Лабиринт иллюзий

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лабиринт иллюзий » Круг IV: Чревоугодие » Кальянный двор


Кальянный двор

Сообщений 21 страница 40 из 50

21

Наглость вечернего гостя не знала границ. Но вместо того чтобы взорваться и выставить наглеца за дверь, близнецы остолбенели, выпучив на девушку с неподобающе низким голосом, свои желтые, как солнечное ядро, глаза. Ни Каин, ни Авель не находили подходящих слов чтобы ответить на такие громкие заявления. «Засуньте себе…», «Я никуда не уйду, пока…» - с сиамцами еще никто так не разговаривал, не смел. Близнецы медленно закипали, но выместить свое негодование не могли. Возможно потому, что сил не осталось сопротивляться, возможно, потому, что всю свою злость они выместили ранее на мебели и сейчас уже ничего не осталось, даже крошечного запала, чтобы они смогли накричать на обнаглевшего пришельца.
Так и не найдя слов, они демонстративно фыркнули и поспешили покинуть странного гостя, махнув в его сторону рукой, дескать «делайте что хотите»
Их верный слуга – Сатир, был тоже слегка ошарашен таким поведением незнакомки. Минуту он топтался на месте, постукивая копытами об пол, а затем глухо зарычал, когда братья удалились. Что ж, бегать за ними не входило в его обязанности. Он прошел в комнату, огляделся и вновь зарычал, чуть качнув косматой головой. Беспорядок был явно ему не по душе. Он стал поднимать мебель, которая оказалась цела после урагана, называемого Аспид, переворачивать и ставить на место. Незнакомку он будто не замечал, но когда мягкие, уютные лежанки были приведены в нужное положение, Сатир, не говоря ни слова, подхватил барышню на руки, на удивление бережно и аккуратно, и опустил на тахту, подкинув той плед и пару подушек. Брошенные на пол сапоги были им тщательно изучены, недовольное фырканье стоило понимать примерно так – «Ну надо же было так вымочить ноги!». Сатир в принципе был всегда не многословен, многие даже считали его немым или совершенно бестолковым, но на самом деле это было лишь глупыми домыслами. Только близнецы знали настоящую причину постоянного молчания, но никому о ней не рассказывали. Им было комфортно жить бок о бок с фавном, который с удовольствием хранил их секреты, которые близнецы уж очень любили ему рассказывать. Да-да, именно потому, что он молчал. Но, не смотря на это, они понимали друг друга с полуслова. Близнецам не нужно было повторять дважды, а Сатир уже заранее знал, чего бы хотели его хозяева.
Сейчас он тоже знал, куда направились Каин и Авель, но упорно молчал, оставив гостью в недоумении. Наверняка они пошли купаться, учитывая то, что одежда их грязна и пропитана кровью. А ведь близнецы патологические чистюли.

Сиамцы вернулись не ранее, чем через пол часа, предварительно заперев все двери в Кальянном дворе. За время отсутствия они искупались и переоделись в чистую одежду – удобные домашние халаты, расшитые бисером, золотой и серебряной нитью. Сейчас они выгладили немного иначе, они будто бы обновились. Их лица больше не отягощала восковая маска ужаса, но в глазах, все так же просматривалась тревога и обида. К их появлению, Сатир сумел организовать уютное «гнездо», принести целый столик и сварганить легкий ужин. Ничего особенного – немного мяса, овощей и чай с восточными сладостями. Надо заметить, что чашек на столе и приборов было ровно столько, сколько людей присутствовало в комнате. Он не забыл о вечернем госте, что промок до нитки, немым приглашением предлагая присоединиться к трапезе.
Кажется, близнецы тоже не были против. Они сели в широкое кресло напротив гостьи и внимательно ее рассматривали. Им было немного не удобно, за то, что они так по-свински обошлись с девушкой. Она ведь ни в чем не виновата, она всего лишь хотела укрыться от дождя.
- Простите нас, за наше недостойное поведение – вдруг подали голос братья, эхом повторив друг за другом, и снова замолчали. Сегодня распинаться в извинения почему-то не хотелось. Фавн же налил гостье чай и опустился около братьев на одно колено. В его крупных руках была бутылочка с лекарством и бинт. Сквозную рану чрез центр ладони Каина, нужно было незамедлительно обработать

0

22

Кристоф тихо хмыкнул лишь только за сиамцами закрылась дверь. У него и в мыслях не было оскорбить хозяев или как-то обидеть их своими словами. Впрочем, цель была достигнута, и близнецы вышли из состояния апатии, в коем находились до этого. Помахав ладошкой вслед удаляющимся спинам, юноша перевел заинтересованный взгляд на оставшегося в комнате Сатира.
Немой слуга четко и без лишних движений возвращал убранству комнаты первоначальный порядок. Столы и стулья, шкафы и небольшие кушетки - все возвращалось на свои места. Словно и не было этого странного, учиненного неизвестно кем, бардака. Наблюдать за Сатиром было одно удовольствие. Особенно с того уютного местечка, куда безмолвный фавн усадил юношу. Завернувшись в теплый плед и подоткнув под спину парочку подушек, Кристоф и не заметил как провалился в сладкую дремоту. Липкие щупальца сна уже успели оплести собой сознание юноши, а по всему телу мягкой волной растекалась приятная нега. Вот-вот был готов настать тот момент, когда голова коснется шелковой поверхности подушки и за смеженными веками ему будут являться яркие иллюзорные картины.
Сладковатый опиумный дух мешал думать о чем-либо серьезном. деловитое шуршание Сатира еще больше усыпляло андрогина. Тихий, но отчетливый стук все же нарушил невесомую паутину видений. Юноша приоткрыл один глаз и увидел входящих в комнату братьев. Вид их преобразился. Словно в небытие улетучились гримасы страха, да и сами они уже не были похожи на загнанного в ловушку зверя, что ожесточенно борется за свое существование. Кристоф почувствовал витающий в воздухе аромат свежезаваренного чая, что так и манил присесть к накрытому столику.
Заставлять себя ждать юноша не стал, а посему быстро засеменил босыми ногами к отодвинутому для него креслу.
-Ну что вы. - он махнул рукой, словно произошедшее было всего лишь обычным недоразумением не стоящим и внимания.
Юноша уже был готов сесть, как заметил Сатира и рану на руке одного из братьев.
-Вы позволите? - он ловко не дожидаясь ответа взял белоснежный бинт и принялся обрабатывать рану.
Гостеприимство, на которое он так нахально напросился требовало хоть какой-то ответной любезности, так что юноша поспешил оказать ее. В считанные мгновения рана была обработана и юноша тур за туром стал накладывать повязку, что закрыла бы собой рану и в то же время не стала бы сковывать движения.
-Ну вот и готово. - последний узелок был завязан и юноша с легкой неохотой отпустил ладонь одного из сиамцев.

Отредактировано Кристоф (2010-04-20 17:01:21)

0

23

В тихой домашней обстановке близнецы чувствовали себя совсем по-другому. Если углубиться в анналы истории, то близнецы еще ни разу вот так не сидели в тишине посреди курительных комнат и не пили чай с незнакомцами. Во все времена и в любое время суток, здесь всегда было полным полно наркоманов, которые постоянно тихо бормотали, занимались сексом или шныряли по комнатам, дабы изловить кого-то, кто был виден лишь им – чертей или зеленых человечков, все одно. Братья всегда прятались в своем шатре, в ворохе подушек и покрывал, курили или же забывались сном. В другое время развлекали своих гостей беседой или изобретали новые наркотики. Сегодня здесь было тихо, даже через чур тихо. Братья никогда бы не подумали, что в Кальянном дворе настанет мертвецкая тишина, и они бы никогда не поверили в то, что им может это понравиться.
Незнакомец, или, точнее незнакомка, решила проявить толику заботы, «отрабатывая» за чай с хлебом. В этом совершенно не было необходимости, но близнецы не стали ее останавливать, позволяя поухаживать за собой. Лишь безмолвный фавн остался недоволен такой наглостью. По всей видимости, ему безумно нравилось ухаживать за хозяевами, проявляя непомерную отеческую любовь к ветреным мальчишкам. Такая ли это была отеческая любовь, кто знает. Но Каин с Авелем умели благодарить и именно так, как нравилось благодарственному лицу
Бинты аккуратно ложились поверх израненной ладони. Слой за слоем скрывали от посторонних глаз сквозное ножевое ранение. Рука Каина была холодна, как и он сам и его брат. Сильнейший стресс в раз замедлил все процессы в организме Аспидов. Их движения были вялыми и уставшими, взгляды и улыбки меланхоличны, будто бы они целый день таскали мешки с углем. Лекарство, что быстро впиталось в кожу, имело антисептический и обезболивающий эффект. Очень скоро оно подействовало, и болезненное напряжение стало постепенно уходить из окоченевшей конечности.
- Спасибо, вы очень любезны, мисс… простите, мы не знаем вашего имени. – Оба вопросительно взглянули на гостью, недвусмысленно намекая, что вот именно сейчас нужно назвать им имя, чтобы отогнать неловкость ситуации.
- Что заставило Вас покинуть дом в такую скверную погоду? – спросил Авель, потянувшись за соблазнительно ароматными круасанами, что лежали в красивой корзинке на столе.
- Вы можете остаться здесь, пока не закончится дождь. – Подхватил Каин, прижимая к себе больную кисть – Отведайте нашей пищи. Чай что заваривает Сатир, чрезвычайно вкусен. – И это была чистейшая правда. Фавн заваривал его по своему особому рецепту, который никому не рассказывал, ввиду своей немногословности. Помимо чайных листьев он добавлял еще различные травы, лепестки цветов и ягоды, которые делали его невероятно ароматным и наделяли особыми свойствами.
Сатир же, убрав медицинские принадлежности стал резать свиную отбивную и раскладывать ее по тарелкам.

0

24

Вид крови совсем не пугал Кристофа и, если бы судьба его сложилась иначе, то он мог бы стать отличным хирургом. Впрочем, это его не сильно заботило, хватало опыта прошлых лет, за которые он успел в деталях изучить физиологию человеческого тела. Но эти знания он предпочитал хранить при себе, не особо распространяясь о них.
Сейчас же, некоторые из полученных навыков ему пригодились и на ладони одного из близнецов красовалась аккуратно наложенная повязка.
-Кристоф. - на автомате ответил юноша и уже спустя мгновение понял всю абсурдность своего ответа.
С непроницаемым лицом, на котором не дрогнул ни один мускул, андрогин присел на отведенное место и с особым изяществом стал намазывать на свежую булочку вишневый джем. Кристоф молчал, давая братьям время переварить услышанную информацию. То, что его внешность никак не вязалась с внешним обликом его не сильно пугало - близнецы и не такое видали на своем веку. Мало ли встречается странных личностей, любящих нестандартные наряды, мало ли сумасшедших, что чувствуют несоответствие с телом и состоянием духа.
-Скверная погода началась совсем недавно. - юноша сделал глоток ароматного чая, - С утра ничего не предвещало того кошмара, что сейчас творится на улицах.
Кристоф благодарно улыбнулся братьям и взял в руки еще одну необычайно вкусную булочку. Мучное лакомство имело божественный вкус и буквально таяло во рту.
-Спасибо вам, вы так любезны. Мне право стыдно, что я вам нагрубил вначале. - юноша виновато опустил глаза.
Долго мучится угрызениями совести было не в характере юноши и уже спустя какое-то время он с интересом разглядывал окружающее его убранство комнаты, Сатира и, чего уж греха таить, не мог отвести любопытного взгляда от самих братьев. Эти двое, по прихоти судьбы, вынужденные провести всю свою жизнь бок о бок друг с другом занимали почти все его мысли в те минуты.
-Это наверное утомительно, каждый день принимать посетителей, каждому улыбаться. Начинаешь ценить уединение и тишину. - юноша задумчиво размешивал сахар в своей чашке.

0

25

Лабиринт иллюзий всегда преподносил массу сюрпризов. Это касалось не только окружающего мира, который менялся так быстро, что к нему едва ли можно было успеть привыкнуть, но и живущих в нем существ. Кто бы мог подумать, но перед близнецами сидела вовсе не девушка, а юноша ей прикинувшийся. Что ж, это не слишком сильно удивило близнецов, на своем веку они повидали много и редкий трансвестит вряд ли мог произвести на них впечатление, учитывая то, что сами они порой любили наряжаться в женские платья. Но в отличие от Кристофа, это не было их образом жизни, а очередной внезапный порыв к переменам. Но их удивило то, что они сразу не опознали в девушке мужчину, не отразили, что голос ее через чур низок и груб для хрупкой и нежной девочки, которую из себя изображал этот юноша. Все потому что они были расстроены случившимся с ними ранее и не замечали вокруг себя явных мелочей, будучи погруженными в свои переживания и внутренние терзания.
Их случайный гость, был раскован и явно чувствовал себя как дома, уминая одну за другой вкусные булочки и плюшки, что так любезно добыл для них Сатир. На мясо он даже не смотрел, поэтому молчаливый фавн даже не стал его предлагать Кристофу, просто оставив причитающуюся ему тарелку в стороне, на случай, если юноша передумает. Близнецы же не стали отказываться. Их организм был устроен так, что им был просто необходим белок, для поддержания тонуса, тем более сейчас, когда они испытывали нечеловеческий голод. Они стали уминать аккуратные ровные кусочки свинины, заедая ее мягким свежевыпеченным хлебом, изредка поглядывая на травести и тихо умиляясь его детской непосредственности.
Сатир предпочел остаться в дружеской компании, усевшись на пол в позе лотоса с кружкой ароматного ягодного чая. Его взгляд опустился к собственным лохматым ногам. В длинной шерсти снова запутался репей и Сатир нахмурился и недовольно зарычал, тихо, не привлекая всеобщего внимания. Этот сорняк был для него настоящей бедой. Где бы он не ходил, проклятые семена репейника постоянно цеплялись к его ногам.
- Нет, когда живешь в таком ритме постоянно, быть приветливыми с гостями совсем не сложно. В Кальянном дворе всегда было много народа, еще наши родители, принимали здесь массу людей, желавших отправиться в путешествия по другим мирам. Сегодняшний день исключение из правил, за последние две сотни лет здесь впервые так тихо – Пояснил Каин, прожевав очередной кусок ароматной свинины.
- Кстати, мое имя Каин, а брат мой – Авель. – Сиамец не сомневался, что Кристоф слышал о них, но навряд ли он мог даже догадываться, кто из этих двоих, совершенно одинаковых близнецов, Каин, а кто Авель.
- Это наш преданный слуга – Сатир. Как это ни странно, но имя у него звучит действительно так же как раса, видимо родители его не слишком долго думали на счет того, как назвать своего ребенка. Как ты, наверное, заметил он изрядный молчун. Ничто на свете не заставит его сказать даже полслова, так что можешь не пытаться что-то у него спрашивать, он все равно не ответит… - Каин улыбнулся и перевел взгляд на сатира, который, казалось даже не слушал их разговора, методично выковыривая репей из своей шерсти, но не стоило сомневаться, что он его услышал. Но даже ухом не повел.

0

26

Близнецы, по всей видимости, решив,что Кристоф не представляет никакой опасности успокоились и стали милы и любезны настолько, насколько может быть человек после сильнейшего шока. Впрочем, их самообладанию следовало позавидовать.
Сам же юноша отбросил в сторону смущение и уминал вкуснейшие булочки, запивая их душистым чаем, не преминув воздать почести Сатиру, что этот самый чай и заварил.
-Прелестный напиток. Меня предупредили, что вы не ответите, - пара ироничных ноток в голосе, - Но змею вас заверить, чай у вас получился отменным! И булочки выше всяких похвал!
Андрогин добродушно улыбнулся сиамцам и после того, как они представились коротко кивнул, стараясь запомнить с какой стороны кто находится. Это оказалось не так уж сложно, благо с памятью на лица у юноши было все в порядке. Чего не скажешь о неуемном аппетите, который следовало бы держать в узде, но сам Кристоф частенько пренебрегал этим правилом. Так что свеженькие мучные изделия со скоростью света пропадали с блюда, скрываясь в его желудке.
Как-то даже один малый проспорил юноше сотню золотых, заявив, что он не съест сотни эклеров. Бедняга потом обходил прожорливого андрогина стороной, лишь бы не видеть нахальной улыбки победителя на лице Кристофа. Но это уже старая история. Гораздо интересней и загадочней были сейчас близнецы, что сидели перед ним.
-Две сотни лет... Это ведь надо! У вас талант - ваше заведение имеет такую долгую историю, и вы продолжаете ее творить своими руками. - Кристоф с восхищением поглядел на братьев - Это, наверное, так интересно!
Юноша поставил опустевшую чашку на блюдце, и Сатир тут же наполнил ее новой порцией вкуснейшего напитка. У близнецов, как и у всяких хозяев злачных заведений всегда имелась в запасе какая-нибудь история, будь она веселой до колик в животе или наоборот жуткой, что аж волосы дыбом вставали. Но вот сам юноша не знал - хранят ли сиамцы их в секрете, как доктор врачебную тайну, или же могут позволить себе посплетничать самую малость. Ведь имена совсем не обязательно называть...
-А какие-нибудь веселые случаи у вас были? - тут же озвучил свою мысль юноша.

Отредактировано Кристоф (2010-05-03 14:43:12)

0

27

Сатир был бесценным помощником. Он выполнял любые пожелания братьев, прекрасно готовил и при этом не брал денег. Он был одним из тех немногих существ, для которых звон монет не был умопомрачительно приятной музыкой. И ценности он представлял себе немного по другому, не как обычные люди, привыкшие зарабатывать и тратить. Тем более близнецам нравилось, когда гости хватили фавна. Они гордились им, в отличии от него самого. Сатиру кажется, было совершенно наплевать, что  о нем думают окружающие.
- На самом деле, удерживать двор никогда не было проблемой. Клиенты всегда были и всегда будут, пока людей не перестанет привлекать сладковатый дым опиума. А это не произойдет никогда. Опиум – владыка разума. Это царь и бог для одних, учитель для других, верный друг для третьих. Его сложно бросить, от него сложно отказаться. Сложно не позволить себе хоть раз попробовать на вкус его безграничную любовь к каждому. – договорив Каин, отрезал очередной кусок мяса, посыпал его солью и положил в свой ненасытный рот
- А вы, Кристоф, водили дружбу с белой смертью? – быстро перехватив эстафету, спросил Авель, успев изрядно набить свой желудок отборной свининой и зеленью, пока брат разглагольствовал на темы любви и дружбы.
- Кальянный двор всегда славился забавными историями. Но большинство будет навечно схоронено в стенах этого заведения. Сами понимаете, мы не можем дискредитировать некоторых особ, которые посещают нашу скромную обитель – Каин взял здоровой рукой круасан, а больной - изящный серебряный ножик. Пальцы не двигались совершенно, поэтому фавн поспешил ему на помощь, сам намазал булочку маслом и фруктовым джемом. После, положил круасан на тарелку своему подопечному. Кажется, в этот момент на его непроницаемом лице можно было разглядеть мимолетную улыбку
- Вот забавная история – глядя на Каина, на то, с каким мучениями он пытается совершить простое действие, начал Авель.
- Сегодня нас чуть не убил постоянный клиент. Человек, на первый взгляд, добрый и отзывчивый. Мы любили его… Кто же знал что все это время, грели змею на груди – оба тяжко вздохнули и опустили глаза.

0

28

Кристоф готов был слушать Каина бесконечно. Слова, что так ярко и точно описывали сладкий яд, что даровал новые возможности, лились рекой. Медовые речи, услада для слуха страждущего, для того, кто в эти минуты мог бы и мечтать о необходимой дозе. Зависимые самолично обрекали себя на вечное рабство туманного дурмана, что легко привносил в их серую жизнь так много красок.
Кристоф прикрыл глаза, словно окунаясь с головой в поток слов, таких правдивых, искренних. Он никогда не курил опиума, этого ядовитого детища маковых цветов. Быть может тому причиной был страх попасть в зависимость, а может и что-то другое. По крайней мере, ранее подходящего случая попробовать сладкого дыма не возникало.
На вопрос Авеля он лишь отвел глаза в сторону. Белая смерть - так часто называл кокаин его старый добрый друг. И сотни раз приходил в неистовую ярость, стоило ему узнать, что Кристоф пристрастился к "снежку". Юношу тогда не заботило ничего, лишь встретиться с барыгой, у которого в закромах был пакетик с дурью и, запершись в комнате острым лезвием бритвы измельчать порошок до состояния пудры. Лучше всего это было делать на стекле или зеркале, чья гладкая поверхность отражала бледные как сам кокаин пальцы и ярко контрастирующие на фоне восковой бледности лица алые губы. Две ровные линии в три дюйма длинной, свернутая трубочкой банкнота и один резкий вдох. Кокс дарил силы, бодрость и вдохновение. В голове становилось кристально ясно и свежо. Как холодный душ в полуденный зной. Три "понюшки" в день, дважды в неделю, полтора года. Пока не оборвалась жизнь его поставщика. С тех пор жизнь проходила без наркотиков.
-Когда-то давным-давно. - грустная улыбка, навеянная старыми воспоминаниями лишь на секунду задержалась на лице юноши, чтобы в следующее мгновение исчезнуть без следа.
Андрогин тряхнул головой, отбрасывая из мыслей все лишнее, словно вытряхивая из антресолей ненужный сор, копившийся там на протяжении долгих веков. За прошлое нельзя цепляться до последнего, иначе ты лишен радости будущего.
Увидев, как Каин мучается с лакомством, Кристоф мог лишь посочувствовать несчастному, но слова Авеля оказались несколько шокирующими для юноши. В этом мире случалось многое, о чем невозможно было помыслить и в самые страшные минуты.
Слова сочувствия были в этот момент избитыми и звучали бы шаблонными фразами. Юноша аккуратно дотронулся до раненой ладони Каина, не сводя при этом глаз с братьев, слегка ободряюще улыбнулся сиамцам и тут же одернул руку дабы не казаться уж слишком навязчивым.
-Быть может всему виной был дурман? - Кристоф посмотрел на чашку, словно задавал вопрос чайному прибору, затем махнул рукой и попытался перевести разговор в шутку, - Даю честное слово,я абсолютно безобидный человек.
И тут же лучезарно улыбнулся.

Отредактировано Кристоф (2010-05-11 21:06:54)

0

29

- Да, наверное, он и виноват... – сказал Каин, чуть улыбнувшись Кристофу. На самом деле он не верил словам, не верил в то что говорил сам. Как и его брат, которого грызла изнутри такая же сильная душевная боль, как и Каина. Просто им не хотелось вдаваться в подробности и разъяснения. Да и разве поймет случайный гость со слов очевидцев, разве увидит то, что видели они, разве почувствует холодность ножа, целующего горячую плоть. Каин и Авель смотрели в глаза Вермиса и видели там безумие. Оно было подлинным, оно было настоящим. Хрустальная мечта всего лишь открыла дверь, дала свободу желаниям, доселе дремавшим в самых потаенных уголках сознания. Словно ящик Пандоры. Но кто же знал, что Хрустальная мечта выпустит Чуму?
Стоит ли сомневаться, что братья еще не скоро придут в себя после пережитого.
Авель продолжал методично жевать круасаны, отщипывая от булки небольшие кусочки и отправляя их в рот. Он как будто бы не слушал разговора, находясь где-то в ином измерении. Сладкая булочка целиком и полностью поглотила его внимание. В отличие от Каина, Авель удивительно легко мог сбежать от реальности, даже не прибегая к сомнительной помощи опиатов. А Каина же произошедшее тяготило. Раз заговорив о случившемся, он уже не мог прогнать из памяти вставшие перед взором картины мук несчастных людей, заживо погребенных в душной теплице. Сама мысль о том, что они могли занять в этом кошмарном соду почетное место, наводила неподдельный ужас, от которого заходилось сердце и внутри все превращалось в безжизненную глыбу льда.
Сиамец мотнул головой, прогоняя не хорошие мысли и попросив сатира налить ему чая, взглянул на гостя. Все же до чего удивительный был мир в котором они проживали. Мальчик, но чертовски похожий на девочку. Молодой мужчина, но невероятно сильно смахивающий на ребенка. Что там говорить, братья и сами порой показывали свою непосредственность, от которой явственно несло детством и наигранной глупостью.
- Но что же мы все о нас, да о нас! – Каин отхлебнул немного душистого чая из изящной чашечки и улыбнулся.
- Расскажите, чем вы занимаетесь, дрогой друг!?

0

30

Было видно, что близнецов продолжала гложить мысль о случившемся, не давала покоя, вынуждала возвращаться к пережитому ужасу вновь и вновь. Юноше было чертовски жаль, что его вопрос всколыхнул в памяти братьев то, что они с удовольствием позабыли бы. Так что смена темы была как нельзя кстати, пусть она и касалась самого андрогина.
Кристоф поймал направленный на него взгляд и улыбнулся близнецам. На душе у него было необычайно светло и безмятежно. Сиамцы сами того не ведая, были удивительной находкой этого дня, и без того наполненного массой чудных впечатлений.
-Я? Да в общем-то ничем особенным. Можно даже сказать бесполезно трачу время на всевозможные развлечения, прогулки и походы в театры. Вы любите театры? - юноша сделал глоток дивного чая и с интересом посмотел на братьев.
Будучи завсегдатаем этого волшебного заведения, он обожал коротать антракты в закулисье, одаривая юных актрис цветами, ворохом комплиментов и, конечно же, поцелуями. Падкие на внимание служительницы Мельпомены с радостью отвечали на ухаживания Кристофа, радовались его визитам и непременно уговаривали заглянуть в гримерку после спектакля.
-Вот недавно была очередная премьера. Дон Жуан. - и Кристоф принялся живописать о ярких похождениях хитрого сластолюбца, что в погоне за все новыми утехами был готов на самые неожиданные и немыслимые поступки.
Юноша говорил и говорил, активно жестикулируя, шутил, пытался всеми силами вызвать на лице близнецов улыбку, дабы отвлечь от темных мыслей.
-Ну и в конце-концов, этот самонадеянный франт поплатился за все свои поступки. -  Кристоф цапнул со стола очередную аппетитную булочку. - Очень вам рекомендую - такого красочного представления я еще не видал. Чего только стоят костюмы и декоации! О балете я вообще молчу.
Андрогин опустил чашку на блюдце и отрицательно мотнул головой Сатиру.
-Спасибо, но еще одна чашка и я лопну. А мне бы очень не хотелось этого. - юноша звонко рассмеялся.

+1

31

А братьев было множество знакомых, да и просто посетителей, которые причисляли себя к богеме и страстным любителям того прекрасного, что принято называть актерской игрой. Братья не в ходили в число таких людей. Но порой любили поглазеть на бродячих лицедеев или циркачей. Они были более приземлены, чем могло бы сперва показаться и невероятно испорчены. Они намного чаще посещали «Витрину», чем любые культурные мероприятия проводимые в Лабиринте. Многие не понимали, но в том была своя прелесть. Придти и отдаться первому встречному, не спрашивая имени или звания. Да, Каин и Авель были из числа тех, кому было всегда мало. Которые хотели еще и как можно больше.
Сейчас они все же с интересом слушали Кристофа, который взахлеб рассказывал о пьесе, которую посмотрел недавно. Братья сделали для себя вывод, что слушать о постановках из уст вот такого вот почитателя гораздо интереснее, чем наблюдай действие воочию. Всего несколько минут, а эмоций и жестикуляции даже больше чем у исполняющих сцену актеров. Случайный гость внезапно развеял тучи над головами близнецов. Прогнав из их голов тревогу и печаль. Но вместе с этой легкостью, пришла неоспоримая сонливость. Согревшись, набив свои бездонные желудки и выслушивал прекрасную сказку, Каин И Авель нестерпимо захотели спать. Оба ужасно устали за прошедший день. Столько эмоций, тем более негативных, они не испытывали уже очень давно. Сегодня приятная и беззаботная жизнь преподнесла им пренеприятный сюрприз.
- Интересный вы человек, Кристоф! Может сводите нас как-нибудь в театр, м? – Улыбнулся юноше Авель, тут же прикрыв рот рукой, скрывая зевок. Каина тоже клонило в сон, поэтому чтобы не казаться гостю невежливыми (ведь он мог сделать неверный вывод. Что братьям с ним скучно), он поспешил объясниться.
- Извините Нас Кристоф, мы очень устали сегодня. Если вы не возражаете, мы покинем Вас, чтобы немного отдохнуть. Если хотите, можете остаться у нас на ночлег, Сатир приготовит вам кровать. – Оба медленно поднялись с дивана и добавили
- Я надеюсь мы еще увидимся. Приятно было познакомиться и спасибо за вечер. – Откланявшись перед гостем, Близнецы зашаркали в сторону своего шатра, где их ждала теплая и мягкая кровать…

0

32

Песня дождевых капель, монотонно бьющих по мостовой за окном, постепенно смолкала. Утих и заунывный вой ветра, сопровождавший разбушевашвуюся ранее грозу. Становилось тише, природа решила смилостивиться над обитателями Лабиринта и сменила гнев на милость, уменьшив поток извергающихся на землю потоков воды.
Речи андрогина, что колыбельная перед сном, отвлекли, заворожили и унесли близнецов в волшебный мир, где можно было на краткий миг забыть обо всех заботах. Иллюзии тем и привлекательны, что создают обманчивую уверенность в событиях, они изменяют все окружающее пространство, подстраивая его под свой фантастический лад. Только пожелай, только закрой глаза и весь мир перед тобой как на ладони именно такой, каким ты сам хочешь его видеть, но не поддавайся на эту столь желанную сказку иначе рискуешь потерять самого себя.
-Конечно свожу, - юноша открыто улыбнулся, - На любой спектакль, что вы выберете.
Заметив, как на братьев стала накатывать сонливость, что неудивительно было после столь плотного обеда, юноша понятливо улыбнулся на слова братьев. Да и сам он, почувствовав в желудке приятную тяжесть, был близок к тому состоянию, в котором начинаешь клевать носом и сонливо тереть глаза. А ведь прикорнуть сейчас после насыщенного событиями дня, юноше тоже не помешало бы. Отрицательно покачав головой на предложение сиамцев воспользоваться их гостеприимством, Кристов поблагодарил Каина и Авеля.
-Благодарю, но я пожалуй, отправлюсь к себе. - юноша поднялся со стула, кивнул братьям на прощание. - С нетерпением буду ждать нашей следующей встречи.
Подхватив со столика цилиндр, с которым почти никогда не расставался, юноша попрощался с обитателями Кальянного двора и с легким сердцем и гармонией в душе ступил под антрацитовое небо. Поверхность мостовой блестела в свете щербатой луны, словно была покрыта тонкой корочкой льда, оставалось лишь надеяться, что она не была такой же на самом деле, и андрогину не пришлось бы скользить по камням, изображая из себя фигуриста.
В наползающем со всех сторон белом тумане шаги Кристофа становились все глуше, и, будто через толщу воды, доносились отголоски окружающих звуков.

»  Дом Кристофа

Отредактировано Кристоф (2010-05-22 23:09:25)

+1

33

» Замок Короля Страха

ООС: После встречи с Эффутуо

Тени на улице, тени за окном. Они плодились в сумраке, чумными крысами прятались по щелям – графика позднего Гойи, царство гнили, парад уродов.
Круг Четвертый. Костюм бередил язву, вызывая в повелителе Страха злость, а череп с крупными изогнутыми рогами терзал остатки правой щеки. Смрад и увядание тянулись за ним шлейфом, в воздухе запахло кровью, дождем и червями.
Астарт с отвращением принюхался к опиумным парам.
«Мутные одурманенные ничтожества!», - в нем вскипала злость.
«Их ждет смерть», - с довольством и презрением думал Астарт. – «Неминуемая смерть, кого в подвортне – кому не найдется, чем платить, кого здесь – в шелках и угодливости, с пеной у рта или в судорожных муках. Изломанные пальцы, готовые отдать все за жалкие крохи накротической пыли. Перекошенные, заплывшие дурманом лица в последней, раздирающей тело смертельной болью, агонии».
Эта мысль вызвала в Астароте смех. Чужие страдания тешили его душу, и были для него сладостным элем, кровавое поле битвы - изысканнейшим блюдом из всех.
Тяжелой твердой поступью направился Король дальше. Остановился, выискивая жестоким взглядом единственного глаза хозяина Кальянного дворика. Хозяев, если быть точнее.

0

34

Близнецы быстро теряли счет времени, количеству скуренных опиумных папиросок и выпитого ликера. Они закрылись от мира в своем роскошном шатре от всех, предпочитая общество сладкого дурмана нежели живых существ. Даже Сатир не пересекал порог их убежища, решив остаться в тени собственной молчаливости и незаметности. Двери Кальянного двора были вновь открыты, но внутри не было ни одной живой души. Местная наркоманская братия еще помнила тот всплеск неконтролируемых эмоций, что продемонстрировали им Каин и Авель почти два дня назад и не спешила возвращаться в уютное гнездышко за новой порцией амфетаминовых чудес. Да и сегодня здесь из никто не ждал...
Зыбкое марево, приторно-сладкое как комок сахарной ваты. Витиеватые завитки голубоватого дыма, срываясь с тлеющего кончика сигареты устремляются вверх, чтобы рассеится и превратиться в туман. Уже почти нет кислорода, а от переизбытка разнообразных запахов масел и благовоний хочется чихать.
Легкий сквозняк тронул полупрозрачную штору шатра и она, закачавшись пошла рябью, а затем снова замерла. Чья-та тень скользнула по навесному тюлю и остановилась, замерев на одном месте. Заметив ее близнецы захихикали, прикрывая рты ладонями. В их глазах замерцали озорные огоньки. Тихо, не слышно, словно мыши, юноши поднялись со своего ложа и на цыпочках прокрались к проему меж тяжелых портьер. Авель немного отодвинул штору и выглянул наружу, тут же показалась белобрысая растрепанная голова его брата.
- Надо же, какие гости! - Воскликнул Каин и оба шагнули на встречу Астарту, который не поленился самолично навестить свои, недавно купленные души. В ноздри сразу ударил запах гнили и смрада, могильный холодок щекотал их полуобнаженные тела, пронизывая их насквозь. Близнецы предпочли не обращать на это внимание, как и на, что перед ним стоит гроза Лабиринта и всего живого. Существо, которое имеет полное право сгноить их в своих темницах, за любое неверное слово. Однако минувшая ночь в корень изменила их отношение ко всему, что происходит вокруг:
- Пришли за должком? - с улыбками на бледных лицах спросили братья. Они все еще помнили, что говорилось в последнем послании Астарта — они не справились с заданием и расплата не заставит себя долго ждать. Но они и предположить не могли, что Страх явится к ним настолько быстро.
- Ничем помочь не можем, мы подаем только по средам! - близнецы, как один, пожали плечами и звонко рассмеялись.

0

35

Прихлопнуть! Отмахнуться от дерзких наркоманских угодников; почувствовать, как кости со скрипом ломаются о стены, а жалкие душонки должников оседают пеплом к ногам… Увядание и боль в каждом шорохе плаща.
Страх усилием воли остановил вскинувшуюся было в гневе ладонь, разжал белесо-серый кулак. Тяжело ему.
Астарту было наплевать на веселый тон пересмешников. В тонкостях чужих эмоций он был невежественен, и не было ему никакого дела до чужих радостей или невзгод. «Бесстыжие прихвостни Порока!», - подумал он, глядя на полуобнаженные тела с отвращением. Подозрительность демона только усилилась.
Тонкие губы грубого рта изогнулись, исторгая хрипловатые, низкие интонации голоса.
- Что еще за бред вы там несете?!
Астарт прикрыл на мгновение глаз: две черные глазницы смотрят из-под черепа. Так смерть приходит за живыми и забирает их равнодушно, бездумно, с унылым привкусом конвейера мертвецов. Страх. Он чувствовал это. А чего боятся эти двое больше всего – уж не разлучиться ли навечно? Остаться без того, кто всегда был вторым твоим телом и сутью, намного страшнее, чем вдвоем переживать вечное заточение в холодных мрачных подземельях. Ужасная судьба.
Он впился взором в лица близнецов, рот расплылся в хищной кривой ухмылке. Показались из-под черепа желтые, уходящие корнями в чернь, зубы.
- Вы распускаете слухи обо мне, – у короля Страха разговор короткий. Ему не нужно ждать ни приветствий, ни приглашений присесть. Дворцовая чванливая угодливость ему не по нраву, лишь раздражает и отвлекает от дела. К нему не приходят - приходит он сам, забирая всё без разбора и жалости. - Почему? Кто сказал вам это сделать?

+1

36

Страх замахнулся на близнецов и те невольно втянули головы в шеи, уходя от траектории удара. Но такового не последовало. Астарт усмирил свой гнев и опустил увесистый кулак. Они перестали смеяться, сменив беспричинное веселье раздражением. Какое право имеет Король Страха поднимать на них руку? Они считали, что даже права заходить сюда у него не было, не то что причинять им какие либо неудобства. Их страшно раздражало поведение Страха, которым он демонстрировал свое презрение к ним, при этом не забывая показать своим тварям дрожащим, где их истинное место – в грязи под его ногами.
- Что такое? Что Вам не нравится, король? – язвительно заметили браться, эхом повторяя слова друг друга. – Вам было бы приятней, если бы наши тела были покрыты струпьями и гнойными нарывами? Тогда бы вы смогли оценить их красоту? – близнецы фыркнули, и отступил на шаг в сторону. Обошли кругом гостя, не спуская с него глаз и встали по другую сторону резного столика, что украшал середину зала своей изящной красотой.
- Вы невежда! Таким и сдохните! – Не хорошо, не хорошо так говорить о Страхе, тем более тогда, когда он стоит прямо перед тобой. Но близнецы не боялись. Вермис высосал из них весь страх, оставив лишь равнодушие ко всему земному. Да, близнецы и правда считали, что хуже чем прошлой ночью и быть не может. Вероятно потому, что фактически ничего и не видели в реальной жизни, предпочитая оставаться в своем наркоманском бреду. А случившееся напрочь отбило в них желание возвращаться в реальность. Но реальность бесстыдно лезла в их жизни сама
- Чего? – Протянул Авель, округлив на Астарта глаза.
- Какие еще слухи? – Продолжил Каин, в точности скопировав выражение лица своего братца.
- вы что с Пороком разговаривали? – Вот так новость! Оказывается, Короли не гнушаются перекинуться  друг с дружкой парочкой слов. Близнецы были удивлены, искренне полагая, что Короли на дух друг друга не переносят и всячески сторонятся компании соперников.
- Так это не мы распространяем. Это народ распространяет! То там, то здесь… - сиамцы пожали плечами и продолжили, - Люди говорят, что в лабиринте появился господин, склонный убеждать всех и каждого, что вы Ваша Светлость теряете свой авторитет. Не знаем, конечно, но мы склонны считать, что это правда! – язвительная улыбка легла на губы обоих близнецов. – Вы же сами просили выведать информацию о Пороке и Чуме. Пришлось наплести Королю Похоти и Разврата с три короба. Но, то что мы не умеем лгать… здесь нет нашей вины. И кстати о долгах… - один из близнецов замолчал. А второй ткнул в Астарта указательным пальцем и сощурив глаза, продолжил:
- Мы вообще Вам ничего не должны, господин хороший! Мы проиграли вам кучу денег и
Это единственное что мы проиграли в «Битой масти». Слышите? Единственное! Наши души останутся при нас! Мы ничего не подписывали, а значит, сделка не действительна. Можете оставить ваши угрозы и не приходить сюда больше! – Сказал, как отрезал. Тварью дрожащей Аспид уж точно быть не хотел.

+1

37

Запах рыбной требухи - вот чего сейчас не хватало. Кровь, пот, сукровица под грязными ногтями. Гнилое мясо, вспоротые телеса ожиревших престарелых дам и грязь, размытая дождем по открытым ранам. Этот антураж лучше всего подошел бы сейчас, был бы самым естественным и уместным. Струпья покрывают раскрывшиеся веки мертвецов, а выколотые их глаза с печалью смотрят в небо. Печаль, смерть, покой.
Покоя Страху недоставало. В этом и был парадокс - он весь был как горящей, умирающей лавой, смесью гнили и пенящейся ярости. Юнцы городили самонадеянную чушь. Астарт расхохотался, но в смехе этом не было ни грамма веселья.
Король взялся за уткнувшийся в него палец близнецов и вывернул его ногтем вниз. А после устало отмахнулся рукой, и стол вместе с Аспидом отлетел в сторону, разбился на части. Язва под сердцем не преминула откликнуться рваной мучительной болью.
- Я разорву вас на две части, - взревел Король. - Я вырежу из вашего чрева плоть и велю набить его крысами, такими же как вы сами!
Страх ронял слова тяжестью фактов - каждый знал, что он не умел шутить. Ему были неведомы сравнения и дипломатические уловки - для того он был слишком груб. Слова его всегда и были тем, что именно он собирается сделать.
- Тот, кто утрачивает страх, безумен! А это значит, ваши души уже мои - и так будет всегда.
Не было никаких сомнений в том, что близнецов кто-то надоумил. Или они сами ведут опасную непонятную игру, хотят разозлить его, чтобы смутить, увести с мыслей или прикрыть истинного виновника событий. Они точно что-то знают, но молчат. Смеются. Издеваются! Но нет -этим его не одолеть и не сбить с толку! Горе тому, кто встает на пути короля Страха, повелителя мрака, того, кого где-то далеко зовут сатаной, и кому нет до этого никакого дела.
Страх сощурился, упираясь тяжелым взглядом в лица близнецов, этих отпрысков порока и тщеславия, наглотавшихся омерзительных опиумных испарений Уж он-то посмеется последним, смеяться он умеет. Он славится этим, вот только его смех мало кто разделяет.
- Не испытывай мое терпение, рассказывай всё как есть! Я ничего не повелевал вам сделать, и я убью вас, если вы не расскажете мне, что успели натворить. Я размазывал о стены и не таких - и теперь я хочу знать, что это за господин, о котором вы там бормочете в своем пьяном бреду?!

+2

38

Дикая боль пронзила теля близнецов и вырвалась через их глотки оглушительным воем. Астарт вывернул ткнувшийся в его грудь палец несчастного Каина, выломав суставы и разорвав сухожилия. Пусть он причинил боль только одному, но ее близнецы разделили между собой поровну. Это было их извечным проклятием – у них не было ничего своего – ни чувств, ни эмоций, но общего было предостаточно. И как можно было быть столь опрометчивым? Но у близнецов даже в мыслях не было, что Страх действительно сделает им худо, а он и рад – стенания и крики – музыка для его ушей.

Все как во сне. Только что стояли на ногах, а теперь лежат на полу под обломками тяжелого резного стола. Перед глазами белая пелена и если бы не боль, можно было бы решить, что они все еще в наркоманском бреду. Сквозь звон в ушах они с трудом расслышали требовательные вопросы Страха. И вот тут им стало по-настоящему страшно. Каин прижимал к своей груди изувеченную руку и тихо скулил, а его брат, Авель, непонимающе смотрел на Страха, находясь в полном недоумении и искренне надеясь, что ему это все послышалось.
- Как это вы не отдавали распоряжения? – голос Аспида дрожал, но близнец старался сохранить самообладание и не сделать еще какую-нибудь, еще большую глупость. Какова вероятность, что Король забыл о своем письме адресованное близнецам? В это было сложно поверить, как и в то, что события прошедших дней просто приснились близнецам и ничего этого не было – не было писем и угроз, не было Короля Порока и его безумной вечеринки, не было и крысы Марихуаны, которая поведала Каину и Авелю о странном господине. Возможно Аспид и застарелый наркоман, но с головой и памятью у него все в порядке.
Близнецы медленно поднялись с пола и скрылись в своем шатре. Несколько минут оттуда слышалась возня и приглушенная ругань. Близнецы что-то искали и, найдя это, вернулись к Страху.
- Вот. Это не вы прислали? – Авель протянул Астарту письмо с надломленной сургучной печатью в точности такой же, что хранилась в Астартовой канцелярии.
- Если это не ваше письмо, то слухи о господине, что подрывает ваш авторитет, увы, верны. Как мы уже сказали, его мы не знаем и не видели ни разу. Думается нам, что Вам должно быть виднее, кто плетет интриги у Вас за спиной… - удивительно, но Страх по видимому был настолько сильно занят своими злодействами, что не заметил крысу в своем же огороде. Возможно, это все просто чья-то глупая игра, а может быть нечто действительно серьезное и тогда души Аспида действительно находятся в большой опасности.

0

39

» Старое поместье

  Сигареты когда-нибудь доконают меня, сведут в могилу, как говорила моя мать. Я этому верил, не было смысла не обращать внимания на голоса в голове. Сегодня выдался еще один дождливый день, я бродил по улицам, слушая голоса и бесконечные разговоры, бьющиеся о кость в моей черепной коробке. Позже мне повстречается он, будет просить, рассказывать о своей нелегкой жизни. Потом он замолчит, наверное, потому что умрет. Или уже умер… (с)

… Возвращение всегда дается нелегко. Казалось бы, такая малость, как смерть разума, не может влиять на всеобщий мир. Однако и этой малости достаточно, чтобы хоть частично пробудить желание дышать, бороться. Из падения рождается новая вспышка. Хаотичность, неровное биение сердца, взор, познающий вселенную заново. Обратного отсчета не существовало, все началось, как и должно было начаться, без права на ошибку.
  Сначала пришел свет. Не в том понимании, которое начинается или должно начинаться с первого вдоха… Это было болезненно, страшно, поток чувств не мог остановиться, чтобы дать разглядеть себя, принять мысли свои, осознать, что это за пространство. Твердое, холодное, голоса, голоса повсюду. Что-то… чьи-то тени, взгляды, странный звук…  Чуть позже память смилостивится и разорвет на себе платье, оголяя пожранное временем-червем тело и шепча голосом из старых снов, что это смех.
  Она стояла на сырых, остывших за время бесконечного дождя камнях, рассыпанных по улице. Острые грани давно истерлись, поэтому камни не резали босые ступни. Но ветер, не смотря на солнце, не смотря на то, что ему было здесь не место, больно хлестал по обнаженной коже. Девушка не прикрывалась руками, не прятала стыдливо взгляд…  Она просто еще не знала, что такое чувства ограниченности морали. Если бы она была ангелом, то Господь дал бы ей самые белые крылья, но девушка была человеком. Простая душа, и под смугловатой кожей бьется пульс, значит живо сердце. Все ощущения пока что не проснулись. Все в тумане. Таком красном, багровом, липкой, что хочется отгородиться от него, сбежать. Странные, незнакомые чувства, они как будто принадлежать другому человеку.
Первый шаг дается с трудом. Как некогда парализованный учиться заново ходить. Атрофированный мышцы сопротивляются нарушению покоя, но воля человека такова, что снова и снова заставляет двигаться, идти вперед…, и девушка шла. Под блеклым и в тоже время невыносимо ярким солнцем Лабиринта, под насмешки, не услышанные потому, что их заглушает голос паники, она, у которой все отняли, даже имя, бежала по изогнутым улицам, замыкающимся в круг.
  Не знать направления. Первая реакция на страх, это бегство. От себя самой, от силуэтов, которые пугали не меньше, ибо все казались вырезанными плоскими фигурами из кошмаров. Этакие картонный декорации, у которых кровавая подложка и видно сзади, как физиологические жидкости ползут по разрезанным сосудам, но довольно подробной сюрреалистичной анатомии, это все осталось в прошлой жизни.
А в этой… В этой девушку встречали боль и унижение, саднило разбитые в кровь колени, она столько падала на пути. К чему? Метнулась в одну сторону, натыкаясь на прохожих, которые оставили свое сознание грехам, в другую - … почти не понимая как, избежала смерти под колесами промчавшейся кареты. Светлые волосы слиплись от грязи дорог…. Бедная, дрожащая от холода девочка, ищущая сама не зная чего.
  Если бы проведение существовало на свете, то оно сыграло с ней злую шутку. Воздух постепенно наполнялся сладкими ароматами, тянущимися из Кольянного двора. Но она не помнила их, все события, мысли, движения, привычки приходить сюда после охоты за очередным цветком, все скрыл тот самый багровый туман, что никак не желал рассеиваться.
Быть может, девушка минула бы двери двора, но ее толкнули в спину. Грубо, с силой. Не устоять на ногах. И падая, она схватилась за расплавленное золото… Гладкий шелк скользил под пальцами, не за что ухватиться.
Рем, неужели ты плачешь? В голубых глазах, в которые силой проклятья вернулась яркость чистого неба, были слезы. Но это были слезы не Ремфана, а той, которая будет жить после него.
- Помогите. Потерянное создание, брошенное в одиночестве в этом мире. Губы шепчут слова, которые раньше не когда не слетели бы в вечность. Она смотрит вверх, и силы, которые, как и чувства, только что проснулись, покидают эту беззащитную, открытую  всем ужасам Хаоса душу. Девушка теряет сознание, лишь еле заметное дыхание говорит о том, что она еще жива.

Отредактировано Ремфан (2010-10-03 22:38:16)

0

40

Наконец-то одни.
Тишина забилась в уши. До слуха доносится лишь тихая капель разбивающейся о кафель воды в уборной и отголоски внешнего мира через приоткрытую в Кальянный двор дверь. Близнецы даже не трудились ее закрывать. Отчасти потому, что не видели в этом смысла, а отчасти потому, что хотели, чтобы люди возвратились в их дом. Чтобы все было как раньше, чтобы их беззаботная жизнь вернулась. Без страха, без боли, без отчаяния. А ведь все началось с того, как они позволили себе так неосмотрительно поступить со своими собственными душами, проиграть их в карты, поставить жирную точку на своей легкой, как голубой дымок опиата, жизни. Они старались убедить себя, что выигрыш Астарта ничего не значит, ведь душу нельзя отдать, нельзя подарить или оставить в залог. Это что-то нематериальное, призрачное, почти мифическое. Они пытались убедить в этом и самого короля, но как видно, он не разделял мнения аспида. Кажется, он даже слушать не хотел. Заявился сюда, как к себе домой. Расспрашивал. Выспрашивал. Сделал вид, что все здесь уже принадлежит ему, а Каин с Авелем всего лишь снимают угол. Обидно. Прямо до слез. И аспид плакал, но не от обиды, а от боли, которую им вновь причинил самодовольный Король. Как же Авель кричал, когда его брат пытался поправить изломанные пальцы и наложить тугую повязку, чтобы те срослись как надо. Авель был готов потерять сознание, а Каина всего трясло от той боли, которая крошечными змейками неслась в его тело, в его сознание. Потом они просто сидели. Изнемогали от внутренней усталости и душевной пустоты. Боль не давала покоя, и они решили разбавить кровь белым дурманом. В носу защекотало, глаза увлажнились, а вслед за этим пришло долгожданное облегчение. Тело успокоилось, сладкий яд поглотил боль всю до капли, оставив вместо нее какую-то сладкую истому. Внутри расцвели прекрасные яблоневые сады, дикие лилии и гладиолусы. Жизнь снова приобретала вкус, цвет и запах. Откуда-то вновь появились силы. Спать не хотелось. Захотелось что-то сделать и непременно сейчас. Не откладывая.
Будто бы кто-то услышал мысли близнецов и посла на их порог пропащую душу. Слабенькое «помогите!» явственно коснулось слуха аспида. Им не показалось, кто-то действительно звал на помощь и в этой мольбе отчетливо слышался страх, отчаяние и титаническая усталость. Возможно это все игры разума, но близнецы решили проверить. Сатира, их верного слугу, нигде не было видно и близнецы обуреваемые любопытством сами пошли разведать обстановку.
Да. Так они и думали. Им не показалось. Почти у самого порога на земле лежала девушка. Одежда на ней была изорвана, белокурые волосы слиплись от грязи. Руки, ноги – все в грязи. Будто бы она только что поднялась на свет из самой преисподней.
Близнецы огляделись, затем подняли бесчувственное тело и внесли внутрь кальянного двора, на сей раз, закрыв за собой дверь. Уложив ее на одну из кушеток для гостей, братья отправились в ванную комнату за водой, полотенцами и нашатырной настойкой. Аспид не терпел грязи и будь внезапная гостья мужчиной, сиамцы, не задумываясь, засунули бы его в ванную, ну а так… дань уважения прекрасному полу они должны были отдать.  Они уселись рядом на пуфики. Авель обмакнул полотенце в теплую воду и принялся обтирать гостье лицо, а его брат, открыв пузырек с нашатырем, поднес его к лицу девушки, чтобы та вдохнула его отрезвляющие пары.

0


Вы здесь » Лабиринт иллюзий » Круг IV: Чревоугодие » Кальянный двор


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC