Лабиринт иллюзий

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лабиринт иллюзий » Книга Мертвых » Изыскания Леопольда Оценашека


Изыскания Леопольда Оценашека

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Вначале закат окрасил небо алым. Затем багрянец сменила бархатная вечерняя синь. И после, россыпью стеклянных осколков, легли на черное покрывало ночи звезды.
В окошке комнатки во флигеле горел золотистый свет масляной лампы. На дощатом полу был начерчен ровный круг, изрезанный диковинными символами, толку в которых нет абсолютно никакого. Как и положено, не обошлось без свечей из человечьего жира. Начертавший все это безобразие верил, что именно эти значки и закорючки помогут ему вызвать того, кого он хотел увидеть для получения точного предсказания будущего.
Кудесник по имени Леопольд Оценашек был уже немолодым, из тех, кто потратили всю свою юность и жизнерадостность на поиски химерического всемогущества, а добились только постоянных мигреней да ломоты в пояснице. Ни жены, ни детей, зато целый рой идей в не совсем здоровом сознании. Образы ангелов и демонов, бесплотные фантазии, превращение свинца в золото, огнедышащие адские драконы и толстенные тома, исписанные мелким убористым почерком. Все это можно было не задумываясь выбросить на свалку убитого времени, ибо сказано еще черт знает когда давно, что чародейство не доводит до добра.
«Мужчина или женщина, если будут они вызывать мертвых или волхвовать, да будут преданы смерти: камнями должно побить их, кровь их на них».
Асмодей в диковинные значки, придуманные людьми, не верил, но если уж так просили,  то почему бы не придти? Иногда и он проявлял милосердие, по-своему. Предсказание будущего было не столь веселым занятием, как например те же оргии, но чем черт не шутит? Так вот это был именно как раз тот случай, когда черт решил пошутить.
Одно из тех качеств, за которые демон не любил людей – это их неуемная фантазия, которая заставляла его изощряться со спецэффектами, поэтому он решил, что никаких кроликов из шляпы и серного дыма не будет. Настоящих могущественных магов было крайне мало на этой земле, и в большинстве случаев у них не возникало необходимости обращаться к таким как он за помощью. Разве что изредка, да и выглядело это совсем иначе. Но при удобном случае, хорошенько попудрив мозги, со тщеславного искателя всезнания и всемогущества  можно было затребовать верное служение в посмертии.
Мысль эта грела душу князя похоти и ревности.
Когда Леопольд Оценашек как оглашенный вскричал «Явись!», светловосый и светлоглазый молодой мужчина, облаченный в черное с головы до ног, шагнул в круг и для убедительности ткнул тростью в пол, издав характерный стук.
Одет он был старомодно, но не без щегольства. Камзол был пошит из добротного и дорогого сукна. Черную венецианскую  бауту украшала серебряная вязь узора. Демон скептически хмыкнул взывавшему  к нему и вместо приветствия произнес:
- Дракона не будет. У меня его нет. Доброй ночи, чем обязан? - щегольским жестом сбил набок треуголку и с немалым удивлением обнаружил, что в комнатке во флигеле кроме Оценашека не один. 
А вот это было уже интересно.

0

2

Как это всегда бывало, Ликандр точно знал когда надо явиться очередному святоше или магу, чтобы сказать о надвигающихся  глобальных проблемах. Как чайка чувствует приближающийся шторм, так и старик всем своим существом ощущал приближение очередной катастрофы. За его долгую жизнь этих самых катастроф было немало, ведь люди никогда не могли сидеть спокойно, но все же любая возможность побывать на Земле была хоть каким-то развлечением. А развлечения Ликандр любил. Очень любил.
Теперь дело было за малым – найти того человека, который на следующее утро обрадует окружающих тем, что видел старца с ключами на поясе, пророчащего беду. Все прорицатели пахли сумасшествием и фанатизмом – кто-то больше, кто-то меньше… Ведь для того, чтобы заглянуть за грань обычного видения реальности, нужно в первую очередь немного выжить из ума. Конечно, большинство не обращало внимания или вовсе не замечало этот терпкий, приторно-сладкий и обволакивающий запах безумия. Но если быть достаточно внимательным и знать, что ищешь, то этот аромат можно было почувствовать издалека.
Зацепившись за давно знакомый запах, Ликандр вышел в небольшую комнатку, где так удачно какой-то кудесник проводил ритуал вызова. Неважно, кого он там пытается вызвать, сегодня ему посчастливится встретиться с вестником бури. 
Сейчас старец выглядел не так, каким привыкли его видеть обитатели Лабиринта иллюзий. Осанка выправилась, в глазах появился холодный блеск и ряса, раньше казавшаяся нелепой, теперь смотрелась очень уместно. Уже нельзя было сказать, что он – просто выживший из ума старик.
Решив подождать, пока несчастный кудесник завершит ритуал и тогда уже появиться по всем правилам, Ликандр устроился в тени, с неким интересом наблюдая за вызовом – все же не так часто он видел, куда этих безумцев заводит их изощренная фантазия. Наконец по комнатке прокатился вопль фанатика, являющийся финальной чертой в комбинации ритуала,  старик выступил из темноты, следуя сценарию…И столкнулся взглядом с молодым мужчиной, появившимся в центре призывающего круга. Такого в его богатой практике еще не было. Что ж, тем интереснее.
-К сожалению, дракона нет и у меня. –Ликандр тоже вошел в круг, смотря пристально в глаза неожиданного визитера. – Как то некрасиво получилось по отношению к хозяину, нас пригласившему. Надеюсь, он несильно расстроится.

0

3

Леопольд Оценашек, хоть и был человеком не совсем в своем уме, но, тем не менее, трусом никогда не являлся. Такой поворот событий он принял весьма достойно и ни на шаг не отступил от круга.
Правда, когда на его воззвание ответили сразу двое, горе-кудесник несколько растерялся. Нервно утер лоб маленькой бархатной шапочкой, которой обычно прикрывал лысину. Посмотрел внимательными серыми глазами вначале на одного визитера, потом на другого, озадаченно поскреб черную с проседью козлиную бороденку, и почему-то именно в этот момент вспомнил о пресловутом боге. Даже перекрестился.
Демон придирчиво оглядел комнату. Чего здесь только не было! Ряды полок завалены всевозможным хламом, от магических талмудов разной степени древности и подлинности до склянок с какими-то непонятными веществами. Под потолком – пучки трав, высушенные части тел всевозможных живых существ, и человека в том числе. На столе беспорядок – обрывки чьих-то гороскопов, невнятные записки о видениях. Пахло горьковатыми курениями, жженым человеческим жиром и обычным прогорклым маслом.
- Бедняга, - вполголоса сказал Асмодей, убедившись в том, что попал ровнехонько по адресу и подумал о том, что надо было придти в образе ангельском о шести крылах, это произвело бы гораздо больший эффект на обоих.
- Ну что вы уставились, милейший? - вопрос был адресован Оценашеку. -  Сделайте что ли чаю или подайте вина, - рассмеялся князь блуда, а потом оценивающе взглянул на старика в рясе. Тот выглядел совсем неплохо для своих лет и был весьма антуражен. Хорошая работа.  Талантливых актеров демон всегда любил, поэтому без обиняков и вполне доброжелательно ответил:
- Ему полезно, - удлиненный клиновидный низ бауты скрыл извечно кривую улыбку. - А вы по какому вопросу, собственно?
Леопольд Оценашек попятился назад, Асмодей же тем временем спокойно пересек границу круга и из любопытства потыкал кончиком трости набитое опилками совиное чучело, сидевшее на сучковатом бревне в углу.
Понятное дело, что таким поведением весь пафос момента был безнадежно испорчен, однако менее серьезным он от того не стал.

0

4

Желание посмеяться над заносчивым демоном, решившим приказывать Оценашеку прислуживать ему, как какой-то дворовый мальчишка, испарилось, когда тот пересек черту сдерживающего, как всегда казалось, круга. Обдумав все еще раз, кудесник пришел к выводу, что идея с чаем или вином не так уж плоха. Очень даже неплоха. Ему вот точно надо было выпить. А почему бы не угостить вином и «гостей», у которых он намеревался потребовать...  Хотя, сейчас наверное уместнее было бы просить об одолжении.  Решив для себя этот вопрос, Леопольд Оценашек направился в погреб так быстро, как позволяло ему собственное достоинство – негоже приличному магу бегать, даже по требованию демонов. "Демонов, вышедших из круга", - поправил он себя, и, как только за ним захлопнулась дверь, перешел на бег.  В лысой голове его крутились мысли о побеге в принципе из дома, но он быстро отмел их. Кто этих демонов знает. Вдруг подобное у них считается оскорблением и умрет он раньше, чем предсказывали ему звезды.
Ликандр не стал тратить время на осмотр комнаты – все всегда было одинаково. Обложившись псевдоумными книгами и травами, действие которых они сами же и выдумали, колдуны надувались от собственной важности и считали себя непобедимыми столпами среди остального человеческого сброда. Непризнанными гениями. Его гораздо больше занимал демонический визитер, стоявший напротив.
-Ну почему же бедняга.- старик усмехнулся в бороду, позволяя смешинкам занять привычное место в глубине глаз. – Может, он всю жизнь мечтал о встрече с потусторонними силами. А тут их сразу целых две. Есть простор для мысли.
Наметив себе за столом, заваленным магическими книгами, кресло, казавшееся таким мягким и удобным, Ликандр двинулся в его сторону, подмечая, в прочем, оценивающий взгляд демона.
-Мне покрутиться перед вами, как молодая девица, чтобы вы смогли максимально оценить достоинства моего одеяния? – старец устроился в кресле, смешливо поглядывая на собеседника – Я по работе, так сказать. Сообщить колдуну о том, что новые проблемы приближаются к человеческой песочнице. 
Ликандр подвинул к себе открытый талмуд, в котором описывался только что проведенный ритуал.
-Интересно, они изначально считали, что свечи из человечьего жира могут защитить от созданий Хаоса, или это кто то из демонов так пошутил… -старик задумчиво почесал бороду и перевел взгляд на находящегося в комнате демона. – Вы здесь тоже шутки ради, или у вас есть дело к нашему столь гостеприимному хозяину?

Отредактировано Ликандр (2010-04-20 18:56:34)

0

5

Мужчина в черном кивнул. Повел плечами. Послышался короткий, сухой смешок. Простор для мысли действительно был. Окажись на месте Оценашека он сам, то непременно завел бы какую-нибудь философскую беседу об устройстве бытия. Но, и это было к лучшему, демон был демоном, а кудесник кудесником, и все здесь было на своих местах.
- Если вам так угодно, - ответил Асмодей любезно на ироничный вопрос старика. А потом весьма непринужденно устроился у подоконника, аккуратно прислонив трость к стене. Сплел руки на груди.
- А… Проблемы. Похоже, что они уже здесь, и довольно давно. Я надеюсь, что наш гостеприимный хозяин не свернет себе шею и не проломит голову по дороге обратно, - тон голоса, которым это было произнесено, говорил, что дай только волю этому большому, обманчиво ясноглазому ребенку, и Леопольда Оценашека постигнет сия печальная участь.
- Человеческая фантазия не имеет ничего общего с истинным положением вещей, однако способна многое претворять в реальность. Не это. Тем лучше для нас, - это, нарочно выделенное «нас», звучало двусмысленно. То ли демон имел в виду себя и старика, то ли себя и таких, как он.
Пристроив шляпу на подоконнике, он немного ослабил шейный платок.
- Хотя бы иногда стоит проветривать, - тихо выразил недовольство.
– Можно сказать, что я по делу. Шутка – это тоже явление серьезное весьма, не находите?
Где-то внизу послышался грохот и звон. Это Леопольд Оценашек опрокинул что-то, и если за несколько мгновений до этого он вспомнил бога, то теперь материл чертей.
Демону это показалось трогательным.

0

6

Старик изучал содержимое книг, находящихся поблизости – когда еще представится возможность почитать столь занимательную литературу в жанре science-fiction.  Амальгамы из золота, вымоченные в крови ягненка, кровь девственницы, кости висельника и другие романтические атрибуты…Неужели они и в самом деле считают, что все это действует? В прочем ,чтение  не мешало ему слушать собеседника. И судя по тому, каким тоном этот собеседник говорил о возможных несчастьях на бедную голову кудесника, Ликандру оставалось только мечтать о том, что не придется искать другого мага и волшебника, чтобы выполнить свою работу.
- Проблемы, судя по моим наблюдениям, есть всегда, но они имеют свойство вырастать – слишком уж благодатной почвой для них является человеческий разум. – Старик оторвался от очередной книги, подняв взгляд на демона.  –Мне всегда было интересно: мир человеческий вполне может обойтись без такой пристройки, как Лабиринт Иллюзий. А что будет с миром иллюзий, когда не станет человечества? Мы исчезнем как дым или же переродимся во что-то новое? А человечество точно когда-нибудь закончится – я это знаю. Правда пока не могу сказать когда.
Ликандр машинально приладил бороду и устроился поудобнее в мягком кресле.
-Милейший, если вы будете относиться к шутке серьезно, то какое же от нее удовольствие? – Краем уха уловив грохот снизу, старик понадеялся, что Оценашек еще жив. – И, я надеюсь, ваши шутки не имеют обыкновение быть смертельными? Мне совсем не хочется искать нового колдуна – старость не радость, силы уже не те. –Ликандр входил в роль замученного старца с полулова и надолго.

0

7

Демон покачал головой, глаза в прорезях маски по-змеиному сузились, став похожими на две узкие щели. Интересные рассуждения.
- Утверждать с такой уверенностью, что человечество закончится, это все равно, что говорить, будто прекратят свой род помойные крысы. Вероятно, но не очевидно, - Асмодей произнес это совершенно беззлобно, с легкой улыбкой. – Хотя они конца своего света ждут каждый новый век с удивительным упорством и постоянством, как будто им каждый раз смертельно надоедает жить, - пальцы отбили четкую дробь по подоконнику.
- Интересные идеи приходят к вам в голову. Я полагаю, что когда «пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится» мы наконец-то станем свободны, - с этими словами он почему-то отвел взгляд от лица собеседника. Возможно, он сам этого хотел. Но стоило ли это обсуждать с кем-нибудь? Смертельная усталость была знакома и ему. Но маска заставляла улыбаться, а голод гнал вперед.
- Каждая шутка серьезна. Разве вы не знали? Шутить ради пустого дурачества умеет каждый. Вы попробуйте шутить так, чтобы никто не догадался о том, что серьезнее не бывает, - демон отошел от подоконника. Тень его на какое-то время осталась на месте, словно пригвожденная к досчатому полу, и только потом постепенно потянулась за ним, вновь возвращаясь к ногам.
Вопрос о шутках был резонным. Демон шутил до истерического смеха и кровавых слез, но не сегодня. Леопольд Оценашек хотел кое-что заполучить, призывая его. Немилосердно было бы заставлять его ждать. Вот только пусть принесет вино. Иногда и по отношению к демонам действуют законы гостеприимства – раз уж ты позвал в свой дом гостя, будь любезен его должным образом принять.
- Не переживайте, - заверил старика Асмодей. - Смерть придет к нему не сегодня. Какой мне прок от внезапной гибели Леопольда Оценашека? Я предпочитаю долгосрочные контракты.
Внизу послышалось тяжелое кряхтение, звуки возни, хруст глиняных черепков. Это Леопольд Оценашек возвращался в вертикальное положение. Кувшин с вином был разбит, и сейчас ему было очень досадно, что придется возвращаться за другим. То, другое вино, было лучше и дороже, он берег его на весеннее равноденствие и надеялся обойтись дешевым и кислым сухим из жмыха, да вот незадача, споткнулся, упал и разбил. Хорошо, что не уронил фонарь, иначе бы пожара не миновать.
- Черти проклятые, - в сердцах посетовал кудесник, почему-то ни капли не сомневаясь, что оба странных гостя прекрасно его слышат.

0

8

- Все когда-нибудь заканчивается. Чем человечество лучше или хуже?- Старик отодвинул в сторону книги, удовлетворив свое любопытство. – А что интересного в их жизни? Постоянная нужда в деньгах? Или может работа, которую большинство люто ненавидит? Есть конечно чувства, но они забывают о них, гонясь за материальными благами. А конец света – это что то фундаментальное. Великое.  И конечно безумно интересное.
Ликандр покряхтел для виду, устраивая свои мощи в кресле поудобнее.
-Свобода…-Он перекатил слово на языке, будто пробуя его на вкус. – А что мы будем делать, когда станем свободными? Сейчас у нас есть хоть какая-то цель. Вы уверены, что мы научимся жить так? Мы ведь даже в общем и не знаем что это такое. – Старик направил свой взгляд на лицо собеседника, надеясь найти ответ если не в словах, то хотя бы в глазах. Ведь должно же в них быть отражение души. А душа есть у всех, как бы ни утверждали обратное.
-Позвольте остаться при моем скромном мнении. Простое дурачество оставляет мне гораздо больше удовольствия, чем серьезность. – Ликандр мог лишь строить предположения о том, какие же шутки у его собеседника-демона, но он был готов побиться об заклад, что его мысль об их смертельности подтвердились. Понять прелесть такого он не мог, но каждый же развлекается по-своему. В прочем, что еще может развеселить демона как не нелепая смерть, к примеру.
-Вы обрадовали меня. В прочем, мне важно, чтобы он успел передать кому-нибудь информацию. Все остальное меня не касается.
Услышав реплику колдуна, Ликандр только вздохнул. Он уже устал объяснять всем, что «чертовского» в его природе мало. Ни к тьме, ни к свету его отнести было нельзя. Он просто был. Хотя, логика кудесника была понятна. Кто еще мог прийти на вызов, как не обитатели хаоса?
Колдун тем временем спустился в погреб еще раз, доставая оттуда второй кувшин. В голове его пронеслась мысль, что дорого ему обходится призыв демона. Сначала свечи из человеческого жира, приобретенная книга с нужной информацией, теперь еще вино. Но отступать было поздно, да и желание было слишком велико. Оценашек осторожно поднялся по лестнице, в этот раз к счастью ничего не разбив. Остановившись перед дверью, колдун услышал приглушенные голоса – господа черти вели беседу. Кудесник не был уверен в том, что ему можно было слушать то, о чем говорят потусторонние силы, потому он остановился в нерешительности, не зная что делать: то ли постучать, то ли войти, то ли отойти на некоторое время, дав демонам договорить.

Отредактировано Ликандр (2010-04-23 23:36:12)

0

9

- Во время Потопа было ужасно скучно. И большей частью от того, что мой коллега брюзжал на пасмурную погоду, - пожал плечами демон. – Больше всего мне в такие моменты нравится смотреть на чью-нибудь любовь. А вам?
Под окнами послышались простенькие куплеты и пьяный смех. Студенты и так, и эдак хвалили достоинства некой Маргариты.
Душа демона сейчас была как на ладони.  Чистая лазурь глаз и удивительная прозрачность. Немного усталости, щепотка грусти. А остальное… надо глядеть дольше, чем одно мгновение, чтобы разглядеть. Его взгляд почти всегда оставался обманчиво чистым, а лик был почти иконописным. То самое «почти» заставляло мужчину в черном прятать лицо.
- Я полагаю, что можно было бы придумать какую-нибудь другую цель.
Он слукавил. Для него свобода означала в том числе и небытие. Но если вдруг он не исчезнет вместе с людьми, которые своими похотью, ревностью, алчностью и ханжеством питали его, можно будет просто идти вперед по бескрайней ледяной пустыне, которую демон видел время от времени перед мысленным взором.
В конце концов, идти вперед – это тоже неплохое занятие.
- Входите любезный, не стесняйтесь, - чуть повысив голос, позвал Асмодей Оценашека. – Разве вам не говорили, что подслушивать  нехорошо? У нас с вами дело, а у меня не так много времени, чтобы возиться с вами до скончания сего века.
Горе-маг толкнул дверь и переступил порог, как ему и велели.  Расчистил место на столе, поставил кувшин и наполнил вином два кубка. Взяв один из них, Асмодей отсалютовал призраку. Благоразумно не стал произносить «Ваше здоровье», это было бы неуместным издевательством.
- Ну-с, вы первый, ибо несете неблагую весть, - шепнул мужчина в черном старику в рясе. Вначале должен быть знак. Так было всегда.

0

10

-Смотреть на то, как влюбленные мучаются, пытаясь спасти друг друга, пусть даже ценой своей жизни? Я не слишком большой любитель чужих страданий, поэтому оставлю это остальным обитателям Лабиринта. Я скорее люблю смотреть на бушующую природу. Мне думается, что она хоть как то отражает истинный Хаос.
Заглянув в глаза демона, Ликандр был ничуть не удивлен, увидев и усталость, и грусть, плещущуюся в глубине. Что еще могло появиться, когда слишком много увидено, слишком много прожито. Смерть всегда является логическим завершением жизни,  а когда ее нет, жизнь уже не представляет такой ценности, ведь нет остроты ощущений, присущей смертному существу.
-Придумать цель…Вы же сами знаете, что это абсурдно. Цель появляется из глубины души, когда уже недостаточно беспочвенных мечтаний. Надуманная цель абсолютно бесполезна.
Старик покосился на наполненный кубок, ощущая тонкий аромат, присущий действительно хорошему вину. К сожалению, появляться в данном пласте реальности Ликандр мог лишь в призрачном состоянии, поэтому взять этот самый кубок не представлялось возможным. И даже если бы он мог его поднять, где бы материальное вино смогло задержаться, если тело сейчас эфемерно. В другое время старец бы счел это оскорблением, но маг и волшебник был просто слишком напуган, чтобы мыслить логически.
-Да, действительно, лучше мне быть первым…- Ликандр сосредоточился, прикрывая глаза, улавливая отголоски тех несчастий, которые вынудили его сегодня явиться сюда. Они конечно не сформировались еще до конца, ведь слишком много факторов влияет на создание будущего, но примерную картину можно было видеть уже сейчас. – Грядут большие несчастия, большие беды. От них невозможно спрятаться, как бы вы ни запирали двери. Насилие, страх, голод и смерти, много смертей. Беда надвигается с востока, тысячи людей встали под ее знамена. Они жаждут крови, и ее будет много.
Старик приоткрыл глаза, ожидая реакции кудесника. Говорить пророчества более отчетливо он не мог – не чувствовал он нитей судеб этого мира, да и не положено было рассказывать все. Лишь предупреждение было его обязанностью, с которой он в данном случае вполне справился. Теперь лишь Оценашеку решать, что делать с полученными знаниями: рассказать всем ,чтобы хоть как то попытаться предотвратить надвигающуюся беду или забыть как страшный сон.
Ликандр перевел взгляд на демона, усмехнувшись одними глазами – в присутствии человека разрушать имидж, выстроенный даже не годами – веками, было нельзя. В принципе, его дело здесь было закончено, но было любопытно, что же хотел получить кудесник и какую цену он за это заплатит.

0

11

«Хаоса нет, как нет и Порядка» - сейчас мог бы ответить демон, нисколько не играя в философское глубокомыслие. Потому что в человеческом понимании Хаос был нарушением привычного хода вещей, а Порядок являлся всего лишь  установленной людьми последовательностью, рамками, понятиями и представлениями, в согласии с которыми они жили.
Но поменяй оные, будет ли это Хаос? Скорее просто новый Порядок.
Что же касалось природы и ее проявлений, они были более закономерны, чем что-либо иное вообще. И если человеческому существу была присуща некая «хаотичность»  с момента его появления, то «порядок» истинный и неизменный следовало относить как раз к проявлениям природы, которые человеческой воле не подчинялись ни в коей мере. Взять хотя бы смену времен года. Они не зависели от человеческой воли и желаний. То ли дело в Лабирине, где все фантазировали, что было угодно душе…
Но демон молчал. Ни одной из этих мыслей он не высказал вслух, всерьез полагая, что его собеседнику и без того сейчас хватает забот. Как-никак, тому необходимо было исполнить свою роль, и сделать это так, чтобы перед остальными существами запредельного мира стыдно не было.
- Хаос и есть абсурд, - заметил Асмодей негромко, но пояснять не стал.
Цель из глубины души. Неплохо. Для человека. Но для того, чье существование в принципе бесцельно, кроме разве что необходимости толкать в спину зазевавшихся и запутавшихся, цели приходится выдумывать, иначе можно было бы давно рехнуться от собственной желчи и тоски.
И снова это небольшое объяснение осталось за кадром развернувшейся в жилище Оценашека сцены.  А она, надо сказать, по всем законам жанра была абсурдной.
Незадачливый маг пил вино в присутствии, как он их называл, чертей, хотя один из оных был призраком. «Черти», пока Оценашек ходил за вином, немного пофилософствовали от скуки, определились с очередностью ходов, и теперь Асмодей имел удовольствие наблюдать актерское мастерство призрака.
Не то чтобы Оценашек уж слишком перепугался того, что ему сказали, но порядком напрягся. Это было видно по выступившей на лбу испарине и забегавшим глазам. Руки кудесника дрожали, но вместе с тем он почти не задумываясь, задал вполне резонный вопрос:
- Когда? 
«Любит точность» - подумал Асмодей, елейно улыбнувшись. «Интересно. Скажет другим или начнет собирать вещички и уйдет тихо?»
Если Оценашек начнет расплывчато вещать о бедах, вряд ли многие его послушают. Разве что сердобольные тетки в чепцах, втихоря бегающие по гадалкам и осеняющие себя торопливым испуганным крестным знамением в храме.
- В сентябре в Вену придут турки. Осада будет длиться до октября, - спокойно ответил на вопрос, заданный призраку, тот, кто прятал лицо за черной маской. 1529 год. Конец апреля, четыре месяца. 
– Не говорите, что вам это было сказано сегодня им, - он кивнул на старика, - и мной. Скажите, что прочли по звездам, так вашим словам будет больше веры.
В отличие от призрака демон знал кое-что наверняка и судьбу Леопольда Оценашека мог предугадать с точностью в 80 процентов. Но оставалось еще двадцать, которые приходились на… выбор горе кудесника.

0


Вы здесь » Лабиринт иллюзий » Книга Мертвых » Изыскания Леопольда Оценашека


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC