Лабиринт иллюзий

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лабиринт иллюзий » Книга Мертвых » Поместье Орфелина


Поместье Орфелина

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

Здание с узкими  темными стенами со скудным освещением по бокам , и сводом уходящим высоко   на несколько метров и теряясь в  холодном  мраке,  только в световой день в этой части дома  инкуба было светло  когда  странное  солнце  упорно пробивалось сквозь разноцветные  мозаики витража. Явно подчеркнутая плоскость стены, ее материальность, четко ограничивается внутреннее пространство, приобретающее единство. По своему строению и архитектуре внешней само здание больше  напоминало   архитектурные строения эпохи ренессанса  - в мире людей.
Орфелин  неспроста выбрал именно этот стиль, считая именно это время расцветом творчества и культура,  именно в это время среди людей  рождались гении, создавались шедевры.  Минуя эти коридоры можно было попасть в просторные  залы, так же по своему убранству классически соответствовавшие  тому времени и стилю, словно вдыхая ту эссенцию красоты и  утонченной чувственности. 
Стараясь сохранить эту красоту - словно законсервировав ее тут,  где время  течет по- иному. Отсутствие равновесия и симметрии в планировке и в распределении оконных проемов, тонкая, очень глубокая и изощренная лепнина, обильный скульптурный декор, включающий, как в соборах, фризы с акантом, пинакли, розетки и , явно средневекового происхождения, подвесные потолочные украшения, декорированные живописными персонажами.
Большая зала – находилась в конце  коридора, не смотря на ее размеры, она была  достаточно освященной,  но свет не резал глаза свет,   будучи продуманным до мелочей, лишь продавал пространству, объемный уют.
Шелк  на стенах с цветочным орнаментом, казалось, что коснись этого  орнамента  и он  оживет  прекрасным творением. Белоснежные колонны, уходящие высоко под арочный потолок и  так же теряющиеся во тьме.  Красиво расписанная мебель, стулья, оббитые темной  лаковой кожей, округлые и удобные. Шикарный диван оббитый -  атласом и бархатом на чудных изогнутых ножках и  расписанными декоративными подлокотниками.  Несколько стеллажей высоченных с книгами  в старинных кожаных переплетах. В  зале царил специфический запах старых книг,  древесины,  опия, и  чего- то еще неуловимо терпкого   притягательного и одновременно отвратительного  запаха- подобному  тлену.
Середина зала  пустовала  оставляя достаточно места,  где даже не было  ковра, и  изначально там было установлено нечто , но на данный момент отсутствовало, уж больно нелогичным во всей этой роскоши казалась эта «дыра»

0

2

С улиц

Беседа вышла короткой – видимо, Кейн не фигурально выражался, когда говорил, что живёт неподалёку. Однако все надежды оказаться в пространстве, хотя бы отчасти напоминающем привычную среду, рассыпались в прах при виде нового района поместий и усадеб… Хаос. Вот единственное слово, которое пришло на ум; этим словом мысли начинались, им же заканчивались, и только эмоции рождались от созерцания творящегося вокруг.
Правда, Сиан уже держал себя в руках: энергия почти совсем перестала утекать из него, он даже уловил какой-то призрачный принцип владения своей силой, по крайней мере, как не только её добровольно отдавать – но и как удерживать.
- Вы очень добры, Кейн, - ангел тоже перешёл на «Вы», не задаваясь вопросом, почему форма их общения так непостоянна – он просто перенимал манеру, стараясь не сделать или сказать нечто лишнее. – Но, честно говоря, я бы не хотел…
Он не договорил и даже замедлил шаг – уже совсем близко, на подходе к поместью, он остановился и с болью воззрился на лакеев, учтиво пропускающих своего господина. Да, видимо, его новый знакомый был из знати – и он точно не был так чист и прекрасен, как могло показаться с дуру такому существу, как Талиас.
В неверном порыве он сделал шаг навстречу одному из лакеев, протягивая к тому руки, как к чему-то очень хрупкому, и весь образ ангела стал крайне близок к каноническому – почти невесомый, тонкий, трепещущий, со взглядом, наполненным состраданием и желанием помочь.
Ладони коснулись лица лакея, который, видимо, не сразу понял, в чём дело, и потому не дёрнулся от ласковых рук.
- Тебе больно? – прошептал ангел. – Бедное, несчастное создание…
Было всё равно, сколько он потратит на это сил, всё равно, что скажет Орфелин, единственное, что он знал – что его уже не видно со стороны улиц, и то хлеб. А ещё он точно знал, что вылечит каждого из покалеченных существ, находящихся здесь – пускай ему это будет стоить хоть полжизни, откуда ему знать, сколько у него вообще жизненных сил? И для чего они ему, если он не будет пускать их по назначению?
Осторожно наклонившись к лакею, ангел легко перекусил один из швов, распуская нить – и тут же принялся за сращивание дыр от иглы, держа лицо озадаченного создания в своих руках – пальцы слегка мерцали, радужно переливаясь.

0

3

Вот чего не предусмотрел инкуб, так это  возможной реакции  ангела на  его лакеев.  А хотя это можно было бы и предугадать. Орфелин  закатил  очи-горе, на все эти сопливые милосердия. Он этого не понимал в людях, а вот в ангелах – это могла просто зашкаливать.  А вот несчастный лакей не знал, куда ему деваться, зыркая  со страхом в глазах, то на ангела - ибо подобных существ он не видел, тем более  непривычным было, то что его лечили, то на своего хозяина, чье   прекрасное лицо  перекосило, так словно инкуб сжевал  лимон целиком и не подавился.
Пока крылатый жалел   безымянного грешника, залечивая его раны,  к Орфелину  уже подоспела одна из  барышень  облаченная в белоснежный строго по фигуре кожаный комбинезон  явный признак  отличия от остальных  дам в поместье – Ксания – так звали  девушку  распорядителя   припала на одно колено, совсем  не женственно приветствуя своего  господина и  внимательно ловящая своим взглядом  каждое движение Орфелина.
Инкуб   пальцем поманил  распорядителя, так обычно  манят провинившихся девочек.  Ксания судорожно сглотнула и  мысленно была готова уже ко всему.  Орфелин  же  нежно приобнял ее  за  талию  и  холодным ровным тоном  поспешил отдать приказы:
-Живо убери всех «молчунов» с поля  видимости, и чтобы они  не показывались, а то он –Орфелин указал острым когтем на  ангела - мне тут всех слуг перепортит.  Пока он тут-  их работы выполняешь  ты  и вверенные тебе  барышни. Ваши обязанности не исключаются. Ксания лишь  тяжело вздохнула,  понимая, что легко отделалась  и,  отклонявшись, поспешила исполнять указ господина.
Орфелин снова всецело уделил свое внимание ангелу и  почти исцеленному лакею.
- очень  зря Сиан.  Орфелин оправил жестом преисполненным  гордой грации съехавшие к переносице очки. Вам не  знакомо  такое понятие «в чужой монастырь, да со свом уставом…»  Это  закоренелый грешник, который своим  языком  при жизни  доносил и  закладывал многих  невинных людей, а какими проклятиями он исходил,  когда его поимали.. Инкуб ядовито усмехнулся, переводя взор на  лакея, который  практически  кожей почувствовал взгляд Орфелина на  себе и   испуганно подался назад.
- Что же  - вы свободны. Вы больше не  нужны  мне как лакей, вы  свободны,  идти, куда вам вздумается.  Ужас, который отразился в глазах лакея, едва ли  не был подобен той бездне, что раз  за разом съедала инкуба изнутри.  Долгое молчание и невозможность говорить влияла на  ротовые мышцы и из горла  лакея полились сбивчивые звуки,  походящие на животное ворчание, нежели на связанную человеческую речь. Лакей усиленно замотал головой – отрицая – то, что он  вовсе и не  делает свободы и не хочет идти куда  хочет. Инкуб лишь развел руками.
-Наш новый благодетель, наверное не знает принцип  меньшего зла , не так ли…
Орфелин  повернулся к ангелу заглядывая в его глаза,  при этом   на лице Орфелина  играла, благородна и мягкая улыбка. – поступок  достойный ангела, и благодетель свершилась, но  не  подумали, ли вы многоуважаемый Сиан, что этот лакеи  из- за вашей благодетели потеряет свою  роль  здесь ?  И за воротами его ждет куда более страшная участь ?  Инкуб снова посмотрел на   лакея и желанно помахал тому  ручкой, и указывая на ворота.   Тем самым едва не доводя бедолагу до  истерики.
– Скажи,  благому  сударю спасибо, тебе же развязали  твои поганый зык! Съязвил Инкуб.
-Давайте,  не будем поспешны в своих действиях Сиан, вы  не в своем мире, а  здесь практически все- исключая вас, грешные души, а кто – то и вовсе без души.  И не спешите тратить свои силы  на каждого, кто преступал  грани морали и человечности в мире людском.  Мы все  в разной степени сборник греха. Орфелин   жестом предложил следовать ангелу дальше.

0

4

Пернатый юноша со спокойной улыбкой выслушивал слова инкуба о прошлом своего пациента – на самом деле, он бы сдержал эту улыбку, потому как она могла и трактоваться как неуважение, но в минуты целительства он ничего не мог с собой поделать: благое настроение способствовало высвобождению силы. Однако ответить ему не мешало ничто, и он всё в том же благостном настрое почти пропел своим неожиданно звонким голосом:
- Каждый имеет право на прощение. Я знаю, что мои прародители были созданы для того, чтобы нести волю милосердия и искупления – я не полноценный ангельский дух, но кое-что я усвоил.
Он с ласковой улыбкой оглядел исцелённого, отступив на шаг. Постепенно трезвость мышления стала возвращаться, и лицо его снова приобрело естественные черты сосредоточённости и спокойствия. На самом деле, Сиан сам терпеть не мог себя в состоянии колдовства, потому что благодать была ему несколько чужда как эмоция. Он мог испытывать радость, восторг, влюблённость – но то, что выбивало из-под ног почву, что лишало в той или иной степени рассудка, будь это негативное или позитивное состояние, всё одно – вызывало внутреннее отторжение. А так как отрицать это в себе в момент целительного прикосновения было нельзя, то ангел чувствовал себя почти что дураком уже постфактум. Хотя те, кто наблюдали его в процессе, считали, что он становился необычайно красив, и даже – похож на своих прародителей. Но это Сиан оценить не мог, потому что эфирным зрением так и не обзавёлся.
Но в следующий миг всё внутри ухнуло куда-то в пропасть. Талий не верил своим глазам – но ещё меньше хотелось верить ушам. Выходило, что он совершил для лакея не доброе вовсе дело – а обрёк его на участь, о которой оставалось только догадываться. Взгляд, которым одарил несчастный своего господина, а затем и ангела, последний не забудет, пожалуй, никогда…
Сиан сделал шаг назад, глядя на отпущенного, и обернулся к Кейну:
- Пожалуйста… Простите мне это… Не обрекайте его, прошу Вас! Это же моя вина, да? – ангел сделал уверенные шаги к инкубу и встретился с ним взглядом, находясь совсем близко от него: - Я исправлю, как смогу, я больше не буду действовать без Вашей воли… в Вашей усадьбе, - предусмотрительно добавил он. – Только прошу Вас, не перекладывайте на него ответственность за мою ошибку! Позвольте ему остаться, если он этого хочет.
Он мягко, но довольно уверенно коснулся руки инкуба, останавливая его в намерении дождаться положительного ответа.

Отредактировано Талий Сеанэ (2010-02-13 22:18:06)

0

5

Орфелин   медленно  перевел взор  на Сиана всматриваясь в его глаза, словно бы желая усмотреть и раскрыть  подвох,  все еще  сам по себе не веря, что это создание могло вот так вот просто и наивно поступать. В его  понимании мир это череда грехопадений, а все окружавшие его грешники.  Поступок ангела  диссонансом вклинивался в его видение мира,  ему казалось это таким нелепым, ненужным и странным, что он инстинктивно искал  ложь и ее доказательство  и то, что могло бы стоять за этим.
-Ваша наивность и благодетель или велика ложь – или великое благо.  Честно признался в своих подозрених Инкуб .  И снова на его губах  заиграла усмешка возвращая  инкубу его прежний лоск.
- Идемте. Орфелин отмахнулся от слуги, как от назойливой мухи, направляясь к входу в поместье  и не глядя, сухо  обронил: дескать, лакей может остаться, раз это так  желает его  гость.  Лакей облегченно вздохнул  и засобирался,  унося свое  тощее тело куда-то  вглубь самого поместья. Но как знать, как поступят с  ним его, же коллеги –видя, что сталось с ним и насколько он стал отличаться от них, люди порою сами не понимают причину своей жестокости,  и агрессии  выплескивая ее на каждого, кто иной и  не похож, даже если  иной  невиновен.  Правда вопрос меньшего зла приобретал именно здесь наиболее наглядное применение.
- Сиан, прошу вас  принимайте этот мир ,  таким какой  он есть, боюсь , что не в ваших силах его изменить и излечить каждую  больную душу, благодать и наказание это 2 составляющих одного целого, когда что-то будет преобладать – Наш мир  редко прощает  оступившихся. Ворота пред Орфелином и его гостем  отворяли уже девушки, облаченные в алую кожу,   пропуская вовнутрь,  и не смея поднимать глаз на господина и ангела.  Внутренне  убранство поместья было довольно изысканным и выдержанно в одном стиле. Орфелин  молча,  указывал дорогу ангелу,  более не проронив по дороге  не слова, пока они не дошли до одного  из кабинетов -  небольшого, но достаточно уютного, чтобы  именно там можно было продолжить  беседу. 
- Давайте пока остановимся здесь, могу предложить вам чай или кофе, или же что  более крепкое  на ваше усмотрение, вы уж извольте, потешьте мое любопытство  расскажите, про себя,  не каждый раз такая оказия выпадает. Ангелы в  наших окрестностях

Отредактировано Орфелин Кейн (2010-02-13 23:02:56)

0

6

Юноша признательно взглянул на инкуба, когда тот отпустил лакея – дальнейшую судьбу прогнозировать не хватало ни сил, ни желания… Пожалуй, он действительно постарался абстрагироваться от происходящего, чтобы усмирить свою жалость, для которой, безусловно, найдётся ещё тысяча и один повод в дальнейшем…
На подозрения своего спасителя, которые тот высказал вслух, ангел решил не отвечать: что стоит слово, тем более, здесь! В конце концов, у Сеанэ ещё будет возможность доказать свою бескорыстность. Даже… как бы это так назвать… Инстинкт самопожертвования? Стремление к созиданию и убережению?
- Благодарю Вас, Кейн, - уже своим, тихим бархатистым голосом произнёс ангел, опуская глаза и следуя за инкубом. – Я обещаю впредь не совершать необдуманных поступков.
Он шёл и очень внимательно слушал наставления Орфелина, стараясь не просто осознать смысл – но и принять это в себе. Принять хотелось просто страсть как – ведь так существовать здесь стало бы в разы проще! Но простых ли путей поиск завещали ему его прародители? Быть может, пойди он по простому пути – и он никогда не вырастет до истинной ангельской сущности?
Но выживать было как-то надо. Да, жить хотелось до безобразия, и уж этот-то инстинкт подавить в себе было невозможно и не за чем. Значит, придётся принять чуждые правила. Хотя бы только пока он здесь. Только пока…
На девиц ангел не поднимал глаз, но даже той капли внимания, что досталась прекрасным служанкам, хватило, чтобы заставить мочки ушей предательски вспыхнуть. Ах, женщины… Вот всегда они производят подобные эффекты, особенно когда находятся в такой близи и особенно – в таких нарядах! Правда, таких нарядов ангел раньше не видал – и этот фактор усугубил внутреннюю борьбу с желанием разглядеть их повнимательней. Но он боялся навлечь беду теперь на них – мало ли, что может случиться! Всё-таки пока он тут слон в посудной лавке, и надо быть осторожным, как наставлял Кейн.
Пока они шли, Сиан всё-таки урвал взглядом вид залы – и пустота бросилась в глаза самым первым делом. Отчего-то именно это несоответствие, а не убранство привлекло внимание прежде всего, чему ангел несказанно опечалился. Кажется, он начинает действительно думать по-другому. Возможно, не так, как думают здесь, во владениях Хаоса, но уже и вовсе не так, как в Далёко…
Когда же они наконец вошли в кабинет, ангел немного ссутулился, будто извиняясь за свои громоздкие крылья и стараясь уберечь интерьер от их посягательства. Вообще-то, он очень неплохо контролировал свои пернатые конечности, но сейчас он впервые чувствовал себя неуютно – а от этого и неуклюже. И всё-таки он ничего не задел, прошёл на середину комнаты и, расправив плечи, огляделся.
- Я не представляю, что рассказывать… - признался он. – Только разве то, что я долго жил там, что называется Далёко. Я рос и развивался, и однажды перестал расти. Тогда я понял, что должен странствовать в поиске нового. И – случайно попал сюда, - он обернулся на инкуба и поглядел тому в глаза. – Как думаете, я смогу вернуться?

0

7

Сиан, вы всегда так спешите, едва ли не буквально наперед батьки в пекло ? 
Орфелин указал  ангелу на софу, чтобы тот присаживался.
-Садитесь  голубчик, в ногах правды нет,  да заодно  просто пока побеседуем. Я  не готов давать обещаний и обязательств, которых не смогу выполнить, но  обещаю, я обдумаю вариант вашего возвращения  туда, откуда вы прибыли. Но мне на это потребуется время  И в этом инкуб ни разу не наврал,  но и сказал очень точно. 
В это же мгновение в комнату вошли девицы  , все словно на подбор статные, черноволосые, волосы коих были собранны в тугие косы, тела  облаченные в  алую кожу, так  соблазнительно подчеркивающие  точеный стан каждой девушки, которые к тому же  уже было готовы ,  сами служить живыми подносами , но Орфелин предупредительно  жестом  указал. Что все, что они сейчас принесли, следует оставить на  журнальном столике и  немедленно удалится.   Девушки поспешили расставить сервиз  и заваренный чаи на выбор черный и зеленый, ароматный и  дорогой.  Орф  тем временем достал свои именной портсигар и   непременно ввинчивал ее основание в мундштук и раскуривал сигарету  на сей раз, воспользовавшись  пламенем свечи  упертой с массивного подсвечника. Инкуб по возможности вообще старался оставаться верным традициям и не использовать современные  хитрости в своем доме, разумом и подобием души он остался там во временах ренессанса.
-Какой вы предпочитаете, черный или зеленый ?  Проявляя чудеса гостеприимства.
Инкуб  все же старался расположить к себе собеседника, да впрочем  ему действительно был интересен ангел, он натура всегда стремящаяся познать больше , не мог упустить шансе не разузнать о иной жизни.  О философии,  все это даже  было в большем приоритете , нежели крамольные мысли о выгоде… которые инкуб гнал старательно прочь.

Отредактировано Орфелин Кейн (2010-02-14 01:45:34)

0

8

Ангел действительно присел, осторожно подобрав крылья, и поглядел на инкуба. Тот закурил – но дым не вызвал неприятных ощущений, напротив, отчего-то показался довольно приятным.
Слова Кейна внушили определённую надежду, и ангел позволил себе немного расслабиться. Он с благодарной улыбкой посмотрел на инкуба и скромно кивнул на предложение о чае:
- Я не знаю, чем они отличны. Так что тот, что будете Вы.
Изнутри усадьбы всё было столь же чуждо, как и снаружи, но уже гораздо более уютно и, казалось, безопаснее. В том, что его спаситель вовсе не собирается проделывать с ним ничего противоестественного, ангел вполне уже убедился. Причину такого альтруизма светлое создание постичь так и не смогло – но оно, возможно, и не требовалось в данный момент. В данный момент надобно перевести дух и вежливо поведать о себе несколько поболе тех скупых фраз, что он выдал до этого. Поэтому Сеанэ вкрадчиво начал:
- Я родился от союза двух ангельских сущностей. Только я получился более грубой материей, - он виновато развёл руками, - по понятным причинам. Я рос и креп под сенью великих древ, которые учили меня своей мудрости. Я изучал себя, свою суть, свою задумку – так я постиг исцеление и кое-какие незначительные фокусы с сознанием. Но вообще-то, я хотел бы стать таким, как мои прародители… Именно поэтому я попал сюда, как я уже и говорил… - он неожиданно подался вперёд, обеспокоено уверяя: - Это не было праздным любопытством, поверьте! И я не хотел никому вреда! Я просто хотел стать сильнее и быть достойным тех, кто создал меня, я хотел приносить пользу и идти своим путём...
Опомнившись, юноша сел ровно и вздохнул:
- Я забыл, как именно шёл. Помню, что всё как-то закрутилось, заметалось… В общем, всё было совсем не так, как в Далеке… Но я постараюсь отыскать путь обратно и не быть Вам обузой. Обещаю, - он тепло и немного виновато улыбнулся.

0

9

За то неисчислимое количество раз, когда лич бывал здесь, все великолепие местного убранства уже приелось и не вызывало больше никаких эмоций, хорошо, что хотя бы прислуга менялась здесь с завидной регулярностью, давая насладиться болью и страхом еще не пуганных жертв. Этот раз не стал исключением, стоило Эльбересу войти, и тут же рядом оказалась девушка, весьма приятных форм и наружности, как охарактеризовал бы ее внешность эльф, будь на каких-нибудь восемьсот-девятьсот лет моложе, даже может быть и заинтересовался, но теперь, когда насос, гоняющий кровь по членам не работает, подобное стало невозможным.
Как же он ненавидел свое нынешнее состояние, эту невозможность чувствовать и наслаждаться хотя бы простыми вещами, как же давно он искал способ решить эту проблему, но пока был найдем лишь компромисс, так сказать добился полурезультата. И именно с этой целью, испытать немного чужой боли, он пришел сюда.
Молча отмахнувшись от девушки, предлагавшей сопроводить гостья, Фауссин в одиночку отправился прямиком в кабинет Орфеллина. И что же он увидел в этом кабинете? Кроме хозяина конечно, тот не смотря на свою экстравагантность удивить лича уже не мог, в силу привычки того ко всем новым фокусам. Но вот гость его... заставил челюсть отвиснуть, выражаясь фигурально конечно, все же для этого было необходимо иметь эту самую челюсть, а не замену сотворенную магией. А поэтому на лице лича удивление не проявилось ни каким образом.
- Вижу у тебя гости, Кеин. Может быть представишь нас друг другу?

Отредактировано Эльберес Фауссин (2010-02-15 21:26:01)

0

10

Орфелин подал ангелу свежее заваренный и свежее разлитый в  прекрасную фарфоровую чашечку с блюдечком, аккуратно дабы не  пролить.
- и что же получается, чтобы быть полноценным  ангелом надо еще этого  дослужиться ? Орфелин  так же поспешно налил и себе ароматного черного уже более настоявшегося  засим и более горького чая, и присаживаясь напротив ангела, рассматривая и внемля тому, что тот рассказывал.
– Союза, о-о-о значит секс у светлых есть ? Инкуб криво усмехнулся, а ему когда – то один  преподобный отец заливал, что  сам знает и что ангелы вообще бесполы и у них вообще нет вторичных половых призраков.  Орфелин сам того и не замечал, как увлекся рассказом  ангела, действительно узнать что- то новое о  иной стороны, да еще и от первоисточника это ценно. Тем  более  для такого вечно жадного до познания  Орфелина.
-Поразительно, как  же вы вообще сюда попали, да  и  подумайте, стоит ли так вам торопиться покинуть нас. Изведав  обратную сторону и познать все грехи страдания и пороки  в их изначальной ипостаси, не это ли великое право знания- которое дарует вам значительное преимущество. Орфелин  активно жестикулируя, все же  та энергия , которую он потянул ранее, вдобавок та что он забрал у ангела, отчасти дурманили его разум заставляя его чувствовать  некое подобие эйфории.  Он даже не заметил, как в его кабинете появился еще один  гость, хотя этого  застарелого трупа назвать гостем сложно было. С тем, что лич частенько бывал у него и  не пойми, что вообще делал в его же доме – он уже свыкся, воспринимая его как должное, иногда даже вообще игнорируя.
- Тебя, дохлые твои кости, что твоя ушастая братия никогда не учила, что стучаться надо, прежде чем в кабинет входишь. Может я тут в неглиже !Огрызнулся  вместо приветствия  инкуб.  Явно не планировавший таких визитеров, и намеревавшийся все же скрыть  присутствие ангела у него в  доме, а тут этот сам непрошенный. Тем более уж раскрывать  такое Личу. Да и делиться. Он  нашел, его добыча.
- и вообще тебе какое дело до моих гостей,   топай  отседова, мало ли чем я тут занимаюсь… И  отворачиваясь от ангела  и прикрываясь  волосами  старался одними губами, но зато активно  лицедействуя , и зловеще зыркая в сторону мертвого эльфа  - донести  : «вон пошел» .

0

11

Сиан принял подобно птенцу чашку с горячим чаем в свои ладони – и признательно склонил голову. Пальцы у ангела были длинными и тонкими, как раз заточенными под игру на арфе; если бы он всё-таки добрался до того воздушного острова, с которого лилась органная музыка, как знать, может, выучился бы и этому искусству, благо, природа одарила данными.
- Чтобы быть полноценным ангелом, достаточно быть им созданным, - с мягкой улыбкой ответил он. – Я ведь вторичная материя, сиречь, отчасти падшая по определению – мне ничего не даётся просто так.
От второго вопроса Сеанэ немного смутился. В принципе, а как иначе, по-хорошему, это назвать-то? Но только по отношению к своим прародителям ангел такого термина никогда не применял и даже мысленно не позволял подумать о них как о сущностях, имеющих отношение к чему-то бренному, земному.
- Ну, строго говоря, это не секс, - вздохнул юноша. – Это скорее слияние для сотворения. Они, кажется, рассчитывали, что я тоже буду эфирным духом, но вышло иначе, - он пожал плечами. – Как именно они это делали, я не могу постичь. Мне же уготована судьба проще: видимо, мне не суждено творить своё продолжение, поскольку для меня единственным вариантом будут отношения плоти – грехопадение, а я не могу себе этого позволить.
То, что женщины его интересовали всегда, Талий решил промолчать – он это тщательно в себе подавлял и не хотел распространяться о своих порочных порывах. Сам-то он, правда, ничего в том греховного не видел, но если достижение цели диктовало ему условия безбрачия, он готов был с лёгкостью их принять – всё-таки, плоть пересилить можно, а вот устремления своей сути…
Предложение Орфелина ангел выслушал с особым вниманием, не отрывая взгляда от блистающих глаз собеседника, и, совсем коротко подумав, признался:
- Честно говоря, я не думал, что зайду так далеко. Я совсем не ориентируюсь в окружающем пространстве, можно сказать, что я то дитя, которое едва сделало первые шаги, а здесь, в Хаосе, нужно быть уже состоявшимся взрослым, чтобы выжить… Но я не рассчитывал, что встречу Вас, Кейн, - он снова признательно улыбнулся. – А это большая удача. Я думаю, что быстро выучусь здесь контролировать свои силы, а также наращивать их – иначе я быстро сгорю. И даже, возможно, научусь защищаться…
Он решил поделиться со своим единственным в мире Хаоса другом теми крохотными пока что достижениями в сфере ментального подавления, но не успел – как раз в этот момент помещение озарилось алым светом чьей-то копны роскошных волос.
Такого существа ангел ещё не видал, но строение ушей напомнило ему эльфов, обитающих в живых рощах. Но от этого создания так и веяло смертью… Впрочем, теперь пугаться было нечего: чай, не подворотня, да не один на один встретились. Поэтому Сиан бесшумно встал и низко поклонился, приветствуя гостя, но представляться не стал: как и обещал Кейну, он решил не совершать ничего без ведома Орфелина. А кто знает, может, один звук его голоса может выдать что-то, что Кейн пожелал бы скрыть? Тем более что гость, кажется, был нежеланным.

0

12

Сдержанным кивком ответив на поклон ангела, мертвый эльф еще раз окинул гостя своего названного друга критичным взглядом, чтоб мгновение позже растянуть  губы в хищном оскале нездоровой улыбки.
- Поздно уже заботится о моем моральном облике, Орфи. Хоть я и не спорю, что некогда обязательно позавидовал бы такому... мешку мяса, но не факт - не факт. - и словно не видя недовольства, вызванного нахождением своей скромной персоны в этой обители порока, что сейчас так яро выказывал демон, лич прошествовал внутрь, где приземлив свою пятую точку на столешнице стола демона, сложил руки на коленях, всем своим видом обозначая, что уходить никуда не собирается, по крайней мере пока не досмотрит спектакль до конца хотя бы в качестве зрителя, но лучше примет "живое" участие.
- Эльберес Фауссин, давний знакомый, если не сказать друг этого проныры.

Отредактировано Эльберес Фауссин (2010-02-15 21:48:47)

0

13

Орфелину  только и оставалось , как  деланно печально вздыхать,  он уже было подумал, что стоит опрокинуть «нечайно» на Мертвого эльфа  кипяток, как вспомнил, что этот жмурка ничего не почувствует, и еще больше раздосадовался.
-Да –да  Подхватил Инкуб – Этот Давний знакомый, который вмешивается не в свое дело, и мог бы собрать свою тощую задницу и валить по делам  своим – Сказано было это  было уже чисто для проформы, Орфелин и без этого понял, что от Эльбереса ему уже не избавится и придется соображать беседу на 3х.
- Милый мой жмурка – Это, гость свыше.  Орфелин глазами указал на потолок.  – именно с потолка и свалился.  Отзывается на Сиан- я так понял ему так больше нравится. И демонстративно  повернувшись к эльфу тылом, всем своим видом демонстрируя,  игнор  обращался уже к ангелу.
- ну-у-у все равно получается, слияние-то было.  Пошло засмеялся, отчего – то такие вещи его, просто   и искренне радовали.  Ты мне скажи, очаровательный пернатый Сиан, а вот тебе самом  не хотелось никогда попробовать земных женщин ? а ??  Орфелин вернулся в кресло, подобрал уже начавший остывать чай и  поспешил пить его пока горячо. 
-Ты не спеши отвергать мои идеи, да и сам подумай, какой спектр мудрости сможешь ты постичь тут.  Осознать суть  греха в его первоисточнике. А я вот смог бы тебе в этом дела помочь, кое - с кем  нужным познакомить, да похлопотать, чтобы тебя  на сувениры не пустили.
Стоило  только ангелу податься вперед, Орфелин реагировал быстро, отставив чашечку на стол  и ухватив за ладони ангела,   подыгрывая его беспокойству, всем своим видом давая понять- насколько эта тема  и для него является важной и живой.
-Понимаю. Ой, как понимаю,  Я и сам когда – то стремился познать, и я долгое время сам проводил среди людей,   изучая их привычки, мышление, грехи, строение. Знание это сила.  Да и  не тебе ли Сиан, понимать, что все, что происходит не случайно – только подумай, а вдруг сюда ты попал неспроста, и это и есть предначертанный тебе  путь познания. Через тернии к звездам , говорится, а ты планируешь сбежать, не утратитшь ли ты дарованный тебе с выше шанс,  пугаясь выпавшим  на твою долю испытаниям, а ???

+1

14

Талий прослушал общение старых товарищей, как должно, делая вид, что занят чаем, – но его потрясла их манера общаться. Впрочем, кто знает, что за прошлое их связывает – может, причины на подобное имеются. По крайней мере, Кейн казался ангелу абсолютно адекватно воспринимающей действительность личностью, и без основания это создание не станет так ни с кем изъясняться. Кстати, подумалось крылатому, а что за создание этот Кейн – и имеют ли существа здесь конкретные именования, и каждое ли из них, если да?
Но вот Орфелин снова обратился к нему, возобновляя их беседу, и Талий проявил тут же внимание. Видимо, говорить при новом госте, Эльбересе, было дозволено, да ещё и вдаваться в подробности – и поэтому ангел расслабился и раскрепостился, подаваясь вперёд и по-детски азартно сжимая ладони Орфелина, поймавшие его руки:
- Я не думал, Кейн, что всё будет так, - голос вновь зазвенел, как вешний родник, глаза загорелись, и улыбка озарила лицо ангела, делая его очень молодым. – Я думал, здесь только смерть, так мне говорили в Далеке. Но теперь я понимаю, что это не так, - он весело сощурился. – Я отвечу честно на твои вопросы. Меня действительно тянет к женщинам – и иногда с этим невыносимо трудно бороться. Но я знаю, что это запрет. Как и многое другое, к чему я не имею права прикасаться, но! – он сделал многозначительную паузу, ликующим взором освещая собеседника. – Я могу многое изменить, поняв это, изучив – для этого вовсе не обязательно самому соблазняться на греховное. Ведь так я утрачу свой свет, и тогда стану… - он вовремя прикусил язык, чуть не сказав: «Одним из вас,» - и тут же договорил: - Не ангелом, уж точно. Но если ты, Кейн, Кейн, - он подался ещё вперёд и стиснул своими мягкими пальцами ладони собеседника сильнее, и энергия снова выплеснулась, как вода из переполненной чаши, - если только ты поможешь мне, я смогу многое изменить у вас, очистить тех, кто в том нуждается, исцелить неизлечимое…
Ангел уже перестал заботиться о чём бы то ни было. Был только Кейн, его защита, его спаситель, его надежда, тот, к кому он испытывал неизмеримую признательность и необъяснимое восхищение – и, собственно, он сам со своими идеями и осознаниями перспектив. А перспективы уже нарисовались серьёзные: он знал, на что способны его прародители, он представлял себе, чего сможет достичь сам, тем более здесь, где нет границ материала для развития и совершенствования! Да он сможет изменить тут почти что всё – только бы окрепнуть, только бы постичь себя!
В порыве он обернулся на Эльбереса, отметив про себя, как же черты того схожи с женским лицом, а ещё – с мёртвым лицом, и произнёс:
- Я не чувствую жизни в Вас, Эльберес. Но если я постигну свою суть, я смогу вернуть Вас к жизни.

0

15

Растянув ротовую полость до казалась бы невозможных пределов, Эльберес продолжал улыбаться, радуясь тем, как сумел Кеина кривляться, а тот это умел, что уже не раз было замечено  эльфом. Даже, казалось бы обидные, замечания его не трогали, напротив убеждали в том, что появлению его тут, как минимум, не рады. Следовательно... есть повод позабавиться. К тому же был не только повод, но и забавные курьезы, над которыми можно было бы вдоволь посмеяться, но вместо этого Фауссин лишь все шире растягивал улыбку, слушая тот бред, который несли оба блондина, не спеша прерывать их, пока к нему не обратились на прямую
- Чуть помедленнее, юноша, не спешите так. А то я уже подумал, что услышал обвинение в отсутствии жизни в моем бренном теле? А как же тогда я сейчас сижу тут с вами и пью чай? - изогнув бровь, изобразил неподдельно удивление на своем лице лич, - Между прочим во мне больше жизни, чем во всех этих.. этом мусоре, что работает на нашего общего друга, - особое ударения делая на слове друг заявил давно уже мертвец, пусть хозяин почувствует угрызения совести за то, что не уделяет достаточного внимания своему гостю.

0

16

Руки у Орфелина оказались холодными,   и весьма костлявыми, но  и сам инкуб вцепился в ладони ангела, сжимая их все  крепче, словно отпусти он его и ангел рассыпался в прах, как  опиумная греза, тяжелая и мучительная для сознания.
Инкуб склонил голову чуть на бок, как- то по звериному рассматривая ангела, словно бы с боку ракурс был лучше, ловя каждую улыбку  ангела.  И сам невольно улыбаясь в ответ, только улыбка у инкуба выходила, какой- то вымученной и одновременно хищной. Вроде, как и  съесть охота, да нельзя.
- смерть здесь тоже есть, но не все здесь предано тлену, есть еще и порок, но пороки это  иногда и страсть к новому неизведанному, познание.  Вас, скорее всего, стращали, но разве  знание не есть высшее благо. А неведение тьма? Не  в этом ли парадокс? Инкуб усилием воли заставил разжать руки и  отпустить ангела, не без видимого неудовольствия, но  иначе он сам рисковал  так  быстро преступить все разумные грани поддаваясь постепенно пробуждающемуся хищнику  глубоко в нутрии, и которого, как ему самому , казалось он укротил давным-давно. 
-Ах, позвольте, неужели вы так  до сих пор считаете  женщину грешным сосудом, осквернившим великий запрет и совратившую Адама? От того являясь  грязной?  А к чему еще вы не можете прикасаться, что же такого запретного у вас?
Орфелин  покосился на  эльфа, соображая насколько бредовым кажется  их болтовня со стороны,  и что в дальнейшем этот прохвост обязательно ввернет этот диалог , как очередную шпильку,  от этого он только мысленно покривился, принесла же его недобрая, не в добрый час.
-Сам  ты мусор!!! Праведно возмутился на  оскверняющие  его прислугу  речи Эльбереса.
Ты попробуй, найди тут лучше и преданнее, Эль, ты задаешься – когда  надо  ты что- то не шибко брезгуешь , этим , как ты изволил выразиться мусором. С каких таких пор в тебе  раскрылся такой лицемер а?
Орфелин снова повернулся к ангелу. Доверительно жалуясь.
- Вот не ценит он мои старания, вечно все охает, хотя и  нагло пользуется моим радушием, вот все  сидят на моей шее и погоняют, ах  доля у меня такая   тяжелая.  Мученик практически!!!

0

17

Ангел улыбнулся на последние речи Кейна, склонив голову на бок и немного щурясь: он понимал, что Орфелин шутил, и его искренне радовал тот артистизм, с которым это происходило. Всё-таки какое прекрасное создание этот Кейн!
То, что Эльберес отказался от его помощи, ангел расценил как должное, не придав этому особого значения – хотя в голове отразилась мысль, что всё будет вовсе не так радужно, как он представлял. Возможно, многие не захотят никакой помощи, а помощь насильно… это уже насилие. Ему ли тем заниматься? В конце концов, люди сами придумали себе такие вещи, как инквизиция, нарекли эту организацию божественной и стали жечь неверных, распинать неугодных и пытать ведьм. А не тому ли учил людей Создатель, что только любовью живёт истинно чистая душа?
Талий вздохнул своим мыслям и, сев ровно, убрал прядь волос за ухо. Он позволил старым знакомым пообщаться без его вмешательства, но потом всё-таки подобрал удобный момент и тихо, мягко произнёс:
- Кейн, я хотел бы, чтобы ты знал. Женщина есть суть святое и чистое, едва ли не самое близкое к Богу создание, - он уверенно смотрел своими лучистыми сапфировыми глазами в глаза инкубу. – И отношения плоти не есть грехопадение, когда происходит это от великой любви и влечёт за собой созидание… Для людей, - добавил он. – Мои прародители также не пали, потому что они творили жизнь, и существование их вместе стало для них как слияние воедино теми эфирными субстанциями, что именуются душой для смертных, для ангелов – сутью.
Сиан поймал себя на том, что говорит терминами, которые могут быть не понятны здесь, поэтому закончил довольно просто и ясно:
- Я же являюсь особым случаем. Хоть мои прародители не падшие, я рождён уже нечистым. И чтобы очиститься мне, придётся проделать долгий, трудный путь. Когда он будет окончен, и я сравняюсь с прародителями – тогда только я смогу найти ту, с которой мы вместе будем развиваться дальше и с которой сможем творить новую жизнь.
Ангел очень надеялся, что объяснил всё понятно, но в любой момент был готов перефразировать всё ещё проще. А пока он предпочёл смолкнуть – и так говорит слишком много для себя. Да и гость этот… нехорошо выходит, вроде, общаются Кейн с Талием, а Эльберес, вроде как, не у дел совсем…

0

18

- Ты говоришь так, будто уже прямо сейчас готов поставить их в один ряд не то, что с собой, но даже со мной. Давай закругляйся с этим, не ровен час, еще и освободишь их ненароком, в таком неожиданном припадке гуманности и человеколюбия. - Лич понимал, что такого конечно не произойдет, но столь уважительное отношения к этим, в целом бессмысленным, существам наводили на нехорошие мысли. Вдруг, в следствии переизбытка поглощенной светлой энергии ангела, он стал сам хоть чуточку но светлее. Малоприятная перспектива - Надеюсь, ты позовешь меня, когда сам обзаведешься двумя пернатыми белыми отростками за спиной. Хочу посмотреть на эту картину.
Конечно скорее всего это будет весьма унылое и посредственное зрелище, но как можно было не "поддержать" друга. Ведь где еще  Эльберес получится доступ к такой обширной галерее живых тел, способных отголосками своей боли заставить его почувствовать хоть что-то? За такую плату наверное нигде, а содержать подобный штат прислуги у себя... это извините меня, но просто ни в какие рамки не лезет.  Только все это потом, сейчас же лучше послушать продолжившуюся беседу  о белом и сером, хорошем и не очень. Просто послушать, не влезая со своими репликами, совсем не влезая, иначе есть шанс оказаться вовлеченным во всю эту демагогию, да так, что самому потом будет стыдно.
- Конечно я все понимаю, но как же первородный грех? Рeccatum originale? Вспомним кто был его главным виновником. А им ведь был не кто-то - женщина! Даже после этого она остается  самым близким к Бобу существом? Если да, то мне интересно, как создание появившееся на свет из ребра мужчины, в свою очередь созданного по образу и подобию, да и то лишь потому, что ему было скучно, может занимать место выше.

Отредактировано Эльберес Фауссин (2010-02-17 01:17:20)

+1

19

- Ты же знаешь, что это не так.
Орфелин спокойно ответил на упрек со стороны эльфа. 
-Да и припадки,  мне в каком – либо свете не свойственны.   
Зато вот дальнейшие слова мертвого эльфа возымели свое отрезвляющее действие, и Орфелин  едва ли не прозрел, скидывая с себя покров  той благодати, что успел почерпнуть от ангела. И, правда, какую ахинею он сейчас нес, самому подумать смешно. Он Инкуб, он вместилище человеческого порока и грехопадения, тот, кто собирает страсть и жажду по крупицам, а не благородный искупитель вины человеческой, Он никогда не отдаст себя на заклание, за человеческий род. И эти мысли, кажется, задели его за живое, видимо мысль о самопожертвовании когда – то давно были в его голове и сейчас напоминали о себя, уязвляя его сознание, какими-то застарелыми дряхлыми признаками.  Отстраняясь от этого «наркотика»  посредством того, что  инкуб взвился с кресла, словно бы его ужалили .
-какие к черту отростки!!!  Срываясь на возмущенный фальцет, и явно не совладавший под действием  необычной для инкуба силы. От того более  остро воспринимающий окружавшую его действительность.  Словно  раскрытая застарелая рана, начиная заново кровоточить. Инкуб   смерил эльфа практически уничтожающим взглядом и, соскочив со стула,  прошествовал с оскорбленным в лучших чувствах видом к окну движимый порывом распахнуть окна. Воздух в его кабинете в одно мгновение  показался ему удушающее пресным и вязким,   и в то же мгновение ощущение какой- то чуждой благодати, что он так опрометчиво подкачал от неожиданного гостя.
И предоставляя этих двоих  возникшей разности мнений о  чистоте  женской сущности в религии. Сам же судорожно пытаясь  подцепить когтями  тонкие механизмы  удерживающие окно в закрытом состоянии. Подцепив, наконец- то  Орфелин распахнул с шумом окна и  высунулся  наружу, вдыхая  городской воздух,  и постепенно  начиная приходить в себя, обретая трезвость  мыслей.

+1

20

Сеанэ пронаблюдал за манипуляциями инкуба и внутренне помрачнел: кажется, он действительно в этом мире как слон в посудной лавке, он нарушает что-то и постоянно, пусть невольно – но всё же. В принципе, какой-нибудь демон в Далеке был бы прямым оскорблением обитателям цветущих рощ, почему же все должны спокойно терпеть здесь белокрылое создание?
Желание как можно более быстро и тихо избавить Кейна от своего присутствия заполнило мысли, пернатый юноша оглянулся через плечо на дверь, потом перевёл взгляд на одно из окон и всё для себя решил.
Талий поднялся. Ему бы хотелось подойти к Орфелину прямо сейчас, взять того за плечи – или просто остановиться рядом и попробовать взять метания и, возможно, страдания себе… Но он сделает только хуже. Здесь ангел никому не помощник.
Мягко ступая, почти не касаясь, как обычно, пола, Сеанэ прошёл к распахнутому окну и вгляделся в очертания города, прислушался к звукам, втянул запахи. Здесь всё было чужым ему, а он был абсолютно чуждым всему его окружающему. Но больше не было испуга, не было отторжения – видимо, слова Кейна возымели должный эффект, и ангел стал готов к принятию этой стороны мира такой, какой она ему предстанет. И не важно, что могут поймать, убить – теперь всё будет хорошо, решил про себя Талий, но мучить больше того, кто помог, приютил, защитил, он не имеет никакого права.
И только речь, обращённая к нему, заставила его сдержать порыв прыжка, и он остался стоять перед окном в спокойной, почти расслабленной позе. Только обернулся на эльфа – лицо ангела казалось очень взрослым, как происходило всегда, когда он был сосредоточен, и именно взгляд добавлял ему визуальных лет – и ответил тихо, мягко, но с той чёткостью в голосе, которая сродни уверенности сильного ветра:
- Первой женщиной была Лейлах, - не отводя взгляда, ангел повернулся к окну спиной, предполагая просто кувырнуться туда по окончании речи. – Она была создана как равноправная для Адама. Но воля её оказалась сильнее воли его, и она не смогла быть с таким мужчиной – она ушла… - он хотел было сказать, к кому она ушла, но смолчал, не решаясь произносить это имя вслух. – Тогда уже была создана Ева, покорная и кроткая. И наивная. В первородном грехе виновна не Ева – а её супруг, должный нести ответственность за них обоих, потому что он мужчина, - вдруг в голосе ангела зазвучали непонятные ему самому нотки… и это были совсем не интонации посланника Господа и даже не сына своих прародителей…
Сеанэ испугался. Он ведь слышал схожие речи – но вот от кого? Не от него же, нет же?.. Мимолётный взгляд на крылья: одно перо само собой выпадает из крыла и весело скользит по воздуху, опускаясь на пол. Совпадение, решил Талий. Они не тускнеют. Не могут. Я ведь…
«А что «я ведь»? – спросил он сам себя. Или это был уже не совсем он? – Я ведь всего лишь оправдываю деву Луны, да? Я ведь всего лишь посягаю на аксиомы той религии, что меня породила. Что тут такого, верно?»
Талий мотнул головой, закрыл лицо руками. Снова эта тяжесть, это рвущее изнутри неясное страдание – запретное знание, требующее принятия себя в исконном виде, глупо сопротивляться!
«Оправдание всех и вся – как это по-ангельски! – услышал он отчётливо издёвку. Да, он слышал её не раз, и вот снова… - Как по-ангельски считать себя мужчиной, да? Проявлять волю. Влюбляться смертными чувствами…»
Он больше не мог вынести этого голоса. Всякий раз, когда так происходило, Талий бросался к своему учителю, и тот занимал его мысли песнью деревьев, в которой была мудрость, было спокойствие, было решение всему – одной только песней! А что ему делать теперь, когда он остался совсем один?
Ангел оттолкнулся от пола, выбрасывая своё тело за окно, и сообразил, что до земли не так уж далеко – второй ли, третий этаж? Раскрыть крылья он успел, но вот перевернуться – нет, и оттого он смачно вписался в землю, едва сумев вытянуть перед собой руки, причём, в левом запястье что-то неприятно хрустнуло. Зато боль уняла внутреннюю дрожь и прогнала из головы этот ненавистный голос.
«Ай, - подумал ангел, - я ведь не попрощался – как же так!»
Поднявшись и задрав голову, он взглянул на Орфелина и изящно поклонился, громко произнося:
- Кейн, спасибо тебе за всё! Я обязательно вернусь к тебе, но только когда смогу контролировать себя. Я не хочу причинять тебе страдания, а я вижу, как тебе нелегко.
С этим он развернулся и приметил для себя путь разбега, чтобы взлететь. Левую руку он придержал правой – запястье стало заливать огнём. Проклятая бренная оболочка!

Отредактировано Талий Сеанэ (2010-02-17 23:45:32)

0


Вы здесь » Лабиринт иллюзий » Книга Мертвых » Поместье Орфелина


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC