Лабиринт иллюзий

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лабиринт иллюзий » Небесный замок » Покои Оберона


Покои Оберона

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Покои состоят из трёх комнат, но мало кто может похвастать, что видел их все. Почти никто не проходит дальше гостиной, лишь нескольким доверенным слугам позволено входить в спальню для уборки. О лаборатории Оберона и вовсе ходят только слухи, но сколько в них правды может сказать один хозяин покоев.
Если судить по гостиной, то Оберон представляется консервативным. Интерьер комнаты выдержан в средневеково-аскетичном стиле. Голые каменные стены украшены немногочисленными гобеленами, узкие бойницы окон закрывают простые портьеры из тяжёлой ткани, на полу огромная шкура медведя. Мебель только самая необходимая: стол, пара простых кресел и низкая софа. Всё из тяжёлого морёного дуба и  с достаточно жёсткими подушками. Довершает обстановку большой камин, без каких-либо украшений и несколько начищенных до блеска бронзовых канделябров.

0

2

Начало.

Лучи восходящего солнца как-то неуверенно и робко проникали в гостиную сквозь не плотно задёрнутые портьеры. Косые полосы света неспешно стекали по стенам, высвечивая гобелены со сценами охоты и битв, играя бликами на начищенных канделябрах с огарками давно потухших свечей. В комнате было тихо, звуки проснувшегося замка не проникали сквозь крепкие дубовые двери, и могло показаться, что можно услышать тихий шелест пылинок скользящих в лучах света.
Царящий в помещении полумрак, контрастируя с ярким утренним солнцем, казался глубже, и в нём не сразу можно было заметить человеческую фигуру. Молодой мужчина полулежал на низкой софе, изредка поднося к бледным губам мундштук едва тлеющего кальяна. Тонкая струйка молочно-белого дыма лениво вилась к потолку, унося с собой слабый аромат горьких трав. Мысли в голове человека текли также свободно и тягуче, как и выдыхаемый им дым.
Мужчину звали Оберон и был он отнюдь не так молод как казался, да и человеком он не был. Таких как он людские легенды называют Дини Ши - прекрасными не стареющими воинами-фаэри, это не было ложью, но, как зачастую и случалось, являлось лишь частью правды. Когда-то, настолько давно, что уже и сам стал забывать те времена, он и в самом деле был странствующим рыцарем. Воспоминания о подвигах тех дней выцвели и подёрнулись патиной, вымостив самое дно памяти. Сейчас Оберона занимали куда более важные дела, чем победа в турнире или спасение прекрасной девы из лап дракона. Вчера Оберон взял на себя обязанности Владыки Воздушных островов и всего Прекрасного Далёка. Это и в обычное время обещало много хлопот и проблем, но вынудившие его к этому обстоятельства сами по себе были огромной проблемой.
Мужчина вновь вдохнул горький дым. Он не дурманил, но позволял мыслям беспрепятственно блуждать, ни на чём долго не задерживаясь. Ши давно подметил странную особенность – ответы на важные вопросы приходят чаще всего, когда о них совсем не думаешь. На приготовление сбора дающий такой эффект, пришлось потратить изрядно времени. Хотя, что есть время для бессмертного?
Куда же пропала Анна? Сбежала, испугавшись ответственности? Навряд ли, она и раньше заменяла Джона… И сдался ему этот демон?! А те горячие головы придётся подержать в темнице, пока не вернётся Анна. Узурпация власти, что за глупость?
Мысли перекатывались и смешивались в голове, словно разноцветные кусочки стекла внутри калейдоскопа. Вся ночь, проведённая в странной медитации, результатов не дала, вопросы остались без ответов. Чуть утомлённый взгляд бледно-голубых, словно выцветших, глаз следил за медленным танцем пылинок в золотистых лучах света. Где-то внутри шевельнулось что-то смутно напоминающее интерес: осмелится ли кто-нибудь потревожить его или он будет и дальше наблюдать этот вечный балет?

+3

3

Гельфийский лабиринт. Охота на аллигаторов.

Конь был крепок и послушен. Его огромные черно-серебристые крылья обмахивали при полете Чиви нежным ветерком, приятно задевая по самой коже лица. Парень прижимался к его жилистой шее, прикрывал глаза длинными прямыми ресницами и млел от полета. Он знал, он помнил, что ранее он мог летать.Гаргулии должны летать, но вот беда, не Тигг. Каким-то злым роком он был лишен этого дара, зато наделен тем, что вовсе его смущало и было не нужным.. Муаровая повязка прикрыла его нежно-голубые глаза не выносившие солнечного света.
Еще выше, еще в самое Небо... к замку среди белых облаков.
Дышать тут стало вовсе легко. Словно в гористой местности, где Чиви любил подолгу пропадать разыскивая самоцветы и минералы для своих настоек. Прибыли. Он  не без горечи покинул спину изящного животного, потрепав напоследок его по покрытой мелкими жилами крепкой шее и, хлопнув по блестящему крупу напоследок, устремился  далее за посланниками Владыки.
Вот и сам замок. Такой знакомый.
Вспомнились все преклонения, и то как тут играли с ним полуголые девицы и дамы , когда бывало настроение у самых высших из чинов. И он, не смея спорить, поклон лишь и долу взоры, им отдавался, будучи рабом. Их исполнителем желаний.
Лестница. Иная. Еще шаг.
Свита сопровождает его по длинным коридорам с мозаичными витражами, в которые неумолимо искрит ясное утреннее  Солнце. Цветные стекла переплетаются в немыслимые узоры, но некогда и рассмотреть, да и шелка на глазах не дают...
Открывается огромная резная дверь и ... его оставляют одного, закрывая её позади стройной фигуры в кожаных одеяниях, еще с не смытой, чуть подсохшей кровью тех жертв аллигаторов, которым не удалось увернуться будучи рядом с Чиви.
Оставшись в полусумраке комнаты, он тут же увидал огромную шкуру медведя, которая оскалилась на гостя белоснежными клыками. Смотря на них как зачарованный, Тигг не сразу и приметил, что в комнате еще кто-то есть. Он стоял тихо, прислушиваясь и скользя взглядом с расширившимися огромными черными безднами зрачков по шкуре убиенного животного до самых его пят, раскинувшихся в разные стороны.И вдруг...
Чиви невзначай,краем глаза,  заметил струящийся в потоке света серебристый дымок, а вскоре и тонкий аромат достиг его ноздрей, который уж трое суток не слышали иного, как зловонных луж в Гельфийском лабиринте и кровавых смрадных останков от людей. Он проследил его путь и приметил лежащего на софе человека, не спешащего к нему никаким образом.
Вероятно, это и был сам Владыка.
Чиви сгорая со стыда и спохватившись, сорвал повязку с глаз   и пал на колено, грохоча по полу металлическими проклепками и шипами его охотничьего одеяния. Рука в  боевой перчатке тут же взметнулась к груди, голова упала ниц, и тугая черная коса, перекатившись через мощное плечо,  в гулом ударила тяжелым позолоченным наконечником по полу гостиной залы.
- Велели видеть , о Владыка?  Привез отчет я о Каймановой охоте. Изволите сказать?

Отредактировано Ирбис (2010-09-29 17:49:37)

0

4

Должно быть он задремал, или же вольно блуждающие мысли увели его очень далеко, и  приглушённый стук в дверь вырвал Оберона из череды смутных образов. Сморгнув несколько раз в попытках избавиться от столь пленительных иллюзий, мужчина взглянул на дверь, успевшую беззвучно впустит посетителя. Ши никого не ждал и тем непривычней был ранний визит, нарушивший его уединение. Он редко приводил гостей в свои комнаты, но новый статус возлагал и новые обязанности. Слишком многое поменялось за последние сутки и эти изменения касались не только самого Оберона, но и всего Прекрасного Далёка.
Изучая вошедшего, мужчина поймал себя на мысли, что и привычный уклад придётся поменять не только ему. Джон вообще не закрывал двери в свои покои, этакий «рубаха парень», всегда радушный и готовый опрокинуть кубок с любым вошедшим. Анна, более консервативная и даже чопорная в вопросах придворного этикета, и словом бы не обмолвилась с тем, кого ей не представили должным образом. Теперь же придворные и челядь, похоже, просто не знали как себя вести с новым Владыкой: впустить гостя впустили, но объявить не удосужились. Утончённая женская фигура посетительницы, затянутая в охотничий костюм с обилием грубых металлических клёпок, казалась смутно знакомой. Скользнув взглядом по изящной линии бёдер, вверх по плоскому животу к туго затянутой грубой кожей куртки груди и, наконец, к лицу полускрытому повязкой, Оберон вспомнил. Горгулья, отшельник с окраин болот и неплохой алхимик, был нередким гостем на устраиваемых прошлым Владыкой приёмах, больше напоминающих вакханалии. Сам Ши участия в празднествах не принимал и с большим удовольствием проводил бы время в своей лаборатории, но обязанности придворного советника вынуждали мужчину присутствовать на всех официальных мероприятиях. К сожалению, Джон был склонен считать таковыми все свои оргии.
Пытаясь разглядеть за шёлком повязки глаза посетителя, Оберон вернулся мыслями к горгульи. Право, можно ли считать это существо женщиной? Насколько он помнил, спросом на тех гуляньях горгулья пользовался больше у женщин, хотя и мужчины, с молчаливого попустительства Джона, не брезговали обществом гермафродита.
Меж тем существо заметило Владыку и порывисто упало на колено, бряцая своим больше напоминающим доспехи костюмом, и спешно сдёргивая повязку, словно выражая тем крайнее почтение.
- Велели видеть, о Владыка? Привез отчет я о Каймановой охоте. Изволите сказать? – Оберон несколько отстраненно отметил странную манеру речи гостя. Необычно было и само построение фраз, чуть старомодное и возвышенное, и бархатисто-обволакивающий голос, струящийся сквозь почти сомкнутые губы.
- Не нужно столько раболепия, - отложив мундштук уже потухшего кальяна, ответил Ши вместо приветствия. Он не мог припомнить, что бы посылал за кем-либо, да и что за Кайманова охота, требующая отчёта самому Владыке, не имел ни малейшего понятия, но всё же одним текучим движением поднялся с софы, расправляя ладонью чуть измятую полу бархатного камзола. – Я выслушаю Вас, но для начала сядьте и назовитесь.
Направившись к одному из кресел стоящих у камина, Оберон указал рукой на второе. Жест был вежливым, но тон, каким было произнесено приглашение, скорее напоминал приказ. Опустившись в неудобное с виду кресло, он вновь посмотрел на посетителя. В полумраке комнаты алебастровая кожа мужчины и белизна шёлковой сорочки будто светились, контрастируя с чёрными в тон одежды, чуть растрёпанными волосами. Ожидая ответа горгульи, Ши не выказал и тени эмоций. Замершая фигура напоминала сейчас мраморное изваяние, облачённое по чьей-то прихоти в богатые ткани.
- Я ещё не завтракал. Не угодно ли Вам будет разделить со мной трапезу? – неожиданно произнёс Оберон, должно быть сказались полузабытые рыцарские привычки.

Отредактировано Оберон (2010-10-02 16:22:21)

0

5

Отпарировав все разом, Тигг приподнял голову, всматриваясь в того, к кому обратился.
Мужчина отложил трубку кальяна и с явно недовольным видом, приподнимаясь, осмотрел Чиви. Он поднялся уж во весь рост, путаясь изящными длинными пальцами в бархате своего примятого камзола, и оказался довольно высоким стройным красавцем с мертвенно-бледной кожей, белеющей в полумраке залы, уединившей его, вероятно в каких-то тайных мыслях. Его длинные локоны чернее черного сливались в тон с одеждой на нем. Шаг, еще шаг, и вот он рядом с камином, где уютно стояли пара кресел резного дерева с подушками, брошенными там для удобства. Господин молчал, словно что-то припоминая. Владыка Оберон, судя по всему, не ожидал никакого отчета, и у Тигга скрипнули зубы, хищно прищурились глаза, припоминая расплывшуюся довольную усмешку ракшаса.
Мысли у гаргулии пролетели быстрым роем, как одно целое видение он обозлился, но смолчал при том.
Ах, ты же, сволочь, Дурга! Демон. Погоди, вернусь - задам тебе я ..жару, и демоницы не помогут. Но, это будет месть коварней, чем истерика простая.
И тут раздался властный голос, с приглашением  присесть. Он опустил ресницы, вслушиваясь в уверенный тон нового повелителя, и приподнялся на указание занять им ближайшее из кресел у камина. Тигг, ступая плавно, чуть прицокивая когтями по полу, прошел к указанному месту,  вынув из-за пояса плеть, чтоб не мешала, и  присел напротив Владыки. Отчитался.
- Чиви Тигг. Гаргулья. Знахарь, что живет отшельником в болотах. Меня тут знают, как целителя каменьями и знатока целебных трав. Простите, но вот Вас я не видал до ныне.
Он отодвинул пару подушек покрытых тканью вбок, и положил плеть на колени, чуть удобнее садясь вглубь кресла, скрипя свиными кожами своих доспехов. Тиггу было неудобно, что его не ждали. Но, он все же , решил немного рассказать об охоте, не отказавшись и от завтрака.
- Да, Владыка мой, пожалуй не откажусь от трапезы столь ранней. Не ел я, дня уж два.
Глаза небесные скользнули по лицу бледному и строгому  мужчины, толкнулись в такие же небесные глаза, остановились на них взглядом на мгновение, пронзая зрачками внутрь. Он созерцал их и понимал, что там в глубине бледной холодности скрывалось что-то ему неведомое, но не страх. Нет. И не печаль и не досада, но не радость. Тигг чуть смутился своему пристальному изучению собеседника, да еще и Господина, и  тут же скользнул взглядом в иную сторону, уже осматривая стены в охотой на гобеленах.
- Красиво тут у Вас Владыка Оберон, и главное - нет света. Очень мило. Так, что Вам рассказать в отчете? Прислали по велению меня Вас то ли обрадовать, а то ли, огорчить. Я мало говорю, поэтому предельно буду краток. Позволите начать?
Тигг перебирал крепкими слегка покрученными пальцами с черными удлиненными ногтями  по темным перилам кресла, отчего раздавался мерный негромкий стук в полупустом зале. Он  был спокоен, но хотелось ему курить, увы, кальяном Тигг не баловался, а свой обсидиановый мундштук, да и табак, оставил дома. И это несколько его огорчало, и парень чуть печально склонил голову, сведя тонкие брови к переносице и уже сложив руки замком, просто углубляясь в мысли.
Не любил Чиви отчетов, да и всего, что связано было с ритуалом Господ в получении информации из вне, с расспросами и прочим. И хорошо еще, что над душой гаргулии  и писарь не стоял. Неведанный ему сутулый "сморчок" в жилетке, с очками на бугристом толстом носу, пропахший каким-нибудь ужасным нафталином и, скрипя плохо отточенным пером по лощенной бумаге, повторяющий не вслух а про себя все его слова. Это была бы пытка для его утонченной натуры.
Он, чуть вздохнув от ожиданий, посмотрел в огонь камина, где были объяты в диком танце огня поленья, облизываемые яркими язычками пламени.

Отредактировано Ирбис (2010-10-04 13:49:42)

0

6

Спокойно и цепко продолжая изучать гостя, Оберон отметил мимолётную гримасу, исчезнувшую раньше, чем она успела заиграть всеми красками. Больше всего это напоминало досаду или даже злость, но горгулья умело справился с собой не позволяя узнать больше о своих мыслях. Когда он не без изящества опустился в соседнее кресло, то был почти спокоен, хотя некоторая неуверенность прослеживалась в движениях пальцев, нервно мнущих боевой хлыст.
На комментарий болотного знахаря о том, что тот ещё не встречал Ши, мужчина лишь немного приподнял углы губ, так и не позволив движению оформиться во что-то конкретное. Толи ирония, толи одобрение и не поймёшь. По мнению нового Владыки, работа советника заключалась отнюдь не в том что бы быть на виду и коль не такой уж редкий гость замка не помнил его, то со своими прошлыми обязанностями Оберон справлялся.
Выслушав согласие горгульи отзавтракать, Владыка взял с низкого стола изящный колокольчик горного хрусталя. Тот не издал ни звука, но, почувствовав лёгкое движение воздуха шевельнувшее волосы, мужчина произнёс:
- Подай завтрак, но не переусердствуй, нас всего лишь двое.
Ощутив ещё одно дуновение, Ши понял, что приказ услышан. Это было, пожалуй, одним из первых плодов его магических занятий. Воздушный элементаль служил фаэри уже не первый век, как и огонь живущий в камине. Пара слабейших духов составляли всю его прислугу, мужчина считал такое положение вещей более удобным. Незаметные, когда не нужны, приходящие по первому зову и самое главное не болтающие попусту. Слухов о бывшем советнике по замку и так ходило предостаточно, не было нужды плодить ещё.
Вернув своё внимание гостю, Оберон встретился со знахарем взглядами. Тигг, на удивление, не сразу отвёл глаза, дав возможность вглядеться в самые глубины расширенных от полумрака зрачков. Ши показалось что там, в мерцающей темноте плещется яд, но тут горгулья, словно спохватившись, отвела взгляд не давая возможности рассмотреть большего и рассыпалась в пустых в общем-то комплиментах интерьеру.
Не так уж ты и прост, как желаешь казаться, - пришло спокойное осознание. Мужчина давно привык не спешить, ни в поступках, ни в мыслях. Он ещё не скоро составит своё мнение об отшельнике, а пока стоило всё же выслушать его так называемый отчёт.
- Расскажите по порядку, если не станете вдаваться в излишние детали меня это устроит. В чём цель охоты и каким образом она касается дворцовых дел?
Откинувшись в казалось бы неудобном кресле и сцепив пальцы в замок на уровне пряжки ремня, мужчина выражал всем своим видом предельное внимание. Он желал не упустить и тени эмоций гостя, даже больше чем услышать что-то и в самом деле важное.

0

7

Смотря в огонь камина, Чиви лишь казался отрешенным.Он краем глаза чутко уловил, как его Владыка новый уже предпринял кое-какие меры, рукою покачнув хрустальный колокольчик, который и звука не издал. Он приказал невидимому эфиру принести завтрак на двух персон, и легкий ветерок скользнул мимо сидящих. А Оберон уж не молчал. Он предложил поведать ему историю охоты. К чему она была устроена, важна ли для Владыки прежней, и как отражена она будет на нем сейчас. Чиви перестал перебирать громко ногтями по перилам резного кресла и привстал с подушек, оставив кнут свои там лежать, расхаживая и поскрипывая кожей его костюма, для поимки хищных рептилий он произнес.
- Ах, все-таки Вам это интересно? А я уж предполагал, что зря была вся та возня, устроенная нынче на неделю в Гельфийских лабиринтах. Ах… прекрасно. Я поведаю, что знал,…когда наш ловчий Дурга Ракшас меня на нее вытащил из дома.
Он остановился напротив Господина Оберона и слегка расслабленно перед ним замер, отставив сильную ногу, играющую мышцами Зверя под кожами выделанными тонко свиными проклепанными мелкими шипами отливающими сталью.
- Великая Анна приказала на днях устроить поимку ежегодную самых роскошных крокодилов, после грозовых дождей в каналах огромного Гельфийского лабиринта. Зачем, Вы спросите тревожить души убийц и мародеров? …но вы же, помните Арену? Наверняка, о, мой Владыка новый. Хотя советники, возможно, не принадлежат к азартным праздным вельможам, которые желают крови? Иль я могу тут ошибаться? Господин Оберон. Но суть не в том.
Он покачнулся вперед, сплетая руки на груди, покрытой панцирем из  переливчатых чешуй драконов. Взирая на своего господина прозрачно-чистым небесным взглядом, он поведал далее отчет.
- Так вот, наш ловчий Ракшас пришел ко мне развеять мою скуку предложением принять участие - не смел я, отказать. К тому же скука действительно одолевала мою сущность.
Он повернулся и шагнул чуть в сторону, попадая на бьющий в окно тонкий луч солнца, который тут же больно отразился в зрачках, и кожа на его лице покрылась мраморными завитками, И Тигг тот час прошелся в тень иную и там застыл, продолжив свой рассказ.
- Отправившись в поход, мы загрузили за три дня в клетки самых отменных аллигаторов и кайманов, которые только тут могут водиться. Не обошлось и без потерь. К тому же впопыхах пропал придворный шут, безглазый менестрель, не знаю, был ли он утопленным кайманом Митчеллом, либо просто свалился в топи, ведь существо без лика, беспомощно было. Каюсь, не углядел за ним..
Он поклонился, чуть скосив свой взгляд вверх на Владыку, пронзая его своим обаяньем и улыбкой уст очерченных словно углем, каким Тигг обладал прекрасно.
- И вот сегодня узнали, что Анны нет теперь в помине. И что Великий Оберон отныне Владыка наш. Но будет ли праздник Солнца, то только Вам решать. И на Арену выслать рать, которая бы привела её в порядок к предстоящим сражениям с аллигаторами всех желающих свой нрав и силу показать.
На этом все. Мой Господин.

Парень выровнялся и ожидал веления Владыки. Он понимал, что вероятно придется отпустить всех тварей, но не жалел о том. Им же пришлось бы погибать в схватке, неравной притом. Ведь у людей и существ, которые населяли мир Иллюзий было оружие стальное а у них лишь зубы да хвосты тугие, ломающие им хребет.

0


Вы здесь » Лабиринт иллюзий » Небесный замок » Покои Оберона


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC