Лабиринт иллюзий

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лабиринт иллюзий » Круг IV: Чревоугодие » Дом Кристофа


Дом Кристофа

Сообщений 1 страница 20 из 51

1

http://s06.radikal.ru/i179/1003/d0/4d6166c97e27.jpg
Двухэтажный дом в викторианском стиле прячется за пышным яблоневым садом. По узкой, вымощенной плиткой дорожке можно пройти к двери, сзади имеется потайной ход, ведущий на другую сторону улицы.
Само убранство дома носит на себе отпечаток владельца - светлые станы, задрапированные легкими тканями, старинная мебель, выполненная из цельной древесины, все чинно и благообразно. Первый этаж занимают гостиная, столовая, библиотека, кухня, небольшая кладовая. Второй отведен полностью под покой хозяина дома: спальня, личный кабинет, будуар, гардеробная со всевозможными нарядами, предел мечтаний всякого модника и модницы.

Отредактировано Кристоф (2010-03-03 19:38:18)

0

2

» Храм "Эрос"

В доме царили привычный полумрак и тишина так приятные для уставших от громкой музыки барабанных перепонок. Сюртук тут же был скинут на низенькое кресло, попавшееся на пути у юноши. Ночь только начиналась.
Кристоф не спеша поднялся на второй этаж, тихое эхо пустого дома вторило его шагам. Пропуская одну дверь за другой, не останавливаясь, юноша уверенно продвигался к гардеробной. Вот оно, его любимое место, маленький рай, его гордость. Как заправская модница, Кристоф часто скупал дорогие наряды, строгие костюмы, пышные платья, туфли, разнообразные аксессуары. Гладкий шелк, пышная органза, невесомый шифон, строгие линии соседствовали с рюшами и легкомысленными цветочками.
Выбрать наряд для прогулки не составило труда, гораздо больше времени занимала подготовка к выходу в свет. Прихватив выбранное, Кристоф направился наводить красоту и преображаться. Темные локоны были тут же накручены щипцами, на лицо лег слой невесомой пудры, щеки окрасились румянцем.
Порой его забавляло это перевоплощение в девицу, кокетство, жеманность, возможность сменить маску хрупкого юноши на наивную барышню. Часами можно было стоять перед зеркалом, репетировать движения, жесты, мимику.
Единственное, что его раздражало в этот момент, так это разыгравшийся не на шутку голод. И с этим надо было что-то делать. Лучшим средством в таких случаях служила долгая изматывающая прогулка. Ночь заканчивалась сменяясь нарождающимся днем. Из-за плотно задернутых штор не было видна золотого света солнца. Кристоф схватил в охапку приготовленные вещи и принялся потихоньку облачаться: ажурные чулки, легкое шелковое платье со шнуровкой по бокам, длинные полупрозрачные перчатки, шелковый платок на шею, высокие лакированные сапоги на платформе и шляпка - все однотонное, глубокого черного цвета.
Спустя несколько приятных часов на Кристофа из зеркала смотрела юная девица с дерзкой улыбкой на устах. То что надо для прогулки. Убедившись в отсутствии изъянов в его наряде, юноша последним штрихом подвел глаза темным карандашом и нанес на пухлые губы темно-вишневую помаду. Новый образ был закончен, осталось лишь дать ему несколько часов жизни.

» Бар "Битая масть"

Отредактировано Кристоф (2010-03-08 23:20:53)

+1

3

» Кальянный двор

Парадокс жизни: если день начался хорошо, то пускай он продлится как можно дольше. В плохие же дни следует засыпать как можно раньше - дабы не продлевать и без того отвратительные сутки. Этот день, впрочем, пока что ничем не выделялся из череды своих собратьев, а именно был на удивление наполнен событиями. Хотя, ленная праздность в Лабиринте понятие довольно редко встречающееся, разве только для живущих здесь уже сотни и десятки лет, пресытившихся ощущениями настолько, что их вряд ли можно было чем-либо удивить.
Что же до Кристофа, любителя и охотника до всякого рода изумительных приключений, то жизнь его была как погоня за острыми ощущениями. И на этот раз он играл роль догоняющего и, к удивлению своему осознавал, что плетется чуть ли не в самом хвосте. Срочным образом исправлять это недоразумение он не стремился. Тише едешь - дальше будешь, да и в спешке вряд ли можно оценить весь изыск. Это как есть второпях - и удовольствия мало от такого приема пищи, да и польза тоже невелика.
Посему юноша предпочитал дозировать свои впечатления, если можно применить этот термин к собственной жизни. Вот и в этот вечер, благодаря странному стечению обстоятельств, он оказался один на один с собой и невесть каким боком рожденной скукой. Откуда она взялась понять было трудно, или же возникла из-за привычки каждодневных вечерних прогулок. Так или иначе, но поглощенный навалившимся сплином, Кристоф маялся от безделья в четырех стенах, пока не плюнул на все и в спешке не собрался на свежий воздух.
Прихватив у самой двери тонкую деревянную трость с металлическим наконечником и лаковым белым древком, скрывавшую в своих недрах остро наточенную спицу, юноша бегом сбежал по ступенькам крыльца.

» Улицы (III круг)

Отредактировано Кристоф (2010-06-29 19:29:02)

0

4

» Улицы (III круг)

...Руки бережно прижимали к себе хрупкое мирно посапывающее тело, которое несколько часов назад эти же руки внесли в указанный этим телом дом. Которое нервно раздевали, стараясь не разбудить и не вызвать лишнего стона. В которое вливали обнаруженный в одном из шкафчиков коньяк. Которое трепетно завернули во все найденные в доме одеяла, пытаясь согреть всеми силами.
На шее Кристофа красовался все тот же цветастый платок. Две аккуратные ранки на шее были тщательно "продезинфицированы" все тем же коньяком, и аккуратно залеплены найденным в одной из тумбочек пластырем. Сам вампир в одних брюках в полудреме полулежал на подушках, поначалу просыпаясь чуть ли не через каждые пять минут, чтобы пощупать пульс и облегченно уткнуться носом в ворох волос юноши, лежащем у него на груди. Сейчас же благодаря, или проклиная такую из своих способностей, как эмпатия, рыжий окончательно отключился, ослабленный и впитавший в себя состояние Криса. Несколько часов метаний и обдумывания ситуаций, и результат не заставил себя ждать. Замученное донельзя сознание рыжего просто самовольно раскрыло все ментальные заслонки и, поймав нужную сонную волну, банально отключилось.
Теплые руки обвивали юношу под одеялом, а сам вампир казался на пару лет моложе. Ворованное тепло, краденная молодость, несколько часов - и все это исчезнет, канет в небытие холодных рук и застывшего сердца.

Отредактировано Каллисто (2010-07-04 14:14:33)

+1

5

Стук. Мерный стук. Метроном? Рядом ритмично билось чье-то сердце. Теплое, несущее багровую кровь по венам, дарующее жизнь. Сердце... Вечный мотор, отмеряющий не хуже часов дни-минуты-годы.
К сердцу прилагалось еще и тело в полном комплекте, с руками, ногами и прочими конечностями типа "голова". А еще от тела доносилась приятная аура, до боли знакомая. Его! Инкуб резко открыл глаза и, стараясь не делать резких движений, поднял голову. Во рту прочно поселился вкус дорогого коньяка, который был припасен им для какого-то торжества. Вот и попраздновал... На подушке спокойно дремал давешний знакомый по иронии чертовки судьбы оказавшийся вампиром. Первым порывом было сбросить нахальника с теплого местечка и надавать по шеям, что Кристоф и намеревался сделать, вот только соберется с силами. Сказать легче чем претворить в реальность, тем более, что от любого неосторожного движения вокруг головы принимались летать звездочки.
Юноша с едва слышным стоном уронил голову на прежнее место и закрыл глаза. Тихий ненавязчивый аромат лежащего рядом вампира щекотал ноздри и сводил с ума. По телу ту же прокатилась сильная судорога, до боли сводящая мышцы и отзывающаяся нарастающим жаром внизу живота. Нет, только не это! Сопротивляться накатившему голоду не было сил. Да и память услужливо подбросила воспоминание о том, что собирался сделать он сам и кем именно "поужинать".
Кристоф поднял глаза на Лиса и чуть не задохнулся - спящий сейчас казался таким беззащитным и невинным, что лишь сильнее подстегнуло голод, будто подбросили пару сухих веток в разгорающийся костер. Тонкие ноздри затрепетали вбирая в себя по крупинкам аромат рыжего, будто высекая в памяти до самых мельчайших оттенков и полутонов.
Просыпайся, спящий красавец. Бледные обескровленный губы инкуба накрыли собой вампирьи. Они будто поменялись местами, и теперь уже юноша желал заполучить от Лиса частичку силы и тепла. Лишь только почувствовав отклик, Кристоф оторвался от столь сладкого поцелуя и стал спускаться вниз по шее, оставляя за собой красные отметины. Руки же в это время пытались справиться с неподдающейся пряжкой на брюках.

Отредактировано Кристоф (2010-07-05 00:35:13)

+1

6

Вампир вздрогнул и пару секунд лежал недвижимый, пытаясь осмыслить происходящее. Ну во-первых, он заснул. Заснул? Нет, скорее впал в легкую дрему, плотным туманом окутавшую виски. Он вроде бы и спал и в то же время неясно, но ощущал происходящее за пределами закрытых глаз. Лис как минимум чувствовал, что сердце его до боли, до судорог желаемого шатена с глазами цвета шоколада негромко, но размеренно билось. Значит он еще живой. Значит, обращать никого не придется. А ведь он был готов и обратить. И сам не знал, что на него вдруг нашло. Наверное, он настолько отвык от такого отношения к своей персоне, что было достаточно одного первого поцелуя, чтобы понять, что он окончательно и бесповоротно привязался к этому мальчишке.
Хотя почему мальчишке. На вид лет 20-25, и кто его знает, сколько ему годков на самом деле, в лабиринте люди встречаются разные, сам же Лис выглядел ненамного, но младше, а сейчас наверное вообще - семнадцатилетним пареньком. Но Криса так хотелось обнять, приласкать, позаботиться, дать, все что попросит... Мысли снова стали путаться, и рыжий, удостоверившись, что все вроде бы в норме, был готов снова провалиться в спасительный и долгожданный сон, который выпадал на его долю наверное раз в сто лет как максимум, но вдруг почувствовал движение на своей груди, и даже вспомнил, что разбудила его легкая дрожь прижавшегося к нему потеплевшего, но еще обескровленного тельца. Может ему холодно?
Лис хотел было подняться и разжечь огонь в камине, как вдруг почувствовал тепло на губах, и инстинктивно, приоткрыл рот, позволяя углубить поцелуй. Но губы с тонким коньячным привкусом вдруг исчезли. Так и не поняв, что собственно произошло, Лис решил все-таки открыть глаза и посмотреть, как прикосновение холодных губ к шее породило всплеск раскаленного огня под кожей и ощущение тянущего напряжения в паху. Судорожно втянув воздух ртом, рыжий изогнулся, когда губы коснулись шрама на шее, а руки поползли к застежке брюк.
- Что ты делаешь?  - Только и смог выдавить рыжий, захлебнувшись в очередном стоне удовольствия, накрывающем словно с головой. А руки сами скользнули вниз, помогая справиться с неподдающейся пряжкой ремня. - Что ты творишь...
Лис заметался на постели, кусая губы, и темными красными глазами следя за шатеном из-под полуприкрытых рыжий ресниц.

0

7

- Что ты делаешь? Что ты творишь...
Что я делаю? Странный вопрос! Единственно верное и почти что, жизненно необходимое в тот момент. Инкуб откровенно наслаждался реакцией вампира на ласки, целуя еще жарче и буквально упиваясь согласными стонами. Божественная музыка, услада для слуха. Громче, еще громче!
Юноша на краткий миг остановился, почувствовав рядом со своими руками руки Лиса, но тут же облегченно выдохнул. От звона металлической пряжки сладко засосал под ложечкой, вынуждая сдерживать собственное желание, рвущееся наружу. Взнуздать, как норовистого жеребца, сжать зубы, не давая нахлынувшей страсти овладеть разумом полностью и, как следствие потерять контроль над собой.
Кристоф поймал ладонь Лиса, сплел пальцы и потянул ближе к себе. С кошачьими повадками - неторопливо, вальяжно, прикрыв глаза от удовольствия, юноша потерся щекой о тыльную сторону ладони вампира, разве что не замурчал. Темные ресницы чуть дрогнули, сменяясь угольно черным прожигающим взглядом. Поймав в свой плен алые глаза рыжего, инкуб не прекращая зрительного диалога, коснулся губами ладони вампира, легкой дорожкой поцелуев добравшись до запястья с трепетно бьющейся голубоватой жилкой. Юноша дерзко улыбнулся, обнажая сахарно-белые зубы, провокационно провел языком по резцам и склонился к белоснежной коже, слегка прикусывая пленительное место.
Интересно, а кровь действительно такая вкусная? Шальная мысль, посетившая голову, тут же улетучилась, оставив после себя игривый настрой. С судорожным вздохом, словно сожалея об этом, Кристоф оторвался от нежной кожи, алчно облизался, оставив цепочку влажных неторопливых поцелуев от запястья до плеча, словно пробуя на вкус.
Легонька сжав руку Лиса, инкуб перевернул того на живот и удивленно распахнул глаза, увидев шрамы. Движения, как всегда, опережали мысли, и в следующее мгновение, осторожно касаясь подушечками пальцев белых отметин, юноша не без удовольствия отметил, ответную реакцию вампира на прикосновения.

+1

8

Вампир как зачарованный смотрел в темные, почти черные глаза, не в силах отвести взгляд. Он уже несколько минут как не дышал, а сердце раз за разом пропускало удар, когда зубки Криса осторожно прихватывали кожу на запястьях. И хотелось смотреть только туда. Следить за языком, оставляющим влажную дорожку на коже, за раскрасневшимися вишневыми губами, так вкусно выделяющимися на фоне белоснежной кожи. Но Лис никак не мог разорвать контакт, взгляд шатена был словно гипнотизирующим, он затягивал в глубокий колодец, из которого невозможно было выбраться.
А потом его потянули. и он не стал сопротивляться, послушно ложась на спину. Ох лучше бы сопротивлялся... Горячие пальцы коснулись кожи на спине и тело прошил электрический заряд. Выгнув спину, вампир зарычал и снова упал на подушки, вдавливаясь бедрами в кровать и постанывая. Только не останавливайся. Но мучитель и не думал останавливаться. Умелые пальцы вовсю исследовали шрамы на спине, а Лис в ответ заходился болезненной дрожью. Он выгибался, словно кот, кусал губы, рыжие волосы разметались по подушке, беспорядочно падали на лицо, тело покрылось испариной.
- Вижу..больной...аааах...идет на...на... - Вампир вскрикнул и закусил уголок подушки. - Если ты не остановишься, я сейчас...о Господи..Да сними ты уже эти...ооо...
Лис заерзал на кровати, приспуская ткань брюк, чтобы наглядно объяснить, чего он хочет и ускорить процесс, зная, что он может занять эн-ное количество минут. Сам Лис свои брюки снимал минуты по три, уж слишком облегающая была эта ткань. Сейчас же в этой "узкости" было не комфортно и немного больно. Когда брюки наконец соскальзнули с бедер, Лис облегченно вздохнул, и, пользуясь моментом, перевернулся на спину, пока Крис был "занят" предметом гардероба.
Одеяло было давно скомкано и откинуто, и открывающийся вид... Вампир запрокинул голову, и непроизвольно скользнул рукой вниз, лаская себя. Обнаженный, с одним платком на шее юноша выглядел так пикантно, остро, сладко, желанно. И хотелось сорвать этот чертов платок, приникая губами к шее, лаская впадинку между ключиц, покусывая нежную кожу. Теперь он даже знал, какова она на вкус. Его хотелось еще и еще.
- Пожалуйста... Пожалуйста, иди ко мне...да брось ты эти брюки...
Хриплый голос. Даже тембр изменился, стал таким...чувственным? Лис закусил губу, смаргивая капельки пота с ресниц.

Отредактировано Каллисто (2010-07-08 03:41:13)

0

9

Кристоф подобно любопытному ребенку хоел вплоть до мельчайших деталей "изучить" Лиса, но занимательный процесс был прерван в самый разгар. Чуть не зашипев от досады, юноша вскинул голову и смущенно улыбнулся, поняв, что от него требовалось. Увлеченный, он совершенно забыл довести дело до конца и полностью разоблачить вампира, которому теснота брюк причиняла определенный дискомфорт.
-Сейчас- сейчас... - дрожащие пальцы скользили по бархату, а одежда все никак не хотела поддаваться.
Тихо зарычав от такой несправедливости, юноша попросту рывком потянул брюка на себя, выворачивая их наизнанку, но зато одним махом избавляя Лиса от такого ненужного предмета гардероба. Отшвырнув их в сторону за ненадобностью, инкуб как зачарованный следил за тем, как плавно опускается скомканная ткань на пол.
Его движение совпадает с репликой вампира, словно он мог предугадывать его желания. Впрочем, в эти минуты это было совсем не сложно. Лукавой улыбкой с чертовщинкой в глазах и хитрым прищуром, уткнуться в шею, намеренно обходя поцелуями давнишний шрам, расцеловывать вслепую лицо - тонко очерченные скулы, поддетые румянцем щеки, сомкнутые веки с пушистыми рыжими ресницами, чтобы последними испробовать на вкус, как самый изысканный десерт, мягкие губы.
И хочется целоваться до исступления, чтоб губы немели не в силах выговорить и слова, скрадывать стоны, жадно припадая к устам, не желая делиться ни с кем этой сладостной музыкой. И пока длится поцелуй, намеренно лениво опустить руку вниз, раскрытой ладонью оглаживая трепетное тело с бархатной кожей, от остро выступающего кадыка до самого низа, перехватывая инициативу в ласках.
Сердце заходилось в рваном ритме, юноша с сожалением оторвался от столь пленительных губ, жадно хватая ртом воздух, словно пытался надышаться впрок на всю оставшуюся жизнь.
-Не бойся. - вкрадчивый шепот обжигал жаром ухо вампира.
Близость чужого тела сводила с ума, заставляя прижиматься теснее, буквально вплетаясь в тело Лиса, обнимать крепче. Кристоф склонился к шее рыжего, с силой всаживая клыки туда, где когда-то кусал его предшественник.

0

10

Широко распахнутые глаза словно залило белым слепящим светом, комната куда-то поплыла, а из горла вырвался приглушенный крик. Ощущение полета в глубокий колодец. Головокружение. Опьяняющая близость. Выгнувшись на постели, рыжий забился в судороге, из последних сил удерживая себя На Грани. А сил уже просто не было. Готовое вот-вот утонуть в оргазменной вспышке тело прижималось к разгоряченному телу шатена, творившего что-то безумное и приносящее мучительное удовольствие. Что есть силы сжав плечи Криса, вампир, стопроцентно зная, что понаставил ему синяков, оторвал юношу от себя.
- Пожалуйста...пожалуйста...я прошу...сейчас.
Ноги недвусмысленно обхватили талию юноши, а в глазах блеснули умоляющие слезы. Быстрее, пожалуйста, быстрее, не медли... Неконтролируемое тело ритмично качнуло бедрами, призывая поторопиться, глаза рыжего закатились, а с губ сорвался громкий стон. Рука вампира ловко перехватила запястье шатена, потянувшегося к тумбочке, в которой, насколько помнил Лис свой обыск, находилась баночка с любрикантом. Вампир поднес его к губам и провел языком по венам, срываясь в хриплые стоны, засасывая пару пальцев, и изучая их языком.
- Не мучай меня...так..я хочу так...
Вампир запрокинул голову и заметался на постели, кусая губы и всхлипывая от ласк. Он хотел, так хотел, он еле сдерживался. Пусть без подготовки, пусть будет больно, главное быстрее, быстрее.
- Я не могу. Я больше не могу.

0

11

Воздух в комнате сгустился, стал вязким, тягучим, жарким, наполненным протяжными стонами. Под кожей то и дело пробегали сотни и миллионы электрических разрядов от прикосновений, в голове упрямым мотыльком, что бьется в стекло фонаря, металась лишь одна мысль - желание обладать. Здесь и сейчас. Немедленно!
Юноша с недоумением посмотрел на Лиса, что перехватил его запястье на полпути, и мгновение спустя сдавленно охнул, ощутив столь изысканный поцелуй. Ждать дольше не было никаких сил ни у него, ни у вампира. Жадным поцелуем скрепить момент близости и, захлебываясь в своих и не-своих стонах, овладеть столь желанным телом.
Вторгнуться в изнывающее от сладостной муки тело, ловя собственное хриплое дыхание, с силой сминая гладкую простыню до боли в костяшках побелевших пальцев. Все глубже, все настойчивее двигаться, ритмично, словно в такт собственным вздохам, сменяющихся протяжными стонами. Мысли и тело объяты жарким потоком, огненной лавиной, что сметает все на своем пути, затягивая тебя в водоворот острых и пьянящих ощущений.
И нет сил сопротивляться нахлынувшему желанию, позволив разуму на какое-то время перестать править собой. Словно шаг с карниза, прямиком вниз, в раскаленное жерло огня, что сейчас вместо крови течет по венам, сжигает изнутри, требует все больше. Безумие, наваждение, стремительный полет, в котором есть только верное состояние - наслаждение.
-Лииис! - собственный голос кажется чужим, больше похожим на вой смертельно раненного зверя.
Инкуб двигался уже в рваном ритме, задыхаясь, чувствуя как замирает сердце почти у самого пика и кружится голова.

Отредактировано Кристоф (2010-07-09 23:31:56)

0

12

Горячие морфиновые губы нарыли его собственные, сцеловывая сорвавшийся крик. Боль прорезала тело, а сам вампир, не в силах и пошевелиться, не говоря уже и о поцелуях, лишь сильнее сжал плечи юноши, стараясь снова не закричать. Но вскоре болезненные стоны сменились стонами удовольствия, а Каллисто, обвив руками шею шатена, всем своим весом потянул ближе к себе. Еще ближе. Глубже, о Боже, глубже. Только не останавливайся. Влажные покусанные губы смело раскрылись навстречу, не целуя, а лишь ловя судорожное дыхание.
- Быстрее, прошу тебя, быстрее...так, дааа...о Боже... Кристоф....
Вампир всхлипнул и зажмурился, двинувшись бедрами на встречу и окончательно сбивая ритм. Но судя по реакции Криса, движение ему явно понравилось и вампир не преминул его повторить, окончательно замедляя заданный шатеном темп.
- Тебе...Нравиться?..
Рыжий с интересом следил, как взгляд шатена расфокусировался, а руки, опирающиеся на кровать, задрожали. Сам рыжий приподнялся на локте, и медленно задвигал бедрами. Язык скользнул по щеке  Криса, собирая капли проступившего пота, лизнул ухо, а кончики пальцев развязали шейный платок. Язык скользнул ниже и начал нарезать круги вокруг укуса, зная, что несмотря на пластырь, сие действо должно доставлять немалое удовольствие. Примерно то же самое, что и ему самому. Только его укус, в отличие от этого, никогда не исчезнет с белоснежной кожи.
- Кис! - Логичное умозаключение.
Вампир легонько толкнул Кристофа в плечо, переворачивая на спину, благо ширина кровати позволяла сделать это, не свалив партнера на пол, и усевшись сверху, запрокинул голову, скалясь, рыча и ускоряя темп. Руки вампира скользили по своему разгоряченному телу. Воздух вокруг вибрировал, а дышать было просто на просто не чем. Губы были искусаны в кровь, а тело наливалось истомой. В глазах поплыли темные круги, голова закружилась, и Лис, нелепо вскинув руки, попытался удержаться за воздух, чувствуя, чувствуя, как...

0

13

От первого крика по спине пробежала стайка мурашек, болезненной пульсацией ей отозвались впившиеся в плечо кончики пальцев. Потерпи, милый, потерпи немножко. Кристоф прильнул к губам рыжего, словно пытался забрать, "выпить" у него эти болезненные крики, избавить от них раз и навсегда. Раздавшиеся затем постанывания и яркий отклик тела вампира на ласки - как подтверждение обоюдного наслаждения. Ответом на вопрос Каллисто был громкий стон на выдохе и легкая дрожь, пронизавшая все тело от самой макушки до пяток.
-Да-да-да! - Кристоф судорожно вздохнул.
Юноша склонился к уху вампира, шепча всякие нежности, умоляя не прекращать эту сладкую пытку, ощущая как под самой кожей раскаленными иглами проносится волна за волной нестерпимого жара, от которого все тело будто плавится. Он не помнил самого себя, с головой окунувшись в райские ощущения, трепетал от каждого прикосновения.
Глаза инкуба широко распахнулись, почувствовав как с шеи шелковой змеей соскользнул платок, обдавая кожу легкой прохладцей, перехватило дыхание от дразнящих касаний к шее, как щепотка чили в только что приготовленное блюдо. Громкий стон сквозь  чуть приоткрытые губы, как просьба не останавливаться. Кристоф вскинул голову, ощущая как липнут к взмокшему лицу прядки волос и по выгнувшейся спине, покрытой испариной, стекают тонкие капли.
Новое ласковое прозвище отчего-то вызывает радостную улыбку у Кристофа, до последнего времени не выносящего таких проявлений фамильярности. Но такое переиначивание собственного имени хочется слышать снова и снова, но лишь только из уст этого рыжего баловня. Словно наваждение... Легкий толчок и вот уже лопатки ласкает такой приятный холод простыни, а руки  тут же ложатся на бедра Лиса, помогая поддерживать заданный скорый темп, от которого сердце готово вот-вот выпрыгнуть из груди.
Мгновения растягивались одно за другим, как натягивается тетива лука, готовые вот-вот выстрелить чем-то оглушающим и сбивающим с ног. Все тоньше становилась грань, все отчетливее виднелась черта, за которой нет ничего, лишь глубокое падение, яростный стремительный в своем упоении полет. И за секунду до того, как коснуться телом острых граней камней, успеть ощутить яркую вспышку, миг ликования.
Юноша выгнулся, совершая последние резкие рывки, впиваясь сжатыми до судорог пальцами в бедра Лиса и застонал в голос. Яркая вспышка оргазма накрыла их обоих одновременно. Кристоф поймал руки вампира и притянул того к себе, крепко прижимая и ласково поглаживая по бархатной коже спины.
-У тебя кровь. - юноша потянулся к губам рыжего, слизнул с них рубиновую капельку и понял, что пропал. Поцелуй длинною в вечность. Пить, пьянея с каждым глотком, припадать к губам как изнуренный жаждой путник припадает к выщербленной кружке с водой. Пить, чувствуя как раз за разом рушатся внутренние преграды под нескончаемым потоком, что изливается на него живительной силой из уст вампира, который сам того не ведая, стал "ужином", изысканным десертом, коим нельзя пресытиться. Пить, цепляясь пальцами за плечи, как утопающий за спасительную соломинку. Пить, понимая, что тонешь с головой, захлебываешься, но остановиться не в силах...

Отредактировано Кристоф (2010-07-10 23:46:55)

+1

14

Ну вот так в принципе и рухнул привычный и скромный вампирский мирок. Каждый встречный - жертва, каждый его вдох - последний, а объятия вампира все жестче и одновременно нежнее,  - все это кануло в небытие без какого-либо намека на возвращение. Его приручили. В этот момент можно иронично усмехнуться, но губы и все остальное тело, в принципе, заняты совершенно другим, чтобы сейчас отвлекаться на какие-то мелочи и о чем-то думать. Хотя нет, он сам себя приручил. Добровольно нацепил ошейник на стройную шею и бросил в чужие руки поводок. Чужие... они уже не чужие. Разве могут быть чужими руки, которые так трепетно, так нежно, так ласково тебя касаются. Его давно никто так не касался. Его давно никто так не любил. Так долго, так умопомрачительно. Его никто так не сводил с ума. Он отдавался весь, целиком и полностью, чувствуя себя опьянительно...желанным.
- Ты такой горячий...ты такой горячий...
Вампир выгнулся, сотрясаясь в судороге, и закричал, так громко, как только мог. Оргазм, как лавина, накрыл с головой, останавливая сердце, заставляя забыть, как дышать, лишая ума и зрения... Лишая жизни, которую он так тщательно выстраивал и планировал все эти годы. Бессовестно высасывая всю злобу и это вечное "Я". Он думал, что потеряет сознание. Мир померк, мир умер, сдох, анилигировался, растрескался по швам, рухнул, упал с огромной высоты в бездонную пропасть захватнического и такого...ожидаемого поцелуя. Его словно не могло не быть. Словно Кристоф читал мысли, угадывал желания. Кончики пальцев занемели, а по спине пробежал холодок. Рыжий попробовал улыбнуться, но не получилось даже немного отстраниться. Хотя зачем... Лис жадно отвечал на поцелуй, вкладывая в него последние силы, пробовал на вкус небо, зубы, язык, кусался... Кровать поплыла куда-то вбок, и вампир вынужденно разорвал крепкие объятия,  сползая на бок и ласково улыбаясь.
- Я, по-моему, немного не рассчитал свои силы.
Вампир вымученно усмехнулся, пытаясь разглядеть черты лица партнера. Но картинка была блеклой и расплывалась. Горло сводило жаждой, но чувство голода было каким-то глухим, оно ощущалось... как за толстенной перегородкой. То есть можно было еще подождать. Проваляться весь день в постели. Не опасаясь. Никого не опасаясь. Не опасаясь себя и того, что он может натворить. Глаза вампира закрылись, а по телу пробежал озноб. Холод впивался в кожу тысячами маленьких игл, а зубы застучали друг о друга, создавая неприятный клацающий звук. Лис придвинулся как можно ближе к Кристофу, утыкаясь носом в плечо и вдыхая его запах.
- Ничего, ничего...это пройдет. Так всегда бывает, если резко растратить все силы...
Такого никогда не было. Почти никогда не было.
Тепло... Привкус чужой крови на языке. Опять порезался о поцелуи. Навалившаяся разом спасительная темнота.

Отредактировано Каллисто (2010-07-14 02:03:30)

+1

15

Так могло продолжаться чуть ли не бесконечности - жаркие объятья, сбитое дыхание, соблазнительный запах и яркий поцелуй, как конфетка с любимой начинкой. Надкусить и попробовать лишь растравить себя, а лакомством не принято делиться ни с кем, смакуя и наслаждаясь его вкусом сполна. Сладкий как патока, вязкий, тягучий, по-летнему медовый, оторваться от такого было невозможно, секунда за секундой все теснее прижимаясь, горячо целуя, "выпивая" почти "до дна".
Он уже вовсе не контролировал свое поведение, давным-давно насытившись сполна все еще продолжал вытягивать силы из вампира будто запасался впрок. Лис отстранился, размыкая объятия и тем самым приводя в чувство потерявшего голову инкуба. Кристоф виновато опустил глаза, чувствуя, что сейчас придется объясняться за такое странное поведение, искать отговорки и оправдания, но осекся на полуслове, поймав будто подернутый дымкой взгляд. Вместо алых глаза у Лиса сейчас были светлые, лазурно-льдистые, морозные. Да и сам вампир производил впечатление сильно замерзшего, словно долгое время пробыл под толстым слоем снега и никак не в силах согреться.
- Ничего, ничего...это пройдет. Так всегда бывает, если резко растратить все силы...
Сухой бесцветный шепот как ножом по долго незаживающей ране. Глупый-глупый Лис. Такое бывает, когда дурной инкуб теряет контроль над собой. Можно было долго и с упоением заниматься самоедством, упрекая себя в незнании меры, но ведь такого раньше никогда не случалось. Каким бы сильным не был снедающий его голод, Кристоф никогда не позволял себе забыться и доводить своих жертв до полного изнеможения.
-Прости. - Кристоф покрепче обнял дрожащего всем телом вампира, но ответа не последовало. - Каллисто?
А вот теперь можно было начинать паниковать - долго и со вкусом! Рыжий, еще пару минут назад, хоть и отчаянно дрожавший, но все же теплый, стремительно холодел. Кончики пальцев больше похожие на высеченные из льда, никак не желали отогреваться, сколько бы инкуб не сжимал, растирал, согревал жарким дыханием - все было тщетно. Тормошение за плечи, хлопанье по щекам, бесконечные оклики не давали никаких результатов. Очнись, пожалуйста, очнись! Пульс тоже не прощупывался, а в груди к великому ужасу Кристофа совершенно не билось сердце. Окончательно не впасть в состояние истерики помогла память, вовремя напомнившая, что Лис и в момент их встречи не отличался стандартными тридцатью шестью и шестью десятыми.
Облегченно выдохнув, Кристоф поудобнее перехватил вампира и, взвалив того на плечи, чуть пошатываясь понес его в ванную. Согреть, привести в чувства, за шкирку вытащить рыжего из этого липкого и темного состояния. С дражайшей осторожностью юноша опустил Лиса в горячую ванну, зачерпывал ладонями воду, поливал сверху, брызгал каплями в лицо.
-Ну же, давай, открывай глаза! Не смей умирать!

0

16

Полет в никуда, вне пространства, вне времени. Темнота, показавшаяся спасительной, оказалась непроглядным мраком, а мысли, тело и сознание - словно опутанным липкими мерзкими нитями его паутины. И любая попытка высвободиться только замедляла падение, опутывая, укутывая в липкий темный саван. К горлу подкатывала тошнота и хотелось воздуха, глотнуть воздуха, пожалуйста, пожалуйста... Паутина сменяла краски на красный, она была мокрой, словно в крови, капли неприятно щекотали кожу, он перекатывал из пряный привкус на языке, смакуя, желая еще и еще. А потом все вокруг кувыркнулось, и опутывающая его тьма превратилась в гущу воды. Нет, не воды. Крови. Много-много крови. Брызги летели в лицо, еще, еще...
-Ну же, давай, открывай глаза! Не смей умирать!
Несмотря на толщу жидкости, голос доносился так ясно, словно говоривший стоял прямо рядом и орал это все на ухо. Но никого же не было. Никого нет...
Ресницы дрогнули и, Каллисто прикрыл глаза руками, закрываясь от яркого света. Рядом громко шумела вода, льющаяся из крана, а брызги разлетались по всей комнате. Только вода. Просто вода? Из груди вырвался протестующие рык, а руки резко дернули стоящего рядом человека, перетаскивая его через бортик. Теплый, такой теплый. Вампир инстинктивно подался вперед, прижимая юношу ко дну ванной и наваливаясь на него всем телом. Картинка в глазах плыла, а вода сомкнулась над головой, заливая глаза и уши. Стало тихо, так тихо... Только шум бьющегося сердца так близко... Опьяневший, вампир приник к горячим губам глубоким долгим поцелуем. Воздух ему был не нужен. Дерзкий язык облизал подбородок, и прочертил дорожку по шее. Губы ощутили тонкую полоску то ли ткани, то ли бумаги со странным медицинским привкусом...
- Твою мать...
Руки скользнули по дну, обвивая Кристофа за талию, а сам вампир подался назад, принимая сидячее положение, отплевываясь и тяжело дыша. И, словно выжидая своего часа, одним разом навалилась усталость, дикая усталость, такая, что хочется закрыть глаза и уснуть. Уснуть вечным сном. Никакого голода, ничего. Никаких чувств. Просто отключиться на вечность. На долгую вечность. Нет! Заставив себя сфокусировать взгляд на юноше, рыжий откинулся на бортик ванной, чуть запрокидывая голову и поглядывая из-под полуприкрытых слипшихся от влаги ресниц. Голова медленно, но неуклонно прояснялась, вежливо подкидывая картинки прошедшего вечера. Может тому виною слишком яркий свет, а может и юноша напротив. Шоколадные волосы темными прядями липли к лицу и плечам, и эти чертовы глаза, эти вишневые губы. Их вкус до сих пор был на языке и вызывал волну возбуждения, стоило только задуматься о том, что эти губы вытворяли несколько минут назад. А может быть и час... О Боже... Закусив щеку, Рыжий подавил готовый вырваться стон, обхватывая себя дрожащими руками.
- Я долго... - Горло свело и вампир зашелся кашлем. - Я долго был в отключке?

Отредактировано Каллисто (2010-07-16 01:25:01)

0

17

Казалось, все усилия, приложенные Кристофом по приведению вампира в чувство были тщетными. Тот, лежа в горячей воде совсем не откликался, не двигался, не размыкал ресниц. Юноша уже собирался полезть за нюхательной солью, что хранилась в одном из шкафчиков, как вовремя заметил момент , когда Каллисто все же открыл глаза.
Юноша тут же склонился над Лисом, открыл было рот, чтобы спросить, как внезапно ощутил крепкую хватку на запястьях. Ну а дальше, дальше все было настолько стремительно, что Кристоф не успел даже толком испугаться. Рывок, вода, накрывающая с головой, дно, упирающееся в лопатки и тяжесть другого тела. Воздуха отчаянно не хватало. Пусти, пожалуйста, пусти! Ледяное прикосновение к губам в горячей воде обжигало, сбивало с толку. Что ты собираешься делать? Инкуб расслабился, успокоенный ласками, но лишь до мгновения, когда вампир коснулся шеи юноши, куда кусал несколько часов назад.
Память в очередной раз решила поиздеваться над ним, возродив из глубин то, что так старательно было "забыто", спрятано на задворках, заколочено за массивной дверью и закрыто на замок. "Говорят, в горячей воде кровь вытекает быстрее..." - шептали на ухо, теребили тонкими пальцами лезвие, пуская по стенам солнечных зайчиков... Нет-нет-нет! Он кричал, не понимая, что от крика лишь захлебнется, молотил по воде руками и ногами, разбрызгивая капли по стенам. Вода схлынула так же резко, следом за ней исчезли пугающие ассоциации-воспоминания. Перегнувшись через бортик, юноша кашлял, пытаясь избавится от воды, которой вдосталь нахлебался. Привиделось, только привиделось...
-Ты меня так больше не пугай. - облегченно выдохнул, словно сбросил с плеч тяжелую ношу. 
Заметив, как Лис дрожит, инкуб тут же подполз поближе, дотронулся губами до лба. Все еще холодный.
-Полчаса, не больше. Не отзывался, глаза не открывал, вообще никак не реагировал. - Кристоф приобнял рыжего, продолжая ладонью зачерпывать воду и поливать дрожащее тело. - И холодный стал. - юноша уткнулся лицом в растрепанную копну огненных волос. - Извини... Надо было остановиться, а я не смог. А ты и не сопротивлялся ни капельки. И пахнешь так сладко, что устоять невозможно. Вкусный такой. Ты извини меня.
Закончив свою непонятную и сумбурную тираду, Кристоф зажмурился, ожидая ответной реакции вампира.

Отредактировано Кристоф (2010-07-16 13:58:29)

0

18

- Инкуб!
Потрясенный вздох и разом пришедшее понимание. Глаза невидяще уставились в стену, а рот так и остался приоткрытым от удивления. Все кусочки мозайки разом были собраны в одну картинку, а в голове возникло желание побиться этим самым думательным органом об ближайшую стену, угрожая кафелю трещинами, или хотя бы постучать по нему, то бишь органу, кулаком и заработать таким образом жуткую головную боль на весь ближайший месяц. Хотя хуже уже в принципе не могло быть. Он нашел себе жертву, и сам же оказался жертвой. Все справедливо. Все осознанно и понятно. Все сразу встало на свои места.
Руки автоматически обхватили узкие бедра, поглаживая круговыми движениями, а ноги раздвинулись, подпуская ближе к себе. Вампир поднял голову, все еще неверяще глядя в глаза шоколадные Кристофа и качая головой. И сколько у него таких, как я? Сотни? Тысячи? По одному за вечер, или по два?
- Все нормально. Да, я вправду в полном порядке.
Губы свело в кривой улыбке. Что, привязался? Уже и жизнь не жизнь? Поздравляю, Хитрый Лис, и тебя перехитрили. Приятно ощущать себя всего лишь жертвой?
А по правде сказать, ощущать себя жертвой было более чем приятно. Вампир притянул инкуба еще ближе, и закрыл глаза, пытаясь запечатлить в памяти этот момент. Навсегда. Потому что сейчас он должен уйти. И никогда не вернуться. Забыть имя и адрес. И привкус вишневых губ. Жаркие объятия. Ощущение полной заполненности и этот потрясающий..секс? Да. Теперь всего лишь секс. А еще несколько минут назад он бы назвал это любовью. Каллисто мягко отстранил теплое тело и ласково погладил Криса по щеке.
- Я, наверное, пойду.
Потянуться, в последний раз касаясь губ, и, пошатываясь, подняться на ноги, пытаясь найти глазами полотенце.
- В самом деле, мы ни о чем не договаривались. Никто никому ничего не должен. И... мне понравилось делить с тобой постель. Ты прекрасный любовник и все такое...  - Усмешка. - Прости за сумбур слов. Я насытился тобой, ты мной, мы в расчете, все в порядке.
И где это чертово полотенце?
- И я наверное влюбился... - Каллисто ошарашенно похлопал глазами, и затравленно оглянулся на инкуба, хлопая ртом, как золотая рыбка, не в силах вымолвить и слова. Но плененный шоколадными глазами все-таки заговорил. - То есть... У меня просто никогда вот так не было. Я наверное просто отвык от ласки и...это действительно было так потрясающе. Меня никто так никогда не... не целовал и не касался. От меня всегда все разбегаються, меня бояться, я ведь убийца. А ты не испугался. Твоя кровь... Когда я только ее попробовал.. Боже, что я говорю. - Вампир в ужасе прикрыл глаза руками. - Вообще я хотел спросить, где полотенце, но нехило оговорился.

+2

19

-Врешь! - юноша упрямо сжал губы, прожигая вампира неверящим взглядом. - Не в порядке. Ты ослаблен настолько, что даже сопротивляться не сможешь, схвати я тебя. Не вырвешься.
Инкуб уже собирался претворить в реальность свои слова, когда Каллисто попросту "выбил почву у него из под ног".
-Полотенце? - Кристоф удивленно сморгнул и, наверное впервые за все время, пожалел о том, что не остался человеком.
Вот она оборотная сторона медали, его выстраданное счастье, за которое он не задумываясь отдал часть своей души - всеобщая любовь, обожание, почитание. Получил сполна, даже сверх меры! И ведь без зазрения совести упивался чужим вниманием, вместо воздуха дышал томными "охами" и "ахами", вкушал как деликатес такое приятное поклонение собственной персоне. Тешил без остатка собственное тщеславие, годами взращенное на целом букете комплексов. И что в итоге - все равно пусто.
Они были безликими, серой массой, чьи лица и имена тут же забывались, стоило лишь отвернуться в сторону. Нет, не приедалось, но хотелось чего-то большего, чего-то особенного. И уже становилось ясно, чем вызвано такое восхищение, что заставляет остальных смотреть на него и буквально пожирать глазами. Аура. Треклятая аура! Не смотреть в глаза, не смотреть в глаза...
-А теперь ты сам убегаешь. - юноша опустил голову, обрывая зрительный контакт, что так сильно действовал на вампира. - Получается, что ты меня боишься?
Вот так просто сидеть и наблюдать, как Лис преспокойненько уйдет, Кристоф не мог. Резко схватив вампира за запястье, юноша притянул того к себе, крепко-накрепко обняв руками и уткнувшись лбом в рыжий затылок. Теперь стало ясно, почему так тяжело было оторваться от вампира, почему он оказался таким необыкновенно вкусным и желанным.
-От чего ты хочешь сбежать - от меня или от себя? - юноша поднял руку вверх, сорвал с крючка небольшую мочалку и с лилейной осторожностью провел ей по спине Каллисто, оставляя пенный след.- Почему сохранил мне жизнь? Почему не бросил там, а принес в дом и выхаживал?

Отредактировано Кристоф (2010-07-17 14:22:01)

0

20

И ведь его вернули. Вернули, прижали к себе, давая понять, что он нужен. Он, Каллисто, был еще кому-то нужен в этом мире. Кристофу было грустно и... Лис никак не мог дать определения одолевавшим инкуба чувствам, которые он инстинктивно уловил. Хотел и не мог. И он понимал, что сам больше не уйдет. Просто не сможет. Да, он оказался малодушен. Но за эти крохи тепла, за эти настойчивый ласки он продал бы душу. Продал бы себя.. Отдал бы все на свете за это мимолетное тепло. За возможность почувствовать себя человеком, нелюбимым но хотя бы желанным. И пусть утром он меня прогонит. Пусть. И я буду снова учиться без него жить. Как-то жить... Или просто лягу и не встану никогда больше. Просто лягу и засну. Навсегда, навечно. Обниму подушку и буду думать о нем.
- Зачем тебе ответы?
Хриплый шепот. Мочалка осторожно скользила по спине, заставляя вздрагивать и закусывать губы. Тягучая сладкая боль.
- Я уйду утром. Потом... и ты забудешь меня. Я ведь всего лишь очередная галочка в твоем списке. А вечером у тебя будет очередной сладкий мальчик с ласковой улыбкой и гибким телом. Он будет стонать и выгибаться...а завтра будет еще один.. А потом на его месте окажется пышногрудая красотка, которая ищет приключения по ночам...
Вампир прогнулся под чуткими прикосновениями и застонал в голос, чувствуя очередную волну возбуждения, электрическим разрядом прошедшую сквозь тело. Но сил на ласки просто не было. Пусть ласкают меня. пусть он ласкает меня. Пусть только не останавливаеться. А насыщение подождет, подождет...
- Я всего лишь очередной. Не думай обо мне. Просто бери. Просто ласкай.  - Каллисто отклонился назад, прислоняясь спиной к груди инкуба и запрокинул голову ему на плечо. - Пей меня. Выпей до дна...
Чтобы не чувствовать больше. Чтобы не идти одному домой. О-ди-но-чест-во. Такое длинное слово и в нем так много букв. Рука скользнула по щеке шатена, пальцы  очертили скулы и скользнули за ухо, зарываясь в намокшие спутанные пряди.
- Ты не смотришь мне в глаза.
Правильно, не смотри. В них такая мгла, и такая берет тоска...
Мягко привлечь к себе, касаясь губами губ, чувствуя, как сводит горло и, как снова плавиться комок льда вместо сердца. Кристоф был наркотиком и вампир на него безнадежно подсел. Так пусть его ресницы дрогнут. Пусть тело отзовется, пусть оно оживет. Пусть разбиваються нервы, а сердце бешено бьеться в клетке. Пусть он побудет рядом хотя бы пару часов. Хотя бы пару минут. Или пусть прогонит. Прямо сейчас. Но я не смогу уйти. Пусть пьет поцелуем до дна. Пусть...
  - Люби меня, пожалуйста, просто люби. Утром я уйду, уйду... Я обещаю, я не трону тебя, просто умоляю, люби меня сейчас...Дай мне хотя бы пару часов...тепла.

Отредактировано Каллисто (2010-07-18 01:45:20)

0


Вы здесь » Лабиринт иллюзий » Круг IV: Чревоугодие » Дом Кристофа


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC