Лабиринт иллюзий

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лабиринт иллюзий » Круг I: Тщеславие » Замок Короля Порока: Сад Удовольствий


Замок Короля Порока: Сад Удовольствий

Сообщений 21 страница 35 из 35

21

Новый мир был по сути своей страшен. Ужасающе страшен, и Этайн бы непременно поддалась горечи своего положения, если бы только в ее жизни не вышло так, что на протяжении двух тысяч лет она наблюдала падение мира людей. Несомненно, иное место, выглядящее несколько "облагороженнее" Лабиринта, однако, на деле... На деле все было настолько печально, что кельтка освоилась здесь спустя первые же несколько дней. Лабиринт походил на темное будущее того мира, который на глазах полукровки из относительно "сбалансированного" стремительно исказился в техногенную "облегченную" версию здешней реальности. Сожаления - какие? Морриган, конечно, удалось избавиться от ненавистной, на удивление сильно мешавшей ей дочери, но не убить. Она попала сюда живой, а, значит, все еще будет. Не факт, что хорошо, совсем не факт, но что будет как должно, что потомок Войны не остановится и своим полу-бессмертием будет распоряжаться, как и прежде - совершенно точно. А посему...
Полубогиня улыбалась. Слегка, мягко, нешироким движением прелестных губ, и Суть мужчины, всецело проникшего в ее личное пространство, ничуть не пугала. В кристальной серости глаз отражались страсть. Чистая, сильная, изумляющая своим наличием при столь... деликатном и неактивном, казалось бы, поведении. 
Что?
Вопрос удивил, заставив серьезно отвлечься от целого спектра приятнейших ощущений, от вкуса губ, от дико дразнящего скольжения тоги с изящного плеча, от... Невесомо дрогнувшая ладонь медленно коснулась уст демона, только что обласкавших ее изумительно нежным поцелуем.
- Любила, мсье. Когда-то.
Улыбка неуловимо плавно приобрела оттенок пронзительной горечи. Не отчаяния, нет, не той страшной боли, когда начинаешь существать вместо того, чтобы жить - все осталось в прошлом. Достаточно далеком, чтобы откровенный вопрос ничуть не испортил происходящего между демоном и дочерью богини.
Возьми, если хочешь. За компанию с телом.
Нельзя смотреть в глаза Бездне настолько часто, но Этайн, кажется, в очередной раз не могла оторваться от небесно яркой лазури. Чем ближе "подбирался" Его Величество, тем большее мог увидеть, распробовать, забрать... Окунуться в маленькую вселенную, нареченную старомодным ирландским именем. Всего пять букв, вмещавших в себя персональную бесконечность.

Отредактировано Этайн (2010-03-23 15:48:39)

0

22

- Вот как… - демон легонько потянул Этайн за руку, чтобы она поднялась из кресла. Он не скрывал своих намерений и того, что хочет видеть ее обнаженной. Хочет видеть своей. Здесь и сейчас.
Рука у Эффутуо была крепкой и, несмотря на деликатность, в каждом движении мужчины чувствовалась настойчивая, пока что хорошо скрытая сила.
Душу человеческую можно считать незрелым плодом, пока ее однажды не коснется любовь. Не дикая страсть и зов плоти,  а то чувство, которое заставляет совершать глупости и героические поступки.
«И было, когда стал человек умножаться на земле и дочери родились у них. И видели сыны сильных дочерей человеческих, что хороши они, и брали себе жен из всех, каких выбирали…»
Когда-то очень давно он перепутал любовь с похотью. Ловушка была более чем достойной. Он желал, и ради этого готов был поплатиться всем. Это «все» он отдал не раздумывая, вынув из собственной души и протянув на ладонях. Кто же знал, что в конечном итоге все обернется позором, и в погоне за своим желанием, он потеряет изначальную суть?
«И положи на него гpyбый и остpый камень, и покpой его мpаком, чтобы он оставался там навсегда, и закpой емy лицо, чтобы он не смотpел на свет!»
Теперь же, через несколько тысячелетий,  Король Порока, этот старик с лицом и телом юного, изуродованный следом рафаиловой пощечины, был тем, кем должен был стать. Глупо отрицать, что среди многих прочих недостатков его бытия, Эффутуо - Ашмедаю подчинялась большая часть человеческих чаяний и чувств, а уж как разбередить их он знал наверняка.
Но сейчас был иной случай. В извечном желании обладать было что-то еще. Прикосновения Этайн разбередили что-то давнее, то, чему он и название забыл. Что-то болезненное и вместе с тем невероятно сладкое. Чувство, которого он, испорченный множеством чувственных экспериментов и ухищрений, очень давно не испытывал.
Довольно легко избавив Этайн от одежды, он повторял ладонью линии ее тела, чертил чуткими руками линии груди, живота, лона и хотел, чтобы она ласкала его, возможно так, как когда-то Ева впервые ласкала растяпу Адама, не уследившего за своей страстной и любопытной женушкой.
Дипломатическая беседа довольно быстро перешла в беседу интимную. Сшитый из тяжелой парчовой ткани кафтан, теперь расстегнутый полностью, упал на узорчатый ковер. За ним широкой алой лентой последовал широкий, расшитый драгоценностями пояс и демон, подхватив Этайн на руки, увлек ее к находившейся в паре шагов кушетке.

0

23

Гибкая, незримо хранящее в себе всю мощь войны как таковой, ирландка мгновенно отозвалась на зов мужественной длани, прозрачно "намекнувшей" на то, что следовало сделать. Сила демона лично для нее была вполне очевидной, но полубогиня ничуть не считала нужным ей противиться. Противиться следовало неестественному, а здесь... Кто-то, вероятно, скажет - ложь, комедия, иллюзия! - потому что так не бывает, потому что не то. Все не то. Не тот мир, не то время, не то место и уж точно "не те" действующие лица. Только действующих лиц, кажется, ненароком забыли об этом предупредить. Ибо как минимум одно из них - одна - совершенно серьезно повиновалась тому, что вдруг вздумало случиться. Случиться так, и не иначе, не признавая ограничений, правил и прочих вещей, когда-то и кем-то сочтенных слишком нужным, единственно верным путем.   
Воздушно-синее облако платья-тоги послушно пало к ногам, обнажая не только привлекательное, приятно женственное тело, но и оружие, ловко скрывавшееся под покровом элегатного наряда. Лукаво улыбнувшись, кельтка быстро избавилась от стилетов, бросая на Его Порочнейшество красноречивый, слегка извиняющийся взгляд: положение обязывает. Зато всего лишь секундами позже ладоням демона уже ничто не мешало узнать, какая она, Этайн О'Гара, в прикосновениях. Какая неожиданно ухоженная, бархатная светлая кожа. Кроме всего прочего, крайне чувствительная... Съеденный персик, если сравнивать, опираясь на тактильные ощущения, проиграет с первого прикосновения.
Сама Война была всецело занята двумя "пунктами": необычайным моментом и самим Эффутуо. Обо всем остальном, увы, на время захотелось позабыть. Какие шансы могут быть у всего прочего мира, когда она, не самое безрассудное или вспыльчивое существо, буквально дышит этим чем-то, безжалостно сбивающим дыхание с каждым новым движением рук короля. Чем-то другим, лишь частично похожим на естественный адреналин возбуждения. Нечто было неуловимо сильнее и подогревало в дщери Морриган такое, что бессильна лексика как литературная, так и откровенно непристойная...
Опора была потеряна внезапно, впрочем, быстро сменяясь моментом приятной "невесомости" на крепких руках. Нет, снова надежная твердь под белокожим телом, на сей раз являвшаяся кушеткой. Что ж... теперь можно было позволить себе вернуть Пороку все его чудесные ласки. Сторицей. Мягчайше притягивая к себе, чтобы плавно, кошачьи хитро устроить все так, дабы лежащим оказался именно он. Гибче ивовых прутьев склоняясь над адски желанным мужчиной, начиная с уже относительно знакомых губ и полускрытого маской лика. Границы лицевых косточек и шеи, меленькая ямка у ключиц... Невозможность не прильнуть губами - со звериной податливостью, а не своенравностью - к его плечам. Наконец, столь опасно уязвимое место, как точка солнечного сплетения - с ней губы полукровки обходились особенно нежно. Словно там находилась недавно зажившая рана...
Этайн вовсе не была уверена в том, что Его Величество сочтет нужным предоставить ей, скажем так, свободу действий. Пожалуй, кельтка даже рассчитывала на то, что, позволив ей немного изучить, "распробовать" незнакомое тело, Эффутуо наверняка обозначит "правила игры".

0

24

То, что под одеждой Этайн оказалось оружие, Эффутуо проигнорировал, как будто  кинжалов там не было вовсе.
До срока. Просто не обратил внимания, или умело сделал вид.
Следом за кафтаном наземь отправились богато расшитая льняная рубаха цвета топленного молока и штаны. Шелк тюрбана, который он торопливо размотал, открыл золото густых, немного вьющихся волос, змеями рассыпавшихся по широким плечам. Однако лицо демона осталось все так же скрытым золотой маской, как и прежде.
Король Порока был худощав и жилист. Узкобедрый, с телом, гладким как мрамор, с умащенной благовонными маслами кожей, под которой скрывались волокна тугих мышц. От него ощутимо пахло мускусом и амброй, густым, смолистым, сладким ароматом восточных масел. Сквозь эти запахи  отчетливо пробивался его настоящий, немного звериный, с нотой полынной горечи.
Эффутуо, как мушку в янтаре, не тронуло время, оставив вечно молодым и неизменным в многообразии лиц и масок.
Сейчас сложно было предположить, что это существо может быть невообразимо жестоким, настолько нежен он был.
Интимные поцелуи отзывались жжением в груди, привычной тяжестью в паху, твердостью плоти. Это было почти болезненно, потому что возбуждение, которое испытывал Эффутуо, в какой-то момент стало нестерпимым.
Однако вопреки этому, он не торопился. Сделав глубокий вдох и медленный выдох, мужчина остановил ласки Этайн, на мгновение, сжав ладонями предплечья женщины, побуждая ту немного сменить позицию вместе с ним. Король Порока великолепно владел своим телом, равно как и Этайн, поэтому труда это не составило. Мягкий перекат, напрягшиеся кубики пресса, сильные руки, поддержавшие воительницу за талию.
Он предпочел взять ее сидя, глядя в лицо. Поэтому сменив положение, с партнершей на руках, Эффутуо повернулся, облокачиваясь на спинку кушетки. Ноги Этайн оказались  над его плечами, на спинке. Руки Эффутуо надежно  поддерживал партнершу, позволяя ей немного откинуться назад. Так он отчасти проверял степень ее доверия. Ведь Этайн должна была довериться ему безгранично, чтобы позволять удерживать себя практически на весу.
В его распоряжении оказались ее ключицы и великолепная грудь, которую он не обошел вниманием и поцелуями. Войдя в ее лоно, Эффутуо сделал первый уверенный толчок, чтобы потом задвигаться поначалу ритмично и мягко.

0

25

Полукровная богиня все сильнее поддавалась жару желания. Им полнилось, им бесконечно сладко "ныло" все, от шелка волос до кончиков пальцев на аккуратных ступнях, буквально с каждой минутой заставляя все сильнее хотеть разделить свое тело с Пороком. Именно так, не просто соприкоснуться в попытке как можно приятнее сбросить эротическое напряжение - отдаться. Всецело, не укрывая ничего, не проявляя малодушной подозрительности, не допуская различных глупых мыслей, коими частенько грешат представительницы слабого пола, когда дело касается именно плотской любви. Любые сомнения сейчас неважны.
Повинуясь безмолвному замечанию рук, сжавших предплечья, ирландка замерла сероглазой кошкой, тут же улавливая задуманный "маневр". Немного ловкости, "согласованной" с телом Эффутуо, и она уже окажется сидящей поверх бедер демона, перемещенной так, что обходиться без его рук просто не представляется возможным. Выход, вернее, единственно верная реакция для ирландки заключалась лишь в одном: отпустить момент. Целиком и полностью доверяя его Порочнейшему из существ Лабиринта, доверяя свое тело, эмоции, ощущения... Доверять же здесь и сейчас означало - не сомневаться. Касаться ногами спинки кушетки, быть одним плавным изгибом, прислоненным к партнеру. Существовать исключительно в тандеме, крепко упираясь бедрами, немного выгибаясь в талии и... отклоняясь назад, слегка опереться ладонями о ноги мужчины.
Изумительное интимное "знакомство". Кажется, там, в другом мире, все обычно начиналось... слегка банальнее, скажем так. А здесь... здесь и сейчас Этайн так или иначе находилась во власти демона. Была беспечна сверх меры в своей податливости, чем безмерно же и наслаждалась. Ее ничуть не волновала откровенность собственного тела, точнее, неслабая степень его возбуждения. Серый взгляд темнел от немного расширившихся зрачков - что не удалось опиуму, с лихвой вышло у Эффутуо. Относительно ровное дыхание окончательно кануло в Лету, как только бедра, сжимаемые сильными ладонями, задвигались в такт.
Именно на этом интересном месте в полукровке и изволила пропасть дальнейшая тяга к, разумеется, очень чувственным, но все же - нежностям. Все ее тело горело, восходя к нестерпимому желанию близости, практически граничащей с изнасилованием, уходя в абсолютный контраст с прежними "изучающими", куда более осторожными мыслями и действиями...

Отредактировано Этайн (2010-03-23 21:22:19)

0

26

Для него это означало практически полное обладание, которое само по себе было уже приятнее большинства ласк. Обладание и управление. Он вынуждал женщину подчиниться своей воле. Так медленно и постепенно сгибают металлический стержень, нагревая его.
Стоит ли говорить, что температура этого процесса во многие разы превышала температуру кипения? И стоит ли говорить о том, что настроение Эффутуо по сравнению с двумя предыдущими часами переменилось кардинально?
Опиумный дым дурманил разум, но более его дурманила страсть. И все-таки, даже сейчас Порок был чертовски расчетлив, избирая наиболее удобную для себя стратегию в ведении «дипломатических переговоров».
В Лабиринте беда? Не стало короля Чумы? Этот сумасшедший мир полнится слухами?
Пусть подождут. Его величество только что распробовал вкус нового лакомства.
Если поначалу Эффутуо был осторожен и «принюхивался» слово зверь к самке, то теперь Король Порока действовал смелее, поскольку сейчас Этайн принадлежала ему.
Крепкая хватка рук не ослабевала. Он держал Этайн так, что вздумай она вырваться в сей момент, ей пришлось бы приложить немалые усилия. К тому же, женщина целиком и полностью зависела от того, кто удерживал ее на себе. Ей приходилось балансировать, при этом активно работая бедрами и мышцами лона, чтобы доставить ему удовольствие.
Целуя, Эффутуо ласкал соски Этайн, обводя их острым языком, слегка покусывая, пока они не стали ярко-алыми, словно бы выкрашенными хной.
Вместе с этим демон стал двигаться быстрее и гораздо более резко. Преимущества этой позы состояли в том, что она позволяла почувствовать малейшие нюансы ласк. Наконец, насладившись грудью Этайн, демон перешел к шее, намеренно оставляя следы, которые несомненно проявятся потом еще ярче, после того как они разомкнут объятья. Это были почти укусы, перемежаемые не то взрыками, не то змеиным шипением, поскольку в этот момент как нельзя ярко проявлялась его суть.
Неистовству любовных забав Эффутуо предпочитал отдаваться с головой.
И это было только начало.
Потому что потом он шепнул на ушко Этайн, чтобы та скрестила ноги, обхватывая его за талию и, продолжая поддерживать женщину,  попросту перенес свою драгоценную ношу на стол.
В тот момент, когда крестец Этайн коснулся поверхности резного предмета интерьера, выполненного в восточном стиле и украшенного богатой инкрустацией слоновой кости, послышался жалобный звон опрокинутой посуды.
По цветастому ковру покатились фрукты, бокал Короля разбился вдребезги, падая вниз и расплескивая вино.
Распластав женщину под собой, Эффутуо с диким смехом покрыл ее вновь, вытягивая и фиксируя руки Этайн так, что на запястьях обязательно останутся синяки.

0

27

В голове сероглазой женщины ни разу не возникла хоть одна-единственная мысль, содержащая в себе протест. Несогласие хоть с чем-то из происходившего. О, нет, Этайн ведь была не из тех, кто не принимал собственных желаний, или, о, ужас, вообще не знал оных. А ведь женщины так часто склонны не знать, чего хотят, как минимум - в той самой сфере жизни. Крайне личного характера. Впрочем, зачастую много чего о себе не подозревают и те, кому кажется, что уж себя-то, уж себя, драгоценного - как свои пять пальцев...
Боги всемогущие! Какая восхитительная ипостась любовника у олицетворения Порока... Нет, земной Эрос ему и в подметки не годился, хотя - ведь призван же был управлять всем-известно-чем. Тем не менее, божок плотской любви и влюбленности  представлял из себя пусть и "юношу пылкого, со взором горящим" - но, черт возьми, вел он себя частенько так, что лично кельтка серьезно задумывалась, кто из них двоих являлся человеком на целую половину. Юноша юношей, а мужчины из него за те полторы тысячи лет, что они были знакомы... и близко не вышло. Вообще, кардинально новой и отличительной чертой всего происходящего было то, что Эффутуо знал, о чем "тоскует" тело кельтки. Что было приоритетно десять, двадцать минут назад, а что - сейчас. Мгновенно - настолько, что готовы были закрасться сомнения насчет магии телепатической направленности. У богов, вампиров, оборотней, магов - нет, такого чутья не было ни у кого из них.
Black black heart, why would you offer more?
Why would you make it easier on me to satisfy?
I'm on fire, I'm rotting to the core,
I'm eating all your kings and queens,
All your sex and your diamonds

И если в Его Величестве теперь проявлся некий звериный архетип сущности... Что еще можно было делать, как не "уйти в пропасть" окончательно? Фрикции - до боли, укусы - до красноты, до припухлости, до издевательских, дерзких следов... О том, что они останутся, полукровка сейчас не думала. С пересыхающих губ слетало хриплое, рваное дыхание, а иногда перехватывало даже его. После жаркого шепота, ставившего перед фактом, ирландка без единого лишнего слова или жеста выполнила сказанное. Внезапный "отрыв от земли" вызвал улыбку - ах, вот оно что, частичная "смена декораций". Сметенная прочь посуда, звон разлетевшегося на осколки фужера... Что? Нет, Теа не слышала ничего. До того ли было ей, выгибающейся дугой под сумасшедшим напором, невзирая на неудобно плененные руки?
Вытянулась, как живая тетива, отчетливо ахнув, так, словно просто не получилось закричать - с, кажется, почти исчезнувшей вменяемостью в темных глазах...

+1

28

«Смотри на меня, Тея. Смотри  и запоминай» - мысль невысказанная, но отчетливо читающаяся в потемневших до вайдового оттенка глазах демона. Этайн сейчас походила на живой диковинный инструмент, из которого Эффутуо виртуозно извлекал судорожные вздохи и стоны, вплетая их в одному ему известную мелодию.
Им вторил хор остальных любовников, сочетавшихся друг с другом в невообразимых позах прямо на траве в королевском Саду Удовольствий. Им вторил южный ветер, колыхавший белые полотнища шелка. С ними вместе шелестела листва деревьев, как когда-то шелестела она в унисон движениям гибкого змеиного тела Асмодея.
На спине Короля Порока вместе с испариной отчетливо проступили вздыбившиеся позвонки, острые лопатки торчали обломками некогда потерянных крыл. Пшенично-золотые волосы демона разметались по плечам в беспорядке. Умащенное драгоценными ароматными маслами тело двигалось в быстром ритме, почти механическом, четко совпадающем с тактами биения сердца.
Скрытое золотой маской лицо, теперь будто бы слившееся с ней, было пугающе, нечеловечески прекрасно.
Иногда он запрокидывал голову, хрипло смеялся, как зверь скалил белые, ровные зубы, обнаруживая жемчуга в кармине алого, жадного рта. Затем вновь припадал к ее губам, словно желая напиться, вбирая в себя сладострастие.
«Смотри на меня, Тея. Смотри и запоминай». Все изгибы сильного тела. Каждый толчок. Хватку гибких, длинных пальцев. Алчное стремление к наслаждению, в котором Эффутуо был способен измучить, выпить силу и чувства до последней капли, горячим ветром пустыни иссушить ее.
Но сейчас он не только брал, но и делился своей страстью с той, которая по собственной воле приняла его. С той, чьи губы были так нежны, а руки ласковы.
Таким было продолжение этого странного танца, начавшегося с разговоров о политике и недомолвок. Таким этот «менуэт» стал после того, как оба прямо сказали друг другу о том, чего хотят. Без слов.
И режущая кромка кнута, и темно-алая кровь, и танцы со слабо поблескивающими лезвиями мечей, все это было затяжной прелюдией к данному пиршеству плоти.
«Смотри на меня, Тея. Смотри и пой. Пой свою победную песнь, услаждая слух и сердце». Его черное сердце в бешенном ритме соития заходилось от восторга и той сладкой, почти болезненной горечи, что дарили эти мгновения. Его случайная (а может быть и нет) любовница была податлива как воск, отзывчива и обжигающе горяча.
И он, однажды, несколько тысячелетий назад преступивший запрет заглядываться на дочерей человеческих, вновь прильнул к ее пахнущему восхитительным ароматом телу, чтобы как цветок, сорвать с губ очередной стон.

+1

29

Запомнить. Запомнить...
Да нет, здесь вопрос ставился уже по-другому - возможно ли забыть? Когда полубогиня оправится ото всех этих, так сказать, душевно-физических потрясений, она лишь усмехнется, покачав головой, если действительно задать ей такой вопрос. Случайно ли судьба распорядилась картами в пасьянсе так, что Астарту вздумалось "дешево и сердито" расправиться с незадачливым должником в один день с королем Порока или нет - более чем все равно. Вот если бы сегодня они виделись впервые, то... Хотя, кто знает. Возможно, бешено страстное слияние тел, происходившее сейчас, всего лишь отложилось бы на энное количество лишних минут. Но после того танго с кнутом демона, после ошеломляюще наглого поцелуя-имени, и предполагать, что все могло закончиться в ином ключе? Ни в коем случае. Даже наивно, ибо мизерный шанс на такую вероятность в данном случае - всего лишь дань номинального "уважения" к статистике и прогнозированию как таковым.
Запомнит ли сам Порок, или смоется, развеется, обесцветится яркая искра в десятках, сотнях новых любовников, в запахах множества других тел? Ну, эти вопросы, равно как и ответы, уже и вовсе не для нее.
Этайн действительно открыла абсолютно затуманенные страстью глаза, "очнувшись" от очередного поцелуя. Демон был прекрасен, но вряд ли он мог знать, чем отличалось понятие "красив" от "прекрасен" для нее, безоглядно, безудержно, бесконечно отдающейся его телу, его взгляду, его воле. Невероятный накал сладострастия, и физического, и душевного принимал такие обороты, превращался в такой силы отдачу, что в какое-то мгновение, когда губы кельтки станут слишком сладкими, стоны - слишком идеально симметричными тому, что с ней делают, а заведенное донельзя тело буквально заискрится от преступно мощной волны наслаждения...
...Эффутуо внезапно ощутит тепло летней, совершенно нездешней ночи, смешанное с жаром высоких ритуальных костров. На недолгое, но бесконечно изумляющее мгновение очутится вместе с Теа посреди поляны священной рощи, возле самого берега лесной реки. Мимолетно - ровно до той секунды, пока с беззащитно раскрытых уст полукровки не слетит заветный, самый опустошающий вскрик.
Говорят, божественные сущности всегда полны сюрпизов, пусть и очень редких. Иногда все же можно видеть иные миры. Например, сквозь обычно наглухо закрытый мирок чьей-то души.

0

30

«О, как любезны ласки твои, сестра моя, невеста! о, как много ласки твои лучше вина, и благовоние мастей твоих лучше всех ароматов!  Сотовый мед каплет из уст твоих, невеста; мед и молоко под языком твоим, и благоухание одежды твоей подобно благоуханию Ливана!»
Страсть – это дурман, вид безумия, когда не остается более ничего, кроме стремящегося к пику наслаждения существа. Страсть – это другая реальность, когда наслаждение туманит взор, и мир вокруг больше не имеет никакого значения. Страсть – это слияние, когда двое становятся одним, и только через мгновение каждый из них осознает собственную суть, а пока они являют собой обнаженное нечто, изо всех сил стремящееся к моменту смерти или нового рождения.
Движение из небытия в бытие совершают они, взявшись за руки, неистово лаская друг друга, делясь объятьями, поскольку в этот отрезок времени что-либо перестает существовать.
И этот самый миг, в экстатической пляске каждому из них дано заглянуть за грань, и увидеть нечто такое, что весьма отличается от их привычного мироощущения.
«Сотовый мед каплет из уст твоих, невеста; мед и молоко под языком твоим, и благоухание одежды твоей подобно благоуханию Ливана!»
За секунду до того, как мир брызнул яркими красками солнечного утра, заливая все вокруг неестественно ярким светом, и он содрогнулся в опустошающей, вынимающей душу,  выворачивающей наизнанку все его естество, но несущей высшее наслаждение судороге, в глазах Эффутуо отразилось тепло чужой ночи, а обоняния коснулся запах свежести со сладким привкусом от дыма костра. За секунду до того, как он отстранился от Этайн, взмокший и немного усталый, а тело наполнилось томительной негой, послевкусием этой яростной близости. За секунду до того, как он наклонился, чтобы вновь почувствовать запах ее волос, потереться щекой о щеку, торопливо поцеловать губы, грудь и пахнущее терпким соком лоно. За секунду до того, как еще не прояснившимся взором оглядел окружающее его пространство шатра, где на ковре смешались виноградины со стеклянными осколками.
«Пришел я в сад мой, сестра моя, невеста; набрал мирры моей с ароматами моими, поел сотов моих с медом моим, напился вина моего с молоком моим…»

0

31

Возвращение в реальность показалось неожиданно легким. Словно все так и должно было быть - ярким, но недолгим путешествием - и снова точка эквилибриума между двумя мирами. Хрупкая, грозящая рассеяться звездной пылью, как только те, кто ее составляют, разорвут свое единение... Но ведь это не так. Не все, что незримо или неощутимо в следующее, уже не столь волшебное мгновение, непременно исчезает. Быть может, всего лишь становится недосягаемым... до следующего визита в новоявленное "между".
Резная столешница напоминала алтарь. Особенно сейчас, когда искусный узор большей своей частью был скрыт под художественно распростертым женским телом. Светлокожее, такое ослабленно-смирное в этом переходном моменте от страсти к неге, с обезоруживающим эхом дурмана в жемчужно-серых глазах... Можно было бы сказать, "как жертва" - но от жертв вряд ли может исходить настолько приятное, мягкое, почти умиротворенное ощущение. 
Her skin is like velvet
Her face cut from stone
Her eyes when she`s smiling
Will never reach home...

Самую малость подалась навстречу склоняющемуся к ней демону. Самую каплю ненавязчивой нежности вложила в гибкую тонкость пальцев, смевших пройтись по взмыленной спине. По каждому из позвонков, по тем самым выступающим лопаткам, даря свой немой ответ на пост-любовные ласки Эффутуо.
Her touch would be tender
Her lips would be warm...
...Her place like a palace
With things you can`t own
But hear how she sings!

Успеть мимолетно ответить на соприкосновение щек, чуть потянувшись изящной шеей. Сознательно, восхитительно естественно утопать в этих... взаимных благодарностях? Отчего-то сильно хотелось, чтобы - да, хотя бы так.
Лишь после всего этого - обратить внимание на... слегка "растрепавшуюся" обстановку в шатре. По нежно очерченным губам скользнула дивно лукавая улыбка. Прелестный беспорядок был уместен едва ли не больше былого "совершенства". В словах же, между тем, медленно назревал ступор. Отчаянно не желалось называть этого чудесного мужчину протокольным "Ваше Величество". Даже несмотря на то, что по все тем же дипломатическим протоколам называть монарха по имени Этайн не могла...

0

32

Если бы похмелье было приятным, то чувства Эффутуо можно было бы сравнить  с ним. Хотелось курить. В то же время только что удовлетворенная страсть нашептывала ему о том, что у этого внезапного и бурного соития могло быть не худшее продолжение. Отстраняясь от Этайн, демон прикрыл глаза. На лице его, почти полностью скрытом маской, не было заметно особого, мечтательного выражения, возникшего, как следствие этой мысли.
Женщина была прекрасна. Распластанная на столе, разомлевшая от любовной неги.
Он не спешил одеваться, просто стоял и смотрел на нее, откровенно любуясь. Молчал, мысленно очерчивая каждую линию этого восхитительно сложенного тела. Запоминал. Чувство Эффутуо было сродни тому, которое испытывает охотник, гордый великолепной добычей.

«Меткий лучник из бану суаль
Край бурнуса откинет, бывало,

Лук упругий натянет, и вмиг
Тетива, как струна, застонала.

Сколько раз он в засаде следил
За газелью, ступавшей устало

К водопою по узкой тропе,
И стрела антилопу пронзала,

И мелькала в полете стрела —
Так летят угольки из мангала.

У стрелы были перья орла
И о камень отточено жало.

Старый ловчий без промаха бил,
Лань, сраженная им, не вставала».*

Наконец, во властном и откровенно собственническом жесте, ладонь его прошлась от шеи полукровки к животу, скользнула меж грудей, что были как луны близнецы, как два сочных плода. И мужчина подал женщине руку, чуть потянув на себя, помогая ей встать, давая понять, что она не оставлена и не одинока в послевкусии испытанного ими удовольствия.

ООС: * Кайс ибн Аль-Муллаввах

0

33

Этайн едва улыбнулась, вкладывая обманчиво изящную ладонь в поданную ей руку. Стоило отметить - галантный жест абсолютно гармонировал с предшествовавшим ему прикосновением. Одно являлось единственно верным продолжением другого. Как и все то, что произошло до этого мгновения...
Легко, практически бесшумно покинув импровизированное "ложе", она вновь оказалась совсем близко. В каком-то жалком шаге от демона. Так, что можно было почувствовать запах кожи, медленно истлевающую, испаряющуюся ноту страсти. Теа подозревала, кем является король Порока, но ее это ничуть не остановило. Не остановило тонких пальцев, невесомо прошедшихся по золоту прядей, рассыпавшихся по плечам, не остановило от одновременного, уверенного "соприкосновения" взглядами. Мужчина и женщина - а все, что кроме, что стоит за границами этих определений... подождет. Кристально-серые глаза "держали" на себе небесно-лазурные, говоря - нет, даже просто напоминая о том, что Эффутуо, вне всяких сомнений, уже знал без помощи хоть единого слова. Еще встретятся. Придет, без разницы, кто из них, когда...  Неважно, будет ли это случай или зов, значение обстоятельств приравнивалось к идеально круглому, пустому нулю.
Возможно, полукровной богине не хотелось уходить, но, разумеется, она сделала шаг назад. В сторону, к недавно сброшенной одежде и мини-вооружению. Сначала пришлось закрепить свой дневной минимум оружия, устраивая стилеты на самой верхней части упругих бедер и уже затем, собственно, одеться. Плавным движением руки найти заколку, так и оставшуюся под затылком. Растрепались... Да и черт с ней, с прической, ее практически не было. Негромкий щелчок застежки, внезапно оказавшейся похожей на нечто вроде третьего стилета... а пусть тьма волос остается такой, вольно ниспадающей немногим ниже груди.
- Думаешь, не придется переодеваться перед визитом к начальству? Шарфик, например, на шею.
- Смеешься. С нашей регенерацией? Можно подумать, у тебя никогда не было...
- У меня и начальства как такового уже не было... помнишь хоть приблизительное количество лет?
- Тоже верно. В любом случае, можешь не забивать себе голову такими мелочами, их просто не будет. Эй! Ты смотришь не в ту сторону. Нет, не туда, мисс О'Гара, не на...
- Иди ты.

Черт возьми, "родной" голос был прав. Но отказывать себе в эстетическом удовольствии нет-нет, да и скользнуть взглядом в сторону облачающегося Эффутуо... нет, пожалуй, разумное Я с чистой совестью можно отправить да-ле-ко... пусть и ненадолго.

Отредактировано Этайн (2010-03-26 18:36:03)

0

34

Прологом стала дипломатическая беседа, а эпилогом - молчание. Эффутуо облачился довольно быстро, хоть и с некоторой ленцой. Он знал, что женщина наблюдала за ним, поэтому не отказал себе в удовольствии немного подразнить ее. Голод нельзя утолять полностью, иначе не захочется еще. А если вы сыты, тогда должны немного проголодаться.
Разумеется, Астарт узнает подробности переговоров. Если не узнает, то догадается. И понимание этого льстило Эффутуо не меньше, чем само внимание Этайн.
Этайн, Этайн - какое сладкое имя. Взгляд демона упал на оружие. Для него это была еще одна художественная, стилистическая деталь. Образ женщины, который следует рисовать мазок за мазком, постепенно, если, конечно, хочешь ее узнать. Он узнал ее ночью тогда. Теперь узнал днем. И узнает еще, если Этайн придет к нему сама или если они вновь столкнутся у какого-нибудь злачного местечка навроде "Зеленой Канарейки".
Когда оба были облачены, а руки случайных любовников торопливо разгладили все складки одежд, Эффутуо с улыбкой взглянул на кельтку и не удержался от того, чтобы произнести:
- Благодарю вас за проявленное к нашей общей проблеме внимание. Леди Этайн, если вы пожелаете навестить этот уголок мироздания вновь, я буду несказанно рад.
Слова прозвучали почти анекдотически. Но Эффутуо не смог удержаться от того, чтобы не создать небольшой и безобидный курьез.
Порыв ветра неожиданно сильно всколыхнул белую ткань шатра. С востока быстро и неотвратимо наползали набухшие влагой, тяжелые грозовые тучи:
- Гроза... - мужчина вздохнул и прищурил внимательные лазурные глаза. - У нас есть три минуты, чтобы убежать от ливня. Пойдемте, я вас провожу.

» Замок Короля Порока: Кабинет

0

35

Да, молчание. Возможно, не совсем правильное, впрочем, учитывая бессловесную насыщенность всех моментов "после"... А также эту неловкость для Этайн как для военного-дипломата - нет, почему же, не-использование речи вполне вписывалось в рамки ситуации. В конце концов, во всем этом не было напряжения, и именно данному факту кельтка отдала бы некую... приоритетность.
Почему-то именно сейчас жесточайше "включилась" разумная половина личности, категорично удерживавшая другую от каких бы то ни было пространных размышлений насчет, хм, неофициальной части беседы, а особенно - насчет самого Эффутуо. Потом, потом! Ей нельзя по-другому. Именно потому, что женщина - нельзя. Так и не сможет отвлечься, а ведь... к сожалению, день только начался. Даже до раннего вечера еще достаточно долго...
Демон нарушил молчание первым. Более того, перевел этот нюанс в плоскость вполне безобидного, беззлобного юмора. Так, почти шутка, разумеется, вызвавшая приятную ответную улыбку:
- Благодарю, Ваше величество. Обсуждение проблем Лабиринта с Вами - одно удовольствие.
Собственно, здесь бы любой из классических вежливых ответов прозвучал не менее двусмысленно. Мучаться срочным подбором слов было уже ни к чему.
Зато элементы неожиданности вздумали продолжиться. Ну кто, кто ожидал ливня в разгар южного зноя? Определенно, только не полукровка.
- Возможно, в обитель Страха ты приедешь еще и промокшей. Дивные перспективы, м?
Ирония внутреннего голоса была проигнорирована. И не потому вовсе, что такой пустяк мог бы хоть как-то задеть, привлечь внимание, нет...
- Всего три? Надо же. Да... идемте.
...ливень смоет все. Каждый ее незримый след, каждый отголосок ее запаха. Этайн внезапно испугалась благодатной мощи этой изменчивой стихии, Воды. Небесные слезы всегда приносят...
Обновление.

» Улицы (V круг)

Отредактировано Этайн (2010-03-27 17:20:43)

0


Вы здесь » Лабиринт иллюзий » Круг I: Тщеславие » Замок Короля Порока: Сад Удовольствий


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC