Лабиринт иллюзий

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лабиринт иллюзий » Круг I: Тщеславие » Замок Короля Порока: Кабинет


Замок Короля Порока: Кабинет

Сообщений 1 страница 20 из 28

1

http://i078.radikal.ru/1001/a7/15631ba6a63c.jpg

Бюро со множеством ящиков, аккуратные стопки бумаг, счетов, учетных книг. Пресс-папье, сделанное из чьей-то изящной и узкой мумифицированной ступни, оправленной в золото и украшенной россыпью драгоценностей. Скрытая резной, обитой шелком панелью потайная дверь, ведущая к длинным переходам. Всегда остро отточенные перья и теплый треск камина, в случае если хозяина замка вдруг пробирает нестерпимый озноб. Часы, статуэтки, зеркала – кажется, они повсюду. Свечи в высоких, витых канделябрах. Небольшой, встроенный бар с хорошим выбором спиртных напитков. Тяжелые гардины и хозяйское кресло с подлокотниками в виде голов львов.

0

2

» Кальянный двор. Начало начал

Эффутуо вернулся от близнецов в весьма мрачном расположении духа, несмотря на то, что прием ему был оказан действительно царский. Монаршье недовольство почувствовали на себе все – от привратника до придворной челяди, развлекающейся на террасах замка. Недоумки веселились, пили шампанское, запускали в вечернее небо шутихи. В густых сумерках доносилось ладное пение скрипки. Свет высоких окон казался золотым. Амуры, украшающие колонны, безразлично пялились на веселящихся и пьющих людей. Очередная пирушка, коим не было ни начала, ни конца. Сластолюбие, чревоугодие, заносчивость, возведенная в абсолют. Без жертв не обойдется, к концу этого праздничного собрания, кто-то обязательно захлебнется отравленным вином. Травили, как привыкли травить при жизни или в сладчайших мечтах.
Возможно, рассказанное аспидом  было всего лишь личными домыслами близнецов, но дыма без огня, как известно, не бывает. Да и Каин с Авелем слишком уж юлили, рассказывая то одно, то другое.
Хотя в любви близнецы и были хороши, но в обоих не было и капли того, что у людей зовется честностью, а Эффутуо любил, чтобы ему выкладывали как на духу.
Что ж, придется вытрясти. Немножко припугнуть, но для начала последить, собрать слухи и сплетенки. А может и выбить таковые из них, вынуть с потрохами, да посмотреть, чем живет каждый из владельцев Кальянного Двора.
Эффутуо не понравились обвинения в адрес Эрра и то, что говорили близнецы об Астарте – насторожило весьма. И хоть он испытывал определенную долю неприязни к Королю Страха, высказывания Аспида Короля Порока не порадовали. Кто даст гарантию, что Каин и Авель не скажут о нем подобного после того, как Эффутуо перешагнул порог? И если сейчас ходили слухи об Астарте, то следующие будут распространять о нем. Кроме того, Эффутуо считал, что говорить гадости о троих Королях могут только сами три Короля и никто больше.
Приняв ванну и переодевшись, его величество заперся в кабинете, предварительно приказав позвать Зулара. Пусть тень пока понаблюдает, а если возникнет опасность, пускай расспросит близнецов посерьезнее, так как это может только он. Если же окажется, что Каин и Авель замешаны в чем-то кроме невнятного лепетания о недостатках двух остальных Королей, действовать по обстоятельствам. Кто знает, в какую норку может привести змеиный хвостик.
Поставив кубок с ножкой в виде изогнутого буквой S змея, его величество усмехнулся. Лицо Эффутуо словно бы застыло на мгновение в судороге, перекошенное на правую сторону. Бледное, неприятное, с хищно суженными глазами. Не хватало только звериного оскала, но его с успехом заменяла отвратительнейшая из улыбок. Гримасы любезности можно было отложить до завтрашнего дня. За спиной Короля Порока зазвучал монотонный бой часов. Он считал удары. Близилась ночь. Интересно, что принесет она с собой?

+1

3

Начало игры.

Блуждая по этой гротескной земле, он несомненно знал, что такое ожидание. Чего-то ждать он мог часами, днями и даже годами...Но сейчас на сердце было не спокойно. Хозяин не пожелал взять его с собой, поэтому собственные покои вот уже который час давили на Зулара, хотя тот по прежнему стоял столбом посреди комнаты и смотрел в окно. Ничего особенного не было в способности оставаться неподвижным до нескольких часов, не моргать и не дышать...ему просто не нужно дышать. Органы даны скорее для заполнения внутреннего пространства, нежели из соображений функциональности. Хотя иногда приходилось становиться более "человечным", в зависимости от ситуации, начинать дышать, создавать видимость сна и далее по списку. И загадкой остается то, что тень таки способен на проявление эмоций. Густая тишина давила на виски, как и стены, а сквозь нее он слышал привычный тихий гул сотен, нет, тысяч голосов убитых. Все они жили в нем, в этих уродливых шрамах, причудливо сплетающихся один с другим, образуя узорчатую сеть по всему телу...образуя клетку. Интересно, слышит ли их голоса кто-нибудь еще?
В этом помещении всегда царила темнота, дабы не травмировать слугу порой ярким утренним светом.
Я никогда не нарушаю приказов, никогда, никогда не нарушаю приказов. Я не могу нарушить Его приказа, не имею права. - не уставал повторять про себя, напоминать, чтобы не сорваться следом за тем, кем были заняты все мысли. И когда дверь слегка скрипнула, являя в маленьком проеме женское личико, жнец резко повернул голову на звук. Девушка вздрогнула, болтавшийся на "ниточке" левый глаз затрясся, как кошачий колокольчик. Она была красива...наверное. И даже ее уродство оборачивалось достоинством. Но Зулар не знал, что такое "красиво" и "не красиво", поэтому не относил никого к той или иной категории. Даже Эффутуо, к нему скорее применимо "особенный" и "не такой, как другие". Все лица, кроме лика Порока, сливались в бесформенную серую массу и не отличались одно от другого. Это когда всё видишь в черно-белых красках, а кое-что все таки цветное для тебя. Но девушка...она пришла явно с определенной целью, и как только изложила всё, что от нее требовалось, с невиданной прытью ускакала с черных глаз долой. Он вернулся. Он хотел его видеть...звал его, ждал его. Зулар тоже не стал медлить. Обратившись в сгусток черного дыма, полетел по направлению к кабинету. Все те, кто умеют дышать, в такой момент задышали бы чаще. Перед заветной дверью приняв нормальный облик, постучал...позволили войти. Кабинет был заперт, поэтому, вновь темной субстанцией, он просачивается постепенно в щель под дверью. Эффутуо незачем вставать по пустякам, незачем отрываться от дел, чтобы открыть. Собравшись в мужчину, тень привычно встал напротив, по стойке смирно. Впрочем, других стоек у него попросту не было. Он привык держать себя, привык к безукоризненной осанке и безэмоциональному выражению лица. При появлении слуги заметно повеяло прохладой, огонь в камине дрогнул. Ненавистный огонь. Можно подумать, что черные глаза смотрят куда-то сквозь, на самом деле он весь в внимании. Аромат порочной свежести тут же ударил в ноздри, хоть жнец и не дышал, а запахи все равно чувствовал. Зулар сразу понял, что Хозяин только что из ванны. Цепкий взгляд отмечал каждую деталь внешности Короля, сканировал на предмет ранений и таковых не обнаружил. Бледная бархатная кожа, в свете этой комнаты она казалась чуть темнее, с легким золотистым налетом. Его волосы лишь ярче блестели из-за пламени в камине, а чувственные губы искажало ужасное подобие улыбки...самой удивительной улыбки, единственной нужной улыбки, заставляющей что-то внутри тени разбиваться на тысячи сверкающих осколков, так нежно и болезненно впивающихся в каждую клеточку тела.
Без маски...передо мною ты без маски. Удивительно. Завораживающе...упоительно.
-Ваше...Величество. - змеиное, прошибающее до костей шипение, казалось, даже заставило заткнуться часы. Сея скудная фраза означала, что он внимательно слушает. Жнец уже понял, что Хозяин обеспокоен чем-то...по выражению лица понял, там в голове какие-то не радужные думы.

Отредактировано Зулар (2010-03-02 20:07:11)

0

4

Улыбка изменилась, как меняет оттенок цвет, как неуловимо меняется небо. Вначале был взгляд. Им Эффутуо окинул тень с головы до ног. Затем - медленный кивок. После чего последовала тихая просьба:
- Присядь пожалуйста.
Напротив резного стола в стиле позднего барокко стояли пара вычурных, золоченных кресел. На одно из них Эффутуо указал жестом, прежде чем снова взялся за бокал.
Завитки канделябров и искусной резьбы, массивная, сложная лепнина. Повсюду цветочные гирлянды и виноградная лоза. Золота, бархата, кармина и охры так много, что слепит глаза. Так было принято когда-то, и с тех пор, казалось, не изменилось ровным счетом ничего. Как будто во Франции, его величество Людовик XVI вовсе не терял головы. Чучело короля Франции его величество Король Порока хранил в кунсткамере. Очень дорого пришлось заплатить.
- Странный день, - глоток вина, взгляд поверх бокала. Лазурные глаза встретились с черными, лишенными белка и зрачка. Иногда ему казалось, что он тонет в них. Тьма от тьмы и тень от тени. Все было так, как должно было быть. И после каждой такой встречи на коже Цербера появлялись новые рисунки.
Он любил его? Быть может. Странно называть это чувство так. Зулар был необходим. Изыми его из мира и мир станет уже не тем. Любите ли вы свою руку или ногу? Должно быть, да.
Пришитая на место дыры чужая кожа на лице Эффутуо уже начинала отмирать, высыхать и отслаиваться. Грим сошел и теперь виднелись наспех сделанные швы. Он устал, но еще не выдохся. Улыбка отцвела и опала. Брови сошлись на переносице. Тонкие, светлые, будто очерченные  аккуратной линией.
Как цветные карточки замелькали события дня уходящего. Оборотень, якшини, милая забава в зеркальной комнате, Орфелин, опера и заключенная сделка с певицей по имени Лола…
Аспид. Картинка застыла, остановилась, стала объемной. Карта из чьего-то рукава.
Каин и Авель переплюнули всех. Подспудное раздражение саднило внутри, на дне темной души.
- Я был в Кальянном Дворе, - сказал Эффутуо. Голос убаюкивающе мягкий, таким рассказывать сказки непослушным детям, шептать на ушко красавицам комплименты.
– Устроил там небольшое веселье. И кое-что узнал…
За окнами громыхнуло, а потом послышался крик. Видно петарда опять угодила в кого-то. Так всегда. Каждую забаву с фейерверком.

0

5

Да, здесь всё слишком яркое. Он не любил эту комнату, и чувствовал бы себя здесь неуютно...если бы не Хозяин. А пока тот тут, режущей глаз яркости попросту не замечаешь. Важен только Эффутуо и то, что он прикажет. А приказали сесть...пока только это. Тень как стоял, так и сел, по прежнему глядя на Короля. Теперь они были чуточку ближе, голубые глаза, с эффектом влажности от освещения, наполнялись усталостью. Улыбка стала увядать, как вянет и кожа, пришитая к лицу, пока совсем не исчезла. А что касалось кожи...жнецу нравились эти швы, нравилось наблюдать за постепенно сморщивающимся участком тканей. В этот момент, он чувствовал некую необычную близость...ведь на теле "Цербера" тоже имеются сморщенные, обугленные следы.
Зулар ловил каждое слово, в голове они отдавались легким, ветреным эхом. Голос убаюкивал и "поглаживал" по пепельной щеке, всегда такой осязаемый, проникающий в самую душу даже к, казалось бы, бездушным созданиям:
-Странный день, - короткая пауза, разбавленная глотком вина, - Я был в Кальянном Дворе. Устроил там небольшое веселье. И кое-что узнал…
Тень стал еще более сосредоточен, он даже не шелохнулся, когда очередная петарда взорвалась за окном, повлекая за собой крик боли. Подобные вещи не заслуживали даже сотой доли его внимания. Он ждал...ждал продолжения, расскажет ли Порок то, что узнал, или не станет вдаваться в подробности и просто велит устранить кого-нибудь? Пожалуй, только хозяин способен был распознать в этом молчании чисто профессиональный интерес своего слуги. То, что Эффутуо устроил очередное веселье, не вызвало никаких эмоций. Это совершенно нормально для него, привычно и ожидаемо...ведь так?

Отредактировано Зулар (2010-03-02 21:25:51)

0

6

Прошло совсем немного времени, прежде чем за окнами вновь зазвучала музыка. Здесь, где даже смерть была иллюзорной, не удивлялись ничему. Что есть бесчувствие? Человек ужасается тому, что считает безнравственным.
Но если отринуть страх осмеяния, смерти, потери целостности? Как преобразятся нравственные нормы и, главное, что останется от них?
- Ты знаешь владельцев Кальянного Двора, близнецов Каина и Авеля, - не вопрос, а утверждение. – Они в самом деле умеют преподносить сюрпризы. Вот сегодня после бурного развлечения они рассказали мне, что его величество Астарта уже никто не боится, - демон вновь саркастично усмехнулся. Нелепость.
– А его величество Эрра, этот тихий затворник, представь себе, грубиян и нахал. Так недолго до того, что сочинят что-нибудь и про меня. К примеру, что я потерял былую привлекательность и устраиваемые мной пирушки не так хороши, как раньше, - тихий смех прокатился по кабинету, звук на грани осязания.
– Или что я впал в тоску и перестал радовать своих подданных невообразимыми любовными похождениями. Или… обвинят в бессилии, - он иронизировал, к тому же повод был подобающий.
Эффутуо откинулся на спинку кресла. Устало потер висок. Затем оперся на подлокотники, а в следующий момент поднялся. Обошел вокруг стола, подошел к креслу, в котором сидел Зулар. Наклонился и у самого уха прошептал:
- Говорят, какой-то шутник взялся распространять сплетенки. Я не против сплетенок, но всему есть мера. Как считаешь? – цепкая, узкая ладонь легла на плечо тени. Пальцы сжались, не слишком крепко, но ощутимо. Затем хватка ослабла, и он просто погладил Цербера по плечу, как если бы гладил закадычного друга или… давнего любовника.
Король Порока знал, что Зулар не любит говорить, но это была своего рода игра на грани причинения неудобств. Однако до серьезных неудобств никогда не доходило.
- Я думаю, нужно упредить.
В значение слова «упредить» входила дюжина показательных истязаний, содомические оргии в веселых кварталах, эротические шествия, праздник чревоугодия и жадности, поданный под «соусом» из свежевыжатых кишок.

0

7

Эффутуо продолжил говорить, одним сухим приказом дело не ограничилось. И если Зулар почти всегда молчал, это значит, что он умел очень хорошо слушать. Сказанное далее тень сразу отправил в категорию глупых слухов...ну право же, поверить подобному ни один дурак не сможет, кто хоть сколько-нибудь знает характер королей. Но совсем отбрасывать информацию в долгий ящик не стал.
Зачем? - он всегда ставил перед собой данный вопрос, - Чтобы позлились, когда до них доползет? Ну позлятся, перевешают пару подозрительных лиц и успокоятся...А вот зачем прямо Эффутуо в лоб? Это довольно рискованно даже для тех, кто снискал милость Его Величества.
Король, тем временем, продолжал...и речь зашла непосредственно о его персоне:
-Так недолго до того, что сочинят что-нибудь и про меня... - Я вам их языки преподнесу на блюде.
Дыхание и шепот Порока обожгли ушную раковину, когда тот наклонился. Каскад невидимых мурашек прокатился по телу"Цербера", но на лице по прежнему не отражалось ни единой эмоции. Мимических морщин у Зулара практически не было, порой лицо казалось просто карнавальной маской. Эффутуо так близко, что невольно захотелось отстранится, но не посмел. Подобная близость несколько напрягала, и он старался всячески избегать сокращения дистанции. Чем дальше, тем лучше...И тем не менее, сначала жесткое, а затем ласковое прикосновение к плечу, все равно не смогли сбить концентрацию внимания. Повелителю нравилось всё, что связано с играми, поэтому, ведя себя подобным образом, он наверное "играл"...и, быть может, забавлялся таким "хождением по границе полюсов". А всё, что радует Короля, должно непременно дозволяться и поощряться. Но в данном случае, со вторым у нас проблемы.
Жнец смотрел вперед, в пустое кресло напротив. Если скажут смотреть в глаза, будет смотреть в глаза.
-Думаю, вы хотите, чтобы я присмотрел за ними... - слово "присмотрел" здесь довольно многозначно. Это значило проследить, послушать, а потом...быть может, - И, в случае чего, "упредил". - Зулару до конца не было понятно значение данного слова, но он надеялся, что расценил верно. Речь не блистала яркостью, лишь монотонностью...от голоса веяло загробным холодом. Он не позволит развязывать языки и распускать сплетни о своем хозяине, какими бы глупыми и невероятными те не были.

Отредактировано Зулар (2010-03-02 23:54:28)

+1

8

Сознание Эффутуо, как и у всякого возбужденного психопата, сейчас пестрило всевозможными кровавыми фантазиями. Если в словах близнецов была хотя бы крупица истины, и сказанное не являлось рискованной попыткой привлечь к себе внимание, то распространитель слухов рисковал очутиться в подвалах замка и быть выставленным на потеху всей челяди, а уж они бы постарались доставить сплетнику минуты горького наслаждения, каждый в меру своих скромных сил. Такое уже бывало. Эффутуо вспомнил драку за одного бедолагу, который имел неосторожность попасться Королю Порока на глаза в неудачный день и сбить его с ног, когда тот шел по улице Третьего Круга. Помнится, тогда шутки ради кто-то толкнул молодого парня под ноги Эффутуо. Демон разбираться не стал, «трофей» забрали в замок. Больше его никогда не видели.
- Верно, - кивнул его порочнейшее величество. Сам Эффутуо руки марал в крайне редких случаях, когда оказывался один на один с кем-либо, кто не чтил королевских привилегий.  Но такие случаи были исключением из правил. По большей части его величество развлекался в замке или в злачных местах, в то время как Зулар или Фредерик исполняли свои прямые обязанности. И если Астарт пугал подопечных жителей Лабиринта кровавыми расправами, Эффутуо либо старался расправиться с неугодными тихо, либо предавал казни оттенок шутовства. Ведь жизнь должна быть похожа на нескончаемый праздник… Не важно, чем будут посыпать головы празднующих – лепестками роз или человеческой требухой. И право слово, разве был похож Эффутуо на кровавого тирана? Пестрый как канарейка, вечно щебечущий, жеманный и обманчиво хрупкий, щеголявший новыми нарядами, драгоценностями и роскошью, как какая-нибудь дорогая куртизанка, обнимающий девочек и мальчиков без разбору, в сопровождении вечно пьяных шлюх. Но порой это разнузданное веселье было сродни стихийному бедствию, а за ним прямехонько следовал очередной погром и поджог. Чего только не делала пьяная челядь.
Все это будет потом. Пока что тот, чьей сутью была тень, должен был узнать, в чем все-таки дело.
Каин и Авель не шли из головы. Их блаженно улыбающиеся красивые физиономии, льстивые уста, золотые локоны. Запах гашиша и опиума, ласки в коридоре. Король Порока прикрыл глаза.
Зулара не надо было просить оставаться незамеченным. Порой сам Эффутуо не замечал Цербера. Тот просто был рядом, невидим, почти неосязаем, до тех пор, пока не делал один единственный шаг из тени. Как недолюбливали язвительного Фредерика, как побаивались острослова Гриффина, так панически избегали Зулара, глаза которого были сама ночь.
- Если эту смуту не придушить в самом начале, все может очень плохо закончиться, - подытожил Король Порока немного отстранившись от Зулара. Один Лабиринт на троих, одна третья вместо единого целого, что поделать, но свою третью долю демон предпочитал цепко держать в когтях.

0

9

Прелесть Эффутуо так же была в том, что он умел прекрасно скрывать свою жестокость. Он смеялся, веселился, а потом вдруг неожиданно хлопал в ладоши, раздавливая слишком громко жужжащую муху...и продолжал веселиться дальше. Никто не замечал этого виртуозного хлопка, но все они, все мухи, своей липкой жопой чуяли исходящую опасность. Как горные лани с развитым инстинктом самосохранения не понимают чего и почему боятся, но всё равно боятся. А ведь такое сияющее создание...Порок внушает опасения на уровне инстинктов, каждая собака поджимает уши ему вслед, сьеживается от легчайшего и непринужденного отношения к убийству. И даже здесь их с Зуларом кое-что обьединяет...ведь облик тени уже внушает некоторый трепет. Но никто не может представить, как он убивает, никто ни разу не видел процесса расправы. А тот, кто в курсе...уже никогда ничего не расскажет. Убивать очень легко, главное подходить к процессу творчески...кто-то делает это с улыбкой, а кто-то с непробиваемой миной и в полном молчании. Так по разному, и так похоже...
Пока что он просто последит за близнецами, ведь для Короля важна любая информация. И жнец постарается ее добыть. Порок любит быть осведомленнее других, порой, знания открывают множество дополнительных возможностей и ходов. Не зря говорят, что Знание - Сила.
Снова это чувство затапливает тело, чувство от полученного из Его уст приказа. Оно наполняет легкой эйфорией, подпитывает ощущение собственной нужности, как бы эгоистично это не звучало. Пока Зулар нужен - он живет.
-Вы позволите приступить? - Когда Эффутуто отстранился, стало немного легче. Полное спокойствие вновь завладело разумом, не приходилось задумываться о дистанции.

Отредактировано Зулар (2010-03-03 19:11:46)

0

10

Гнев тоже может быть прекрасным стимулом для творчества, не так ли?
Он способен вынудить на отчаянные поступки. Он может заставить вас творить невообразимые вещи. Он будет подстегивать, подзуживать, приятно щекотать вам нервы. Не меньше, чем любовный жар. И даже после того, как схлынет первая волна недовольства, останется нечто сродни сладкому  томлению, тихое, ноющее чувство в груди, заставляющее хотя бы раз в день оставить дела и задуматься о (вставить нужное имя).
И если уметь, то гневом можно наслаждаться, не хуже, чем любовью, виртуозно управлять, если верно контролировать длину поводка. Взращивать гнев  как диковинный цветок, пробовать на вкус его плоды, искать его проявления в душах других и тешить, баловать и лелеять в своей.
Эффутуо не был бы одним из трех сильных демонов Лабиринта, если бы время от времени его не снедал гнев, проявлявшийся по совершенно разным поводам – большим и малым. И он не был бы собой, если бы не находил изощренных способов его вымещения на ком бы то ни было. Что ж, дело оставалось за малым и Зулар, как и всегда, верно понял его.
Гневаясь, его величество зубами не скрипел. Он смеялся. Смеялся как ребенок, который курочит игрушку, считая это занятие крайне забавным. Рассмеялся он и сейчас. Как обычно – легко и невесомо, как если бы речь шла об очередной салонной каверзе, премилом анекдотце, остроумной выходке.
Наконец отойдя от Зулара, Эффутуо отвел одну из тяжелых занавесок, украшенных кистями и бахромой:
- Идиоты… - проговорил вполголоса, глядя на веселящихся придворных. Впрочем, чего еще ожидать от живых декораций, статистов, «мебели»? А потому голос Короля Порока был ласковым.
Интересно, что чувствует Зулар? Будоражит ли его тонкий привкус еще не пролитой крови, резкий запах пота, становящийся таковым от страха, смятение и суетливая торопливость? Эффутуо не задал вслух этих вопросов. Пальцы Короля Порока отпустили край занавески и уже совсем другим тоном – холодным  и как стальной прут хлестким его величество произнес:
- Да.

» Замок Короля Порока: Малая гостиная

0

11

Он услышал заветное слово, старт дан и курок уже спущен...Как только Эффутуо произнес "да", Зулар поднялся с кресла. Этот голос хозяина показался ему таким настоящим, болезненно обнаженным. Он пообещал сохранить его в памяти надолго, в очередной тишине своих покоев прокручивая в голове раз за разом. В коротком звуке из двух букв сквозила режущая нагая натура, как вилка скользит по тарелке...и режет слух.
Тень обратился в дым, проскальзывая в щель под дверью обратно в коридор. Там было темно, не то, что в кабинете...глазам сразу стало привычнее, роднее. Надо сохранить силы для дальнейшего обращения в свою вторую, дымчатую форму, она еще понадобится...поэтому, жнец снова стал человеком и пошел пешком. Замок можно пересечь и таким способом, а вот дальше уже подумать. На секунду черный силуэт остановился, замер посреди коридора. Картины, изображающие ужасные и извращенные соития, причем в движении, даже перестали трахаться на мгновение.
"Что это с ним?" - сказала одна.
"Что это с ним?" - повторила другая.
"Я кончаю!" - возопила третья. Анимация картин с этого возгласа пришла в движение. В конце концов, каждый из нас занимается своим делом. Не отвлекайтесь.
А Зулар...Зулар опустил взгляд и поднес руку к плечу, обхватывая его в том месте, где минуту назад возлежала ладонь Его Величества. Будто мощная волна ударила в голову на мгновение...затем ощущение сошло на нет. Но это было так сильно, так ярко...и так лично, что даже стены не должны узнать. У этих-то точно есть уши, а может и глаза. Цербер выпрямился и привычным ровным шагом зашагал прочь.

Отредактировано Зулар (2010-03-03 21:14:53)

0

12

» Замок Короля Порока: Сад удовольствий

ООС: На следующий день после разговора с Зуларом

Тесса, отправленная за Фредериком, выполнила поручение просто отлично, хотя едва не выдала основной род занятий лярвы. Женщины, порой, сами того не зная, из благих намерений и излишней старательности, могут навредить  любому делу. Благо, в этом случае обошлось без промашек.
Ей не терпелось, но из соображений благоразумия, она не стала докладываться Фредерику в экипаже, и вообще не стала докладываться, сказав только загадочное: «Его величество все расскажет сам!» - уже судя по этим словам можно было догадаться, что дело из ряда вон.
Гроза грянула нешуточная, заставив всех придворных разбежаться по углам и скучковаться в гостиных и залах, где они теперь придавались обжорству и пьянству за поздним завтраком и игрой в карты.
Эффутуо не было до этого никакого дела, хотя обычно он тоже принимал участие в потехе, иногда насильно заставляя кого-то есть сверх меры и напиваться до беспамятства.
Но было не до того сейчас.
Проводив Этайн, его величество между тем впал в меланхолию. Зарядил дождь, исчезли яркие краски, а потому и Эффутуо переоблачился в черное.
Так иной раз начинает горчить послевкусие любви. Вначале сладость и восторг, а после… тоска смертная. Мимолетное обладание излечивало мимолетно. Прощаясь, он позволил себе заметить, что будет рад видеть женщину вновь. Это не было просто данью вежливости.
Наверное, Астарт, когда обнаружит следы его поцелуев, придет в бешенство, но что поделать,  естественный ход событий, учитывая привлекательность Этайн и привычки Эффутуо. Мысль об Этайн, подарившей ему столь яркое утро, вызвала на лице демона невольную улыбку с налетом романтичной мечтательности. Но загадывать он не хотел. 
Стоя у окна, глядя на сбегающие по стеклу струи воды, демон думал о том, устроить из гибели Эрра шумиху, схожую с промоушн акцией какого-нибудь нового альбома известного музыканта или пока что обойтись тихим и скромным упоминанием в стиле «Он умер. Как жаль». Откровенно хотелось первого. С трауром по всем правилам и должной помпой. Шутка ли, умер Чума. Да еще как!

0

13

» Ресторан "Лакомый кусочек"

Гроза, разразившаяся над Лабиринтом, заставила лярву трижды проклясть идею взять открытый экипаж, у которого к тому же поднимающийся козырек оказался сломанным. Голой, как в час рождения, Тесса все было ни по чем. Бестыжая девка подставляла лицо и тело дождю, и его струи, затейливыми змейками сбегая по ее телу, создавали такую увлекательную игру, что Химера невольно увлекся созерцанием. Пока у Тессы были сведены колени, дождевая воды создала на ее бедрах целую запруду, и холм Венеры, поросший рыженькими завитками, стал своеобразным и очень манящим дном, которого бы только полный импотент отказался достигнуть.
Лярва мок. Он был крайне мрачен и выглядел облезло, в одежде, полностью облепившей его худосочное тело. Коробку с конфетами и перья ему пришлось спрятать внутрь тела, создав там сухую вакуоль, поэтому за подарки не приходилось беспокоиться.
С пришествием грозы сад при замке сделался пуст совершенно, зато в самом замке установилось сонное, по причине низкого давления, настроение. Обильная еда тоже не придавала бодрости, и придворные en tout были вялы и безынтересны. Проходя мимо своих хороших знакомых, Фредерик, немного замерзший и пребывающий в дурном расположении духа, выпил водки, заев ее кусочком ветчины со слезой. Алкоголь его согрел, и лярва, наскоро подсушившись и переодевшись, поспешил к своему патрону.
На пороге кабинета Химера появился в облике мрачноватого мужчины в темно-фиолетовом костюме, с продолговатым свертком и конфетной коробкой в руках.
- Я здесь, Ваше Величество,- низко поклонился Фредерик, почтительно приблизившись к Королю. Одетый в черное, тот имел весьма похоронный вид, и лярва уж было подумал, что у Эффутуо снова хандра.- Я привез вам презенты.
В руки демона легли фениксовые перья  и коробка со свежайшими сливочными помадками, внутри каждой пряталась крупная, отборная ягода. Зная любовь Короля к сладостям, Фредерик отовсюду таскал лакомства, принося их без повода, как само собой разумеющееся.
Лярва не стал спрашивать что за спешка  была в его возвращении- ей он был даже рад,- предпочтя терпеливо дождаться, пока Эффутуо сам объявит ему о своих желаниях или намерениях.

+1

14

- Ну наконец-то, - вместо приветствия прозвучало с шутливой укоризной. Эффутуо хотел было добавить, что негодник заставил его ждать, но этому не было суждено свершиться, поскольку в следующий момент Фредерик вручил демону сладости и перья.
Эффутуо как обычно удивленно вздохнул. Жесты Фредерика лярвы, эти маленькие незатейливые подарки и сладости, выглядели очень трогательно, и каждый раз Эффутуо терялся, потому что при всем подобострастном обожании, с которым к нему относились полчища подхалимов и дворцовых кровопийц, истинных знаков внимания его величество не получал.
Это было парадоксально и вместе с тем вполне естественно для такого места, как Лабиринт.
- Спасибо, мой дорогой, - спрятав улыбку, поблагодарил король, и жестом указал на кресло. – Присядем.
Раздался звон серебряного колокольчика. И даже этот звук был монотонным и вялым. В отворившейся двери показалась напудренная голова слуги. В общем-то, кроме парика на нем более ничего не было. Эффутуо распорядился насчет кофе, потому что хотел разделить свеже принесенную помадку с Фредериком. Когда же дверь за слугой закрылась, демон сообщил:
- Пренеприятные новости, друг мой. Эрра убит.
Сказано это было обычным и будничным тоном, без пауз, немного устало, а потому прозвучало еще более зловеще.

0

15

"Убит!"
Невероятная мысль молнией поразила лярву. Он застыл, вцепившись в подлокотники кресла, и округлившимися глазами смотрел на Эффутуо. Он не чувствовал жалости или горя, или какой-либо негативной эмоции, но смерть Эрры предвещала значительные перемены в Лабиринте. Новость была страшной потому, что нашелся кто-то могущественный, кто поднял руку на шаткое равновесие между соправителями. Чего ждать? То ли смуты, то ли все обойдется, и очередная гроза, родственница той, что бушует сейчас за окном, пройдет мимо.
Лярва ничего не знал, и знать не мог. Он все еще пытался найти в себе хоть какие-то эмоции, напоминающие сожаления, не находил их, но как убежденный монархист, встал, выпрямившись торжественно- ведь Король умер...
- Да здравствует Король!
После чего Фредерик умостился обратно в кресло.
- Как он умер?- живо спросил лярва, ерзая и устраиваясь поудобней. Его влажные, вьющиеся как змеи волосы высыхали на глазах.- Кто это такой резвый, и потерявший стыд?
Принесли кофе. Фредерик с удовольствием, мелкими глоточками приканчивал порцию, осторожно держа в руках тонкую фарфоровую чашечку, расписанную золотыми розетками. Горячий напиток согрел лярву и значительно примирил с непогодой, и с дурными вестями. Откуда-то из угла, немного косолапо переступая, выполз слепошарый Апполинарий, и на слух, едва слышно курлыкая, потрюхал к любимому хозяину.

0

16

- Да уж, - вздохнул его величество в ответ на славословие, сплел пальцы в замок, полуприкрыл глаза. Дождь то зло барабанил по стеклу, то нежно шуршал.  Ласкаясь, льнул к стенам королевского замка.
- Сегодня утром ко мне пожаловал его слуга, Ишум. Ты, наверное, помнишь его. Он весьма удивил рассказом о том, что Эрра пропал. В то время, когда мы рассуждали о том, куда мог деться его величество Чума, прибыл гонец из Прекрасного Далека, от Джона Ячменное Зерно и сообщил, что Чума, навестив Призрачный Лес, умудрился поссориться с самопровозглашенным владыкой Воздушных островов, после чего был заключен под стражу, - Эффутуо благодарно кивнул слуге, сервировавшему кофе, дождался, пока тот выйдет. Сделал глоток из маленькой фарфоровой чашки с парой танцующих купидонов.
-  Джон требовал нашего с Астартом прибытия в Прекрасное Далеко, и требование это было почти ультимативным. Пожалуй, мне стоит избавить тебя от живописания помпы и самодовольства, с которыми было передано это послание. Крайне глупо со стороны Джона пытаться возвыситься над теми, кто равен в правах. Крайне недальновидный поступок, - демон вздохнул. Махнул рукой, словно отгоняя неприятные мысли.
- Мне  при помощи двоих наших прелестниц удалось снять с гонца амулет, немного сноровки и… перед нами предстала зловещая картина, - Эффутуо на мгновение отвлекся от рассказа для того, чтобы взять на руки соскучившегося и требовавшего внимания Аполлинария. Приголубил Василиска, бережно поглаживая чешуйчатое тело с перепончатыми крыльями, сейчас плотно прижатыми к змеиным бокам.
- Судя по всему, Джон имел неосторожность наведаться в камеру, где содержался Эрра. Похоже, что между ними вновь произошла перепалка. На этот раз не поздоровилось Джону, но во время бурного выяснения отношений был убит и Эрра.
Василиск довольно кудахтая принялся топтаться на коленях хозяина.
- Немногим позднее Астарт прислал «Мечницу»  Этайн, с ней я и передал Королю Страха эту новость, - говоря это, Эффутуо отвел взгляд, вспоминая то, как он передавал траурное известие.

0

17

Фредерик был немного наслышан о Джоне Ячменное Зерно, и до сих пор тот вел себя весьма тихо, не высовываясь за пределы своих владений. За все время, что лярва жил при дворе, мелкие перипетии случались лишь между соправителями Лабиринта, а Прекрасное Далеко оставалось в стороне от политической грызни. Эрра, однако, принес в землю обетованную "семейные, теплые отношения", столь свойственные правителям Лабиринта.
И если уж смерть Эрры не вызвала у Химеры ни капли сожаления, то о Джоне он и подавно не думал.
- Интересно, какого черта Эрра поперся в Прекрасное Далеко? Он всегда казался мне затворником… Хотя, может быть именно затворничеством объяснялись его планы,- лярва размышлял вслух, а затем произнес уважительно.- Вы очень мудро поступили, Ваше Величество, не став носиться с посланником Джона. Мало ли какое коварство он мог проявить… Такие вещи всегда лучше предупреждать.
Когда речь заходила о политике, Фредерик был сторонником поддержания нейтралитета и разделения сфер влияния. Однако, не мог отрицать и того, что нейтралитет обеспечивается демонстрацией силового потенциала.
Конечно же, никакой оценки действиям правителей ларва давать не смел, по крайней мере, не произносил этого во всеуслышание. А сейчас он и знал ужасающе мало. Новости были новыми, свежайшими, а потому Фредерик снова весь обратился в слух, заметив только:
- Свято место пусто не бывает. Кому же переходят короны?
Наследники- вот самый интересный вопрос в сложившейся ситуации.

0

18

- Не знаю, мой дорогой, - Эффутуо вынул из кармана портсигар и мундштук. Вставил сигарету в мундштук, скрипнул колесиком зажигалки с выгравированной на ней девицей в стиле пин-ап.  Приятная вещица, напоминавшая ему об одном событии, случившемся в то время, когда в Америке были популярны роскошные блондинки с челкой, падающей на один глаз. О кино, в которых снимались женщины с холодными взглядами и выщипанными в тонкую линию бровями. О Европе, охваченной пламенем войны и ненависти.
Сделал затяжку, прикрыл глаза. По кабинету поплыл одуряюще сладкий, фруктовый дым.
- Наверное, ему надоело сидеть в четырех стенах. И вот как раз на старуху случилась проруха… -  меланхолично заметил его величество.
- В нашем случае это будет Ишум. В случае земель Прекрасного Далека – не знаю, мой дорогой. Уж кому там этот терновый венец достанется. Пусть Ишум с этим и разбирается. Мне эти дипломатические миссии, выяснения отношений, дележка земель крайне неприятны, - брезгливо поморщившись, Эффутуо сделал глоток кофе.
– Хотя я обещал Ишуму помощь и поддержку, но в рамках разумного, конечно же.
Неплохо разбираясь в политике, имея достаточную долю дипломатических навыков, хитрости и сноровки, демон между тем эту самую политику не любил.
Во-первых, потому что ну сколько можно с ней возиться в конце-то концов. Во-вторых, сколько можно возиться ему. В-третьих, новому Королю следовало дать шанс проявить себя на политическом поприще.
Да и были кое-какие дела здесь, весьма его величество беспокоившие.
- Кстати, что слышно в Лабиринте? Какие-нибудь интересные сплетни? Происшествия? – закинул удочку его величество, поскольку намеревался дальше обсудить с Фредериком недавние утверждения, услышанные им из уст близнецов.

0

19

На этом, казалось, обсуждение политической обстановки и прогнозирование завершились.
На взгляд Фредерика это не означало, что его Король невнимателен к делам государственным, отнюдь. Просто сейчас не было ничего, что зависело бы от Эффутуо. Он всегда делал то, что должно.  Но не более. А на Ишума и правда стоило посмотреть в его первых самостоятельных шагах. Говорят, что самые первые годы правления определяют и последующие...
И лярва успокоился, удовлетворившись ответами Короля. Пока тот был спокоен, Фредерику тоже не нужно было ни о чем бить голову.
Эффутуо сам жаждал новостей от своего миньона.
- В Лабиринте, кажется, все по прежнему,- лицо Федерика приняло задумчивое выражение.- Давно ничего не происходило, даже скучно... О смерти Эрры и Джона никто еще не знает, так что никакого ажиотажа. Так, были происшествия по мелочи, но они носят характер скорее комический,- пространно рассудил лярва. Он сделался рассеян, смотрел в пространство, но с таким видом, будто листал перед внутренним взором книгу памяти.- Подделки, неудачные розыгрыши, дурацкие игошины младенцы... Экология портится, мой государь: в деревеньке Сизые Мудя случился приступ всеобщего раскаяния... Причем до абсурда, за кислое молоко просили прощения. Кратковременные, знаете такой, припадок,- лярва сделала жест рукой, как если бы вкручивал лампочку.- Сейчас, говорят, все хорошо, живут как жили, но это звоночек. Моральный дух ни к черту.
Фредерик вздохнул. Лабиринт он, протестант, рассматривал как Чистилище, и последнее его заявление носило небольшой оттенок иронии. Он не был против раскаивающихся личностей, и к добродетельным людям, если таковые попадались на его пути, относился без высокомерия. В конце концов, все должно быть в равновесии в этом мире, как и везде.
- А что, Ваше Величество, какие новости вы хотели бы услышать? Если бы вы хоть немного подсказали мне тему, было бы проще зацепить мысль и вспомнить о чем-то. Потому что громких инцидентов не случалось.

0

20

- Скорее рассказать, - усмехнулся Эффутуо. – Странный сегодня день, обычно ты рассказываешь мне что-либо… - демон вздохнул. Стук дождевых капель, монотонный и глухой, действовал на нервы. Настроение скакало по синусоиде, а как все замечательно начиналось… Если не считать принесенных Ишумом новостей и появления Горошка.
- Вчера я навещал Кальянный Двор. И вышло так, что в разговоре с владельцами этого милого местечка, Каином и Авелем, выяснилось интересное обстоятельство. Вначале они посетовали на Чуму, затем сообщили, что в Лабиринте якобы перестали бояться Короля Страха. Только представь себе, какое смелое заявление! Тебе  или кому-нибудь из твоих случайных знакомцев никто похожее не нашептывал на ушко? – Эффутуо прищурил глаза. В такие моменты его взгляд становился пронизывающим, цепким.
- А если Астарта никто не боится, то скоро начнут говорить и про меня… может быть. Но даже не это теперь беспокоит меня. Под сомнение была поставлена вначале репутация Эрра. Он погиб. Не знаю, связаны ли эти события, но если «случайности» произойдут с Астартом, это будет из рук вон плохо. Хотелось бы знать наверняка…
Как известно, главное оружие это информация. И ею Эффутуо хотел обладать в первую очередь.
- Братья не сказали, от кого они слышали эту совершеннейшую чушь, но, думается мне, дыма без огня не бывает. Даже если они сочинили это сами, то уж точно не просто так эта мысль им в голову пришла. Я уже рассказал об этом Зулару, но хочу, чтобы ты поглядел, поискал сам, тихо, не привлекая к себе особого внимания. Может, Аспид где-нибудь засветится, а может быть, и не только он. Если же он здесь не при чем, я хотел бы знать, откуда дует ветер, что разносит смрадный дым. Новость не придется по душе Астарту, но что поделать, придется повнимательнее смотреть по сторонам, - Король Порока отложил сигарету в желобок пепельницы, взял из коробки помадку, отправил ее в рот, после чего расплылся в довольной улыбке. Сладость была чудо как хороша. Хоть что-то приятное во всей этой неразберихе. Ну, конечно, если не считать плотских утех…

0


Вы здесь » Лабиринт иллюзий » Круг I: Тщеславие » Замок Короля Порока: Кабинет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC