Лабиринт иллюзий

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лабиринт иллюзий » Круг I: Тщеславие » Замок Короля Порока: Лаборатория-обсерватория.


Замок Короля Порока: Лаборатория-обсерватория.

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://i023.radikal.ru/1004/f4/2634ff9ea7a6.jpg

Рекомендуется зачитывать в серьезном настроении, чтобы потом никаких претензий не было.
В глубине… ээээ, нет. Что-то не то. О! В самой высоченной башне замка Короля Порока есть место, где не ступала нога человека. Откровенно говоря, в лаборатории действительно ступить особо-то и некуда. Такого беспорядка, как здесь, во всем Лабиринте не найдешь. Хоть облазь его вдоль и поперек, справа налево и вверх и вниз. Можно даже прихватить с собой увеличительную лупу, хрен знает зачем. Все равно ничего похожего не сыщется. Хотите попробовать? Ну, ну, чёрт вас предупредил, сделал свое дело и может удалиться. Только куда? Описание-то еще не закончено.
Итак, не отвлекаемся от описания. Под выпуклой крышей из чистого стекла (прим. особенно, когда до него доходит тряпка с моющим средством) расположена, как уже и говорилось, в самой высокой башне на последнем этаже, лаборатория, она же обсерватория, в которой устроил свое мини-царство королевский маг и волшебник (по другой версии рогатый скот повышенной вредности). В просторном помещении все носит отпечаток хаотичности мыслей трудящегося в нем чёрта. Котлы у западной стены, в которых обычно аппетитно и не очень побулькивают различные зелья, уютно сочетаются со стеллажами, полными книг, свитков, пергаментов, тетрадных листов в клеточку с намалеванными левым задним копытом рожицами (использовать уже нельзя, а выбросить жалко) и пылью веков. Далее в чисто импровизированном варианте расставлены шкафы и шкафчики для ингредиентов, среди которых спрятался от посторонних глаз массивный стол в компании со всем, что к нему прилагается (тумбочки, стулья, и пр. и т.д.). А еще (только тсссс) в одном из шкафов есть тайная дверь в подсобку, где в банках подрастают лапочки-пупсики, то есть големы, созданные талантливым и изыскательным умом (да,да, я оооочень скоромен).
На стенах, как ни странно, присутствуют сомнительные украшательства в виде картин с обнаженными дамами. Ну, как можно опустить упоминание об обрывках записей, свечных огарках, недоиспользованных составляющих варимых зелий и колдунств, а так же всего того, что по причине своего огромного количества на полу и всех плоских поверхностях чёрт считать уж перестал? Что-что? Конечно же, нельзя. Вот про то и речь, хрен чего найдешь в этом творческом беспорядке.
В центре всего этого великолепия возвышается телескоп их чистого золота, горделиво направленный в небо. Подарок самого Короля Порока, между прочим. Сначала ушлый чёрт хотел его втихаря продать по частям, да вовремя спохватился, что Эффутуо спросит о нем рано или поздно. И потом. Карты звездные как без прибора составлять? Одни мучения. Слетай туда, слетай обратно. Муторно и долго, а «муториться» и «долгиться» Ред-Ред по какой-то причине не любил. Тут, думаю, его каждый поймет.  Стеклянная крыша имеет свойство раздвигаться на две половинки.
  В лаборатории всегда царствует запах чего-то такого неуловимо-приятного, а проще говоря, химией ядрено так ароматизирует. Не всем нравится, но алхимик с рогами по большей части развлекается с реактивами  в одиночку. Иногда из-под двери вырываются клубы дыма и наполняют какую-то часть, а то и целый замок. Тогда всем становится крайне весело.

+2

2

» Замок Короля Порока: Спальня

Нехотя размокнув объятья, Эффутуо был вынужден расстаться с Фредериком у дверей собственной спальни, а затем направился к Ред-Реду. Сам. Не стал гонять туда-сюда слуг, поднимая извечную суматоху и заставляя карабкаться по лестницам, ждать у двери алхимика и вдыхать ядовитые пары, которые время от времени наполняли комнату в башне. Во-первых, эти болваны обязательно что-нибудь напутают. Во-вторых, объяснять недоумкам, чего именно он желал, Эффутуо было лень. Проще сделать самому, не обременяя себя долгими инструкциями. В-третьих, настроение Короля снова сделалось настолько мерзопакостным, что его величество готов был сожрать всех и вся за малейшую провинность.
Гневиться без причины  и устраивать настоящие сцены негодования демону не позволяла гордость, а на забавы и розыгрыши, пусть даже злые, почему-то именно сейчас не было сил.
Тихо, стараясь не попадаться на глаза опостылевшей свите, Эффутуо прошел по тайным переходам дворца, словно был в нем одним из многих призраков.
Смахивая паутину со стен и брезгливо отряхивая руки, пытался мысленно предугадать развитие событий.
«Надеюсь, у него есть глинтвейн. Печально будет, если не окажется» - подумал его порочнейшее величество и кисло улыбнулся самому себе.
Черт был смышленым и находчивым малым, иначе бы Эффутуо его у себя не держал. Иногда с ним было весьма приятно побеседовать, ибо, несмотря на некоторую безалаберность, Ред-Ред в магическом искусстве был тем еще умельцем и идеи высказывал весьма нетривиальные.
Во время «утешения» Фредерика Эффутуо в голову пришла одна идея, но чтобы ее осуществить, нужно было посоветоваться с придворным волшебником, насколько велика вероятность получить желаемое.
Пока новость о гибели Эрра знали только Этайн, которая должна была оповестить о событии Короля Страха, и Фредерик, которому было поручено обойти все закоулки Лабиринта и разузнать, о чем толкуют жители.
Сливочная помадка и любовные забавы закончились, и вновь пришла тоска. Цвет глаз демона потускнел, стал светлее, как если бы глубокую лазурь хорошенько разбавили дождевой водой. Немало раздражавший дождь все лил и лил из разверстых хлябей небесных, и не собирался переставать. Хотелось согреться.
За окнами было сумрачно. Кругом хлюпала вода. В замке от души топили камины, но их жар никого не согревал. Сложно согреть мертвеца.
Мысленно ругая дождь и все остальное бытие, Эффутуо оказался перед дверью Ред-Реда. Тактично постучал. Имевший право свободно зайти в покои любого из придворных и устроить там все, что пожелается темной душе, его величество всегда стучал в дверь черта. Это стало неким символом доверительных отношений и королевской милости.
Демон прислушался.

0

3

Начало игры.

- Аа-ао-ииии. Аа-ао-ииии. Заорало орало альпийского гнома, сидящего за решеткой сырой и исполняющего роль единственного таймера в доверху заваленной разным хламом и не совсем лаборатории. За годы верной службы он малость поизносился, упился и прокурился, но все так же продолжал звонко вопить (на хрипловатость внимание не обращаем, не обращаем, это все издержки производства), когда время варки, жарки или просто хорошее настроение заканчивалось.
  Вот и сейчас, когда только-только в лаборатории наметился хоть какой-то порядок, выраженный в равномерном побулькивании большого чана с подозрительно-зеленой жижей, на поверхности которой иногда всплывали кусочки чего-то оранжевого, колечки черного и кубики белого, визгливый голос из жууутких снов, а проще и пафосней – кошмаров, врывался в этот покой всеми доступными силами легких маленького пленника маленькой клетушки, стоявшей на столе среди непойми чего. А, может, и пойми, но только после тщательного многочасового исследования, да еще и с неизменной стопочкой беленькой.
  У стола стоял стул, заботливо стыренный откуда-то снизу. Об этом свидетельствовала некогда роскошная обивка, расшитая некогда золотой нитью, которую некто каверзный и по природе своей стремящийся к беспорядку отпорол маникюрными ножницами, чтобы впоследствии спустить в одном из злачных заведений Лабиринта. Издевательство над мебелью прошло для кое-кого безнаказанно. Это так сказано, на всякий случай.
А на стуле том, прямо как утка в зайце, заяц в сундуке, сундук на дубе…. Дерево, дерево, чего же это меня опять не туда понесло? Поправим позицию. На стуле том в состоянии крайней сосредоточенности. Стоп! Лучше так.
У Ред-Реда, как известно, было всего три основных настроения, в которых он чаще всего пребывал. Выражались они очень просто: ха-ха, хе-хе (раз), эммм…ммм….аха…ну, и в дополнение – эврика (два), гррррр, ааарррр (три). Сейчас же чёрт перешел к состоянию, принятому изображать в различных печатных изданиях, как zzzzzz. Проще говоря, целитель и алхимик нагло спал на балансирующем на одной ножке стуле, возложив ноги в двуцветных ботинках на стол. Лицо его скрывал черный котелок, возложенный на него, чтобы не отвлекать Реда от сна с периодической таблицей, почему то сводящейся в итоге к формуле спирта C2H5OH.
Но ничто не остановит альпийского гнома! Не заткнуть ему рот шоколадками. Не на шутку разошелся «таймер». Мало того, что кричал не переставая, так еще и клетку свою начал раскачивать, распевая матерные частушки.
- Аа-ао-ииии, Аа-ао-ииии. Во саду ли, в огороде…уй! Неожиданно и резко заткнулся маленький мерзавец, когда в прутья решетки врезалась чернильница.
Х…й. Тут же срифмовал в мыслях Ред-Ред, являя заспанного себя миру. Импровизированный снаряд (первый попавшийся предмет, до которого маг только и смог дотянуться) чуть было не опрокинул мини-тюрьму мину-таймера, и тот теперь сидел где-то в углу и строил планы о захвате мира, но тихо так, про себя, чтобы никто не услышал.
Чёрт потянулся, пригладил темно-рыжие волосы и вновь водрузил на голову котелок, приводя себя в рабочее настроение. Вот незадача, zzzzz ушло, а на его место эээм и эврика никак не желали приходить. Однако кроме Реда закончить гениальное творение в чане все равно никто бы не смог. Пришлось вставать и с видом задумчивым заново перечитывать порядком заляпанный пергамент с перечислением нужных ингредиентов.
- Что тут у нас? Оливковое масло, крыло летучей мыши, горсть пиявок. Нет, это все не то, это я  уже добавил. Разговор сам с собой еще не говорит о психическом расстройстве. Да и вообще. Мало ли к кому чёрт обращался? Может, к гному, например?
Загромыхали дверцы шкафа, когда Ред-Ред почти полностью нырнул туда, дабы найти нужное вещество.
Куча банок! Хоть в виде стеклотары сдавай. Чего это в этой пузатенькой? Ой, фууу. Не знаю что, но лежит тут уже десятилетиями. Сойдет для запаха. А здесь? По виду, так листья какие-то. А там чёрт его знает, ээээ нет, не знает, потому и завис над содержимым, мучаясь и гадая. Ладно, тоже вроде не очень зловеще. Вот примерно таким образом Ред нагрузился банками и склянками, а потом подошел к чану и принялся высыпать в него все, что отобрал для очередного шедевра.
Некоторые вещества оказались настолько загадочными, что чёрт предпочитал не рисковать, а просто кидал их в кипящую жидкость, игнорируя соблюдение пропорций. Как он с таким отношением к химии и магии жив оставался, то была тайна, покрытая мраком.
Варево благодарно булькало, периодически меняя свой цвет. Осталось только немного помешать вот этой деревянной ложкой… осторожно… осторожненько… Не дышим.
- Не хотел огорчать тебя, но свиток ты держал вверх ногами. Ехидно заметил гном, как будто специально подгадывая самый ответственный момент. Рука Ред-Реда, как и полагалось, дернулась…И…
Ба-бах! Оглушительно так по всей лаборатории, и чёрта отбросило к входной двери.
… На стук Короля, поначалу никто не ответил, затем дверь медленно заскрипела, приоткрываясь, и вместе с клубами имбирного дыма в осадок выпал маг его Порочества. Причем достаточно элегантно. Спиной вперед. Чёрт открыл зажмуренные глаза и снизу вверх посмотрел на Эффутуо:
- Простите, Мой Господин, и здравствуйте.

+1

4

Звуки за дверью Реда-Реда были привычными и ласкали душу. И завывание гнома, и обрывки фраз самого черта, и последовавший за этим взрыв, который прозвучал весьма органично с дождем - как гром.
- Здравствуйте, мой дорогой, - Эффутуо переступил порог лаборатории, улыбнулся в ответ на приветствие. Мельком глянул на гнома, перевел взгляд на Реда-Реда. - Как всегда с размахом.
Все как обычно, но не обыденно. И это весьма хорошо.
- Дело к вам есть, голубчик, - сообщил негромко и мягко. - Первостепенной важности.
Впрочем, это можно было не добавлять. У Эффутуо все дела были первостепенной важности, даже если оказывались всего лишь очередным королевским капризом. К этому все давно привыкли, равно как и к тому, что Король Порока не любил ждать, и все ему надо было вот прямо сейчас вынуть и положить. От новой парфюмерной композиции для очередной «нежной нимфы» до очередного магического предмета со странными свойствами.
В комнате витал специфический запах только что рванувшего чудесного варева Реда-Реда. Гном чихнул, Эффутуо любезно пожелал ему здоровья, после чего прихватил со стола черта предмет, отдаленно напоминавший пепельницу, а на самом деле оказавшийся ступкой.
Отыскав в комнате более или менее нормальный стул, поставив его спинкой вперед, его величество уселся на него. Эффутуо достал портсигар, мундштук и зажигалку. Прикурил, добавляя в зловоние окружающей среды тонкую ноту сдобренного фруктовой отдушкой табака. Ослабил шейный платок.
- Удивительные события происходят, знаете ли, - после этой горько ироничной фразы его порочнейшее величество вкратце изложил Реду-Реду историю с Ишумом, гибелью Эрра и треклятыми слухами, которые, всплывая из глубин памяти, портили настроение Эффутуо.
- Все одно к одному, - закончил Король Порока свой рассказ и стряхнул пепел в ступку. Прежде, чем перейти к вопросу, по которому он пожелал видеть Реда-Реда, Эффутуо хотел услышать мнение придворного мага.
- Можете составить гороскопчик на потенциал ситуации… - прозвучала присказка, взгляд Короля упал на рябящее дождевой водой стекло.

0

5

Не, ну на самом деле лежать на спине чёрт мог очень долго, но вести в таком положении разговор со своим Господином было по меньшей мере непочтительно, да и, честно, совсем неудобно, потому что спина то на холодном и жестком паркете уже начинала заикаться о возможности поднятия тела в вертикальную плоскость. А чего черта долго просить?
  Ред-Ред поднялся на ноги (эээх, где же наши молодые годы?), поправил котелок и вошел в свою лабораторию, плотно прикрыв за собой дверь. Таааак, откуда такое легкомыслие? Двери нужно, просто необходимо, запирать на замки, ведь даже в стенах замка могут быть уши. Кхм, причем иногда в буквальном смысле. Поэтому, как всякий сознательный слуга, чёрт вернулся с полпути и таки закрыл дверь на ключ, который тут же перекочевал куда-то в бездонные карманы штанов целителя и предсказателя, а так же просто примечательной личности. О да, что касается упоминаний о себе, так черт – сама скромность.
- Я весь во внимании, мой Король. Произнес Ред-Ред, становясь серьезен и напрочь теряя всю веселость в голосе, которая обуревала его в прямом смысле после взрыва. Все эти бумы и бабахи музыкой услаждали чёртов слух. Во всяком случае, гораздо лучше было потом ходить чуть-чуть оглохшим, чем постоянно изнемогать от брюзжаний альпийского гнома. Иногда даже в голове Ред-Реда зрел коварный план, отдать его в качестве подарка чертовой бабушке, которая, как известно, проживала на заслуженной пенсии в Прекрасном Далеко. Но отпуска пока не предвиделось (даже в обозримом будущем, уж Ред то знал, ибо на себя тоже карты Таро раскладывал вечерам, когда не был занят увеселениями или тяжелой работой с запахом хим. реактивов), чтобы навестить родственницу.
Оп-па! Опять отвлекаемся? Короля ждать заставляем? Ага. Молодец, нечего сказать. Дабы не засорять эфир пространными мыслями, чёрт, вникая в рассказ Эффутуо, позволил себе присесть напротив него. По мере четкого словесного очертания ситуации в голубых глазах Ред-Реда все интенсивней становился красноватый отблеск. И дело тут было далеко не в освещении лаборатории. Политическая ситуация заставляла чёрта отбросить нарочитую веселость и предстать перед Пороком таким, каким он всегда в принципе и был. Опасная тварь, ох, опасная. Огонь в чистом виде. В такие вот минуты рогатый лекарь был, как никогда, близок к переходу в третью свою форму. Даже ворчливый гном это почувствовал и поспешил смыться, предварительно низко поклонившись Королю Порока.
- Недаром созвездия на небе в конфликт вошли. Острое противоречие Скорпиона, Дракона и Южной Гидры. Чёрт задумчиво перебирал бумаги, хаотично сваленные на столе, пока не нашел недавнюю свою звездную схему. Одному только Реду было известно, почему он посчитал такое положение небесных тел за предзнаменование, но теперь оно подтверждалось. Лишь в очень редких случаях можно было преугадать судьбу без всяческих намеков и полутонов, гораздо чаще предсказания давались в виде туманном, и несущем лишь общий отголосок.
Выкрашенный в черный коготь придворного мага прочертил на шероховатой бумаге линию, и Ред поднял глаза на Эффутуо, теперь красные языки пламени казались еще заметнее, целиком и полностью выдавая чертову натуру.
- Как прикажете, мой Господин. Если Вам будет угодно, займусь гороскопом сейчас же, однако, кости поведали мне сегодня утром, что зайдете Вы не только за этим. Или я не прав? На самом деле кости любезно соизволили рассказать Реду несколько больше, но чёрт всегда умел в нужный момент прикусить язык. Еще раз взглянув на карту, он вернул ее в бумажный хаос. Лети, лети, пепел былой любви. Все свечи, находящиеся в лаборатории, неожиданно вспыхнули ярким светом.

0

6

«Интересно, Ред-Ред, что еще тебе поведали вещие кости» - подумал демон, разглядывая черта.
- Видно, ваши кости, мой дорогой,  знают о моих потребностях лучше меня? – Эффутуо рассмеялся, но смех этот был невеселым. За иронией скрывалось недовольство, не придворным магом, разумеется. Если Ред-Ред готов был закипеть от услышанного, то можно было представить, какие кошки (размером с тигра) скреблись на душе Эффутуо.
Но пресловутое «Беда!» Беда!» Король Порока слышать не хотел. Еще одна причина, по которой один из повелителей Лабиринта держал у себя  в придворных магах именно этого черта, была в том, что Ред-Ред, несмотря на некоторые особенности его характера, был напрочь лишен свойственного «прорицателям» и «мудрецам» кликушества. Оное среди прочих других человеческих  и нечеловеческих качеств действовало на Эффутуо как красная тряпка на быка, поскольку являлось частым проявлением грешка, который в народе именуется набиванием себе цены. И им можно было бы любоваться, если бы грешок этот не мешал его, Эффутуо, осуществлению целей, а спотыкаться в стремлении к чему-либо демон не любил. Сделав затяжку, Эффутуо выпустил дым из ноздрей. Губы короля Порока улыбались, но взгляд оставался колким, прищуренным.
- А понадобится мне от вас одна занимательная вещица, - сообщил он, доставая припрятанный под полой сюртука свиток. Его величество поднялся, необычно для него слишком резко отодвинув стул, положил свиток на стол и, развернув его, бережно разгладил ладонями пергамент.
- Это придумал один алхимик в конце пятнадцатого столетия, но,  к сожалению, его детище так и осталось невоплощенным, - длинные крепкие пальцы Эффутуо указывали на линии, круги, механические шестеренки, начертанные чьей-то рукой с большим прилежанием. – Он не успел закончить начатое, а я не испытывал тогда столь острой надобности в заказе, поэтому проект остался только в чертежах.  Это – ловушка.  Магическая машина должна была собирать и преобразовывать энергию существ.  В зависимости от надобностей – накапливать ее в качестве своеобразного аккумулятора, как топливо или же преобразовывать в нечто иное – тот самый случай, когда количество переходит в качество, дух облекается плотью, а многократно увеличенная сила может разнести бытие ко всем чертям, - демон тихо рассмеялся.
- Нет-нет, дорогой мой, я не собираюсь завоевывать мир, мне достаточно одной третьей части его, но создать механизм, изымающий ту самую пресловутую «психе», о которой говорили древние греки, накапливать и преобразовывать ее,  усиливать многократно, даже в качестве  экспериментального образца любопытно, правда? К тому же, представьте себе, какое, по сути, замечательное средство казни для провинившихся…

0

7

… Вот, как свечки вспыхнули разом, так и погасли. Тоже, в общем-то, разом, дружненько сохраняя порядок пользования «вкл.» и «выкл.». А что было еще ожидать от черта, перед самым носом которого такие вещи показывают? Тут не до подержания пламенного настроения, тут нечто большее сокрыто, укрыто и упрятано до поры до времени. Такое вот «большее» принято держать в самом ууууу темном углу души, изредка доставая, чтобы пересыпать лавандой от моли, которая, как известно, заводится от всяких посторонних мыслей. Скидка на то, что черти души не имеют, ибо никак им это не положено. Все хорошенько перемешать, но не взбалтывать, потому что опять взрыв произойти может (что вероятно очень даже, потому что очень даже). И вот! Готов коктейль из интереса, нетерпения, страсти к крушению все и вся, да и просто из того, что на своей хвостатой пятой точке кое-кто засиделся уже без дела изрядно.
Как только стул, на котором только что сидел сам Король Порока, решил больше не напрягать своим обществом конфиденциальную беседу и резко куда-то скрылся, Ред-Ред вздрогнул, уже почему-то предвкушая нечто такое… эх, не зря сегодня все утро шесть на шесть выпадало. Что-что? Ну, как это сказать. Для предсказаний и игральные кости годятся, тем более, если вот такой вот у них хозяин, умудряющийся даже из простого сочетания чисел извлекать интересную, и подчас нужную, информацию.
А когда из-под полы монарших одеяний показался свиток, так совсем чёрту совсем «похорошело», хотя нет. Нагло вру. Совсем ему «похорошело», когда Эффутуо развернул бумагу, явив под яркий свет лаборатории чудо враждеб… техники. От увиденного чертежа у Реда захватило дух. Вот ведь как оно бывает. Копаешься себе понемногу в волшебных зельях, на досуге пытаешься философский камень сделать, книги умные и толстые читаешь, а внутри все равно тяга к механизмам сидит. Видимо за тем мыслителем, чья пьянка породила конкретно этого черта числился такой грешок.
О! Сколько усилий приложил Ред-Ред, чтобы тут же не дать себе ощутить физически шероховатость бумаги и начертанные идеально подогнанные друг к другу части. Впившись черными когтями в край столешницы, чёрт наблюдал, как его Господин соприкасается своими красивыми руками с творением неизвестного придворному магу алхимика пятнадцатого века. Знаете, было в этом что-то мистическое, что-то тайное, будто темная сторона мироздания витала над сокрытым во мраке действом. И Ред-Ред мог очень долго смотреть на грани шестеренок и слушать своего Короля, впадая в транс, но…
Но, очесав затылок под котелком и поправив свой головной убор, чёрт сощурился, еще пристальнее всматриваясь в чертеж.
- Ох-ре-неть! Выдал Ред, но тут же поправился, потому что в присутствии Короля подобных слов не употреблял. Однако сейчас он находился в настолько смешанных чувствах, что эти слова как раз путались в голове, мешая думать.
- Простите, мой Господин. Это потрясающе! Такие возможности могут быть открыты! Но вещь настолько сложна… Хотя, именно лабораторный образец, я думаю, построить будет вполне реально. Конечно, сроки…. Это троеточие могло означать только одно. Мысли целителя и прорицателя всецело поглотила машина, буквально с чертежа взывающая к тому, чтобы ее воплотили. А раз темно-рыжая голова уже запустила процесс вдохновения на совершения, то и речь чёрта оказалась несколько сбивчивой.
- Разнести ко всем чертям. Нараспев повторил Ред-Ред взбудоражившие его слова, отпуская из цепких когтей дерево крышки стола. Порывисто встав, чёрт опрокинул свой стул, но на грохот внимания не обратил, а в волнении начал нарезать круги вокруг Короля Порока.
- Когда прикажете начинать? Наконец спросил Ред-Ред, а в голосе уже отчетливо читалась мольба, соединенная с нетерпением.

+1

8

Услышав возглас восторга Реда-Реда, Эффутуо невольно испытал гордость. Ведь пять веков назад именно он надоумил одного умельца на создание сего чуда, теперь же решил воплотить задумку с помощью другого.
В случае, если черту удастся сделать хотя бы лабораторный образец, за рабочим дело не заржавеет. А это значит… О сладостные мечты!
Щурились в прорезях маски светлые глаза, цвет которых медленно возвращался к лазури. Настроение его величества постепенно, едва-едва ползло в гору.
Придворному магу не терпелось, но на его месте демон не стал бы торопиться. Тронув черта за плечо, демон шепнул у самого его уха:
- В чертежах есть некоторые неточности, -  сообщил его величество. – Так что вам предстоит разобраться с ними. Возможно, это возникло из-за погрешностей в расчетах. Может быть, не совсем верно описан процесс трансформации веществ. Все не так просто, мой дорогой, - мужчина вздохнул, отстранился  и, сделав новую затяжку, стряхнул пепел в ступку.
Привыкший искушать, он искушал даже здесь, собственного слугу. Но не плотскими утехами. Демон предложил черту кое-что поинтереснее.
- Поэтому для начала тут следует поискать ошибки. «Спецификация», так сказать, прилагается, - с этими словами он вынул еще один сверток, в коем были уже расчеты.
Даже при беглом взгляде на бумагу было видно, что автор сего прожекта, едва-едва успел оформить все это в чертеж, который несколькими мгновениями ранее так восхитил Реда-Реда.
- Будет весьма уместно, если вы начнете эту работу как можно скорее. Тем более, в связи с последними событиями. Я не хочу слишком торопить вас, но… полагаю, вам самому уже не терпится увидеть результат? – без лукавства, как водится, не обошлось.  –  Не пренебрегайте ради этого творения своими обычными повседневными делами, - это замечание, впрочем, было во многом ироничным, потому что Эффутуо знал наверняка, что Ред-Ред, одержимый идеей создания машины,  теперь забудет про покой и сон.
Расчет его величества был как всегда прост. Если работа Реда-Реда будет удачной, он использует и это преимущество в случае возникновения таковой необходимости. Если же нет – сами изыскания доставят магу и алхимику незабываемые минуты удовольствия, ведь ничто так не греет душу исследователя, как поиск.

0

9

…Ну,  вот и здрасте пожалуйста. Как обширны оказались границы ухнувшегося на горячую голову чёрта облома, как легкий снежочек в самом эпицентре лавины. Казалось бы, всего лишь слова Господина о имеющихся оши…, хорошо, хорошо, неточностях, и все. Мир померк, разверзлись тверди земные, и все улетело в тартарары, то есть туда, где, по всей видимости, должны водиться уважающие себя черти, а не вот этот шальной мыслитель, который сразу как-то погрустнел. Но, не буду отвлекаться и преувеличивать степень расстройства Ред-Реда. Хотя свет на самом деле померк, причем в этом не было никакой такой сверх могучей магии, а только его (чёртов) упадок духа, проявление которого иногда путали (хе-хе) с душой.
Как только остроконечного уха чёрта, удачно загримированного стрижкой и котелком под обычное, то есть совершенно простое, достигли слова Короля Порока, с печальным хлопком погас огонь, все еще подогревающий здоровенный котел, в коем некогда варящаяся субстанция красиво так взорвалась, делая обстановку лаборатории еще милее. Достаточно глянуть вот на эти черные кружочки чего-то там (проверять, что за «чего-то там» не советую, потому что сами потом на бедного чёрта ругаться будете), вносящие игривый оттенок в изображения обнаженных дам в рамочках на стенах, повиснув и прилипнув в самых таких местах (шепотом). Но не смотрим на дам, продолжаем гасить огонь дальше, для того, чтобы выразить всю горечь постигшего алхимика разочарования. Все перечислять не будем, лампочки, свечи, два фонаря… ну и еще парочка предметов, свет источающих.
Зато осталась огоньки, весело резвящиеся в воздухе и не дающее помещению напрочь потонуть во мраке, вернее даже света дающие ровно столько, что Ред мог посмотреть на спецификацию, содержащую расчеты. И вполне хватило чёрту одного только взгляда на этот лист, в несколько раз превышающий по длине чертежи, что стало ему ясно и неожиданно понятно…. Кина не будет. Нет, причем тут кино?
Стало ему понятно и ясно (дубль два), что трудиться над этой машиной, которая казалась, как ни странно, все загадочней и загадочней, а с тем же успехом все притягательней и притягательней, не покладая когтистых рук.
Не даром его Господин был Королем Порока, а не, например, Королем Страха. Не испугался вот чёртов целитель трудностей, а с воодушевлением первомая вдруг взял, да и восстал все тем же духом. Речи Эффутуо, что так сразу ввергли Ред-Реда в уныние, его же к жизни и возвратили.
Если не пороть горячку, как некоторые тут в котелках, то мысль (и) о постепенно ковырянии в чертежах и поиск ошибок представлялся заманчивым времяпрепровождением. Ооооочень даже. Да уж, нестабильный поп поведению был придворный маг, зато если в рогатую голову, что втемяшится, никакой кислотой не вытравишь! Упрям, как баран. А что? Тоже, может быть, дальний родственник, хотя очень сомнительно. В любом случае у барана рога красивые. И вернемся как раз к ним, к нашим ба… чертежам.
- Конечно, Господин мой. Не буду скрывать (да что тут, а главное - как, скроешь?) мне уже и вправду самому не терпится приступить к работе. Это гениальное изобретение не должно оставаться на бумаге. И в голубых глазах Ред-Реда засветилось вместо пламени неподдельное счастье, которое, впрочем, не помешало подойти к проблеме с чисто практической точки зрения.
- Насколько я могу рассчитывать в финансовом плане? В качестве материалов здесь, как я вижу. Ред ловко поймал пролетавший мимо светящийся шарик и поднес к чертежу, чтобы было лучше видно. Упомянут(ы) ртуть, свинец, янтарь… И пр. За «пр.» скрывалось еще очень много составляющих, которые зачитывать Ред просто не стал.
В воздухе почти уже выветрился запах неизвестного науке варева, а остался лишь сладковатый аромат сигаретного дыма, а еще еле ощутимо попахивало чертовой радостью, а проще гарью.
- За это нужно выпить ! Вклинился в разговор вроде бы молчащий все то время альпиский гном, впервые за долгое время озвучивший действительно дельную мысль. «Таймер» выказывал чудеса работы без батареек, зато на спиртовом топливе. Вон как живенько из-за прутьев решетки своей тюрьмы маленькую кружечку подставляет.
И тут Ред завис, причем в буквальном смысле. С одной стороны сейчас не помешало бы топливо для его огненного сердца, а с другой – сомнения, сомнения. Что о своем покорном слуге может подумать Король Порока? Бедный, бедный черт.

Отредактировано Ред-Ред (2010-05-01 21:31:17)

+1

10

Даже на здорового прежде духом и телом альпийского гнома обстановка в замке его порочнейшего величества действовала растлевающим образом.  И не мудрено. Здесь было весьма просто спиться и скурвиться практически любому. Исключение составляли разве что святые, но они не попадали в замок Короля Порока в последние времена, хотя представляли собой весьма изысканное блюдо.
Сдерживающихся изо всех сил праведников демон любил более всего.
На озвученное гномом предложение выпить Эффутуо тихо и хрипло хохотнул, но более ничем оного не поддержал.  Реду-Реду стало неловко, что ж, незачем мучить его грешки излишним вниманием.
Тем более, если их можно припомнить потом.
- Отлично, в таком случае сегодня же и приступите. Начните с составления предварительной сметы, - кончик сигареты начертил в воздухе затейливый вензель. – О расходах не беспокойтесь, я оплачу необходимые компоненты, - очаровательная во всех смыслах, кривая на один бок улыбка его величества, равно как и замечание о смете, ясно говорили о том, что ни одной лишней копейки он растранжирить не даст.
Именно строгий учет средств позволял Эффутуо быть щедрым и расточительным.
- Янтарь купите в лавке Диккенса. Берите нешлифованный, ведь он вам нужен не для ювелирных работ. Ртуть и свинец по сходной цене можно приобрести у старика Умберто. Как составите смету, оформим заказ. Товарные и кассовые чеки предоставите мне, я отдам их нашему архивариусу, он подошьет их в перечень расходов,  - помимо прочих грехов, его величество обладал просто ужасающей тягой к бюрократии и канцелярской волоките, что было весьма логично, ибо они тоже относились к величайшим порокам человечества.

0

11

Ставлю пятнадцать честно выигранных в «Пьяницу» душ на то, что самым действенным способом заставить чёрта всерьез задуматься о возможности элегантно и вполне уместно упасть в кратковременный обморок, сопровождающийся не менее эффектным «умиранием» на глазах у Господина, является упоминание о бюрократических проволочках, которые не обещают быть столь кратковременны, как недостойный каждого уважающего себя чёрта припадок.
  Ода. Чего? Какая еще ода? О да. Вот так лучше. Король Порока умел, как никто другой, манипулировать сознанием субъектов, а иногда, и объектов, потому что данный целитель и маг, только что вновь пришедший в состояние эйфории, в которую впал Ред-Ред от возможности прикоснуться к мечте, изложенной на бумаге, был с очевидной аккуратностью вновь возвращен с небес на землю и отряхнут от всяких там амброзий. И теперь, без розовых очков, чёрт готов был к подвигам и совершениям (настолько даже, что улетучившаяся идея запустить в казну когтистую конечность нисколько не замутнила ум алхимика (пыньц, скобки в скобках, потому что была такая мыслишка, а сейчас все… тю-тю, с начальством не поспоришь, а пытаться обмануть себе дороже… не буду вспоминать счастливые мгновения заточения в банку с формалином и целых четыре недели плаванья по мутным водам в компании уродцев, что обитали в Кунтскамере замка, за простой факт попытки подделать чек. Ну, подумаешь, какая ерунда. Всего-то нолик приписал, а повторять почему-то не хотелось)).
- Все будет в лучшем виде, мой Господин. Покорно ответил Ред-Ред с тяжким вздохом. Как же тяжело чёрту иметь дело с деньгами и не иметь даже малюсенькой возможности немного их потырить! Одно расстройство, однако, можно немного и потерпеть ради великого дела, что так заманчиво подмигивало ему с чертежа.
И ту случилось чудо! Это в Лабиринте неизвестно откуда статуи каменные на горе появляются. А у нас, в лабораториях, прямо из воздуха спиртные напитки материализуются. А что? Каков обитатель, таково и чудо. Других не держим. И даже тот факт, что проявляться это странное явление потусторонних сил может не зависимо от времени и места, полностью оправдывается тем, что сам Ред-Ред имел дурнейшую привычку откликаться на слова «черт, вот черт и пр.» в самый неподходящий момент.
Вдруг откуда ни возьмись прямо на столе (на краешке, а то лежат на нем ценные бумаги разной наполненности) появилось четыре высоких стакана прозрачного стекла, в которых маняще краснел глинтвейн, источая ароматы корицы и лимона. Почему емкостей с напитком было четыре? А хрен его знает, чёрт к этому дело никакого отношения не имеет, о чем тот честно и сразу сообщил Королю Порока.
- Ай! Господин мой, я тут ни... при... чем! На довольно высокой ноте сказал Ред-Ред, а тем временем альпийский гном, возле клетки которого чудеснейшим образом и появилось это чудо, тянул к крайнему стакану крохотную ладошку.
Тут еще театрально шандарахнул гром, и дождь с удвоенной силой забарабанил по стеклянной крыше. Время шуток, кажется, уходило, и все ближе надвигался творческий порыв, грозивший перерасти в кризис. Все меняется, даже в мире, полном хаоса и странных отношений.
- Марс спорит с Сатурном. И в звездной пыли мне видится торжество Плутона, в который раз кости окрашиваются в красный цвет. Глаза чёрта последний раз вспыхнули алым… Ред склонил голову перед Эффутуо, ожидая разрешения взять свой стакан. Да, шутки кончились, остался лишь огонь и жажда познать чужие мысли, пока что воплощенные лишь на бумаге.

0

12

Если где-то что-то появилось, значит, где-то это что-то исчезло. Закон равновесия в действии. Эффутуо живо представил себе, как прямо из под носа каких-нибудь посетителей одного из злачных мест Лабиринта пропали четыре заказанных ими порции глинтвейна. Красивый фокус. Дальше наверняка будут крики и скандал. Но должно ли это волновать его? Вовсе нет. Хотя, отчасти это было приятно.
- Пусть спорят, - сказал демон то ли о противостоянии Марса и Сатурна, то ли о воображаемом скандале из-за пропавшего глинтвейна.
Его величество погасил сигарету. Взглянул на гнома, тянувшего руку к выпивке, взял бокал, поднес к лицу и потянул носом аромат красного вина, сдобренного лимоном и корицей. Из «Лакомого Кусочка» очевидно. Потому что самый лучший глинтвейн готовили именно там. Ни с чем не спутать.
За окнами сверкало и лило как из ведра. Раздолье уличной шпане, которой ни по чем любая погода, хоть заливай воду им за шиворот галлонами.
- За наше начинание и ваше здоровье, мой дорогой, - сделав глоток, Король Порока блаженно улыбнулся. Беседа с Редом-Редом и глинтвейн ненадолго согрели его, но, пожалуй, это был тот самый случай, когда просто необходимо было встряхнуться.
Слишком долгим, слишком странным был этот день, в который настроение скакало, как на американских горках. Ишум, Этайн, тоска Фредерика, внезапно обнаружившаяся за всеми любезными шутками. И… помадка. Пустая коробка осталась лежать в спальне его величества.
Сегодня ему предстояло еще одно дело. Он так решил. Дождливую тоску необходимо было развеять и как можно скорее, чтобы она, подобно лихорадке, не охватила весь замок Короля Порока.
Иногда улыбаться – это просто необходимо. Что ж…
- Что ж, теперь оставлю вас наедине с работой, -  мысленно посетовав на проклятый дождь, демон попрощался с чертом и вышел из лаборатории алхимика с бокалом глинтвейна.
В момент, когда Король переступал порог, снова грохнул гром. Дождь не может идти вечно, ведь так?

» Эротический театр "The Savoy"

+1

13

Without laughter, joking apart

  Прошло уже полчаса с тех пор, как ушел Король Порока. Стрелки часов безучастны ко всему. Им что идти вперед, что стоять на месте. Разницы не много. Придворный маг стоял неподвижно возле чертежа. В начертанных линиях уже зарождалась жизнь, воскрешенная силой воображения ученого ума. Ей не терпелось увидеть мир, и мир должен был увидеть ее. Несомненно. Но это будет позже. А пока черт аккуратно свернул чертеж и отнес его в свое хранилище. Утроба громоздкого металлического шкафа приняла дар и закрыла створки, чтобы сокрыть тайну в своей глубине.
Время тянулось медленно. Черт никогда не находил с ним общих тем для разговора, и потому оно не считало нужным хоть как-то объяснять свое неровное течение. Что ж, в самом деле, они существовали в разных измерениях. То, что казалось приемлемым для одного, оказывалось совершенно не нужным другому.
  Одиночество обострилось, как никогда. Но и к этому Ред успел привыкнуть. Просто научился не замечать. И временами казалось почему-то, что черт с ним успел сравниться. Взгляд его случайно упал на букет васильков, небрежно брошенный на полку с белыми следами от стоявших здесь когда-то мокрых кружек. Цветы рассыпались, многие из них уже начали увядать. И память вернула черта в это утро. Пахло парным молоком и свежескошенной травой. Маленькие банальности, но им есть место в жизни. Разгоряченная ночными утехами Хельга и ее насыщенный природным жаром смех. Молодость ее уже прошла, но в зрелости она стала еще прекрасней. Черт вдыхал аромат ее светлых волос, заплетенных в две тугие косы, и вспоминал о днях, когда был юн. На прощание Хельга подарила ему букет из синих васильков. Так странно. Черт привык одаривать женщин чем-то, что приводило их в восторг. Ему нравилось смотреть, как блестят их глаза, как восхищенно вертят в своих холеных ручках драгоценности. Но в них никогда не находил Ред-Ред той искренности, что содержалась в букете из полевых цветов.
  Вазы не нашлось. Да и не нужна василькам яркая рамка. Они и так красивы в своей простоте. Маг налил в чистую колбу воды из дубовой бочки всегда находившейся в лаборатории. Он надеялся, что еще не поздно вернуть жизнь в пожухшие лепестки… Время только вздохнуло и продолжило свой ход, оставив Ред-Реда в размышлениях.
  А он еще немного посмотрел на васильки, и отошел в дальний угол лаборатории. Там находилась с виду неприметная дверь. Входить ли в нее? Черт медлил, словно не решаясь или сомневаясь в необходимости своего поступка. Наконец, он решился. Щелкнул потайной замок, и дверь неслышно распахнулась. Не ожидая больше ничего, придворный маг вошел внутрь. Здесь не было места солнечным лучам, здесь правда граничила с вымыслом и даже сказкой. Прикоснись к ней, но она пленена стеклом. Черт называл комнату подсобкой, но на самом деле у этого помещения с ней находилось мало общего, разве что тьма, но и она развеивалась от магических огней, летавших в пространстве. Высокий потолок терялся где-то в вышине. Этого не могло быть на самом деле, но в Лабиринте нельзя ничего объяснить. Только поверить.
По стенам стояли огромные стеклянные резервуары, в которых в прозрачной чуть зеленоватой жидкости плавали создания, напоминающие своими очертаниями людей. Многие из них были бесформенны и безобразны, в других угадывались только смутные намеки…
  А в самом центре помещения в переплетении трубочек тонкого пластика находилось оно. Совершенное творение. Свернувшись в позе эмбриона, оно уже жило. Черту так казалось, пускай даже в големе и не было души. И что же? Сам маг никогда ее не имел, но имел полное право на существование. Безукоризненные линии заставляли Реда гордиться своей работой. Он хранил это существо в тайне даже от своего Господина, ибо не знал, что последует за ее раскрытием… Черту было что терять и было чего бояться. Ведь в творении своем он безрассудно повторил… 
  О, как он ждал той минуты, когда голем проснется ото сна. Откроет глаза, в которых засветится надежда. Но пока все было безрезультатно. Словно существу не хватало какого-то начала. И в поиске его совсем измучился придворный маг. Дотронулся кончиками пальцев до холодного стекла и в путь.
  Так придворный маг попрощался с существом, что еще не познало жизнь, но и не вкусило смерть. Янтарь, ртуть и пять крупных аметистов. Они были первыми в списке. Еще, конечно, предстояло найти ошибки в многочисленных расчетах, но Ред-Ред понял, что не в силах больше находиться в четырех стенах. Набросив длинный кожаный плащ, он вышел из своего кабинета.

» Домик Чертовой бабушки

Отредактировано Ред-Ред (2010-05-14 19:49:59)

+1

14

» Домик Чертовой бабушки

Дамы и господа, встречаем утро во всей своей красе! На сегодня запланировано минимум юмора и почти максимум из простого набора фраз и почти законченных предложений. А все почему? Да потому, что черт устал до чертиков, выбился из колеи, чувствует себя одиноким и покинутым. Список можно продолжить, но что-то не хочется. Вдобавок на душе или ее подобии тяжело от того, что оставил младшего брата один на один с бабушкой. Конечно, псевдопокойная до последнего момента родственница не стала бы так уж страшно наказывать Астьюса, самое большое, что ему угрожало, так это знаменитый чертовый пирог без срока годности. На камнях же он не прописан, не так ли? Разумеется, гурманы могут съесть с чаем все, что угодно, но, вот досада, Ред-Ред ничего не знал о вкусовых пристрастиях младшего черта.
В свою лабораторию, или в помещение, которое занимал по должности мага и чародея, алхимик поднялся по винтовой лестнице. Не пафоса ради и не для того, чтобы поберечь от непосильной нагрузки крылья, а просто из-за того, то «так захотелось». Поющие и совокупляющиеся на ветках птички не радовали черт нисколько. Знаете, так бывает, когда чего-то ждешь, ждешь и ждешь, ждешь и ждешь, пока не понимаешь, что тебе это что-то дало отставку. Да ладно, хватит писать всякую пессимистическую нудятину. А вдруг, кто-то да читает?
На чем остановился? Ага. Оставил чертовского мага на лестнице. Не хорошо. Нужно продолжать. Ред-Ред поднимался не спеша, тихо так, потому что в такт шагов ему стучать было просто нечем. Трость осталась в качестве подарка бабуле. Небось, приспособит под клюку или будет дверь подпирать. Но что ни жалко для собственной бабушки? Пусть пользуется, а мы, если надо, еще где-нибудь уворуем, то есть изымем из обращения законным владельцем.
  Похоже, что сегодня с утречка все прямо-таки решили поиздеваться над чертом. Еще внизу шлялся он, как  черным ворон в своем плаще меж проснувшихся спозаранку придворных. Были и такие. А почему бы и нет? Зато, посмотрев на мрачное лицо придворного мага, у всех застревали приветствия в горле на уровне кадыка, у кого он был. А у кого не было, те просто проносились мимо, иногда шарахались. Ну, не суть важно. В таком ужасном и угрюмом виде Ред вернулся в лабораторию. Нет, сначала он подошел к двери, разумно закрытой не только на повышенной хитрости замок, но и на парочку особо каверзных и надежных заклинаний. У порога скопилась пухлая пачка свежих и не очень газет. И когда успели навалить столько прессы? Ред-Реда не было всего-то… стоп… так сколько же не было Реда? С этим Прекрасным Далеко совсем можно свихнуться. Компас сбит, часы остановились. Трагедия для ученого ума!
  Подхватив всю пачку, придворный алхимик открыл входную дверь и вошел. Внутри, как ни странно, все было по-прежнему. Приятный взгляду хаос, как и бессовестные птички, не радовал Реда нисколько. Можно было поправить дело, напившись до чертиков, но возможному появлению неучтенных детей маг воспротивился, отгоняя мысль о возлияниях. Пить на рабочем месте? Увольте. Хотя, можно подумать, что черт сейчас не врет. Пьет он и еще как. От этого только работоспособность повышается. Но нет. Будем и дальше вести этот монолог, потому что преследуем одну цель – если кто-то будет читать, чтобы уснул прямо тут, не отходя от кассы.
  Небрежно скинутый плащ полетел траурным покрывалом на стул, видневшийся из-за вороха бумаг. В своей клетке, стоявшей на столе, заворочался и проснулся альпийский гном. По внешнему виду живого будильника, а именно эту роль отвел разумному существу жестокий и немилосердный Ред-Ред, было сразу видно, как рад он видеть мага в непосредственной близости от себя. В другой раз черт улыбнулся бы грязным ругательствам гнома, но в данный момент правило «другого раза» не действовало. Поэтому… а гномик-то не дурак, нееет, поймав на себе тяжелый взгляд начальства, вдруг сделал умильное лицо и вежливо поздоровался с магом, желая доброго утра. Хорошо, конечно, но добрым оно точно не было, во всяком случае, не для черта.
  Отправив свой заветный котелок на вешала, Ред расстегнул ворот рубашки (чертовы требования моды) и, сев на стул, откинулся на спину.
- И тебе утра. Ответил гному маг, обронив совсем уж банальную фразу. Ночь выдалась отличная, вечер тоже удался. Так чего переживать? Скорее потому, что там положено, чем от своего желания, Ред-Ред взял верхнюю газету из стопки.
- Чем нас порадуют новости? Рассеяно произнес алхимик, с долей (совсем махонькой) скептицизма читая напечатанные слова. Какая прелестная прелесть, появился новый Король Чумы. Одной проблемой меньше. Все-так же рассеяно пробормотал под нос Ред, щелкая пальцами. Этот траур, мягко говоря, что-то затянулся. Или просто добровольный затворник лаборатории – ученый без мирового имени, отстал от жизни. Но теперь наверстал упущенное и спалил осточертевшие черные занавески.
Далее, во всю вторую страницу шла статья под заголовком «Тайны Прекрасного Далека» и под ним шрифтом помельче «Все ли спокойно в счастливом королевстве?». Маг уделил свое внимание и этому и даже заметке о таинственной пропаже горожан. В городе орудует серийный убийца? Да полно вам, тут у каждого второго в почке – по заточке, особенно если распространять и слушать всякие слухи, а в печени – по топору, а это просто на всякий случай.
  Прочитав это, без сомнений, правдивое издание очередных сплетен, Ред благородно (я разучился подбирать слова) скомкал газету и для верности сжег всю пачку, чтобы думать не мешала. С внешней стороны двери маг вывесил табличку «Не беспокоить». А затем целиком и полностью погрузился в решение трудной задачи. Найди ошибки в гениальности других.

Отредактировано Ред-Ред (2010-09-05 22:48:03)

+1


Вы здесь » Лабиринт иллюзий » Круг I: Тщеславие » Замок Короля Порока: Лаборатория-обсерватория.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC