Лабиринт иллюзий

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лабиринт иллюзий » Заживо погребенные » Всё тайное становится явным


Всё тайное становится явным

Сообщений 1 страница 20 из 35

1

Йоши довольно сильно переживал за исход своего мероприятия. Вариантов было великое множество и какой именно имеет право на существование, не знал никто. Но общее состояние здоровья элементаля вызывало большие опасения. Интересно, что может быть с ним не так? Заболел? Но какие болезни могут воздействовать на воздушных существ, я даже представить себе не могу. А может это последствия перенесенной операции, которые выползли на свет по прошествии определенного времени. А может дело ещё в чем-то о чем я даже подумать боюсь. Ну ничего скоро должен придти доктор и там будет видно, что делать дальше и каким образом лечить Лиссандро. Кицунэ сделав несколько кругов по спальне, вновь вернулся к кровати и присел на краешек постели, касаясь кончиками пальцев руки элементаля. Другого способа помочь ему он просто не знал и предпочел быть рядом, поддерживая в трудный момент, единственное на чем удалось настоять, это на вызове врача, который может осмотреть Лисса и найти способ помочь ему, если вообще это возможно. Подавив в себе желание побегать по комнате и снять хоть так напряжение, сковавшее все тело, лис постарался успокоиться и изобразить из себя статую исполненную достоинства и спокойствия, и признался самому себе, что получалось очень плохо, хотелось завыть.
- Скоро придет доктор Стенли, может ты все же чего-нибудь хочешь? Скушать, выпить? Может сладостей или что-нибудь ещё? Или ты на меня все ещё продолжаешь злится? Но пойми, все было сделанно для твоего блага. С тобой что-то происходит и я никак не могу понять в чем дело, вдруг у врача получится тебе помочь.
Лис прекрасно понимал, что элементаль злиться на него, за решение вызвать доктора. Только вот сам кицунэ был уверен в своем решении и менять его не собирался, слишком много опасностей могли подстерегать Лиссандро, если вовремя не озаботится его здоровьем и самочувствием.

+1

2

Лисс лежал покорно. Сопротивление вызывало только новый всплеск беспокойства кицунэ, и все, что оставалось теперь делать элементалю, это лежать, и сосредоточенно грызть край одеяла. Мыслей было много, и все они крутились в голове подобно крупному торнадо. Только вот, выход из сложившейся ситуации это совершенно не помогало найти. Внутренним чутьем он, конечно, полагал, что нужно было сказать обо всем Йоши сразу. Но вот как? В какой форме? Он тогда и так нервничал... сначала после встречи с вампиром. Правда, от этого волнения Лисс сумел "излечить" Йоши, только ему доступным способом. А потом... Потом элементаль понял, что в нем что-то изменилось, но списал это на не сложившееся привыкание к новому телу, которое он получил взамен своего старого. Его он собирал сам, и знал каждую черточку... А в новом... ну вот. Невнимательность к деталям привела к неожиданным последствиям. Но ведь такого не должно было произойти. Просто не могло. Без ритуала, без позволения... так сказать. Может быть, пока не поздно, просто избавиться от всего лишнего, и на этот раз самому собрать свое новое тело, как и первое, по "деталям", черточка за черточкой. Но ведь в нем, внутри уже было другое существо, тоже живое. И желающее жить. Элементаль понимал, что просто не может так просто от него избавиться. Убить. И не сказать об этом Йоши? Или сказать ему уже тогда, когда внутри него уже не будет той, второй жизни. К тому же... Йоши... Лисс поднял взгляд и посмотрел на кицунэ. Вот сейчас он переживает, и ходит вокруг. А когда узнает, что внутри элементаля растет полукровка... скорей всего он просто предпочтет избавиться от неожиданно возникшей проблемы. Он же сам говорил, что хотел бы чтобы по дому бегали маленькие кицунэ... а не... не непонятно что... Да и зачем ему лишние проблемы? Избавившись от докучливого элементаля, и полукровки он сможет найти себе массу других, которые с радостью займут место Лисса, и не будут доставлять ему столько проблем. Может быть, стоит сбежать сейчас? Пока не поздно? Все что угодно будет лучше того, чем слышать как Йоши скажет, что такой элементаль ему больше не нужен. Я даже не знаю, как ты на эту новость отреагируешь. И не могу представить. Тебе нужна семья... а может и не нужна... если бы она была нужна тебе, то ты наверняка давно завел бы ее. Нашел бы себе достойную кицунэ, и завел малышей. Не так... не так как я... Такие мысли заставили скривиться, и выпустить изрядно погрызенный край одеяла.
- Я не злюсь... Йоши... И ничего не хочу. Со мной все в порядке. Действительно в порядке. Доктор мне не нужен. Я совершенно здоров. Элементали не болеют.

+2

3

... А доктор Стенли в это время уже подходил к порогу "Кино, вино и домино". Он много слышал об этом месте, но все никак не мог (или не хотел) найти время посетить его - ему казалось, что если местный мейнстрим хвалит это место, значит, приличным для него не является. Саквояж приятно оттягивал руку, трость стучала по мостовой. Наконец, врач достиг своей цели.
Критично осмотрев здание, он подошел к главному входу. Охрана (двое крупных мужчин) посмотрели на него с подозрением - видимо, здесь было не принято приходить во фраке и с большим чемоданом в руках. Док самым наглым образом попытался проскочить мимо, но бдительные охранники плечами загородили вход в клуб. Один из них вежливо поинтересовался:
- Вы уверены, сэр, что Вы попали именно туда, куда хотели? - в взгляде мужчины не было угрозы, был только интерес - по виду доктора было понятно, что не вором, не убийцей, не нищим он не является.
- Я - доктор Стенли. Меня вызывал господин Йоши - отчеканил врач.
Охранники переглянулись. Тот, который спрашивал его, шагнул вперед:
- Идите за мной, доктор Стенли. Я укажу Вам дорогу.
Медик кивнул в ответ и быстро последовал за охраной. Сначала мужчина провел дока через зал. Оул, пользуясь случаем, осматривался.
"А если подумать, клуб - то и неплохой. Здесь играет джаз, тихо, прилично, чисто, опять же - уютный сумрак... Вопрос - всегда ли так?"
Дойдя до служебных помещений, охранник провел его на второй этаж и откланялся.
- Извините, но нам нельзя в личные покои. Господин Йоши сейчас вон за той дверью.
Доктор посмотрел на дверь в конце коридора, глубоко вздохнул, устроил саквояж получше в руке, и дойдя до двери, постучался. Получив разрешение войти, медик открыл дверь.
"Не опять, а снова..."
Он улыбнулся краем губ.
- Господин Лиссандро, опять страдаем? Господин Йоши, где мне было бы можно скинуть пальто, трость и цилиндр?

+2

4

Йоши нервничал, и у него самого складывалось ощущение, что он нервничает намного сильнее, нежели сам элементаль. Слишком много странностей в последнее время было связанно с Лиссандро, и не одна из них не имела логического объяснения, по крайней мере, кицунэ не смог его найти, хотя и пытался. Но вскоре всей этой недосказанности придет конец и он сможет понять, что произошло.
- Нет не в порядке, с тобой в последнее время вообще все далеко не в порядке и ты никак не хочешь мне сказать, что происходит. Поэтому  я и вызвал доктора Стенли, хочешь ты или не хочешь, он тебя осмотрит и скажет мне, что именно с тобой происходит и как нам тебя поднять на ноги. Если ты не болен, тогда я не понимаю, с чем связанны все изменения в твоем характере и твоя скрытность.
Кицунэ тихо фыркнул, задумывая о том, что последние несколько месяцев элементаля держит его подальше от себя, и не дает ни малейшей подсказки, что лис сделал не так и главное когда. Именно из-за этого, а ещё из-за того, что Лисс явно поправился и сменил свои вкусовые пристрастия на что-то крайне странное, возникла идея, обследовать того у врача, на всякий случай.
То, что доктор приближается к его комнатам, Йоши понял, как только уловил нотки чужого запаха. На мгновение стало чуточку полегче, оставалось только надеяться, что не случилось ничего страшного.
- Здравствуйте. Рад снова Вас видеть, на этот раз у меня дома.
Чуть прикрыть глаза и выдавить из себя нечто похожее на радушную улыбку, впрочем он действительно был рад лицезреть врача, просто последние дни утомили его до такой крайности, что хотелось повеситься.
- Положите на диван в гостиной, там их никто не тронет.

0

5

- Не хочу сказать что происходит? Да все просто, Йоши. Ничего не происходит, поэтому и говорить то нечего. Я не болен... и я не менялся. И я не понимаю, с чего вдруг у тебя возникли такие предположения.
Скрестив руки на груди, Лиссандро шумно выдохнул. Нервозность кицунэ передавалась и ему. И в момент, когда Лисс был уже готов вскочить, и выбежать из комнаты хлопнув дверью, в этой же самой двери нарисовался и доктор. Приехали, galapunkts. Ну вот почему из всех кто есть в Лабиринте единственный доступный Йоши доктор - тот, кто положил на него глаз? И соответственно, имеет на меня зуб. Такому попытаться что-то объяснить бесполезно. Он с легкостью использует любую возможность чтобы от меня избавиться. Элементаль легко выбрался из под одеяла, и ощерился, смотря на этих двоих.
- Опять страдаем?
Лисс чувствовал, как волосы на загривке поднимаются, а пальцы сжимаются в кулаки.
- Я не хочу, и он меня осматривать не будет. Никто ко мне не подойдет. Хватит этого. Я уже сказал, что со мной все в порядке. Почему мне нельзя просто поверить? Что ты хочешь найти? И Ты...
Взгляд элементаля остановился на докторе. Уж я то точно знаю, зачем ты пришел. И зачем, и почему, и для чего. Конечно... такой шанс избавиться от мешающегося объекта. Думаешь, я не слышал? Не слышал, что ты говорил лису? Не слышал, не знаю, и вообще, идиот? Ну посмотрим.
Элементаль спрыгнул с постели в угол, и собрался забаррикадироваться там, на всякий случай, поставив между собой и остальными воздушную стену.

0

6

- Давайте не будем лицемерить - доктора зовут именно тогда, когда ему не очень то и рады... - привычно горько усмехнулся врач. Изящным движением сбросив пальто и пиджак, небрежно бросив поверх них цилиндр, доктор остался в жилетке и рубашке. В следующий момент на него пристально и зло смотрели, требуя "не трогать".
- Ага. Вот как?
Лицо доктора выражало крайнюю степень заинтересованности.
- Любопытно. Вы вызываете докторов без согласия на то пациента, господин Йоши? Это не очень хорошо по отношению к господину Лиссандро. А если Вы, Йоши... - он бросил взгляд на элементаля. Вспомнив хирургию, скальпели, кровь, свои, изогнутые под невероятным углом пальцы...
"- Работая с людьми, никогда не желай благодарности - все равно ты ее не получишь.
- А так иногда хочется."

- ... Вызвали меня по психиатрическому профилю - это требуется оговаривать заранее. Если пациенту не нравиться процесс лечения... - Оул посмотрел в глаза элементаля. Промелькнула мысль: "Интересно, сколько ему лет? Ведь люди... ну и другие разумные существа учатся контролировать свои эмоции. А он источают злобу. На меня. Интересно, почему...? Или опять социальный инстинкт - мне больно и виноват доктор? Ну тогда, уважаемые, я с Вами распрощаюсь. Ищите врача сами."
- ...Или сам врач, я ничего не могу сделать. Вынужден откланяться. Господин Йоши, я пришлю Вам счет. Всего доброго. - врач внешне безразлично и спокойно пожал плечами и начал медленно собираться. Внутри все клокотало: "Идите вы все к черту. Зачем - то сюда пошел в ночи, вместо того, чтобы греть ноги у камина..."

+1

7

- Ну почему же столь категорично, я бы сказал, что наоборот, если доктора зовут, то наоборот ему должны быть рады, ибо его помощь слишком важна в данном случае, чтобы позволить себе некорректное поведение.
Но вот дальнейшая истерика Лиссандро, совершенно не радовала, даже более того, начинала постепенно раздражать кицунэ, который в последнее время и так едва сдерживался, чтобы не наговорить лишнего, от которого в первую очередь ему будет весьма не по себе. Холодный взгляд медлено поднялся на уровень глаз элементаля, словно показывая, что лис думает о таком поведении. Йоши никогда ранее не позволял себе подобного взгляда, которым обычно одаривал тех, кто пытается испортить ему жизнь и настроение. Но сейчас элементаль слишком много взял на себя, возможно даже не подозревая об этом, или же действуя совершенно специально, ставя кицунэ в весьма неловкое положение перед врачом. Стиснуть зубы и постараться выдавить из себя обычную улыбку, когда хочется рявкнуть или просто плюнуть на все, оставив Лисса разбираться самому со всеми проблемами и здоровьем. Только вот те чувства, которые он испытывал к этому существу, слишком сложно просто перечеркнуть.
- Лиссандро, прекрати немедленно вести себя как маленький ребенок и устраивать истерики по малейшему поводу, а то и без него. Доктор Стенли сделал нам одолжение и согласился тебя осмотреть на дому, не смотря на то, что у него дел поболее нашего, а ты сейчас ведешь себя по меньшей мере недостойно и некрасиво. Мне за тебя просто стыдно. Вернись в кровать.
Кицунэ машинально и мысленно плюнул на всех и вся, ему искренне надоело крутиться вокруг элементаля волчком, пытаясь определить, что же с ним происходит и как помочь этому существу.
- Простите, доктор. Я не ожидал, что он поведет себя настолько негативно. После операции, которую вы провели, я начал доверять вам намного больше, чем всем остальным лекарям и им подобным, поэтому и вызвал вас сюда. Лиссандро в последнее время ведет себя совершенно не понятно, постоянные истерики, дичайшая смена характера и на этом фоне, какие-то не поладки со здоровьем. Я просто не знаю, что мне делать со всем этим.
Йоши устало прикрыл глаза, понимая, что если сейчас Лисс не даст себя обследовать, а доктор все же уйдет, то он просто сойдет с ума и улыбаясь, отправиться в домик с мягкими стенами.

+3

8

Лиссандро вздрогнул. Не слишком здорово ощущать, когда с тобой говорят как с маленьким ребенком. Но в любом случае... а что тогда делать? В одном он не сомневался, Йоши так просто не оступится. И даже, если Лиссу сейчас удастся избавиться от доктора, потом может появиться другой... а к тому времени его положение начнет уж слишком бросаться в глаза и даже до кицунэ дойдет в чем проблема. Ну ладно... раз он хочет узнать об этом так и в таком ключе, то это уже его проблема. Я не хотел этого... я вообще ничего из этого не хотел... Я просто хотел побыть с тобой подольше, Йоши. Медленно выдохнув, элементаль опустил стену, и так же медленно подошел к кровати. В любом случае несколько вариантов развития событий у него оставались. А то, что он проиграл уже и ежу понятно. Но вот проиграл кому? Все же любопытно кто займет его место... этот доктор? Вполне вероятно... хотя, есть и несколько других кандидатов, и ни один не хуже остальных. Интересно, кого из них ты выберешь?
Сознание словно отключилось и уплыло куда-то далеко в пространство. Человеческая тушка Лиссандро находилась здесь, а сам он был сейчас в совершенно ином месте. Все чего он сейчас хотел, это чтобы все поскорей закончилось.
- Хорошо. Если для тебя это так важно, то пусть осмотрит.
Голос звучал тихо и как-то совершено неестественно. Элементаль сложил руки на коленях смотря в пространство. Интересно, он вообще сможет понять что со мной такое? Он догадается? Наверняка мой случай будет первым в его практике. Но я не хочу быть подопытным. Йоши не должен был узнать об этом. Никто не должен был. Все было бы по-другому если бы у меня хватило смелости избавиться от лишнего как только я это понял, а еще лучше, если бы хватило мозгов сразу разобраться в том, что случилось с моим телом, и что за недочет такой... был. Просто был. Ну что же... доктор... ты сможешь понять, что со мной? Ты сможешь связать это с моим телом, с моей принадлежностью к определенному полу? Остается надеяться, что твоих знаний не хватит на то, чтобы связать все ниточки которые есть в одно целое. Это то - что мне остается делать.
Пальцы Лисса сжались, сминая одеяло, в воздухе отчетливо повис треск рвущейся ткани. Я не хотел чтобы все так было. Я не думал что такое может быть. А как же ритуал? Как же все то, за что держится само существование нашего вида. Ведь для Стихии важен каждый, каждый, сколько бы нас ни было. Ведь если одной детальки не будет хватать, то у кого-то другого будет перевес. Кто-то сможет захватить больше власти, и это разобьет баланс элементов вселенной. Такого не должно быть. Я не проводил ритуал. Я не спрашивал позволения Стихии, а Йоши ничего ей не обещал. Ничего этого не было. Так почему же? Как тогда? Может быть я тот, чье существование не является важным для Стихии? Тогда это многое объяснило бы. Хотя бы то, что я сейчас здесь и в таком положении. Усмехнувшись своим мыслям, юноша обвел комнату взглядом, но что-то в его взгляде позволяло предположить, что видит он не то, что здесь сейчас находится. Все просто... мое существование даже для Стихии не имеет значения. Так чего же хотеть от Йоши? Уж для него я вообще никто, и ничем не являюсь. Даже чем-то связующим... Так может быть, это все просто не имеет значения? Тогда зачем же по этому поводу переживать?
- По крайней мере, теперь я знаю что делать...
Тихо произнес себе под нос, так, чтобы никто не слышал его. Миг и взгляд стал более осмысленным, не смотря на то, сознание все еще было далеко.

+1

9

Доктор продолжал изучать элементаля издалека. Вся эта нервозность, подозрительность, раздражительность... Все это напоминало Стенли о чем - то очень обыденном в том, живом мире. Врач нахмурился, но нужные воспоминания никак не хотели всплывать в его сознании. Он сделал шаг к кровати Лиссандро, глубоко вздохнул, отбросив свое раздражение. На секунду закрыл глаза. И подошел к кровати, прогладив уголок одеяла рукой и сев:
- Надеюсь, Вы не против, господин Лиссандро?
Эскулап внимательно рассматривал отрешенное лицо воздушного существа. С доброй улыбкой и мягким тихим голосом Оул заговорил со своим пациентом:
- Лиссандро, успокойтесь. Я не причиню Вам вреда. У Вас что - нибудь болит? Что - нибудь беспокоит?
Разговаривая с элементалем, он коротко кинул через плечо кицунэ:
- Принесите воды, Йоши.
После он вернулся к Лиссандро. Медленно откинув одеяло, чтобы элементаль морально приготовился к тому, что к нему будут прикасаться. Вытерев специальным полотенцем руки, он пальцами сжал в саквояже металлический скальпель - чтобы пальцы были приблизительно такой же температуры, что и кожа элементаля - теплые пальцы дока могли причинить дискомфорт Лиссандро из - за разницы температур.
Дотронувшись до элементаля, медик почувствовал, как Лисс вздрогнул. От него исходили волны неприятия доктора, как существующего рядом с ним тела.
"Что ж Вы так, уважаемый. Я к Вам мягко, осторожно, а Вы... Как нехорошо."
Мысли доктора легко перетекли из обиды в шутку.
Господин Йоши принес воду. Доктор достал пакетик с каким - то желтым порошком и ссыпал немного в стакан.
- Выпейте, господин Лиссандро. Это Вас немного успокоит...
Прохладное железо стетоскопа легло на грудь. Врач проверил тоны сердца, замерил пульс, зажав пальцами запястье. Сделав пометки в толстом блокноте, доктор Стенли перешел к пальпации. Пальцы доктора скользили по телу элементаля, где - то едва касаясь кожи, где - то сильно надавливали. С каждым движением брови доктора поднимались все выше, а лицо выглядело все более озадаченным. Пальцы еще раз, как будто независимые от доктора, вернулись на нижнюю часть живота и совершая там массирующие движения.
Закончив осмотр, доктор встал о подпер ладонью подбородок, поправив очки.
"Да быть этого не может! КАК?!"
Док нахмурился.
"А с другой стороны, это не такой уж и человек... И симптомы, и поведение, и пальпация... Но это не дает гарантий... Значит..."
- Господин Йоши, я могу попросить Вас выйти?

+2

10

Элементаль медленно выдохнул. Против, не против... какая по большому счету разница? Он свое мнение уже высказал. И ни один раз, и не только в присутствии доктора. Так что теперь спрашивать? Еще один неторопливый вздох вырвался из груди, когда доктор приблизился, а потом и сел рядом. Все тело напряглось. Элементаль не слишком любил, когда к нему прикасаются посторонние. Но выбора у него все равно не было... Взяв стакан, элементаль на мгновение с сомнением заглянул в него. Успокоит, да? Выпив содержимое стакана, Лисс поставил его на пол.
- Нет... у меня ничего не болит, и ничто не беспокоит. Мы не можем болеть физически. У элементалей не может быть болячек, и прочих физических дефектов. За исключением того случая о котором вы в курсе. Но это было наказание стихии, и отношения к делу по сути... никакого не имеет.
Прикосновения чужих пальцев лишь заставляли сильней напрягаться, и с трудом бороться с желанием сжаться в комочек и уползти куда-нибудь. Когда же доктор добрался до низа живота, Лиссандро крепче вцепился пальцами в простыни, и сжал зубы. В ответ на действия духа, элементаль ощущал подобие маленьких искорок покалывающих кожу. Похоже, малышу тоже не нравилось, что его кто-то щупает, и давал это вполне ясно понять. Наверняка доктор тоже эти искорки ощущал. Этот вывод Лисс сделал, следя за выражением его лица. Ну что же, он, похоже, если не все понял, то, по крайней мере, начал догадываться.
Тем временем доктор попросил Йоши выйти.
Проводив кицунэ взглядом, и услышав, как захлопнулась дверь, Лиссандро немного приподнялся и сел. Взгляд все еще блуждал в пространстве, но он внимательно, очень внимательно слушал... прислушивался к духу.

0

11

Йоши не стремился участвовать в осмотре, но волноваться, ему помешать не мог никто. Оставалось лишь ждать результатов обследования и надеяться на то, что вред причиненный организму элементаля не силен или необратим. Отрешенное выражение лица Лиссандро наталкивало на мысль о том, что тот прекрасно знает, что именно с ним произошло и просто не хочется делиться с кицунэ. Значит, ты осведомлен, что с тобой происходит, и просто не собираешься ставить меня в известность. Следовательно, совершенно не доверяешь мне и тому, что я хочу помочь тебе. Лис просто стиснул зубы и прикрыл глаза, пытаясь прогнать волну ярости, которая постепенно охватывала все его существо, только к этому примешивалась ещё и горечь. Глубоко вздохнуть и попытаться улыбнуться, понимая, что весь мир теряет свои четкие очертания.
Кивнуть доктору и скривившись выйти за дверь.
- Я буду в гостиной, когда вы закончите с осмотром, то я буду ждать вас там.
Окинуть Лиссандро странным взглядом, в котором вроде бы не было ничего необычного, но в тоже время явно прослеживались нотки обиды и разочарования, словно кицунэ принял для себя некое решение и теперь собирался следовать ему, не обращая внимания на остальное. Устроившись в кресле, кицунэ прикрыл глаза, пытаясь проанализировать все, что смог осознать из странного поведения своего любовника, только вот ничего путного в голову так и не приходило. Те мысли, которые, могли бы хоть как-то отразить реальность были слишком неправдоподобны, остальные же просто никак не хотели вписываться в установленные рамки. Значит, ты решил проверить мое терпение и чувство юмора, видимо придется объяснить, что подобного у меня просто нет и быть не может. Особенно, если учитывать, что я действительно как последний идиот весь извелся от волнения за этого неблагодарного элементаля. Впервые захотелось построить что-то похожее на семью, но видимо Лиссандро от меня этого совершенно не нужно и его полостью устраивает кто-то другой, недаром ведь у них с этим вампиром такие странные отношения.

+1

12

- ...Мы не можем болеть физически. У элементалей не может быть болячек, и прочих физических дефектов.
"Так. Замечательно. Значит, он знает, что он не болеет, хотя его поведение, реакция на пальпацию говорят о том, что его организм претерпевает какие - то изменения. Но если они не являются патологическими, то... Мои догадки верны. И это вполне согласовывается с манерой поведения со мной и своим партнером. Хотя, конечно, это очень необычно. Даже для меня. А может, это не редкость среди элементалей? Ведь до этого я был знаком только по рассказам и книгам. Ладно..."
Доктор Стенли встал с кровати, задумчиво поправив очки и посмотрев в окно. Сделав несколько шагов вокруг кровати Лиссандро, он потянулся за портсигаром и вытащил сигарету, но, бросив взгляд на своего нового пациента, быстро убрал сигарету обратно. Уж слишком отвык за многие годы общаться с таким контингентом... Счастливчиков.
"Нет, интересно, как это у него получилось?"
Он сделал еще один шаг к кровати от окна, глядя на элементаля. В голову пришла еще одна мысль, менее приятного рода:
"Черт! А акушерство ты помнишь, доктор? Не факт... Еще над книжками пыхтеть... Да и вообще - не факт, не факт... Но... "
Оул вернулся на то место, откуда встал. Чуть наклонив голову, врач посмотрел поверх очков на воздушное создание:
- Лиссандро, Вы ничего не хотите мне сказать? Сами?
Повременив немного, док добавил:
- Чтобы не метаться в сомнениях.
И выжидающе замер.

0

13

Позволил себе тихо вздохнуть, и прикрыть глаза. Теперь он остался наедине с доктором... и, наверное, тому придется выслушать все. Хочет он того, или нет. Когда дух остановился и задал вопрос, Лиссандро лишь поднял на него взгляд. Страха не осталось, скорее какая-то несвойственная элементалям усталость. Они не должны уставать... они вообще ничего не должны. Может Лисс и в самом деле урод, и в лабиринт его занесло не случайно? Но вот эти мысли он предпочел оставить при себе. Взгляд стал внимательным, следя за каждым жестом доктора, и отмечая для себя его реакцию.
- Не метаться в сомнениях? Я думаю, у вас уже не осталось сомнений на мой счет. Так что, мне нет смысла по этому поводу облажаться. Вы ведь поняли что я... хм... жду потомство. Так уж получилось... точнее, я не знаю, как это получилось. Такого не должно было быть. Я не знаю как у других существ, но мы, прежде чем получить разрешение на подобное должны провести довольно сложный ритуал... и взять кое-какие обязательства у второго родителя. Как вы понимаете, я ничего подобного не делал. Я, естественно, заметил какие-то изменения в собственном строении после смерти... Но в тот момент меня более волновала проблема отсутствия голоса.
Юноша усмехнулся, и потер пальцами переносицу. Он не слишком был силен в деталях, особенно когда волновался. А сейчас он очень даже волновался, хотя незнакомым в глаза это не бросалось. По крайней мере, он на это надеялся.
- Эта же проблема, появилась буквально через несколько недель после нашей с вами первой встречи. Сначала я не обратил на сей дефект внимания... А когда понял, в чем именно дефект заключается... сначала долго осознавал... А когда осознал, понял, что не могу от него избавиться. Он ведь тоже... живой.
К концу своего монолога Лисс все же отвел взгляд от доктора. Смотреть на него не было сил. Хотя, причины этого Лисс и не знал. Может просто что-то внутри... Какое-то нехорошее ощущение.

0

14

-... Я не знаю как у других существ, но мы, прежде чем получить разрешение на подобное... - на эту фразу док только усмехнулся. Постукивая пальцами, он внимательно слушал элементаля, глядя куда - то в сторону. Мозг врача старательно просеивал поступающую информацию, делая отметки в памяти. Осознав, что он попал в довольно сложную ситуацию - не только в медицинском смысле, но и в житейском. Доктор нервно потер переносицу - он не любил какие - либо "семейные" коллизии. Эскулап вздохнул и медленно заговорил:
- Не волнуйтесь. Я все понял... Итак. - медик рефлекторно провел рукой по кровати, поправляя одеяло.
- Передо мной сейчас стоит две проблемы - этическая и материальная. Материальная состоит в том, что я никогда не принимал роды у элементалей.
Позволив себе легкую улыбку, он продолжил:
- Но это не страшно. Я быстро учусь...
"Да, господин Лиссандро. Вы у меня сплошной научный эксперимент - уникальные операции, одна за одной..."
Тяжело выдохнув, Оул наклонился к воздушному созданию, поправив очки.
- Как я понимаю, господин является... Вторым родителем. У меня есть право не сообщать о вашем состоянии. Но это довольно глупо - скоро это станет заметно. Я могу это сделать... Ну лучше Вы сделаете это сами. Так будет лучше. Если что - я буду рядом и разъясню что - то непонятное. Принимайте решение. От Вашего мнения зависит, что будет дальше...Как Вы думаете?
После, переведя дыхание, он более прохладно спросил:
- Ах, да... Вы вообще хотите, чтобы я Вас наблюдал?

0

15

Лисс внимательно слушал доктора, и на душе становилось все гаже и гаже... и гаже. Чисто физических проблем как таковых он не нашел. У него, конечно, были какие-то сомнения. Но... Элементаль еще раз тихо вздохнул, инстинктивно пытаясь прикрыться от доктора. Отгородиться... все что угодно, лишь бы никто сейчас не смог проникнуть слишком близко. Своего этого желания он объяснить не мог, но что-то внутри подсказывало, что только так никто сейчас не сможет забраться к нему в душу, и прочесть мыслей.
- Материальной... проблемы как таковой нет. Я могу вам все объяснить, рассказать, и показать на пальцах. Особенно в виду того... хотя я и сам не вполне понимаю как, я обзавелся некоторыми органами не свойственными представителю мужского пола. К тому же у меня, как и у любого элементаля, есть и вторая... женская форма. Но у меня она не слишком стабильна, и ей я пользовался всего раза два. Первый, когда создал, и второй... я уже не помню зачем. Так что надежней будет... А что касается кицунэ...
Элементаль отвел взгляд, с преувеличенным интересом рассматривая точку на стене.
- Я не могу сказать ему. Я пытался... и не один раз. Но просто, физически не могу. Стоит только подумать о том, что мне нужно ему сказать, как голос тут же пропадает. Я ничего не могу с собой поделать.
А так как откладывать уже некуда, и он все равно вытребует не у меня, так у тебя объяснение...
- Поэтому будет лучше, если вы ему скажете. А все остальные вопросы... их буду решать уже не я. Если он скажет что наблюдение необходимо... то так и будет. Хотя... я даже не знаю... я не знаю, как часто вам случалось наблюдать за подобным. И вообще, я не знаю даже, в какой форме развивается… полукровка. В человеческой, или лисьей.

0

16

-...И вообще, я не знаю даже, в какой форме развивается… полукровка. В человеческой, или лисьей. - Доктор Стенли погрозил элементалю пальцем:
- Вы, господин Лиссандро, оставьте эти разговоры. Ребенок - он и в Лабиринте ребенок. Тем более в Лабиринте... Не важно - как он развивается. Главное - чтобы не больной. А я уж об этом позабочусь.
Оул торжествующе потирал руки - существование женской формы было уже более ближе к его знаниям акушерства.К тому же он не ошибся в диагнозе, несмотря на пол и расу... Это, конечно же, польстило врачу.  Да и вообще - маленький пастреленок в Лабиринте! Роды?! Кто бы мог подумать...
Док улыбнулся и ободряюще взял Лиссандро за плечо:
- Лиссандро, мы справимся. Первое и самое главное - не нервничать... Мне важно сейчас Ваше мнение по поводу наблюдения. Ответ господина кицунэ я уже знаю - мне подсказывает моя интуиция. А в моем деле интуиции принято доверять. Ладно, Вы пока думайте, а  займусь приятным делом.
Медик встал, прокашлялся и гулким низким голосом, с какой - то ноткой торжественности произнес в пространство.
- Господин Йоши, пройдите в комнату.
Видно было, что сей процесс доставлял удовольствие доктору. Он написал что - то в блокноте, взял стакан и наполнил его водой. Затем капнул несколько капель из бутылочки темного аптекарского стекла. По комнате распространился легкий травяной запах.
В спальню вошел Йоши, скрывавший свое волнение за маской вялого интереса.
- Сядьте на стул.
В глазах лиса мелькнул страх. Он сел на стул. Врач убедился, что он занял стабильное положение и обратился к кицунэ:
- Уважаемый господин Йоши...
Врач вынул два листа из блокнота.
- ... Прочтите вот это.
На листках аккуратным отрывистым резким почерком было написано:
"Йоши, Вы теперь папа." и "Рекомендации для Лиссандро: покой, фрукты, прогулки. Никакой тяжелой физической/умственной работы!"
Док внимательно наблюдал за реакцией Йоши.

+1

17

Дико хотелось подслушать под дверью все, что происходит в комнате и о чем Лиссандро рассказывает врачу. Только вот это слишком не сочеталось с принципами самого кицунэ, именно поэтому ему лишь оставалось мучиться от неутоленного любопытства и мерить шагами комнату,  изредка пригубливая бокал с вином и надеясь на то, что все вскоре разрешится и закончится относительно благополучно. Видимо кто-то все же услышал его молитвы, и доктор наконец-то соизволил пригласить его внутрь комнаты, где на кровати лежал элементаль и старательно прятал глаза от взгляда лиса. Облизнуть пересохшие от волнения губы, и послушно устроиться на предложенном стуле. Судя по всему, нормально объясняться с ним никто не собирается, а догадываться сил просто не было. Хотелось проораться, но нарушать торжественную ситуацию, сложившуюся в комнате, не хотелось, да и возможности такой ему никто не предоставил.
Взять протянутый листочек бумаги, и прочитать написанное, на мгновение, голову словно заволокло туманом, строчки расплывались перед глазами. Качнуть головой не веря своим глазам и написанному.
- Это шутка?
Голос кицунэ казался глухим, от едва сдерживаемой ярости и боли, которое вызвало прочитанное послание. На мгновение плотно стиснуть зубы, так что скулы заострились, и лицо начало быть похожим на оскаленную лисью морду.
- Так вот, это не смешно. Кицунэ не могут размножаться ни с кем кроме других кицунэ, именно поэтому, у меня нет семьи и детей. Я здесь единственный представитель своего вида и давно распрощался с любой надеждой на ребенка. Не стоит издеваться над существом, лишенным самого драгоценного в жизни.
Скривившись, Йоши окинул элементаля неприязненным взглядом, обозначающим, все, что он сейчас думал. Интересно, от кого у тебя ребенок, и почему ты не скажешь об этом его настоящему родителю? Или ты просто не помнишь кто он?
- Я не ожидал от тебя Лиссандро подобного предательства. Но, можешь не волноваться, ты и твой ребенок получите наилучший уход, я об этом позабочусь. Можешь даже пригласить его настоящего родителя, я позволю вам проживать здесь всей семьей, места хватит. Правда, я не ожидал, что тот кого я полюблю, будет беременным от другого. Но что поделать, жизнь вообще не справедливая штука.

0

18

Доктор передал Йоши бумажку. Похоже, он не мог тоже сказать кицунэ все словами. Это было даже забавно. Вот только Лисса сейчас это совершенно не забавляло. Особенно в свете того, что элементаль предчувствовал реакцию кицунэ, и тот совершенно не подвел самых худших ожиданий Лиссандро. Реакция его была... предсказуема. Но все равно каждое слово било плетью по обнаженным нервам. Элементаль скривился, и молча, плавно поднялся с постели, принявшись собирать по комнате те немногочисленные свои пожитки, которые приволок в самый первый день. И стал запихивать их в сумку, которую извлек из под кровати. Он думал, что это поможет ему совладать со всеми теми чувствами, эмоциями которые сейчас будоражили сознание. Но они и не думали угасать, а элементаль мог только пытаться запихнуть их куда-нибудь поглубже. Но и это продолжаться не могло долго. Шумно втянув воздух, Лисс бросил сумку на постель, все еще сжимая в руках одну из бумажек, которые притащил с собой. Чем это было раньше сейчас врятли кто-то смог бы сказать. Может быть, одним из рисунков элементаля, а может быть что-то иное. Но сейчас оно было смято и превращено просто в бумажный комочек.
- Так значит для тебя это шутка? Я очень рад. Потому что мне совершенно не смешно. Значит, кицунэ не могут размножаться ни с кем кроме других кицунэ? Замечательно. Потому что элементали тоже не могут размножаться ни с кем, не проведя перед этим довольно сложного и энергоемкого элементаля. И провести этот ритуал они могут только с тем, кто поклялся им в любви. Но знаешь, то ли у меня провалы в памяти, чего быть не может, или я этот ритуал не проводил. Ни с кем. Ни с тобой, ни с кем-то другим. А особенно в свете того, что, я так же не помню, чтобы с кем-то кроме тебя занимался сексом...
Сейчас для Лисса не существовало ничего кроме волн всепоглощающей ярости. Ни доктора, ни самого Йоши... Сейчас элементаль говорил только с собственными ощущениями, обидой...
- Мой ребенок? Надлежащий уход? Да плевал я на этот уход. И на так называемую всю семью. Настоящего родителя говоришь? Замечательно! Не хочешь верить в то, что это твой ребенок? Отлично! Не нужно мне ничего от тебя. Ничего, ни от тебя, ни от твоего рода. Ни вообще от твоего всего вида. Я хотел, хотел избавиться от малыша сразу же как понял что во мне появилась новая жизнь. Но не смог. И не избавлюсь. Я знаю, что скорей всего сдохну, и воспитывать малыша будут другие. И я даже не знаю кто. Но я постараюсь найти того, кто обеспечит ему хоть какой-то уход. А ты, раз уж ты так уверен, что малыш не твой, можешь озаботиться тем, чтобы найти так называемого "реального родителя". Только вот когда поймешь что настоящий - ты, смотри, чтобы не было уже слишком поздно. А хотя знаешь. Не заморачивайся по этому поводу. Знать тебя больше не желаю. Ненавижу! Всех вас ненавижу!
По комнате словно пронеслась волна жара, и воздух враз загустел, а через мгновение бумажка в руках вспыхнула. Огонь разгорался, и весело трещал, поглощая бумагу, и оставляя после себя черный бумажный пепел. Элементаль смотрел на него как завороженный, не чувствуя боли. Сначала не чувствуя. Когда осознание того, что в руках горит пламя, и что пламя обжигает, достигло сознания, руки уже были обожжены. Выронив пепел, Лисс поднял взгляд и непонимающе посмотрел сначала на доктора, а потом и на самого Йоши. Медленно отряхнув ладони, элементаль попытался подхватить свою сумку так, чтобы не касаться ее ладонями.

0

19

На губах Йоши лишь время от времени мелькала странная ядовитая усмешка, словно он ожидал именно такой реакции на свои слова. Хотелось пойти в бар и напиться до зеленых чертей и розовых слоников, не давая тяжелым мыслям возобладать над его поведением и разумом. К тому же дико хотелось в душ, смыть с себя пепел предательства и той горечи, которая сейчас отравляла все его существо. Горькая складка залегла возле губ, лучше всего показывая истинное отношение кицунэ к происходящим событиям. Нда, такого даже в кошмаре приснится, не может, чтобы тот, кому ты так доверял, которого любил настолько, что прощал любые выходки, пусть даже опасные для жизни самого Йоши, которому был готов отдать все, что у него только есть, но сейчас его просто втоптали в грязь, от которой ему не отмыться.
Зябко повести плечами, словно замерз, не смотря на общую температуру в комнате и вообще в лабиринте. Устало прикрыть глаза, но не сделать, ни единого жеста, чтобы остановить Лиссандро в его сборах. Возможно, так для всех будет лучше, ты вернешься к тому, от кого у тебя ребенок и будешь счастлив. А я…а мне уже не привыкать оставаться в гордом одиночестве. Буквально упасть в кресло, прикрывая глаза и пытаясь отрешиться от всего, что происходило в комнате. Впрочем, элементаль видимо имел совершенно другие мысли, потому что его голос, словно набатом, звучал в голове у кицунэ, не давая тому соскользнуть в свое внутреннее убежище, закрыть от всего, что причиняло почти физическую боль. Неужели все, что ты говоришь действительно, правда? Но такого просто быть не может, так не бывает. Но так хочется тебе поверить, не смотря на все доводы рассудка, но что, же мне делать? Я не знаю, как мне поступить, чтобы не сделать самой большой ошибки в жизни.  Смогу ли я воспитывать ребенка, если он не мой? Смогу ли дать ему необходимые уход, заботу и любовь? По крайней мере, я разобрался в том, что происходит с тобой и с чем связаны эти странные вспышки переменчивого настроения и изменившиеся вкусовые пристрастия.
Неожиданная вспышка ярости и бумажка, которую элементаль держал в руке, внезапно вспыхнула огнем. Кицунэ судорожно втянул в себя воздух, вспоминая, как мать рассказывала ему о том, что, когда ходила беременная им, постоянно боялась не сдержать своих вспышек ярости, от которых загоралось все, что находилось в этот момент в непосредственной близости от нее. Стиснуть зубы и медленно подняться из кресла, приближаясь к любовнику. Кончики хвостов осторожно коснулись обожженных ладоней, снимая покраснения и боль. Лис достаточно давно овладел мастерством снимать вред от огня причиненный по неосторожности, если конечно это были не серьезные ожоги на всем теле, что было не под силам почти никому. Таким же плавным движением приобнять Лисса за плечи, притягивая к себе и осторожно усаживаясь вместе с ним обратно на кровать.
- Прости меня, мой хороший. Я не хотел тебя обидеть. Просто это слишком неожиданная новость, я не ожидал, что подобное возможно в этом мире. Я верю тебе, но это так невероятно, что сложно адекватно среагировать. Я постараюсь исправиться, если ты дашь мне ещё хоть один шанс. Я люблю тебя, и буду любить нашего ребенка, только не уходи, останься со мной.

+1

20

Йоши поднялся со своего места, и Лисс инстинктивно напрягся, собирая остатки силы, чтобы в случае нападения суметь его отразить. Он был готов ко всему. Интересно, что собирался сделать кицунэ, ударить, схватить за шкирку и выкинуть? Это его право. Да и элементаль ничего иного не ожидал. Запах Йоши совсем рядом, кончики хвостов прошлись по ладоням. Боль вспыхнула сильней, и почти сразу же начала угасать. Уже через несколько мгновений от нее почти не осталось и следа. Лишь напоминание. Горячие руки легли на плечи, и лишь усилием воли Лисс удержал свою сумку, на этот раз нормально вцепившись в нее пальцами, и, уже вместе с ней опустился обратно на постель. Сил отбиваться не было, да и стоило ли оно того? Внутри словно образовалась пустота, которая затягивала в себя его сознание. Голова немного кружилась, и постепенно эти ощущения усиливались.
- Это и не должно быть возможно. Этого и не должно быть. Не должно было произойти. Я не хотел этого. И не планировал. Я не хотел, чтобы ты думал, что я сделал подобное намеренно, или, чтобы привязать тебя к себе. Я прекрасно понимаю, что тебе ничто подобное не нужно.
Едва заметная усмешка скользнула на губы Лисса, только вот веселого в ней ничего не было.
- Я прекрасно знаю кто я. И, кому нужен ветреный элементаль, который даже для собственной стихии никакого значения не имеет. Ты не должен мне говорить того, чего на самом деле не думаешь. Я прекрасно знаю свое место, и свою роль. Это все... просто так сложно стало. Я не хотел этого. Не думал, что так получится.
Элементаль стиснул пальцы так, что казалось, еще мгновение, и кости хрустнут. Слишком много ему стоило все это сдерживать в себе все это время. Да и кому могло быть интересно, что думает Лисс? А теперь было уже слишком поздно... и уже ничего не изменить.
- Ты думаешь... ты действительно сможешь его любить?
Подняв голову, юноша посмотрел в глаза кицунэ, словно пытаясь в них найти ответ на свой вопрос. Но сейчас по глазам лиса было сложно сказать, что бы то ни было определенное.
- Я действительно не хочу, чтобы малыш рос, зная, что он не такой как все остальные. Что и он тоже никому не нужен. Йоши... если ты не уверен... если ты думаешь иначе...
Лисс оборвал себя. Он знал, что должно быть его слова сейчас звучат довольно жестоко. Но с некоторыми вещами нужно разобраться сразу. По крайней мере, сразу как лис узнал об этом, раз уж элементаль не осмелился сразу, как понял о появлении малыша, сказать об этом кицунэ.

0


Вы здесь » Лабиринт иллюзий » Заживо погребенные » Всё тайное становится явным


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC