Лабиринт иллюзий

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лабиринт иллюзий » Заживо погребенные » The Father's Day


The Father's Day

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

Собственно, выбираться в город арахнид не любил. Суета-сует, пуганые жители и вечно какие-то неприятности. Вот тоже странный народ, на себя бы посмотрели… Но дома обнаружилась глобальная недостача сахара, не иначе как переведенного Эдвардом на сивуху, и других не менее важных продуктов. Склочный гремлин жаловался на подагру, расшалившуюся печень и пропажу гвоздодера. Пить меньше надо, но пришлось идти самому.
Поход за покупками занял не так много времени, приобретенные товары Василий попросил отправить по адресу и оставить у ворот усадьбы, там пауки присмотрят. Выходя из магазина, он столкнулся нос к носу, точнее торс к носу с каким-то пропоицей. Среднестатистический типаж алкоголика со всеми необходимыми атрибутами – сизое лицо, красные глаза, тремор конечностей и бутылка в оных. Расфокусированный взгляд скользил по арахниду, вызывая не самые приятные ощущения.
- Больше… не пью, - убежденно выдала жертва зеленого змия, и виновато рыгнув, исчезла. Совсем.
Василий проникся. «Жаль, что это на Эдварда не действует».
Кто-то кого-то любил в подворотне, а может, резал. Существовала вероятность, что процесс был совмещенным, но судя по воплям, оба участника получали от этого свое извращенное удовольствие.
Группа проходящих мимо блохастых оборотней предупредительно скалила зубы. «Ой, больно надо… И от песьего духа потом не отмоешься». Худосочные проститутки демонстративно падали в обморок, бабка торопливо посыпала дустом порог дома, опасливо косясь в сторону арахнида, и грозила ему веником. Внутри разрастался колючий ком раздражения. Нет, ну, в самом деле! Это, в конце концов, просто неприлично!
- Будешь плохо себя вести, отдам тебя дяде пауку, - обещала матушка непослушному чаду, и ребенок залился отчаянным ревом. «Воспитатели, мать их за ногу… Детская травма и арахнофобия обеспечены. Вот теперь принципиально домой не пойду. Буду всем на нервы действовать».
Вдали замелькали призывные огоньки развлекательного центра. А вот и повод. Охранник при входе сиротливо вжался в стену. Еще одна жертва воспитания запугиванием. Василий неторопливо и с достоинством прошествовал к стойке бара, за которой увидел знакомого мотылька, изящно покачиваясь на высоких лапах и постукивая коготками, словно выбивая каблуками незамысловатый ритм. Ему показалось, или в баре стало тихо?
Сидящая у стойки жирная девица впала в ступор. Рыхлое тело, затянутое в нелепые тряпки с кружавчиками, студенисто затрепыхалось. Василя внутренне передернуло от отвращения, но он вежливо обратился к Лиссандро, указывая на толстуху.
- Здравствуйте. Мне на ужин вот это… и апельсиновый сок.

+2

2

В зале как-то неожиданно стало вдруг тихо, и атмосфера разом начала давить на голову. Элементаль потряс головой, и постарался отделаться от навязчивой музыки зазвучавшей в голове. Но вот только, музыка никуда деваться не хотела, а за воротником начал нервничать Алекс. Лисс, реагируя на изменения в атмосфере, обернулся, и обвел взглядом зал. На фоне всего ярко выделялся Василий, явно направляющийся к стойке. Услышав заказ, Лисс едва заметно поперхнулся.
- Добрый вечер. Боюсь, у нас не принято одних посетителей скармливать другим... Но если желаете, вы можете выбрать кого-нибудь из персонала.
За это предложение по голове элементаля точно никто не погладит, но выкручиваться было как-то нужно. К тому же, в случае чего, всегда можно обернуть свое предложение в шутку. Ощущать, как за воротом свитера Алекс пробивает себе дорогу на волю, было не просто. Поэтому, юноша позволил себе то, чего обычно не позволял. Выпустив паучка, с улыбкой наблюдал как тот, быстро перебирая лапками, побежал к отцу. Наверное, соскучился. Улыбнулся чуть шире, проследил, как малыш забрался по руке на плечо Василия, и, словно, что-то принялся нашептывать ему на ухо. Слишком уж мало я знаю о том, как они общаются. И слишком мало вообще знаю о пауках, не смотря на то, что успел прошерстить несколько книг на эту тему. Улыбаясь своим мыслям, элементаль поставил перед Василием стакан с соком, и поставил на стойку локти.
- Видимо Алекс соскучился по вам. Кстати, Василий, если у вас есть время, то я хотел бы с вами поговорить о том, как мне о нем заботиться. Я боюсь, что мы не совсем знаем о том, что ему нравится, и как правильно за ним ухаживать.
Выбраться из за стойки было непреодолимым желанием. Но пока что юноша с ним боролся. Вообще конечно, беседовать с арахнидом нужно было бы в присутствии Йоши, которого паучок одаривал особым вниманием.
- Просто мы не совсем уверены в том, как именно общаться с паучком. И как обеспечить ему удобные условия. А еще Алекс воспылал страстью к охоте. Не то, чтобы это было плохо. - Лисс понизил голос до доверительного шепота. Не стоило кому-то постороннему подслушать, даже случайно, суть их разговора. Благо, что дамочка, на которую арахнид положил глаз, пребывала в трансе, и на внешние раздражители не реагировала. - Просто Йоши неадекватно реагирует на некоторые, обмотанные паутиной презенты на своей подушке. Особенно мышей и крыс.
Еще одна улыбка повисла в воздухе. Лисс все еще помнил реакцию кицунэ на некоторые подарки Алекса. Если Йоши узнает, что Лисс кому-то об этом рассказал, то головы элементалю точно не сносить. Атмосфера в зале разряжалась. Первое впечатление, кажется, развеялось, и теперь многие посетители с интересом поглядывали в сторону Василия.

Отредактировано Лиссандро (2010-09-10 22:56:27)

0

3

Истинный профессионализм иногда состоит в том, что бы сохранить лицо при самых нелепых ситуациях. Лиссандро это удалось, а вот арахниду, которому только что предложили на выбор кого-нибудь из персонала, потребовалось некоторое время. Сказать, что просьба была лишь шуткой, значит испортить себе все удовольствие от ужаса в глазах толстухи, поэтому Василий постарался изобразить на лице скобно-разочарованную мину.
- Персонал у вас, конечно, как на подбор, но уж больно худосочны... Кожа да кости. Ладно, будет разгрузочный день.
Окто Бэтта, а ему было привычнее звать детей по-своему, вынырнул из-за ворота элементаля, торопливо вскарабкался по руке арахнида, осторожно касаясь щеки родителя лапками. Василий не менее осторожно коснулся в ответ хелицерами. Эмоции паучка были чистыми, радостными, что в общем даже корить восьмилапа за то, что выбрал себе другой объект привязанности, не захотелось. Попутно арахнид воспринял последние события, происходившие в жизни Йоши и Лиссандро, свидетелем которых был Алекс, в том числе и реакцию кицуне на охотничьи трофеи.
- Эммм... Обеспечить условия? – прислушался к эмоциям паука. – Лиссандро, - тихо и доверительно. - Перед Вами взрослая половозрелая особь, он более чем самостоятелен. Вы хоть представляете, сколько ему лет? Пропитание сам себе добудет, а по поводу презентов, - улыбнулся. -  Тут все просто...
Девица, почувствовав, что ее жизни уже ничего не угрожает, явно пришла в себя и навострила уши. Василий подхватил свое чадо и протянул толстухе.
- Правда, он прелесть?
Окто Бэтта жизнерадостно распушился и прищелкнул хелицерами. Девица взвизгнула и сползла со стула. Василий удовлетворенно почесал паука по спинке и опять посадил себе на плечо.
- Извините, - вновь обратился к Лиссандро. – Она меня раздражала. Может, мы найдем более спокойное место, что бы поговорить?

0

4

Лиссандро тихо фыркнул в ответ на заявление Василия относительно самостоятельности Алекса.
- К сожалению, меня как-то не посвятили в детали во время нашей первой встречи. А может и посвятили, но я это совершенно пропустил. Так что, я был бы счастлив, если бы вы все повторили, но уже для меня.
Наблюдение за тем, как арахнид отправляет в нокаут одну из посетительниц, невольно пробудили мысли, что это может сказаться на репутации заведения. Поймать одного из официантов, и сообщить ему, чтобы он нашел ненадолго другого бармена на это место, было не так уж и долго. И через несколько минут Лисс уже вел Василия в гостиную.
- Поговорить без лишних глаз мы сможем в гостиной. - Элементаль вскарабкался по ступенькам, и остановился у закрытой двери. - А все что вы пожелаете, могут принести и сюда. Достаточно будет сказать.
Распахнув дверь, юноша пропустил в комнату неожиданного гостя, и закрыл ее за собой.
- Устраивайтесь, где вам будет удобно. Я почти уверен, что скоро с вами придет поговорить и Йоши.
Сам Лисс выбрал себе одно из кресел, где и обосновался, тщетно пытаясь натянуть свитер почти до самых колен, чтобы не выдавать своего необычного положения. Формальной эту беседу элементаль не считал ,и позволил себе устроиться так, как ему было удобней всего. То есть, подтянув под себя ноги.
- Так что там по поводу презентов? Я должен признаться… Йоши конечно, весьма ценит то, что Алекс все понимает, и еще не открыл сезон охоты на посетителей. Он вообще толковый парень… если это конечно парень. Но хотелось бы знать, что ему нравится, а что нет… где ему будет удобней всего отдыхать и какие места он предпочитает. И так далее. А… и еще, чем его можно угощать.

0

5

Пока они шли в гостиную, арахнид пытался вспомнить, а давал ли он вообще кому-нибудь ценные указания по содержанию собственных детей, и пришел к выводу, что такого еще не было. Обычно его пауки старались держаться поближе к нему, хотя были и блудные дети. Но последние сами выбирали себе место жительства, и ухаживать за ними никому не приходилось.
Василий окинул взглядом помещение, в которое  его привел Лиссандро. Удобнее было бы устроиться где-нибудь в теплом и сухом углу, сплетя предварительно там паутину, но по отношению к хозяевам это было как минимум неэтично. Кресла были слишком малы для его паучьего тела, поэтому он просто расположился напротив собеседника, стараясь разместиться как можно более компактно.
Его что-то беспокоило в эмоциональном фоне элементаля, а что именно, он никак не мог разобраться.
- Парень, парень, - рассеянно заметил арахнид. – Это парень…Больше ста лет мальчику. Так вот, по поводу презентов. Ему просто хочется доказать вам свою полезность, необходимость. Он пытается так отблагодарить Йоши за то самое спасение от зензюблей, - арахнида передернуло от воспоминаний. – Кстати, как там поживают эти твари? Вы же парочку забрали, насколько я помню…
Вопросов было много, поэтому Василий задумался и приступил к небольшой вводной лекции о жизни паукообразных.
-Все пауки хладнокровные, поэтому им хорошо там, где тепло, темно и сухо. Поскольку хищники, то кого поймают, того и едят… Хотя тут человеческая терминология немного не соответствует действительности. Пауки не едят своих жертв, они их… хммм… высасывают. На посетителей Окто Бэтта чисто теоретически бросаться не должен, он для этого слишком благоразумен, поверьте мне на слово.  Но если вам с Йоши будет угрожать опасность, он вполне может вмешаться, тут уж я никаких гарантий дать не могу. Еще он жалить будет, если испугается.
И вдруг он понял, что именно ему казалось столь неестественным. Элементаль был здесь не один. «А Йоши то и нет… Ага. Но мотылек сказал, что тот скоро придет с нами говорить. Следовательно, он еще жив. Как интересно...»
- А элементали не убивают отцов своих будущих детей? – наивно осведомился арахнид.

0

6

Элементаль кожей чувствовал, что Василию здесь не слишком уютно, и с полным удобством он расположиться просто не может, но решил что предложение "а вон там можно повесить паутину и устроиться" во-первых, не слишком прилично звучит, а во-вторых, чревато серьезным выговором со стороны кицунэ. Элементаль выслушивал Василия все так же, немного склонив к плечу голову.
- Полезность? Необходимость? Зря он думает, что Йоши может захотеть от него избавиться. К тому же, то, что он ловит мелких, и не очень, грызунов уже значительный вклад. Раньше в подвалах пытались разводить кошек, но они не желали делить заведение остальными. А Алекс... он довольно ловко справился с проблемой. Правда кицунэ иногда ворчит из за попадающейся на пути паутины... но это уже совершенно не проблема. А те железные штуки. - Лисс сложил пальцы домиком пытаясь вспомнить что же с ними сделала охрана. - Как мне казалось, они заперты где-то в зверинце, где с ними проводят разъяснительную беседу. Очень тяжко поддаются дрессировке. Но, по крайней мере, они уже не пытаются всех убить.
Хладнокровные? Вот уж этого элементаль не ожидал, но, по крайней мере, это объясняло причину того, что Алекс обожал где-нибудь заныкаться. Например, за воротом свитера самого Лисса.
- Ну, Алекс все же не достаточно большой чтобы суметь защититься от всех. Поэтому лучше было бы чтобы в случае опасности он бежал куда-нибудь и прятался. Потому что если дело повернется не самым лучшим образом, то ему лучше быть подальше от меня.
Элементаль покачал головой, и подхватил один из стаканов стоявших на столе. Сделав небольшой глоток, параллельно слушая арахнида, шумно втянул воздух, и на несколько мгновений замер. Потом, откашлявшись, поднял на Василия взгляд прозрачных, голубых глаз.
- Нет, элементали не убивают ни отцов, ни матерей своих будущих детей. А должны? Хм... кхм... Наверное, у вас были свои причины, чтобы спросить о подобном. Я это понимаю. Но видите ли... Элементали не совсем такие как другие существа. Сами по себе они не могут иметь потомство, и что-то подобное возможно лишь в материальной форме. Обычно это человеческое тело. Суть элементаля, любого, имеет признаки обоих полов. И тело мы когда воссоздаем себе, мы склоняемся к выбору именно того пола, в зависимости от личностных предпочтений. Иногда случается так, что, не смотря на принадлежность, видимую к одному полу, где-то внутри есть признаки и второго. - Да уж, что касается моего случая то слишком уж глубоко. И слишком уж прямые признаки. Мысленно усмехнулся Лисс, и отвел взгляд от арахнида. - В любом случае, что касается элементалей, один из родителей должен остаться, чтобы заботиться о потомстве. А так как элементали очень редко переживают весь процесс вынашивания, и произведения на свет потомства...
Элементаль развел руками, странно улыбнувшись.
- Надеюсь, я ответил на ваш вопрос.

0

7

Арахнид чуть улыбнулся, услышав разумные рассуждения элементаля.
- Если хотите, я попытаюсь объяснить ему, чтобы он не таскал крыс на подушку. Но Вы тоже его поймите, когда Вы совершаете что-либо выдающееся, разве Вам не хочется поделиться этим с дорогими людьми и услышать пару слов одобрения? С паутиной сложнее… Это инстинкт. Больше сетей – больше добычи, - переступил лапами. - Да, размеры его не велики, но разве это имеет значение, когда ты защищаешь своих?
Это в очередной раз вернуло его к размышлению о беззащитности пауков. Даже его возможности были смехотворны по сравнению с большинством разумных существ Лабиринта. Нет, ударах исподтишка и со спины ему равных не было, но вот с магией вечно какие-то проблемы. «Нанять что ли себе телохранителя? А что, это было бы забавно…»
Вопрос об убийстве был более чем некорректным, но именно благодаря таким ответам иногда получаешь максимум необходимой информации, о которой даже не рассчитывал узнать, впрочем, арахнид задал его без злого умысла.
- У нас вот дети появляются более чем жизнеспособными и очень голодными, успеть бы ноги унести, пока тобой не позавтракали, - арахнид погладил паука, устроившегося у него на ладони.
Иногда Василий поворачивал руку, паук, цепляясь лапками, перебирался на тыльную сторону ладони и так без конца. Нехитрая игра, похоже, не надоедала обоим.
- Не думаю что господин Йоши позволит вам НЕ пережить сей процесс.
Собственно говоря, арахниду и в голову не пришло спросить о том, насколько верны его предположения в отношении положения элементаля и отцовства кицуне. Зачем спрашивать о том, что и так совершенно понятно?

0

8

Лисс тихо рассмеялся, и покачал головой.
- Я не против того, чтобы Алекс своей добычей хвастался. Я способен понять, что ему хочется чтобы его похвалили, и восхитились ловкостью и талантом. Я им и так восхищен. С виду такой маленький, а таких зверей ловил, что аж жутко становится. При этом, вроде как даже не пострадал. Я только переживаю, как какой-нибудь из его трофеев его не покалечил. Так уж получилось... что Йоши не нравится просыпаться рядом с трупиками крыс, когда некоторые из них размером со взрослую кошку. Может быть это что-то личное... я, честно говоря, не спрашивал... Поэтому и решился поговорить с вами.
Замерев ненадолго,  Лисс потер пальцами лоб, размышляя.
- Размеры, к сожалению, имеют довольно значительную роль в драке. А когда приходится менять форму в бою, вы же видели меня в истинном облике... В таком случае Алекс может упасть на землю... А на земле на него и наступить могут, и что-то случайно уронить... И так далее. Я надеюсь, что вы понимаете.
Голос стал тихим, и немного хриплым. Элементаль невольно задумался. Василий, видимо, обо всем догадался... По крайней мере, обо всем том, что касалось положения Лисса. Причем догадался довольно быстро. Следя за игрой Алекса и Василия, элементаль невольно улыбнулся.
- Жизнеспособными? Это все же зависит от вида. Пауки... малыши должны сами о себе заботиться, и питаться. Иначе они не выживут. У людей все по-другому... Да и вообще у млекопитающих. У элементалей... У нас все совершенно по-другому. А что касается кицунэ... Не позволить... Он, конечно, может попытаться. Но есть вещи, которые не зависят, ни от чего. Они сами по себе, и вмешательство ничего не меняет.

0

9

Окто Бэтта распирало от гордости за самого себя, еще бы, разговор ведь шел именно о нем. Дети Василия прекрасно понимали человеческую речь, хоть и не могли ее воспроизводить. Похоже, паука просто забавляла реакция кицуне, он не понимал, что это может быть действительно неприятно. Арахнид осторожно подхватил тревогу и беспокойство элементаля, сплел ее с воспоминаниями оборотня и передал паучку. Тот внезапно притих.
Арахнид мягко улыбнулся.
- Я прекрасно понимаю, что жизнь любого существа в Лабиринте, а тем более такого маленького, штука более чем хрупкая. Все, что я мог рассказать своим детям об опасностях, я уже сделал. Полностью защитить их от мира я не смогу, для этого их придется запереть в шкафу. Но спасибо, что заботитесь о нем. Набалуете восьмилапа, - улыбнулся.
Василий видел, что разговор, который он завел, явно беспокоит Лиссандро. Наверно, это было все-таки достаточно бесцеремонно. В конце концов, такие сведения он и сам предпочитал держать в тайне.
- Я уже понял, что элементали достаточно уникальны. Я вот, к сожалению или к счастью, понятия не имею, что из себя представляют… - замялся, подыскивая правильные слова, - … существа подобные мне. За свою жизнь я таких не встречал. Поэтому не знаю, являются ли мои ментальные способности чем-то из ряда вон выходящим. Я и с детьми так же разговариваю, образами, эмоциями, - помолчал. - Ваше состояние отличается от того, что я воспринимал раньше. И подобный эмоциональный фон характерен для тех, кто ожидает прибавления в семействе, - пояснил арахнид. – Я просто чувствую, что вы… не один. Но я не собираюсь ставить кого бы то ни было в известность о своем знании.

0

10

- Разбалованный восьмилап это не самое страшное, из того, что может происходить в лабиринте.
Элементаль покачал головой, и поднявшись из кресла приблизился к арахниду. Протянув руку осторожно коснулся спинки Алекса, в мимолетной ласке, и отступил. Чтобы не смущать Василия слишком близким своим нахождением. Лисс восхищался этим существом. Он был прекрасен. Совершенно по-своему прекрасен. Элементаль любил наблюдать за Алексом, как тот ходит, словно едва касаясь земли ногами, но при этом быстро, грациозно, и абсолютно бесшумно. А Василий... он делал точно так же, но сам был больше, и его можно было подробней рассмотреть. Восемь ног, и в то же время, удивительная грация... грация и умение передвигаться быстро и плавно. Сам Лисс умудрялся в двух ногах путаться. На восьми... Мысленно фыркнув элементаль еще раз окинул Василия взглядом, правда, стараясь не пялиться, наверняка тому это будет совсем неприятно. Наверняка другие считали его... не таким как все... может даже страшным. Лиссандро мягко улыбнулся, смотря на Василия.
- Вы удивительны. Я никогда не думал, что бывают настолько универсальные существа. Наверное, для вас это звучит как оскорбление, но я действительно считаю вас удивительным. Вы можете плести паутину, передвигаться, словно скользя над землей, заботиться о своем потомстве... Умом прекрасно понимать, что вы не человек, но в то же время, и не паук. Вы можете отдавать должное своим инстинктам, но в то же время, не становиться чудовищем.
Элементаль замолчал. Он уже какое-то время боролся с искушением прикоснуться к одной из лап арахнида, ощутить, попытаться понять. При первой их встрече Лисс как-то не сумел во всех деталях рассмотреть собеседника, а теперь, когда случай предоставился, он понял насколько это существо уникально. Но требовать  разрешения себя изучить, явно было еще рано. В лучшем случае это только оскорбит арахнида.
- Простите. Я действительно не хотел вас оскорбить своими словами. Признаться, я никогда не встречал таких как вы. Я, конечно, видел драйдеров. Но они все же представляют из себя нечто иное.

0

11

От услышанного арахнид впал в ступор. Одно из огромных зеркал гостиной, в роскошной позолоченной раме, показывало, что в его внешности, которой восхищались только членистоногие, ничего не изменилось. Все то же массивное паучье тело, восемь глаз, хищные жвала. Нет, в его жизни были существа, которых он очаровывал и заманивал в свои сети сознательно, но Василий всегда давал себе в этом отчет. Морок, дурман, действие ферромонов…  В зеркале он видел одно, от стоящего совсем рядом Лиссандро слышал совершенно другое. Столь явное противоречие заставляло арахнида нервничать. Значит ложь? Но элементаль был искренен, в этом ментально чувствительного арахнида обмануть было сложно. Выгода? Но элементаль был явно сильнее и успешнее. 
«Удивительный?»
Из всех перечисленных элементалем свойств и умений ни одно он не считал своим достоинством. Просто жил этим, вот и все. Василий растерянно выпустил из рук Окто Бэтта, который тут же повис на паутине, словно  игрушка yo-yo.
- В Ваших словах… не было ничего оскорбительного.  Признаться, я тоже никогда раньше не встречал элементалей, и был порядком напуган, когда Вы изволили осыпаться разноцветным песочком, тогда, в саду… Я, собственно, уже начал отсчитывать последние минуты своей жизни, - усмехнулся арахнид.
«Может у элементалей это последствия их состояния? То, что они видят что-то уникальное в отвратительном?...» Василий поспешил уцепиться за упомянутых существ.
- А кто такие драйдеры? Никогда не слышал о подобных…

Отредактировано Василий (2010-09-17 20:59:10)

0

12

Лисс улыбнулся.
- Я бы намного сильней удивился, если бы вы встречали ранее кого-то из моих... коллег. В лабиринте, конечно, присутствуют все стихии, но здесь они словно искажены... обезображены и вывернуты. Я никого из элементалей до сих пор здесь не встречал, и тем более,  не встречал элементалей, которые здесь произошли. Я думал, что те же земные элементали довольно густо населяют все миры, где есть земля... но...
Лисс еще раз развел руками,  лишь вздрогнул, когда Василий едва не уронил Алекса. Инстинктивный жест, нарисовавший в воздухе магический жест, создававший легкий поток воздуха, не давший бы паучку упасть на пол, воссоздался сам по себе. Без осознанного участия элементаля.
- Воздушных элементалей вообще не так просто встретить. Нормальные элементали считают тех, кто не может летать существами низшей пробы. И всю жизнь проводят в родной стихии, не обзаводясь материальным телом, и не утруждая себя воссозданием видимости собственного тела. Впрочем, это нормальные элементали. Такие, какими должны быть и все... А остальные... остальные - уроды.
Мысленно усмехнувшись, Лисс протянул руку, и осторожно подхватив Алекса, мягко пробежался по спинке самыми кончиками пальцев, прежде чем вернуть малыша Василию.
- Мне просто показалось, что вы ищете в моих словах подвох. Это нормально. Я понимаю, что за время жизни в Лабиринте существа меняются, и учатся играть... во всех смыслах этого слова. К сожалению, я еще не освоился с некоторыми аспектами местной жизни... и не умею скрывать того, что думаю. Кицунэ это страшно бесит. Да и всех остальных...
Сделав неопределенный жест пальцами Лисс поднял голову, и посмотрел в упор на арахнида.
- Драйдеры? Драйдеры это темные эльфы после определенного ритуала обзаведшиеся нижней частью тела паука, некоторыми иными изменениями внешности, и вместе с тем утратившие все более-менее "человеческое" что в них было. Они живут в пещерах, и охотятся на все что шевелится. Потомства иметь не могут... Очень агрессивные, и, бывшие в образе эльфа - мужчинами, драйдерами становятся бесполыми.

+1

13

Кошки падают сразу на лапы, а пауки… пауки вообще не падают. Если только они не умерли в полете или перед ним. Выпавший из руки Окто Бэтта, просто повис бы на собственной паутине, не достигнув пола, поэтому Василий сначала не обратил на произошедшее внимания, но  заметил действия элементаля. Волна воздуха была теплой и защищающей. Восьмилап в хороших руках, хотя подобную привязанность к иным существам арахнид видел впервые. Он ждал, пока чадо вскарабкается по серебристой нити на ладонь, слушая Лиссандро.
Горечь, слышимая в его словах, была слишком хорошо знакома арахниду, поэтому он лишь качнул головой.
- По меркам лабиринта я живу недолго, но время не всегда имеет значение для того, что бы уяснить те или иные вещи. Иной раз сам удивляюсь факту своего существования. И все же понятие нормы относительно, тем более здесь. Большинство разумных существ, хотя разумность оных и не подтверждена вовсе, предпочитаю называть уродством все, что выходит за рамки их понимания. Все, что выпадает из привычного образа, пугает, угрожая их миру. Даже здесь, где плотность нестандартных существ на одну паутину превышает все мыслимые нормативы, - фыркнул. – То, что ненормально, на самом деле уникально. Быть может жизнь дала нам шанс это осознать...
Он отдал паука элементалю, ибо тот к нему потянулся.
- Драйдеры… Нет, не встречал таковых. Но было бы любопытно пообщаться. Когда-то давно я путешествовал, но теперь страшный домосед, - улыбнулся. – Вы, судя по всему, много повидали.

0

14

Отойдя к столу Лисс воспринимал слова арахнида, пусть и не на прямую ,а через фильтр своих взглядов. Все это было так сложно. Так запутанно. Все было намного понятней когда было проще. Легче, что ли.
- Может быть, вы хотите еще что-нибудь выпить... или поесть? Признаться, я не знаю что сделать чтобы вы чувствовали себя здесь хоть немного более уютно.
Ладони легли на поверхность стола, а взгляд на какое-то время замер, наблюдая за одной точкой, но в упор.
- Вы думаете, что в лабиринте собраны все существа которые по своей сути уникальны? но их всех великое множество. К тому же... я здесь осел по своей воле. В любой момент я могу вернуться к изучению и путешествиям.
Взгляд упал на собственный живот, а потом и рука опустилась, легла поверх свитера. Нет, он не может так просто уйти. Хотя, с другой стороны кто его станет задерживать? Йоши? У Йоши таких как он может в любую секунду толпа нарисоваться, стоит ему только свистнуть. Кто еще? Да никого. Грустно усмехнувшись элементаль протянул руку, и позволил Алексу взбежать по руке на плечо. Видимо замерз, и сейчас полезет обратно за воротник.
- Общаться с драйдерами? Знаете, Василий, я не думаю что это хорошая идея. Они сначала едят, и только потом разговаривают. Может быть, ваше строение и заставило бы их на мгновение усомниться в том, что вы годны в пищу. Но не дольше. Так что, я не уверен, если вы имеете только материальную форму, что стоит пытаться с ними связываться. Хотябы потому что у вас есть семья. А что касается путешествий... да, я летал около четырех сотен лет в разных мирах. Искал тот один, для которого был создан я. Но так и не нашел.

0

15

Арахнид улыбнулся.
- Спасибо, Лиссандро. Я просто действительно редко выбираюсь из дома, поэтому чувствую себя не в своей паутине. Но у вас достаточно спокойно, вообще вы намного более гостеприимный хозяин, чем я. От еды, пожалуй, откажусь, - арахнид не удержался от ехидной усмешки, вспоминая перепуганную толстуху, и представил, как бы это звучало, если бы он согласился.
«Ах, я бы отведал пару тех самых крыс, которых давеча отловило мое дитя. Они как раз должны дойти до кондиции…», - посмеялся про себя арахнид. Он покосился на элементаля. Переживает. Мается. Все что-то выдумывает себе, а ведь все так просто читается. Почему они не чувствуют?
- А разве есть неуникальные существа? – Василий подошел к развешенному на стене оружию. Полированный металл спорил с узорчатой вязью травленого булата. Рукоятки мечей поблескивают камнями и резьбой, дабы не скользила от крови рука. Клевцы хищно ощерились птичьими клювами. Удивительно, сколько всего человечество придумало, чтобы расправиться с ближним своим. И ведь не просто придумало, а еще и художественно оформило, возводя смерть в ранг ритуала или театрального представления.
Арахнид почти любовно провел ладонью по древку лохабера. Да, грубовато, но есть в этом какое-то особое очарование. Очарование простоты.
- Боюсь, съесть меня не так-то просто… Да, у меня только одна форма, та, в которой я присутствую на данный момент. Но знаете… Это делает жизнь особенно ценной. Единственной и неповторимой в своем роде, - задумчиво улыбнулся. – Лиссандро, а вы не думали, что, быть может, созданы именно для этого мира? Он говорит вам об этом открытым текстом, а вы все ищете подвох…

0

16

Лисс немного помолчал, переваривая сказанное Василием. Что-то никак не складывалось, словно чего-то не хватало, но вот этой маленькой детали он никак не мог уловить. Не мог увидеть. Немного оттянув воротник свитера, позволил Алексу забраться на его законное место. Единственное о чем элементаль переживал, когда паучок так вот прятался, это, как бы его случайно не придавить. А то, он такой привычный уже стал, что Лисс иногда просто забывал о его присутствии. Особенно красочно было, когда паучок вот так вот отсидевшись, вдруг решал выйти побегать... а элементаль в это время стоял за стойкой. Улыбнувшись своим мыслям, юноша все же попытался сосредоточиться на том, что пытался до него донести арахнид.
- Неуникальные? Да... масса... нормальные элементали... нормальные духи... Или вы верите в то, что каждое создание по-своему уникально? Тогда получается совсем наоборот. Тогда неуникальными становятся абсолютно все.
Лисс видел, как Василий заинтересовался оружием. У самого элементаля подобное оружие энтузиазма не вызывало. Слишком мало было клинков похожих на воздух. Большая часть или были неправильно обработаны... или просто неправильно сделаны. Слишком тяжелые, слишком громоздкие, заставляющие воздух звучать фальшивыми нотами. А уж к чему, а к звуку Лисс всегда относился с особенным интересом.
- Боюсь, я не совсем понимаю, о чем вы говорите, Василий. Я всегда думал что в "своем" мире я буду чувствовать себя хорошо, уютно... А здесь это не так. Как я уже говорил, здесь все искажено, и я не понимаю чем вызвано это искажение. Обычно оно почти незаметно, но оно присутствует в воздухе. Наверное, и вы это чувствуете. - Помолчал, собираясь с мыслями, потом странно улыбнулся собеседнику. - Одна форма. Одна жизнь. Но знаете... на самом деле все иначе. Для существ подобных вам, с душой смерти нет как таковой. Вы можете менять оболочку после смерти предыдущей. И, таким образом, вы намного более бессмертны, чем я, например. У меня как такового тела то и нет по большому счету. Я могу создавать оболочку для своей сущности. Сущность в какой-то мере является заменителем души в ее традиционном понимании. Но если она умрет, то умру и я. Насовсем... навсегда.

0

17

- Совершенно верно, - рассмеялся арахнид. – Мы все одинаково уникальны.
Он отошел от оружия на стене, довольный тем, что совершенно запутал элементаля, в конце концов, именно этим и должны заниматься пауки, и только тут заметил, что тянет за собой серебристую нить паутины, от ладони до лохабера, который он так неосторожно погладил.
- Ох, извините, это не всегда контролируется…
Василий осторожно перехватил нить и начал методично сматывать ее в клубочек. Ему так проще думалось.
- Лиссандро, - Василий мягко улыбнулся элементалю. – Я много слышал об этой самой душе, но я понятия не имею, что это такое. Идея что тело умирает, а душа остается, на мой взгляд, всего-навсего еще одна попытка отказаться поверить в смерть. Когда я говорил, что у меня только одна форма, я подразумевал, что если умру, то для меня все закончится. Совсем, так же как и для вас. Значит мы в равных условиях. Я не верю в продолжения и перерождения. Хотя с другой стороны, - он вздохнул. - Лабиринт очень любит обманывать. То есть он не обманывает, он обламывает. Позволяет нам, живущим здесь, обманываться самостоятельно, создавать и верить в самые разные теории и идеи… А потом раз, и вывернет все наизнанку. И вот стоишь как дурак с намыленной шеей, что хочешь, то и думай. Быть может именно это вы и чувствуете?
Василий положил клубок смотанной паутины на стол и зарекся чего-нибудь трогать. Он посмотрел на элементаля, думая, как же правильно облечь в слова то, что он чувствует.
- Вы говорите, что должны чувствовать себя в «своем» мире хороши и уютно. Но ведь здесь у вас есть люби… - арахнид споткнулся на слове, - … тот, с кем вам хорошо и с кем бы вы хотели быть и дальше. Тот, кто вместе с вами подарит этому миру новую жизнь. Разве этого не достаточно что бы поверить то, что вы здесь на своем месте? – и тихо добавил. - Многие могут об этом лишь мечтать…

0

18

Лисс с неподдельным интересом наблюдал за тем, как Василий сначала растягивает, а потом и сматывает с клубок паутинку. Почему-то внутри вдруг вспыхнуло чувство зависти. Он так не мог. Точнее, мог создать копию. Но, он только этим и занимался - создавал копии. Он мог создать копию практически всего. Копию оружия, копию подушки, вихря, копию человеческого тела... копию паутинки. Но все это не было настоящим. У него не было ни единого настоящего таланта... да и сам он, по сути - не был настоящим. Он не был живым. Как может быть живым сгусток воздуха? У него не может быть ни мыслей, ни чувств, ничего своего. Едва заметно усмехнувшись своим невеселым мыслям, элементаль несогласно покачал головой.
- Я знаю что это такое. Я умирал, Василий... я расставался со своим телом. И с человеческим... и с воздушным. Перед вами второй вариант. Вторая копия. От меня оставалось только сознание. И, в какой-то мере, мне повезло, что моя сущность была захвачена другим существом. Это дало мне шанс на перерождение. Это было после нашей с вами первой встречи. Так что... - На губах мелькнула едва заметная улыбка. - Если бы вы решили меня тогда съесть, то вполне возможно, что нам с вами пришлось бы до скончания вечности делить одно тело. А что касается души... я могу ее вам показать. Вашу душу... если хотите... просто показать.
Подойдя к смотанному клубочку паутины,  Лисс осторожно коснулся его пальцами. Он пытался понять, как она сделана и из чего состоит. Паутина один из самых крепких материалов во многих мирах. Возможно, что это знание когда-нибудь пригодится. Если он, конечно, научится копировать этот материал. В ответ на последние слова арахнида, только внимательно посмотрел на него. В чем-то Василий, конечно, был прав. Но, лишь со своей точки зрения.
- Это не может быть моим миром. Здесь все слишком... неправильно. Вы говорите, здесь есть тот с кем мне хорошо, и уютно, и с кем я хотел бы быть подольше. Это так. Но, это совершенно не значит что и ему со мной хорошо, и что он хочет быть со мной. Я понимаю, и он понимает, что стоит ему свистнуть, как на пороге нарисуется еще с десяток существ настроенных к нему так же как и я. Поэтому, то, что я чувствую, значения не имеет. По этой же причине ему не следует знать и моем... положении. Если бы он хотел, то давно завел бы себе семью. И десяток малышей. Если бы ему это было нужно. А раз до сих пор не завел... значит ему это не нужно. А нам, элементалям, обычно для того чтобы завести потомство, нужно заручиться поддержкой второго родителя, и получить разрешение от стихии. Я ничего подобного не делал, как вы понимаете... Так что...
Элементаль еще раз усмехнулся, и развел руками.
- Вы все еще думаете, что я на своем месте здесь? Я не уверен, что кто бы то ни было мечтает оказаться на моем месте.

0

19

Да, было дело, решил отужинать случайно забредшим в усадьбу мотыльком. Василий испытал некоторое чувство смущения, впрочем, слишком мимолетное и недолговечное, что бы всерьез задуматься о последствиях. Быть может, когда-нибудь арахнид тоже приглянется кому-то на ужин, такова жизнь. Отдавать даром эту самую жизнь он не собирался, но от подобной ситуации в Лабиринте никто не застрахован. Сумел вляпаться в чужие сети – выпутывайся, может старая паучиха, плетущая сеть из чужих судеб у корней Мирового древа еще не оборвала твою нить…
- Знаете, Лиссандро… Я теперь вдвойне рад, что мы разошлись по-человечески, - с наивной честностью заявил арахнид.
И то правда, тут своих-то пауков в голове хватает, а еще бы элементаль добавился. Увольте.
- Нет. Свою душу я видеть не желаю. То, что вы мне намерены показать, может быть всего-навсего вашей фантазией, простите мне мое неверие, но ведь я не верю и в существование этой самой души, - арахнид пожал плечами и чуть улыбнулся.
Все то, о чем говорил элементаль, было старо как мир. Собственно, ничего нового, по сути, и не могло произойти. Исходя из паучьей логики, Лиссандро не столько ошибался, сколько был введен в заблуждение изначально ошибочной предпосылкой своих рассуждений. Вместо того, что бы поговорить с оборотнем, он предпочел рассуждать за него, и делать выводы на основе собственных ценностей и понятий. К сожалению, большинство разумных существ, встречавшихся Василию в Лабиринте, были жертвами именно этой самой ошибочной предпосылки. Они начинали думать за других. Все-таки иногда чтение мыслей безумно упрощает жизнь.
Почему-то захотелось по-отечески погладить элементаля по волосам, что, вне всякого сомнения, привело бы к запутыванию вышеупомянутых волос в паутине.
«Ох уж эти мне родительские инстинкты!», - возмущенно подумал про себя арахнид.  Объяснять Лиссандро, то, в чем именно была его ошибка, он посчитал бессмысленным. Он и так уже сказал достаточно.
- Я в этом уверен. Но вы можете продолжать сомневаться.

0

20

- Фантазией? - Лисс едва заметно улыбнулся, чуть растерянно смотря на паучьи ноги Василия. - Я не буду настаивать. Не хотите - не надо. Все же, ваша душа - это ваше дело.
Чуть поморщившись, элементаль отошел к креслу, и рухнул в него. Василий, его слова, они не поддавались объяснению с точки зрения элементаля. Тот, словно говорил о чем-то другом, постороннем, что отношения к той ситуации, о которой говорил элементаль - отношения не имела.
- Я не согласен с вами. Ни одно разумное существо не захотело бы оказаться на моем месте. Слишком уж мое место... нестабильно. Я не понимаю, почему вы так думаете Василий. Да и я хотел бы... хотел бы, чтобы все было бы так просто как у всех других.
Поднявшись из кресла Лисс выудил из за воротника Алекса, и посмотрел как тот, ловко перебирая лапами, резво направился по руке обратно, в тепло. Элементаль улыбнулся паучку. Да, у него все было просто. У Василия все было просто. У всех все было просто. Им Лисс тоже откровенно завидовал. Подойдя к Василию, элементаль взял его руку в свои, и осторожно коснулся центра ладони, наблюдая, как за пальцами тянется ниточка паутины.
- Но теперь, когда вы об этом сказали. Или точнее, когда я это обдумал... вы позволили мне взглянуть на ситуацию под другим углом. Теперь я понимаю, что это точно не мой мир. Мне нет смысла здесь больше задерживаться. Я лишь потерял время, остановившись здесь. За это... за это я вам благодарен.
Элементаль прекрасно понимал, что позволил себе здесь,  этом мире слишком много. Позволил себе привязаться к одному из местных жителей, позволил себе полюбить того, кому до этого нет совершенно никакого дела.  Он ведь может избавиться от всего так быстро, одним махом. Только вот,  еще одно Лисс знал совершенно точно. Он не сможет уничтожить малыша внутри себя. Но, по крайней мере, он сможет перебраться в какой-нибудь другой мир.

0


Вы здесь » Лабиринт иллюзий » Заживо погребенные » The Father's Day


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC