько месяцев непогоды и вы решите, что земля сошла с орбиты, а мир – с ума.
Демон сопоставлял факты. Сказанное Аспидом про Чуму и Астарта не так давно, а теперь вот исчезновение Эрра. Связь виделась ему очевидной, но ее могло и не быть. Мало ли что стукнуло в голову Эрра? И что еще за ангел? И почему в Лабиринте? Рассказ Ишума ответил на некоторые из его вопросов, но вместе с тем породил новые. Словно бы мысленно разговаривая сам с собой, Эффутуо покачал головой. Сейчас он казался очень молодым, однако взгляд был внимательным и даже усталым. Странное сочетание, противоречивое.
Король Порока открыл лежавший на столе портсигар, достал из кармана камзола обычного вида бензиновую зажигалку, вставил сигарету в мундштук и прикурил. По комнате поплыл сладкий фруктовый дымок. Взглянул в окно, где брезжило утреннее солнце.
- Что вы собираетесь делать теперь, Ишум? – вопрос был задан совершенно просто. Ответ был необходим Эффутуо, поскольку от того, что собирается делать слуга Эрра, будет зависеть то, что предпримет он. Мысль о том, что зачинщик всего этого сам Ишум так же промелькнула у Эффутуо, но судя по выражению лица и словам, произнесенным сегодня шэду, он не лгал или же был сверхталантливым актером.
Ответ так скоро ему не было дано услышать, потому что в следующий момент отворилась дверь и, вошедший слуга, кланяясь и многократно извиняясь, сообщил, что прибыл посол от… Джона Ячменное Зерно – Владыки Воздушных Островов.
- Кто? – переспросил Эффутуо, расплываясь в ироничной ухмылке.
- Посол Владыки Воздушных Островов, - повторил слуга.
- Самопровозглашенного Владыки, - уточнил Эффутуо с таким удивительным пренебрежением, от которого, казалось, способен замерзнуть кофе в чашках.
– Ну что ж, коли прибыл, проси. Сюда же. И еще один прибор.
Утреннее распитие кофе рисковало перерасти в кэролловское безумное чаепитие.
Совершенно другим взглядом Эффутуо взглянул на Ишума и негромко произнес:
-  Час от часу не легче.

0

9

В открытые двери, сопровождаемый юным андрогином, вошел мальчик лет десяти. За спиной его трепетали тонкие крылья мотылька, вряд ли способные поднять в воздух кого-то тяжелее кошки. Но чудилось, что такие крылья ему и под стать - мальчик был невесомей перышка: весь облик его, от непослушных карих волос до тонких ключиц, выглядывающих из воротника трико, дышал легкостью и свободой. На шее у юного посла висела Печать герольда с известной всему Лабиринту эмблемой Владыки Прекрасного Далёка - свирепым лицом, изо рта которого росли два побега*. Проводив удалившегося слугу грустным взглядом, мальчик взглянул в глаза Королю Порока, бросил взгляд на герольда Чумы, - и грациозно поклонился. Крылья за его спиной дрогнули и распахнулись. На Эффутуо и шэду дохнуло запахом клевера и свежескошенной травы.
- Ваше Высочество Айшма-дэв, Ваше Благородие Ишум, я, Душистый Горошек, паж Рыцаря Волны, официальный посол Двора Прекрасного Далёка, приветствую вас от лица своего господина, Короля Прекрасного Далёка, Его Величества Джона Ячменное Зерно; Владыки Воздушных островов и Небесного Замка, Хозяина Гальфийского лабиринта, Владетеля Сломанных часов, Стража Края Вселенной и... (тут Горошек расплылся в довольной улыбке) Повелителя Призрачного леса.
Отвесив таким образом пару звонких дипломатических пощечин всей аристократии Хаоса (особенно дерзко прозвучало "Ваше Высочество" Эффутуо рядом с "Его Величеством" Джона, - мол, куда тебе, князек, до настоящего короля), паж выпрямился, взмахнул крыльями и продолжил, приложив ладонь к сердцу:
- Fuisse felicem nuntio vobis* согласно приказу властелина моего и владыки: прошлой ночью, во время приватной беседы на границе совместных владений, Эрра, бывший Король Чумы, а ныне пленник Белого Грота, вероломно напал на моего господина Джона Ячменное Зерно, применив заклятие Чумного Поветрия. При попытке стражи обезоружить бывшего Короля, Эрра оказал дерзкое сопротивление, едва не повлекшее за собой гибель Рыцаря Земли и Рыцаря Шипов. Однако милостивый и великодушный господин мой, Джон Ячменное Зерно, решил не убивать вероломного преступника, но заточил его в неприступном узилище.

Поведя в воздухе крыльями, вестник изящно пал на колено и склонил голову.
- Ныне же, сообщив это прискорбное известие, я передаю от имени моего благородного и доблестного государя послание. Его Королевское Величество Джон Ячменное Зерно, не желая распрей и конфликтов, зная о дружеских чувствах, которые властители Хаоса питают к бывшему Королю Чумы, ныне пленнику Белого Грота, а также глубокой скорби, которая неизбежно постигнет двор вероломного Эрра... (тут мальчик поднял бесстыжие глаза на Ишума и Короля Порока) ...предлагает учредить Совет Трех Королей, на котором будет окончательно решено будущее Эрра, а также судьба его владений, слуг и прочего имущества. Мой господин приглашает Королей Порока и Страха, как и официального представителя двора Чумы, провести собрание Совета в его замке, куда вышеуказанные могут явиться со своей ближайшей свитой. Джон Ячменное Зерно со всем присущим ему благородством склоняет голову перед волей владык Хаоса и с нетерпением ждет высочайшего решения.

---
* Герб Владыки Воздушных островов
** Извещаю вас о великой печали (лат.)

Отредактировано Душистый Горошек (2010-03-08 15:51:22)

0

10

После того, как слуга, похожий в своих частых поклонах на дурно разрисованного китайского болванчика или на разминающуюся балерину, объявил о визите еще одного посла, Ишум начал прикидывать в голове бюджет на переброску войск в Далеко и развертку там карательной операции. Дорого, причеши меня хорек! Ишум злился на Эрра, на себя, на пассионарные волны - был, в общем, на взводе.
А потом появился ребенок. Купидонообразное создание с глазами, полными вседозволенности.
Для начала он понизил в титуле Эффутуо и зачем-то повысил Ишума - поссорить хочет? Чего нас ссорить, мы и так не дружим, мельком подумалось. Когда "посол" назвался чем-то из семейства бобовых, до помощника Чумы дошел весь, как он думал, маразм ситуации.
-... и... Повелителя Призрачного леса, - довольно вещал мальчик с гороховым именем. Ишум мгновенно повеселел. Вот он, казус белли, ежели вдруг до этого дойдет.
Герольд Чумы бросил быстрый взгляд на Короля Порока - смог ли он сохранить серьезное выражение лица? Сам же Ишум сдерживался, но с трудом.
Все это звучало первосортно ровно до того момента, как был упомянут Эрра. Эрра в плену у Джона Ячменное Зерно.
Внешне герольд позволил себе лишь чуть сузившиеся глаза. Рука нащупала булочку, Ишум откусил свежей сдобы, и, не прожевав, поинтересовался:
-Надеюсь, вы его там хорошо кормите? Мой Господин любит вкусно поесть, знаете ли.
Голова гудела от вариантов, рыжий герольд отбрасывал их, чтобы тут же придумать новые, а потом снова отбросить.
Малыш, видимо, заучивал речь наизусть, а потом тренировался перед зеркалом, уж больно гладко все выглядело. Как предвыборная кампания. В процессе исправил свою недавнюю оплошность, приравняв Ишума к имуществу, за что тот поставил ему маленький, но плюсик, а заодно поднял на пару строк выше в личном килл-листе.
Совет Трех Королей? Эта мелочь пузатая вообще знает, что Советы проводились Королями Хаоса с черти каких давних времен, и никаких зерновых культур на них не присутствовало? Разве что в булочках. Он откусил еще кусочек.
...Он не стал больше ничего комментировать, дав слово хозяину Замка. Было жутко интересно, что скажет Порок, Ишум ожидал нечто высококлассное.

Отредактировано Ишум (2010-03-09 02:53:49)

0

11

Слуга принес еще одну чашечку, сменил кофейник, разложил все приборы на столе и вновь исчез, бросив озорной кокетливый взгляд на мальчишку.
«Что ж, Эрра влип так влип. Очень не вовремя» - подумал Эффутуо, бросив мимолетный взгляд на Ишума. Весть о Призрачном Лесе ему не понравилась куда больше, чем «высочество» в исполнении мальца, но noblesse oblige, как говорили мудрые французы. А роза, как известно,  пахнет розой, хоть розой назови ее, хоть нет. Отметив про себя эти мелочи (так ставят остро заточенным карандашом пометки на полях), он «пролистал» повествование гонца по основным тезисам, на ходу очищая их от шелухи витиеватых фраз, на которые сам был большой затейник.
Представители стороны Порядка отличались от порождений Хаоса в том числе и тем, что делали подлянки противнику с наидобрейшими улыбками и удивительной чистотой во взоре, полагая, что они правы везде и во всем. Впрочем, так же думали и их оппоненты. Каждый был лицемерен по-своему, и в этом странном соревновании победителей не было.
По-прежнему за окном чирикали птички и журчали фонтаны. Утренняя нега окутывала замок Эффутуо, вызывая приятную расслабленность у всех его обитателей, не хуже опиума. Сладкий, легкий дурман. Милые забавы, невинные шалости. Трель пичужек, щелканье садовничьих ножниц, стук каблучков премилых созданий, в чепцах и кружевах, чьи короткие юбки показывали всему свету подвязки. Свежие булочки, масло, таящее на языке, нежный сыр и прозрачный фруктовый джем.
И нужная обоим собеседникам доза внимания.
Король Порока сделал затяжку, понимающе кивнул, выпустил пару ровных колечек дыма. Губы дрогнули в ласковой улыбке. Так детям улыбаются родители, так добрый исповедник улыбается кающемуся грешнику. С трогательной теплотой во взгляде. А уж это Эффутуо удавалось на славу, учитывая изначальную его суть. Лазурь глаз стала ярче, и  в запах клевера вплелся аромат меда, миндаля с мягким привкусом молока, а в гостиной стало как будто немногим светлее.
- Я прошу вас поблагодарить от моего имени Владыку Воздушных Островов за его милосердие, проявленное к его величеству Эрра и любезность, с которой он сообщил нам это неприятное известие. Надеюсь, мы вскоре разрешим этот инцидент, руководствуясь личной симпатией друг к другу и давней дружбой, - здесь он сделал паузу, улыбнувшись чуть шире и полуприкрыв глаза.
– Благодарю также и вас за труды  и скорую доставку этого важного сообщения. Вы, должно быть, устали? Попейте с нами кофе, дорогой мой, - голос демона звучал без какого-либо подобострастия или заискивания. Ровно, спокойно, доброжелательно, мягко-мягко, бальзамом на душу. Тем самым, который когда-то он лил на сердце бедной Евы.
«Хотел бы я поглядеть на лицо Астарта, когда одноглазый услышит это. Интересно, убьет ли Король Страха гонца, принесшего дурную весть?» - предвкушение игры, вот что его интересовало по-настоящему. Безразличный почти ко всему кроме изощренных ласк и страсти, Эффутуо понимал, что игра может быть интересной. Что же до Эрра, соправителя было бы неплохо вытащить из заточения хотя бы потому, что без него Лабиринт не Лабиринт, да и кто будет стращать всех гуляк гнилью кишок и сифилисом? Верно, больше некому. Ну а если сгинет и случится то самое «Ой, я не хотел», чему быть – того не миновать. Астарт наверняка будет недоволен случившимся, но что поделать «бруталу» и «кокетке» какое-то время придется поработать вместе. C’est la vie. Между тем пока что ни «да» ни «нет» не было сказано.
- Клубничный или абрикосовый? – речь, разумеется, шла о джеме к булочкам, которыми потчевал гостей его порочнейшее величество.

0

12

Ответив молчанием на вопрос Ишума и внимательно выслушав Эффутуо, мальчик-мотылек склонил голову долу, а затем, поведя в стороны крылья и отставив ногу, распластался в таком низком поклоне, что стал похож на пришпиленную к альбомному листу бабочку.
- От имени доблестного государя своего благодарю со всем почтением, Ваше Величество (как видно, инстинктом самосохранения паж все же обладал и череду уколов почел за лучшее не продолжать), за оказанный прием, не смею отказаться от чести разделить с вами трапезу. Клубничный джем - мой любимый.
Вприпрыжку подскочив к предложенному стулу, маленький посол прыгнул на него. С гравитацией у пикси явно были особенные, доверительные отношения, потому что при прискоках своих мальчик на мгновенье-другое зависал в воздухе, а на сиденье не плюхнулся - опустился плавно, точно падающий листок. И тут же принялся уминать булочки, густо смазывая их даровым джемом.
- Прошу глубочайшего извинения за неучтивость, однако, признаться, я летел сюда с известием, не щадя крыльев, и устал с дороги. (Умение говорить членораздельно с набитым ртом то ли входило в список магических способностей пикси, то ли было особенной посольской техникой, которой паж овладел в совершенстве.)

- Его Величество Джон Ячменное Зерно тоже питает искреннюю надежду, что вопросы, поставленные на обсуждение Советом, на котором встретятся Король Порядка и Короли Хаоса, будут разрешены со всей присущей монархам мудростью и любезностью. От имени благодетельного государя своего спешу добавить, что сторона Порядка хлопочет не столько об увеличении своих владений и возмещении нанесенных предателем обид, сколько об устранении поводов для взаимных ссор, могущих привести к междуусобной войне между мирами. Следуя словам великого Саллюстия, concordia parvae res crescunt, discordia maximae dilabuntur.* В качестве доказательства своих слов Его Величество пожелали распорядиться моей судьбой, перепоручив ее в руки Вашего Величества на время обсуждения Двором Порока предложения об учреждении Совета. Иными словами, мне запрещено покидать пределы дворца Порока до тех пор, пока Его Величество Айшма-дэв не соизволит принять окончательное решение по поводу проведения тройственного собрания. После этого же мне поручено выполнить роль провожатого Короля Порока и его свиты. Отдаюсь на попечение со всем почтением и страхом, ибо жизнь моя в ваших руках, благородный сир.
Закончив эту трагическую тираду никак не подходящим случаю веселым тоном, паж-мотылек запихал в рот сразу две булки. Похоже, за свою судьбу он ничуть не беспокоился: болтал ногами, косил глазом на замысловатые фрески (а там было на что поглядеть) и поглощал свежую выпечку с таким рвением, будто надеялся ускорить решение Эффутуо, начисто опустошив его запасы булочек со сдобой.

- Что же до угощения бывшего Короля Чумы, Ваше Благородие Ишум, - допив кофе, снизошел Горошек до шэду, - Именем Джона Ячменное Зерно спешу заверить, что щедрый и великодушный повелитель мой питает силы обидчика своей могучей магией и не допускает излишних мучений вероломного Эрры.

---
*В согласии города растут, при раздорах же гибнут империи. (лат.)

Отредактировано Душистый Горошек (2010-03-09 21:31:57)

0

13

Пока Король Порока со сладким видом вещал о взаимной симпатии, Ишум налил себе еще кофе. То ли кофейник был зачарован, то ли сделан настолько мастерски, что кофе в нем сохранял температуру и аромат, как только что заваренный. Ну что ж, и сюда поставим плюсик. Показатели в ишумовом табели о рангах в последнее время непредсказуемо менялись. Один раз - случайность, два - уже тенденция. На третий будет что - традиция? Хорошо, что сейчас не до рефлексии о системе ценностей.
Мальчику повезло, что Джон отправил его именно к Эффутуо, думал шэду. Астарт, тот бы сначала убил его, а потом стал обдумывать, что стоит предпринять и стоит ли вообще. В Замке Чумы его даже не пустили бы на порог, придав обратное ускорение острой формой холеры. А Порок, очевидно, воспринимал происходящее как забавную альтернативу полным разврата будням. Такая позиция более чем устраивала Ишума, неожиданностей с этой стороны он сейчас не хотел. Ладно, так или иначе, сейчас становится понятно, что он хоть не зря сюда пришел.
Объявляя себя заложником, мальчишка, разумеется, ничем не рисковал. Принцип дипломатического иммунитета плюс неизвестное на данный момент состояние Эрра вкупе давали сорванцу хорошие гарантии личной безопасности. И это тоже не могло не радовать.
Выговорившись и наевшись, жертва экспериментальной номенклатуры соизволил дать ответ Ишуму, услышав который, герольд позволил себе улыбку.
-Я удовлетворен вашими словами, благодарю, - произнес тоном учителя, который выслушал безупречный, но начисто лишенный воображения ответ отличника-зубрилы.
Через мгновение после его слов в тяжелый от позолоченной лепнины ставень резко, дробно постучали. Ишум склонил голову, прислушиваясь к аритмичному звуку.
-Прошу простить, господа, прибыла моя почта, - он аккуратно поставил чашку на блюдце, поднялся, оправив камзол, подошел к открытому окну. Сидящие в комнате тоже могли видеть почтальона - гигантского орла с львиной головой, удерживающего себя на уровне окна периодчиескими взмахами сильных крыльев.
-Аузалле, - сказал Ишум мелодичным голосом, принимая из когтистой лапы пергаментный свиток. Пробежал его глазами, секунду подумал, достал из внутреннего кармана видавший виды огрызок карандаша, черкнул на обороте несколько строчек. На уровне груди полыхнуло - герольд скрепил написанное личной огненной печатью. Снова поднял взгляд на анзу и произнес еще несколько певучих слов, возвращая послание. Затем, знаком отпуская гонца, вернулся к кофейному столику.
Каким бы ни был предполагаемый состав предполагаемого Совета, следовало быть готовым. Теперь дело было за Пороком, который, Ишум верил, тоже не будет тянуть кота за жизненно важное и вскоре огласит свое решение.

Отредактировано Ишум (2010-03-10 19:47:23)

+1

14

Уловки пикси виделись Эффутуо смешными, а потому следовало отнестись к ним снисходительно и даже поощрительно. Жители Прекрасного Далека тоже изъедены пороками, это Эффутуо на руку. Перераздел территорий не имеет такого большого значения, как содержимое душ. Там, где есть хоть немного места тщеславию, гордыне, самолюбованию, ревности и всем разновидностям гнева – есть место и для него.
«Один умник как-то уже мнил себя великим царем израилевым. Дело окончилось весьма трагично – был надолго брошен в земли необитаемые, где неминуемо раскаялся в гордыне».
Истинная мудрость, истинное благородство и истинное могущество не кичатся титулами, и не потрясают скипетром или мечом.
«Ты совсем постарел. Рассуждаешь о добродетелях» - мысленно сказал демон сам себе, шутливо укоряя. Все же Эффутуо был неисправимым скептиком почти во всем. Однако, и в грехах, и в добродетелях он знал толк.
Что такое тщеславие как не порок? А пикси сейчас просто-таки распирало от этого чувства, и вкус его эмоций был весьма сладким. Поэтому удовлетворенную и ласковую улыбку его величеству не пришлось изображать – она была вполне искренней и поддерживала таковые выходки крылатого создания, пятнавшего самое себя. Он ненадолго отвлекся на взгляд за окно, где Ишум обменивался посланиями.
Сияли и переливались тончайшие узоры золотого шитья на алой маске Эффутуо. Сам демон был столь безмятежен, будто ему передали не настоятельную просьбу явиться тот час же (ишь ты), а очередное поздравление с годовщиной падения. Утро меж тем окончательно вошло в свои права, и, как и следовало ожидать, жители замка его порочнейшего величества, понемногу заполнили лужайки парка с тем, чтобы предаваться излюбленному занятию – сладострастию. Так или иначе, стоны какой-нибудь хорошенькой фаворитки теперь доносились и до распахнутых окон малой гостиной.
«Малютка Джон, неужто ты так мелок, что прислал сюда гонца и завуалировано-витиевато угрожаешь нам? Видать, что-то сильно тебе нужно, Ячменное Зерно. То, без чего ты не можешь обойтись, ибо уже не просишь, но вымогаешь. А ведь мы даже не начинали торговаться. Оставь латынь ученым. Эрра ты поносишь зря, мы и так знаем, что за фрукт наш дорогой дружок - излишне».
Ни сколько не изменившись в лице, Эффутуо отложил мундштук, устроив сигарету в желобке пепельницы, грациозно повел широкими плечами, пригубил чашечку кофе.
«Гонца отдаешь нам в залог, надев на него магический амулет, чтобы злые демоны детке не причинили вреда. Какое удивительное ханжество. Я думал, мы доверяем друг другу. Или ты так нас боишься? Впрочем… Ты, Джон, любишь подглядывать? Я тоже. Очень».
- Мы будем только рады таким гостям, как вы. Но, к сожалению, ответ скорым не будет, пока его величество Астарт не сообщит о своем решении. Вы можете подождать здесь и располагать гостеприимством этого замка, - таковым было решение Эффутуо. Все это он произнес тем же тоном. Демон мог быть по-светски легким, обольстительно естественным и нисколько не стеснялся своего обаяния.
Манерным жестом поставив чашечку на блюдечко, он спросил пикси:
- Девушку или юношу вы хотите видеть подле себя в качестве утехи в скучном ожидании? – еще никто не мог упрекнуть Эффутуо в отсутствии гостеприимства. О, можно было не сомневаться в том, что маленькому послу Горошку здесь окажут поистине королевский прием.

0

15

Пороки формируются раньше половых признаков. Все же, старина Зигмунд был во многом прав. Так же как и Юнг, и, особенно, Ян Амос Коменский.
А Эффутуо, разумеется, как никто другой, мог воздействовать на них, как напрямую, так и опосредованно.
Ишум и ухом не моргнул, как паренька уже обхаживали две куколки. Одна была на вид лишь чуть старше Душистого Горошка - тонкая, с едва обозначившимися бугорками грудей, в летнем, под стать его собственному, наряде. Второй оказалась дама среднего возраста из разряда "интересных" - с таинственным огоньком в глазах, который мужчины называют "блядинка". Первая что-то озорно и жарко зашептала юному послу в ухо, после чего оба звонко рассмеялись. Вторая привезла в низком столике-тележке гору сладостей, взглянув на которые, Ишуму тотчас же захотелось пить. Шоколад всех мастей, рахат-лукум, мармелад, пастила, фруктовое драже, чак-чак, ванильные пирожные, хрустящие вафли с начинкой... Протягивая мальчику кусок торта, который тот тут же запихнул в рот, она наклонилась так, что чуть было не выронила из выреза тяжелую, и от этого еще более аппетитную, грудь. Девочка потянула Горошка за собой, и они вприпрыжку выскочили из гостиной. Дама с тележкой вышла за ними, качая бедрами и напоследок подмигнув оставшимся.
Герольд Чумы внимательно посмотрел на Эффутуо, после чего продолжил диалог, будто тот и не прерывался:
-Я собираюсь найти способ выяснить, что на самом деле там творится. А вы?

Отредактировано Ишум (2010-03-12 18:32:12)

0

16

Плие, плие, поворот. Подрожать крылышками. Клубничный джем и две шлюхи – залог государственного порядка. Смотри, смотри Джон – здесь самые лучшие шлюхи  и самый лучший клубничный джем. С солоноватым привкусом.
Интересно, от чего крылышки пикси трепещут быстрее и резче? Потом надо будет узнать. Крайне интересный вопрос все же. С пикси его величеству еще не доводилось. Впрочем, как в известном анекдоте тут могло быть как с мышками для сексуальных утех льва – использовать собранными в пучок.
Когда дверь за Горошком закрылась, Король Порока вздохнул с облегчением. Соглядатаи в этой беседе были ни к чему. Тем более, так удачно появившиеся. Он не стал делиться с Ишумом мыслями по поводу того, что хотел бы сотворить с посланником Джона Ячменное Зерно. Это и так было ясно. Но, долг превыше всего. И в Хаосе существует понятие обязанностей и договоренностей, которые Эффутуо всегда соблюдал. Правда, иной раз понимая их суть по-своему. Все будет сделано как следует, можно было не сомневаться. Обкормив маленького посла сладостями до отвала, его лишат магической защиты. Никто не станет убивать языкатого пикси, отпустят восвояси, как только хоть что-нибудь прояснится, обессиленного и выжатого как лимон изощренными ласками. Если он, конечно, гуляя по парку, не влетит случайно в паутину, которую не успели убрать садовники. Но это будет только его вина. А садовников его величество обязательно накажет за просчет – внушительной премией и памятным подарком. Ведь на землях Хаоса все наоборот, правда? Мимолетная улыбка промелькнула на губах Короля Порока.
Эффутуо некоторое время молчал, глядя на Ишума. А потом совершенно прямо сказал:
- Херня какая-то.
В этих абсолютно не дипломатичных выражениях его величество как нельзя более точно выразил свое мнение по поводу всего происходящего.
- Если вам потребуется моя помощь, можете на меня рассчитывать, - произнеся это, Эффутуо немного помедлил, потер подбородок в задумчивости, потом спросил:
- «Повелителя Призрачного леса» он сказал? Я не ослышался? Вот ведь ублюдок,- тон голоса Эффутуо вновь стал привычно мурлыкающим.
- Неужели он не знает, что жажда стяжательства до добра не доводит? Впрочем, имей я на голове гнездо, тоже о многом не задумывался бы, - и с этими словами Король Порока рассмеялся.

+2

17

Это было крайне мило со стороны Эффутуо - предложить помощь. Нет, честно. Ишум думал об этом почти совсем без сарказма. Отметить это еще одним плюсиком? Да, Ваше Величество, почему нет, конечно же, ваша доброта и готовность безвозмездно(!) помочь известна всему Лабиринту!
Герольд Чумы был страшно рад уходу Горошка - этот мелкий раздражитель едва не вывел его из равновесия, а неуравновешанный Ишум мог натворить такого, что дипломатии в известном смысле пришла бы самая настоящая амба. Так что шэду даже испытывал нечто вроде благодарности Пороку за своевременное вмешательство с помощью девиц. А что, главное - не увлекаться.
"Херня", подумал герольд, это точное, но несколько мягкое определение происходящему. Самому же Ишуму эпитеты слабее, чем "пердимонокль" и "икебастос", в голову не приходили.
А потом Эффутуо заговорил о Призрачном Лесе. Он что, ожидал, что Ишум начнет бить себя пяткой в грудь или как-то еще проявлять возмущение?
-А вы там были, Ваше Величество? - поинтересовался. -Если нет, очень советую - это будет весьма занимательно.
Дело в том, что призраки, не сдерживаемые более волей Повелителя Чумы, неминуемо разбредутся по святым и непорочным лужайкам Далека, отравляя отружающий мир ядом небытия. Ишум вовсе не был уверен, что даже выскочка Джон Ячменное Зерно и вся остальная посевная флора смогут легко справиться с ними. Не будь шэду собой, он бы, может быть, вернулся в Замок ждать, пока какой-нибудь очередной ингридиент для мюсли прилетит к нему, начнет выпендриваться... 
-Если Его Величество Астарт плю... откажется от пикника, как поступите вы? - Ишуму почему-то казалось, что Страху как-то в последнее время... не до того, что-ли? А скоро будет совсем не до того, пришла неожиданная мысль.

0

18

Правый угол губ Эффутуо дрогнул в саркастической улыбке. Король Порока  по-лисьи прищурил ярко-голубые глаза, слушая ироничные речи герольда. Иногда ему думалось, что в этом перекошенном и изломанном мире есть место только иронии: злой правде, желчи жизни, черной крови из разверстого рта.
Острый цепкий взгляд.
Демон оперся подбородком на ладонь одной руки, другой лениво и не глядя потянулся за мундштуком. Прикусил оный зубами. Задумался.
Сделал затяжку, медленно выдохнул ароматизированный дым. В лучах солнечного света тот вился причудливым сизым узором.
В некоторой степени его забавляло то, как выражался Ишум. Демон глядел на шэду изучающее, не хватало только характерного жеста – поправить пенсне на носу. Но пенсне Эффутуо не носил. По крайней мере, сейчас.
Возмущенных возгласов Король Порока не ждал, он ждал другого – подробного рассказа о том, что конкретно намеревается делать шэду, кроме весьма пространного «найти способ выяснить, что на самом деле там творится».
Что творится, станет ясно не сегодня – завтра. Что же до Астарта…
- На вашем месте я не заявлял бы с такой уверенностью о предстоящих действиях  его величества Короля Страха, - «Слишком резвы вы, мой дорогой. Потише. Тише едете, дальше будете».
Сказанное вслух было произнесено привычно ласково, как дружеский совет. Астарт был волен поступать так, как ему заблагорассудится. К тому же, будет весьма разумно, если его величество Страх на время подержит Лабиринт в своих крепких кулаках, заодно, глядишь, прекратятся слухи о том, что Астарт перестал пугать кого-либо своим могуществом. Но информировать следовало. И чем подробнее, тем лучше. В данном случае разрозненность и вражда, мелкие дрязги, - следовало оставить в стороне, и Эффутуо надеялся на то, что владыке Страха хватит мудрости.
Демон чуть приподнял подбородок, с видимым удовольствием выпуская дым вверх. Все, абсолютно все, здесь было пропитано откровенным, кричащим гедонизмом, который, порой, достигая критической отметки, весьма раздражал пришедших извне.
Но там, где нет любви, остается только радоваться тщете.
- Если мое присутствие в Прекрасном Далеко будет необходимо, я прибуду туда, - Король Порока бросил быстрый взгляд за окно. Последнее было произнесено будничным тоном, без какого-либо жеманства. Это была его обязанность как одного из правителей Лабиринта.
– Если же такой необходимости не возникнет, я полагаю ограничиться посланниками от  своего имени, - дальше демон пояснять не стал, ибо посланники, как известно, бывают разные – от герольда до убийцы.

0

19

Ишум уставился на Эффутуо, не в силах скрыть изумление. Он что, вообще меня не слушает? - пронеслась мысль, - Или злит нарочно? Но, клянусь подштанниками Эрра, я не понимаю, зачем. Какая уверенность? Ишум собрал в кучу вежливость со спокойствием и ответил:
-Мне жаль, что мои слова могли быть восприняты столь искаженно. Я, как вы помните, интересовался вашими возможными действиями в случае отказа Его Величества Страха.
Что ж, он получил ответ - размытый, но и на этом спасибо.
Если Эффутуо захочется плести интриги - пусть, предки с ним, но это будет означать, что Ишуму придется действовать на свой страх и риск. Конечно, здравый смысл предполагал обратиться к Астарту, но интуиция истеричным голосом вопила иное.
Ишум, провожая взглядом прихотливо извивающийся дымок, полез в карман за пачкой. "Черный Лотос" - смесь табака с опиатами, чуть удлиненная темно-серая сигарета с серебряной каймой на кромке фильтра. Герольд вдохнул первую, кружащую голову затяжку, на мгновение задержал дым в легких, прикрыв глаза, выдохнул большое кольцо и пропустил через него с полдюжины мелких, похожих на сушки для привидений.
-Наши силы будут полностью мобилизованы через несколько часов, - поведал герольд. "Лотос" частично, но примирил его с окружающей реальностью, и он был готов продолжать переговоры:
-Впрочем, переброску можно начать уже сейчас, возникни в этом необходимость.
Тут Ишум вспомнил поразительное недопонимание его последнего вопроса и поспешил добавить:
-Прошу, не подумайте, что я хочу развязать войну. Напротив, я буду рад избежать ее, если в наличии будет иной адекватный способ, - он сделал еще одну глубокую затяжку.
-Через некоторое время я получу данные воздушной разведки, - делясь информацией о Зу, шэду ничем не рисковал. Силы, способные нанести посланцу ощутимый вред, пересчитывались по пальцам одной руки калеки.
-Если же у вас, Ваше Величество, есть возможность прояснить картину происходящего, это могло бы здорово помочь, - это прозвучало искренне.

0

20

Эффутуо не успел ответить то, что намеревался. Одна из пассий, ранее сопровождавших Горошка, вошла  в гостиную в сопровождении слуги. Демон отодвинул чашку.
- Ваше величество! – тонкие девичьи пальчики держали шнурок, на котором висел чудо-амулет, знак гонца Владыки Прекрасного Далека.  Амулет, маня и притягивая взор, тихонько покачивался из стороны в сторону.
Девица, едва ли не вальсируя, приблизилась к королю и с реверансом положила амулет на стол. Она была невероятно горда собой. Все-таки, дело первостепенной важности.
- А Горошек? – с ленцой  и характерным сухим смешком спросил Король Порока.
- Он спит, ваше величество. Объелся шоколадного торта, захмелел от молочного коктейля и уснул.
- Ни разу к тебе не притронувшись? – тут же поинтересовался Эффутуо, придирчиво оглядывая девицу.
- Нет, ваше величество. Ни разу, - покачала головой та и расправила кружева на манжетах нежно розовых рукавов, расшитых флорентийскими ирисами. Надула губки и зарделась.
- Может быть, ему надо было мальчика… - задумчиво протянул Эффутуо. Этих «зеленых» сам черт не разберет. Ладно, ступай, моя дорогая, - белая, холеная рука огладила девицу по щеке, пальцы ущипнули за плечико, после чего мимолетная пассия Горошка с тихим хихиканьем, покраснев еще больше в попытке изобразить стыдливость, удалилась.
Длинные идеально отполированные ногти демона выбили на крышке стола нетерпеливую дробь. Эффутуо взял амулет в ладонь, провел по нему пальцами по часовой стрелке, улыбнулся, а потом достал карманное зеркальце в золотом футляре. Открыл, положил амулет рядом.  Когда-то леди Иммаколате с помощью нехитрого фокуса он смог показать изнанку этого мира.
- Возможность прояснить картину происходящего? Думаю, что теперь есть, - оба предмета Эффутуо подвинул ближе к Ишуму, чтобы тот мог сам найти ответ на заданный вопрос.
Оправленный в золото, круглый кусок, покрытого амальгамой стекла как будто пошел рябью, потом почернел, после чего в небольшом просвете другой реальности замелькали кадры, никак не похожие на то, что рассказал Душистый Горошек.
Улыбку смыло с лица демона, ибо увиденное удивило даже его.
В замке Владыки Воздушных Островов царили паника и хаос. Пикси, дриады, элементали метались по коридорам и лестницам, звенели на разные голоса о большой беде. Смятение было на лицах ближайших слуг Джона Ячменное Зерно. Женщина с золотыми волосами стремилась во дворец, спешила увидеть своими глазами. У ветра был привкус горечи и стали. Небо стало ниже. Дверь темницы была распахнута настежь. Лезвием клинка резал пространство солнечный луч. В самом углу не царских тесных покоев лежало высушенное, сморщенное  и одеревеневшее тело юного Джона Ячменное Зерно, которого выжали как лимон. Кое-где дерево обуглилось, словно бы его успело поцеловать пламя. Под корой шевелились насекомые, и почему-то это были личинки мясных мух. У порога, на выходе лицом вниз навсегда застыл Эрра. Его фигура словно бы была изваяна из черного песка. Лицо выражало бесконечную скорбь. Из спины торчало древко боевого топора Владыки Воздушных Островов. Лезвие проржавело, и каким-то чудом не раскрошилось. Крови не было, только едва заметный туман. В мире Прекрасного Далека стало немногим темнее.

+2


Вы здесь » Лабиринт иллюзий » Круг I: Тщеславие » Замок Короля Порока: Малая гостиная


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC