Лабиринт иллюзий

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лабиринт иллюзий » Круг IV: Чревоугодие » Дом Кристофа


Дом Кристофа

Сообщений 21 страница 40 из 51

21

Он идет по улице, улыбается прохладе такого приятного вечера, с мягким почти что бархатным дуновением ветра доносятся ненавязчивые звуки музыки. Мелодия легкая, заманчивая, отчего так и тянет протянуть ладонь в белой перчатке какой-нибудь милой барышне, увлекая ее за собой в танец. Или не барышню, а вот того привлекательного офицера, что уже минут пять сверлит твои лопатки глазами, смотрит так, будто уже раздел. Еще шаг, бросить быстрый взгляд - кто же успеет первым, кто же польстится на него сегодня. Безумная, выматывающая гонка за тем, чтобы как можно надежнее запереть в сердце это тянущее чувство голода, стылой горечи, от которой не избавиться ни днем ни ночью. И недовольство, что раз за разом этот отвратительный привкус все же остается. Своеобразная ложка дегтя, насмешка над хрупким юношей. И сколько бы ни старался и не искал - все пресно. Нету панацеи. нету того, кто прогонит эту горечь

До дна, до самой последней капли - он не сможет, он не станет. Страшно лишать жизни своими руками, используя себя в качестве оружия, страшно видеть чужую боль, страшно осознавать, что причиной страданий являешься ты. Прав был слепой Итре, Кристоф до сих пор с ослиным упрямством продолжал цепляться за человечность, даже утратив навсегда свою личину.
Глупец, тупица, дурак!
-Я сделаю все, что ты хочешь. Я буду рядом, буду смотреть тебе в глаза, дарить ласки и тепло. Буду любить. Буду... -
Он распахнул глаза, отчаянно надеясь, что на этот раз его аура не станет так действовать на Каллисто. Открыл глаза и утонул в морозной глубине горных озер. Уберите время на время, остановите минуты, пустите часовые стрелки в обратный путь, заткните узкую щель в песочных часах.
Тихий шепот, обещания, скрепляемые поцелуями, мгновения истекающие восковыми каплями, сомкнутые ладони, трепетное дыхание, объятия, сулящие заботу.

-Пей. - Кристоф чуть ли не заставил сделать вампира первый глоток, наклоняя горячую кружку с обжигающим напитком к бледным губам вампира. - Это глинтвейн. Он согреет
Укутанный в огромное махровое полотенце с ног до головы, усаженный на густой ковер близко к теплу камина, вампир все равно выглядел болезненно бледным. Убедившись, что Лис продолжает пить, юноша опустился рядом и уложил голову тому на колени.

+1

22

- Тебя мама не учила, что врать нехорошо?
В невидящих глазах, разглядывающих что-то там вдали за пределами бытия и сознания, скользит искренняя усмешка, а губы складываются в некоторое подобие улыбки, перед тем как сделать очередной глоток из дымящейся чаши. Напиток приятно обжигал горло и горячил тело. Хотя тело уже было довольно подогретым трепетными ласками в ванной и чужим теплом на коленках. Рука самовольно скользнула по плечу шатена, очертила пару ребер, огладила плоский живот и, закончив таким образом "осмотр территории" вернулась снова к плечу, чтобы в следующий момент зарыться в мокрые шоколадные пряди.
- Не режь себя больше, пожалуйста. Из-за меня или из-за кого-нибудь еще - не режь, у меня чуть инфаркт не случился, когда...когда...
Вампир вздрогнул от воспоминаний о полоснувшей запястье боли, и поставил пустой кубок на пол, склоняясь к инкубу. Потеплевшие губы нашли ухо, а глаза устало смотрели на пламя огня. И какого купидона следует оттаскать за уши, чтобы не метил стрелами в кого непопадя?..
- Тебя что-то тревожит. Расскажи мне.
И не надо быть никаким эмпатом, чтобы догадаться об этом по хрупким ссутулившимся плечам, по закушенным губам и по всей позе инкуба, свернувшегося калачиком на полу, положившего голову на колени. Словно в страхе, что Лис сейчас же сорвется с места, и махнув на прощанье ручкой, раствориться в ночном воздухе. И как мне теперь с этим жить? Как нам теперь с этим жить!? Мой смелый и нежный котенок...
- Ты не хочешь, чтобы я ушел... О Господи... Кристоф!
Сердце, если таковое еще осталось в груди, сжало от нахлынувшей нежности к этому ласковому существу, а руки бережно подняли юношу с пола, крепко прижимая к себе. Так крепко, словно в комнате был кто-то еще, кто собирался сие сокровище у вампира отобрать. Благо сил у Каллисто после коктейля "Кровавая Мери", то есть, простите, "Кровавый Кристоф", очень даже прибавилось. Это конечно не те три литра крови, что он выпил вечером, если и не больше, но в сочетании с алкоголем эффект был просто потрясающим.
- Я же монстр. Злой. Бездушный. Кровь пью. Безвинных людей убиваю. Зачем тебе такой, как я... А если я сорвусь. Что будет, если я сорвусь?
Укачивая, как маленького ребенка, рассказывая страшную сказку на ночь... Пальцы убирали за ухо прилипшие ко лбу пряди, а губы собирали капельки влаги с шей, щек и ушей.
- Ты совсем не знаешь меня. Ты совсем меня не знаешь... Не смей влюбляться.
И кому адресована последняя фраза?..

+1

23

От накатывающих жарких волн с камина и выпитого вина в сознании прочно поселился туман. Думать о чем-то было настолько лень, что Кристоф прикрыв глаза просто наслаждался ощущениями, удивительной заботой, которая никак не вязалась со словами вампира о собственной натуре.
-Угу-угу. - инкуб приоткрыл один глаз и насмешливо продолжал. - Тогда почему "злой и бездушный монстр" всего лишь пару минут назад отчитывал меня как маленького ребенка? Как-то не логично, не находишь?
Кристоф потеребил кончик полотенца, в которое был завернут рыжий со вздохом сожаления, что все же придется напрягать серое вещество для того, чтобы ответить вампиру, пребывающему в несколько противоречивом состоянии.
-В таком случае, я тоже монстр, правда пью не кровь, но это уже мелочи. И душа у меня, к слову, искалеченная. - юноша чуть слышно фыркнул - Так что можно, конечно же, устроить состязание в том, кто из нас более порочное существо. Или же просто расслабиться и не изводить себя глупыми размышлениями. Мне больше по душе второй вариант, а тебе?
Кристоф все еще продолжал нежиться в уютной колыбели вампирьих рук, что даже мысль о том, что это может быть временным, казалась кощунственной. И тихие речи, убаюкивающие неторопливостью, наполненные трогательным вниманием и волнением.
-Ты похож на человека, который получив желаемое все до сих пор не может поверить в это и всячески отрицает, обманывая сам себя. - Кристоф вальяжно потянулся, ощущая в теле приятную и легкую усталость, которая всегда одолевает после приятно проведенного вечера. - Тебе со мной плохо?
И не дожидаясь ответа от Лиса, юноша оплел руками шею рыжего и коснулся губами губ. Обманчивая беззащитность и хрупкость лишь сыграла ему на руку, когда от одного резкого движения, вампир оказался перевернут на спину, а Кристоф с невинной улыбкой на устах лишь хлопал глазами, будто ничего не случилось.
- Ты совсем не знаешь меня. Ты совсем меня не знаешь...
Звучит как вялая попытка отбиться. Чего ты боишься?
-Ну тогда расскажи мне о себе, и я буду знать. Впрочем, кое-что мне уже известно. Например, - инкуб провел указательным пальцем от подбородка вниз по шее рыжего. - Например, что ты хорошо фехтуешь.

+1

24

Последний брошенный жалобный взгляд, словно в попытке вразумить неразумное дитя, бесследно канул в глубину шоколадных глаз, а руки послушно легли на бедра инкубу, сдергивая полотенце и поглаживая нежную бледную кожу. Тяжесть чужого тела на напрочь лишала рассудка и какой-либо возможности внятно мыслить, а еще он был красив... Чертовски красив, засранец! И каждое действие, даже тембр голоса были настолько соблазнительными, притягательными, наполняя тело желанием, а голову - сладкой ватой. Воздух вокруг словно загустел, зрачки расширились, а глаза заволокло красным туманом. Терпкая слюна на языке, клыки нещадно царапали язык.
- Мне с тобой хорошо.
Вампир полупьяно улыбнулся, ловя руки инкуба и подминая его под себя. Боже, где ты был все эти годы!? Такой упоительный, сладкий, а запах... Каллисто приник языком к шеи инкуба, жадно вдыхая запах кожи, волос, крови. Такого с ним никогда не было. Юноша пьянил лучше самого дорогого вина, срывал крышу и лишал  самообладания. И разумеется, выданной недавно дозы алкоголя с кровью было мало, так мало...
Тонкая кожа лопалась от прикосновений острых клыков. Каллисто покрывал укусами шею, плечи, грудь, руки Кристофа, жадно слизывая проступающие красноватые капли, вслушиваясь в стоны, сминая руками податливое тело. Влажные губы прочертили дорожку к губам.
- Я мог и могу убить тебя в любой момент. Я могу сорваться прямо сейчас и высосать до последней капли, до последнего вздоха. - Жаркий шепот, язык скользит по подбородку. - Ты понимаешь, чего я боюсь? И чего ты совсем не боишься. Мне нельзя доверять, я сам себя не в состоянии контролировать.
Вампир жалобно всхлипнул, пытаясь подавить ставший практически болезненным голод и отстранился, принимая сидячее положение. Раскинувшийся перед ним вид был потрясающим и ужасающим одновременно. Нежная прокусанная кожа, измазанная кровью, местами покрывалась пятнами синяков, ранки кровоточили и не желали закрываться. Он хотел, он так хотел это тело, эту душу и ему так трудно было удерживать себя. Чем-то, чем-то этот мальчишка его зацепил, поддел за живое, крепко привязывая к себе и абсолютно не желая отпускать. Хотелось плюнуть на все и всадить клыки в эту стройную щейку, глубоко, так глубоко, чтобы неповадно было, и выпить, всего выпить, чтобы потом лежать на полу в обнимку с обескровленным телом и сотрясаться от рыданий, что уже ничего не возможно вернуть назад. И снова стать бесчеловечным, жестоким и жалким. Тварью, без души и сердца. Каллисто прикрыл ладонью рот, чувствуя приступившие к глазам алые слезы.
  - Я так боюсь...я так боюсь...

Отредактировано Каллисто (2010-07-20 01:52:48)

0

25

Кристоф устало вздохнул, приподнялся на локтях и посмотрел на сидящего рядом вампира. Бледная кожа, почти что прозрачная, светящаяся в темноте и горящие огнем волосы, по которым искорками мелькали отблески их камина. Каллисто трясло - то ли от страха, то ли от голода, то ли от всех этих чувств одновременно. Разлитое в воздухе напряжение можно было ощутить голой кожей. Изломанная линия рыжих бровей, наполненные внутренней борьбой глаза, из которых вот-вот брызнут слезы.
Больше всего в жизни юноша боялся слез. Потому как они вносили в его состояние полную сумятицу, сбивали с толку, а процесс успокоения мог затягиваться на продолжительный срок, в ходе которого инкуб мог сам всплакнуть "за компанию". Кристоф вздрогнул, в упор посмотрел на Лиса, недовольно скривил губы. Слегка повернул голову и провел языком по плечу, слизывая капельки собственной крови. Ничего необычного, кровь как кровь. Что в ней такого особенного?
-Если бы ты мог убить, то давно бы уже сделал. Но нет. - юноша перетек из лежачего положения в сидячее и вплел свои пальцы в растрепанную шевелюру рыжего. - И заметь, я тут. Сижу, дышу, живу.
Уставился в наливающиеся кровью глаза, прижался разгоряченным лбом ко лбу, словно пытаясь поделиться внутренним состоянием, может хоть как-то успокоить или самому успокоиться.
-Ну тише, тише. - уговаривал, шептал, гладил по спутанным прядям, - Я тоже боюсь, но ты же сильный мальчик - ты справишься. - говорил как с маленьким ребенком, вслепую расцеловывал лицо, касался жаркими губами влажных глаз. - Ну не плачь, прошу тебя, только не плачь.
Кристофа самого ощутимо потряхивало. Находиться так близко от вампира, который в любой момент может потерять контроль над собой, было несколько нервозно, но и оттолкнуть его он был не в состоянии. Стокгольмский синдром... Юноша улыбнулся одними уголками губ и уткнулся лицом в плечи Каллисто, ласково поглаживая того по спине.

0

26

- Оно само...получается.
Кривая усмешка, пальцы, размазывающие алые капли по лицу.
- Так ведь просто не бывает.
Закушенные губы и полное отрицание происходящего. Со мной так не бывает. Не было и не должно быть. А ведь есть. И хотелось прижаться, спрятаться в коконе теплых рук и рассказывать-рассказывать-рассказывать. Как плохо было, как он жил со всем этим, какой он маньячный тип и как ненавидит себя по утрам. Рассказывать про свою одержимость и про свою жестокость, про то, что хорошим он просто не может быть, рассказывать про кровь на своих руках, про толщи крови, таким количеством, наверное, можно было заполнить океан, про крики, ласкающие слух, оттолкнуть, запугать, в попытке уберечь, чтобы он бежал, бежал за тысячи морей... Зная, что найдет, зная, что догонит, или банально, просто не отпустит.
Теплые руки скользили по спине, заставляя вздрагивать и покрываться мурашками. Да и вообще, если подумать, как они выглядели со стороны. Полная обнаженка, и такая романтика! Приехали... Обхватив руками инкуба так, что он буквально сидел на вампире верхом, Каллисто поднялся на ноги и потащил свою непосильную ношу на кровать. Хотя ноша была не такой уж и непосильной. Легкой, как пушинка, мягкой, ласковой и теплой.
- Никого до тебя не было. - Лис уселся на смятую простынь, устало положив голову инкубу на плечо и рисуя пальцем красные узоры на бледной коже. - Люди все такие странные. Все кричат и бояться. Убегают по щелчку клыков...
Каллисто фыркнул и блаженно потерся носом о ароматную кожу, еле сдерживаясь, чтобы не всадить в нее клыки. Руки обвивали талию в стальном объятии.
- Ты такой горячий... Я думал, я с ума сойду, когда тебя встретил. И еще это фехтование. Знаешь, как трудно фехтовать, когда Так хочешь противника? А потом этот поцелуй... Господи, ты так целуешься! А перед этим раздеваешь глазами. И сейчас я совсем не понимаю, что чувствуешь ты. И кто из нас, в принципе, опаснее.
Ладонь скользнула вверх, ласково погладила Кристофа по щеке, поворачивая голову вбок.
- Чего хочешь ты от меня? Ты ведь знаешь, я не буду сопротивляться. Что ты чувствуешь, Кристоф?
Прохладные пальцы прочертили дорожку к животу и обратно, снова возвращаясь к лицу, очерчивая скулы. 
- Если это просто секс с целью насыщения, я пойму и не буду требовать большего.
А сейчас пусть это будет просто поцелуй. Неспешный, скрепляющий момент близости, расписывающийся под всеми словами, дающий время подумать.

Отредактировано Каллисто (2010-07-21 01:13:41)

0

27

Тонкие пальцы цеплялись за каштановые пряди, ладони закрывали лицо и глаза, да и если бы была поблизости стенка - побиться об нее головой был, наверное, лучший способ наведения порядка в голове. А там царил полный бардак. Кристоф растерянно посмотрел на вампира, открыл рот, чтобы ответить и тут же захлопнул. Я сам не знаю, что я чувствую.
Склонить голову и опустить глаза - как утопающий держится за соломинку, так и Кристоф изо всех сил цеплялся взглядом за пальцы вампира, что неспешно вырисовывал на его груди диковинные узоры. Небольшие ранки, затянувшиеся кое-где сукровицей, при малейшем прикосновении вновь открывались и начинали слегка кровоточить, юноша едва ощутимо взрагивал, наслаждаясь этой смесью боли с наслаждением.
-От тебя я хочу только одного - будь рядом. И прекрати изводить себя мыслями о реальности и нереальности происходящего, мыслями о том, что такой как ты не может быть счастлив и прочее в том же духе. Просто будь рядом. - Кристоф выпалил всю тираду на одном дыхании и понял, что сделать вдох не в состоянии.
Откуда?! Откуда, черт возьми эти мысли о чужом счастье? Почему я думаю об этом в самую первую очередь?! Инкуб резко вскинул голову, намереваясь спастись за маской дерзкого взгляда, только вот все планы полетели псу под хвост.
И был поцелуй, с такой трогательной нежностью исходящей от вампира, что не было сил остановиться и прекратить это сладкое безумие. Потому что рушилась, разлеталась на мелкие кусочки, осыпалась неровными пластами та клеть, в которую он загонял сам себя, методично, из года в год выпестовывая ложные ценности и принципы, чтобы огородиться от всех, кто намеревался подойти хоть на шажок, но ближе.
И не было больше той въедливой горечи, что изнуряла его день ото дня. Не было и намека на нее. Но кто мог дать гарантию, что она не появится, исчезни вампир из его жизни. Было лишь яркое, оглушающее, выворачивающее душу, от которого задыхался, искал спасения в объятьях, но от того лишь сильнее усиливающееся. А он с каким-то маниакальным мазохизмом обнимал все крепче, понимая, что не в силах властвовать над тем ураганом, что творился сейчас внутри, и даже не в силах дать вампиру правдивый ответ.
-Я не знаю, что я чувствую. - то ли всхлип, то ли слабый скулеж. - Я правда не знаю! - или вой зверя.

Отредактировано Кристоф (2010-07-21 11:35:52)

0

28

- Я же тебя сломаю... Сломлю, разрушу, вся жизнь к Чертям, вся жизнь...
Вампир качнул головой и тяжело вздохнул, понимая, что ему не нужны никакие ответы, чтобы понять, что вывод будет все равно один и тот же. Утешительный или разрушительный он - кто знает. Он есть и он будет, и тут уже ничего нельзя поделать. Они, возможно, избавились от одной клетки, но посадили себя на не менее крепкий поводок. Один на двоих, скрепленный в ущербных душах, а не на шее, и ни в коем случае не в сердце, сердце разбивать они не вправе. Нельзя разбивать то, что нельзя потом будет склеить. А ведь не склеиться больше... Хотя не стоит загадывать.
- Я буду рядом. Сейчас. Через пару минут...
Каллисто нехотя поднялся, скрипя сердцем перекладывая свою ношу на кровать. Сразу стало холодно, а по спине пробежал озноб. Не хотел отпускать, а надо. Потому что не мог по-другому. Не мог.

Прошло вряд ли пару минут. По крайней мере, когда вампир зашел в комнату через зеркало, в котором исчез совсем недавно, инкуб уже спал, свернувшись калачиком на постели. Выругав себя за заминку, вампир присел на краешке, опуская на пол небольшую кожаную сумку, и накрыл Кристофа одеялом. 
Ему просто нужно было поесть, утолить внутренний голод. Он думал, что обойдется и без этого, но последняя бутылка бодрящей смеси бесследно исчезла, и он никак не мог вспомнить, запихнул ли он сам ее куда, или кто-то украл из прислуги заведения, в котором он остановился на пару ночей. Поэтому нужно было  прогуляться по ночному лабиринту. Далеко идти не пришлось, жертву он нашел практически сразу. Молоденький разносчик газет, пару глотков было достаточно, а мальчишка будет думать, что просто умаялся на работе. И кто только знал, что уже практически утро! Кожа в некоторых местах неприятно зудела, но Лис не обращал на неудобства никакого внимания. Сейчас его беспокоил бедный инкуб. Разбудить сейчас, или подождать..?
Но ждать не пришлось, спустя пару секунд веки Киса затрепетали, словно чувствуя присутствие, и вампир бережно подхватил юношу под руки, усаживая на подушках.
  - Прости.
Одно слово, которого достаточно, чтобы обьясниться. Прости за все, за то, что ушел, за то, что задержался, ты наверное так нервничал... Заспанный Кристоф выглядел так... В общем так, что все внутри куда-то ухало и сжималось. Картинку портили лишь раны, которыми было покрыто тело. Отбросив запачканную простыню, Каллисто достал из сумки небольшую тонкую иглу с тонкой прозрачной нитью, спирт с ватой и травяную мазь.
- Прости за задержку, я просто... В общем, тут нужно немного подлатать.
Смочив ватку спиртом, вампир медленно стер кровь с ранок, вздрагивая от шипения инкуба и дуя на покрасневшую кожу. Вскоре в руках оказалась игла, а зоркий глаз наметил три глубоких укуса, которые нужно было зашить.
- Больно? Потерпи.
...Теперь Кристоф пах мятой. Точнее, заживляющей мазью, которая пахла мятой. Она была зеленоватой и от этого кожа инкуба казалась совсем нездоровой. Словно у утопленника. Никакой он не утопленник! Убрав все медикаменты в свою же сумку, Каллисто сгреб вату в одну миску, и, полив сверху спиртиком, поджег щелчком пальцев и оставил догорать на полу.
- Ты хочешь поспать?
Вампир стянул с себя одежду, складывая на ближайший стул и забрался в теплую постель, к подушкам, к своему шоколадному... К своему? Каллисто немного замялся, отодвигаясь в бок. Ну в принципе да, печатей предостаточно!
Руки крепко обвили теплое мятное тело, притягивая к себе.

Отредактировано Каллисто (2010-07-22 01:55:35)

0

29

Было трудно понять - где заканчивается сон и начинается самая явь. Все произошедшее казалось странной насмешкой со стороны бурно разыгравшегося воображения. И эта странная встреча, смелым росчерком красного вписавшая в его обыденность рыжего вампира, и нелепая по своей задумке дуэль. Разве стоит ему состязаться в силе, скорости и ловкости с тем, кто превосходит его во сто крат по всем этим показателям. И это странное ощущение, что тебя очень искусно обманули, обвели вокруг пальца, подсунув под нос матерого волка в невинное овечьей шкуре. Только вот осознание явной опасности наоборот нравилось намного больше, чем эта привычная у порядком опостылевшая размеренность будней.
Нет, произошедшее никак не могло быть настоящим: слишком удивительно, слишком невозможно, слишком противоречиво, слишком... да мало ли этих "слишком"?! Кристоф позволил усадить себя на подушки, что-то бурча под нос, потирая заспанные глаза ладонями, как получил очередную насмешливую оплеуху от нахалки-судьбы. Не сон! Не привиделось!
Тут же захотелось ущипнуть себя, чтобы удостовериться в происходящем. Этого, к счастью, не понадобилось, так как вата, смоченная в спирте и нанесенная на рану прочищает сознание посильнее. Вмиг улетучились обрывки сна, пестрыми лоскутами разметавшись по сторонам. А настоящее упрямо подсовывало под нос картину с таким необычным содержанием - склонившийся над ним вампир методично занимался целительством, "заметая следы" своих укусов на теле инкуба.
Зеленая мазь приятно холодила кожу и пахла мятой, отчего буквально через пять минут этим запахом оказалась пропитана чуть ли не вся комната. Зачем столько лишних действий, оно бы само зажило. Но такое трепетное внимание было весьма приятно, поэтому юноша не стал останавливать рыжего, самым откровенным образом наслаждаясь заботой.
Наконец с врачеванием было покончено и вампир без лишних слов юркнул под одеяло, устраиваясь подле инкуба. Кристоф хотел было вздрогнуть, ожидая ледяных объятий, но их не последовало. Руки, как и сам Каллисто были теплыми, к тому же хоть и слабо, но улавливался чужой запах. Будь юноша волком он не преминул бы вздыбить шерсть на загривке, вздернуть верхнюю губу, обнажая острые клыки, и издать недовольный рык. Дурак ты, боцман! Обругав себя за внезапный приступ собственничества, Кристоф тут же уткнулся в плечо Лиса, пряча виноватый взгляд. Ты бы еще на солнце ворчал за то, что оно каждый день светит!
- Ты хочешь поспать?
Юноша отрицательно помотал головой и, сложив руки под голову, пояснил:
-Я наверное отоспался на неделю вперед. Да и сплю, в основном, днем - не выношу яркий солнечный свет. - Кристоф задумчиво посмотрел на рыжего и с почти что детским любопытством провел подушечкой большого пальца по шраму не шее. - Так значит тебя укусили сюда. Больно было?
Дальше - больше. Плюнув на то, что испачкает лежащего рядом зеленой мазью, юноша, перегнувшись, вернулся к прерванному еще ранее изучению шрамов на спине вампира.
-А эти откуда? - шоколадные пряди щекотали плечи и лопатки вампира в то время как любопытный инкуб вычерчивал контуры белых отметин по поверхности спины. - У тебя же все должно заживать моментально. Почему они остались? Расскажи!

Отредактировано Кристоф (2010-07-23 11:42:39)

0

30

Хотелось было возразить, что уже, в принципе, и солнце взошло и утро близится, и поспать уже можно, но теплые пальцы, коснувшиеся кожи на шее, быстро затолкнули все ненужные слова куда подальше и даже нашли новые, нацеленные на убеждение инкуба прободрствовать, на случай, если тот все-таки решит вздремнуть. Заданный вопрос всколыхнул в душе те крохи неприятных воспоминаний, которые мирно жили в уголке памяти и заставил прикрыть глаза, в попытке нормализовать сбившееся дыхание. Первая попытка вслед за второй успешно провалилась и больше попыток решено было не делать, чтобы попросту не растрачивать силы. Конечно, можно было и не дышать, вдыхал воздух Каллисто инстинктивно, но не дышать - значило не слышать мятный запах кожи Кристофа, легкий запах шоколадных волос, земляничный шампунь???...
- Я не помню. Помню плохо было. После инициации...оох, аккуратнее, пожалуйста. А до нее, провалы, просто пустота.
Рыжий прогнулся на вдохе, пытаясь убежать от ласки. Господи, как хорошо... Он в принципе знал, что прикосновение к "боевым" шрамам доставляет огромное удовольствие, но чтобы так. Так его, попросту, никто еще не касался. Мысли снова смыло очередной волной, а сам Каллисто никак не мог подобрать нужных слов, пытаясь поймать их в ускользающем сознании. Еще, еще... Руки скользнули по позвоночнику почти лежащего на нем инкуба, размазывая мазь, чуть сжали ягодицы, придвигая ближе к себе и плавно скользнули к мятным плечам.
- Мне наверное попался осо-особо извра-ах-щенный вампир. Ннн-наградил, ох, "эрогенной" зоной на всю спинуууу, Кии-ис...
Предостерегающе укусив за плечо, вампир просто взял и хитро завалился на спину, дабы нормально "подумать". Тяжесть возлежащего на нем Криса, разумеется, отвлекала, и губы Криса, и руки...и не только губы и руки, но по крайней мере, слова в голове начали собираться в более-менее осмысленные кучки.
- Я не хотел бы рассказывать тебе о первых вампирских "буднях". Хотя бы не сейчас. У меня не было "учителя", я всему учился сам, и это было...премерзко.
Вздрогнув, Каллисто закрыл глаза руками, вспоминая кровавые бойни, которые устраивал в небольших деревеньках, вспомнил свои попытки разобраться, кто он есть, и дальнейшие многочисленные суициды. И как потом оно все само...пропало из его головы, исчезло, оставляя ощущение свободы и вседозволенности.
  - Было сложно  - принять себя..таким... По началу думал, с ума сойду, с крыш прыгал, руки резал, много чего делал, половины не помню - снова провалы в памяти. Потом как-то научился жить. Сейчас появился ты...кто ты, что ты... - Усмешка. - Поцелуй меня.

Отредактировано Каллисто (2010-07-24 02:21:46)

0

31

Тот напряженный тон, которым Каллисто повествовал о своем прошлом, заставил инкуба уже несколько раз пожалеть о заданном вопросе. Утешало лишь то, что от прикосновений к шрамам вампир получал огромное удовольствие, но почему-то все больше и больше уворачивался от ласк. Кристоф уже готов был обиженно надуть губы подражая придворным дамам, чьи кукольные мордашки изображали лишь два вида эмоций: радость и недовольство. Но делать подобного не стал, вальяжно развалившись на лежащем на спине вампире и внимательно слушая рыжего.
-Если тебе неприятна эта тема, то не рассказывай. - Кристоф потянулся ладонью к лицу вампира, убирая за ухо выбившуюся рыжую прядку. - Не надо. Это все в прошлом.
Юноша придвинулся вперед, приложил палец к бледным губам вампира, умоляя остановить рассказ, приносящий с собой одни лишь негативные эмоции.
-Шшш, не говори больше ничего. - алые губы инкуба накрыли собой вампирьи, на время устанавливая в комнате звенящую тишину, прерываемую тихими вздохами и еле слышным шепотом нежных слов.
Свет восходящего солнца пытался пробиться сквозь плотно задернутые шторы, но терпел неудачу, лишь тонкий луч, робко скользящий по полу намекал на то, что за окнами родился новый день. Мир разделился напополам, на внешний, который сейчас мало волновал, и на внутренний, заключенный в пространство комнаты, являвшийся сосредоточием чего-то хрупкого, легкого и столь трепетного, что рушить его было настоящим преступлением.
Кристоф чуть отстранился, не сводя с Лиса счастливого взгляда и не скрывая улыбку на лице. И как тебя такого бояться? Неужели это возможно?
-Теперь ты тоже весь зеленый. - смущенное выражение лица немного не вязалось с тем озорством, который тут же следом промелькнул в глазах инкуба.
Поняв, что исследование географии шрамов на спине откладывается до лучших времен, Кристоф попросту нацелил все свое внимание на оставшийся в свободном доступе. Поймав ладони вампира, юноша сплел пальцы на руках и ненастойчиво опустил их на кровать по обе стороны от лица вампира. Избавив себя таким образом на время от сопротивления, инкуб вычертил дорожку легких поцелуев от пленительных губ рыжего до белого шрама, отчетливо выделяющегося на шейке Лиса.
Будто задавшись целью изучить каждый вздох и стон вампира, Кристоф нежно целовал такое чувствительное место, обводил острым языком, едва касался губами, чуть ощутимо дышал и несильно покусывал, жадно ловя каждый отклик на ласки, запоминая и стараясь не упустить ни секунды, ни мельчайшей детали.

Отредактировано Кристоф (2010-07-25 03:01:39)

+1

32

- А мне плевать.
Потемневшие глаза невидяще скользнули по темным стенам комнаты, с губ сорвался хриплый стон. Повинуясь какому-то еще в древности вписанному в кровь инстинкту, Каллисто послушно повернул голову вбок, с силой сжимая пальцы инкуба, словно в намерении никогда в жизни их больше не отпускать. Шатен был так нежен и одновременно, настойчив. Ненасытен. Второго раза в ванной им явно было недостаточно, и третий раз грозился свершиться прямо сейчас, на скомканных окровавленных простынях, все еще хранящих запах первой любви и первого удовольствия, поделенного на двоих.
Зубы инкуба аккуратно прикусили кожу.
- Нет-нет-нееет...
Жалостливый всхлип и попытка вырваться. Да-да-да-дааа... Синие глаза широко распахнулись, по телу прошла волна оргазменной дрожи. Вампир вскрикнул, изгибаясь на постели и судорожно ловя губами воздух. Жар накатывал от кончиков пальцев до самых ушей, мышцы немели от напряжения, и он таял, растекался в руках кареглазого мучителя, умирал и возвращался к жизни, и снова умирал. Сладкая болезненная пытка.
- Я никогда не думал, что это так... так... ахх... Боже... Кристоф...
Каллисто перекатывал имя на языке, повторяя раз за разом, то шепотом, то выкрикивая в тишину комнаты. Целовал шелковистые влажные волосы, оттягивал пряди зубами, сотрясаясь в непрекращающемся ознобе возбуждения.
- Возьми меня. Возьми...возьми, прошу, пожалуйста, сейчас, возьми...ох...
Банальная фраза. И настолько пошлый, но искренний стон. Мысли не повиновались, а тело говорило само за себя. Ноги, призывно согнутые в коленях, равномерно покачивающиеся бедра... И стоило умереть только ради этого.

Отредактировано Каллисто (2010-07-26 02:05:09)

0

33

Накрывающее с головой желание, потрясающее своей силой до самой потери равновесия, доводящее до состояния исступления. Когда так тонка грань, за которой теряется собственное "я" и начинается властвование чего-то глубинного. Ликование, пышное праздненство победы духа над разумом, победы извечных инстинктов над выстроенной канвой холодной расчетливости.
Это не опьянение, когда от хмеля кружится голова. Это не наркотический дурман, когда теряется связь между миром снов и реальностью. Это не действие стелющегося по полу дыма из курительниц, словно сор из избы выметающего все мысли из головы.
Упоение близостью, сказочное наваждение, фантасмагория, рожденная в недрах резвого воображения и выплеснутая в реальность. И сопротивляться накатившему возбуждению нет никакого желания и сил.
И не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что он не в силах отказать этой мольбе синеглазого вампира, не в силах оторваться о этого пленительного тела, пребывая в самой что ни на есть горячечной лихорадке. Так похожее на одержимость стремление слиться воедино, почувствовать такую желанную близость.
Сладкая дрожь, которой было объято тело рыжего, в один миг овладела и самим Кристофом. Волнами пробегающая от макушки, заставляющая судорожно выгибать спину и закусывать губы, чтобы только не ускользало окружающее пространство, плывущее перед глазами.
Юноша один резким движением уселся на кровати, утягивая за собой рыжего, крепко прижимая к себе, торопливо покрывая плечи и грудь россыпью поцелуев, сжимая плечи и спину, оставляя между лопаток красноватые чуть кровоточащие царапины. Он дышал-задыхался стонами, умоляя время остановить свой безумный бег вперед, чтобы навсегда продлить это безумно волшебное мгновение. Инкуб ласково, но вместе с тем настойчиво повернул Лиса к себе спиной, чуть подтолкнул вперед, вынуждая опереться на спинку кровати. Проворные руки тут же скользнули вниз, оглаживая вампира по внутренней стороне бедер и чувствуя, как в ответ на ласки инстинктивно раздвигаются колени, словно раковина, хранящая в себе драгоценную жемчужину раскрывает свои створки. Сдерживаться было более невозможно, и Кристоф накрыл собой бедра Лиса, разом овладевая, вплетаясь, воссоединяясь.
-Чудный мой, восхитительный, желанный, потрясающий ...- горячие губы хрипло шептали на ухо, прикусывали мочку уха.

+1

34

Опять эта чертова бо-о-ооль! Всхлипнув, рыжий вздрогнул всем телом, пытаясь расслабить разом напрягшиеся мышцы. На спине выступила испарина, а с губ-таки сорвался вскрик. Словно почувствовавший напряжение партнера инкуб зашептал приятные нежности на ушко, обжигающая тянущая боль спала, медленно сменяясь возвращающимися волнами наслаждения. Как бы там ни было, следующий раз нужно будет все-таки потерпеть и доползти таки до хоть какой-нибудь смазки...
Повернув голову вбок, рыжий поймал губы Кристофа, скрепляя момент близости. Нет, не поцелуем, на поцелуй он был просто не способен, скрепляя одним лишь касанием, ловя горячее дыхание, всасывая губами стоны.
- Ты прекрасен.
Запрокинув голову Кристофу на плечо, Каллисто оттолкнулся руками от кровати, чувствуя, как руки инкуба поддерживают тело, и принял вертикальное положение, громко охая. Это было что-то умопомрачительное. Огонь в камине вспыхнул с удвоенной силой, спустя секунду вспыхнули плотные шторы на окнах, углекислый газ забивался в легкие, уничтожал последние остатки кислорода, а голова закружилась. Тело и комната были объяты огнем, жарко, было так жарко, так горячо. Там внутри, снаружи, везде. Краем сознания Каллисто каким-то невообразимым образом уловил легкую нервозность любовника, и попытался сообразить, с чем она может быть связана.
Широко распахнув глаза, рыжий уставился ими в потолок, и громко засмеялся. Правда смеяться сквозь стоны особо не удавалось, ну да это было и не так важно сейчас.
- Прости...ох..о Боже...я не..Ааа...еще-еще...глубже...я не..ох..специально...
Взмокшие пальцы не слушались и с немыслимо какого-то только раза вампиру удалось все вокруг потушить с одного щелчка. Оглядывать ущерб не было не сил, не возможности, ни желания, ни совести.
- Поживешь...у меня.
На этом мыслительный процесс закончился, а руки Каллисто, скользнув за спину, сильно сжали бедра инкуба, явно в намерении понаставить там синяков. Вампир рычал, прогибаясь, прогибаясь немыслимой дугой, двигался навстречу, насаживаясь глубже, как можно глубже. Рыжие волосы щекотали шрамы на теле Кристофа, оставленные зубами Каллисто, а сам Лис  так хотел провести по ним горячим языком, слизывая мятную мазь, но это потом, после...
- Пользуйся мной...Переделывай меня... Разорви меня на части.... Преврати во что угодно... (с)

+1

35

Спину окатило жаром, словно прошлась огненная плеть, оставляющяя за собой след из россыпи мелких капелек пота. С каждой секундой становилось все жарче, и сделать вдох было все труднее. Влажные волосы липли к плечам, лезли в глаза. Воздух будто плавился, наполняясь едкой гарью. Что за?..
Вокруг полыхало пламя, по полу и стенам, по каждой свободной поверхности расстилался красный ковер. Бесновались рыжие язычки, подбираясь все ближе и ближе в кровати,словно хотели воссоединиться со своим собратом, которого инкуб крепко сжимал в своих объятиях. Разумнее всего было бы остановиться и спасаться бегство, но сделать подобное юноша просто был не в состоянии. А гори оно все ярким пламенем! Яростный рев пожара вторил мыслям инкуба, но спустя каких-то пару мгновений все пропало, погасло в одночасье, будто и не было ничего вовсе.
-Ерунда!.. - на более глубокомысленные изречения Кристоф вряд ли был способен, да и думать о последствиях разрушений, учиненных вампиром не хотелось.
Каллисто бросил еще одну фразу, понять смысл которой юноша не мог, сколько ыб ни силился. У тебя? Зачем? Нет, перед взором не пронеслась вереница видений черных гротов, в которых к потолку подвешены массивные гробы для дневного почивания ночных кровопийц - такие картины вряд ли можно было встретить в реальной жизни. Но вот покидать свой дом, обустроенный именно так, как он всю жизнь того желал, Кристоф не собирался, тем более из-за какого-то небольшого минутного пожара.
Ответить он не успел, захлебнувшись громким стоном, последоввавшим за изощренными движениями рыжего, что все мысли как ветром сдуло, оставив лишь тянущее сладкое наслаждение. Искусанные в кровь губы, впившиеся в плечи вампира тонкие пальцы,  заходящееся в безумном галопе сердце - все говорило о том, что еще чуть и инкуб содрогаясь в оргазменной судороге повалиться на постель.
С явным сожалением отцепив от своего тела пальцы Каллисто и еле слышно шипя по поводу расчертивших бедра царапин, инкуб вновь ненавязчиво толкнул вампира вперед. Не давая опомниться или как-либо возразить, Кристоa прошелся дорожкой поцелуев вдоль шеи рыжего. Пощады не жди...
Он был везде. Иссутпленно целовал шею, слегка касаясь острыми зубами кожи, жаркими руками исследовал поддатливое тело рыжего, блуждая ладонями по груди, животу и спускаясь все ниже к паху, где тут же принялся за ласки. Щекотал шрамы вдоль лопаток невесть каким образом выдранным из подушки перышком. И двигался навстречу, жадно, безумно, остервенело, забывая себя в этой сносящей крышу гонке за обоюдным удовольствием.

Отредактировано Кристоф (2010-07-28 17:56:13)

+1

36

- Люби меня, люби меня...дааа...
Возмущаться тому, что его толкнули вперед, возвращая в исходной положение, не было ни сил, ни желания, ни возможности что-либо поразмыслить по этому поводу. Рыжий послушно обхватил резной бортик руками, в попытке удержаться, потому что все тело сотрясалось в предоргазменной дрожи, а ноги попросту отказывались держать. Руки инкуба сновали по всему телу, а рыжий не сдерживал крики. Шея, шрамы на спине, и вот ладонь скользнула вниз, по животу, обхватывая плоть. Обжигающая волна по телу, ослепительная вспышка в глазах, и его накрыло в потрясающем оргазме. Четвертом за вечер. Его смывало, уносило, разрывало на части и собирало заново. Голос сорвался, и с губ срывались одни лишь хриплые стоны. Ощущение полной заполненности все еще так же сводило с ума, лишало рассудка. Хотелось влиться в тело Кристофа, перетечь, стать одним целым, утонуть в нем, захлебнуться...
- Позволь мне... Позволь... Я так хочу.
Вампир плавно скользнул вперед, расслабляя мышцы, и, обернувшись, опрокинул Кристофа на кровать. А размеры кровати, как всегда, это ему позволяли. Потому как кровать у инкуба была действительно, просто огромной. И это тоже не прибавляло трезвости сознанию.
- Горячий мой...
Губы ласково скользнули по губам, спустились ниже и он наконец совершил то, о чем давно мечтал. Перекатывая мятный привкус на языке, вампир не без удовольствия слышал свое имя, эти стоны, этот чувственный, потрясающе чувственный голос. Он скользил языком по всему телу, очерчивал ребра, играл с сосками, сопровождая переход через очередной рубеж легким укусом, который позже придется снова лечить.
- Так хочу тебя...попробовать.
Очертив впадинку пупка, рыжий скользнул губами к бедрам, и легко развел ноги шатена в стороны, прикусывая нежную кожу. Поймав взгляд наблюдающих за разворачивающимся действом шоколадных глаз, вампир дерзко облизнул губы, чем заслужил очередной одобрительный стон, и обхватил губами член юноши, глубоко засасывая его в рот. Как сладкую долгожданную конфету. По позвоночнику пробежали мурашки, а руки скользнули по бедрам, сжимая ягодицы и приподымая инкуба повыше. Ближе... глубже... Он то отрывался, играя, касаясь лишь острым кончиком языка, то брал целиком, совершая глотательные движения. Кричи...

0

37

И эти стоны - песня песней, можно слушать хоть до бесконечности и никогда не надоест. Наслаждаться каждой "нотой" и полутонами, запечатлевая в памяти, чтобы в последующем можно было воскресить воспоминания и почувствовать себя вновь рядом с синеоким любовником, так пылко отвечающим на ласки. Крик вампира отразился от стен многоголосым эхом, разметался по комнате, заполняя собой все пространство, вызывая легкое покалывание на самой коже, мурашками расползавшееся во все стороны.
Кристоф прильнул к Каллисто, ощущая как сладко содрогается под ним такое желанное тело, как растекается в пространстве мягкая послеоргазменная нега. Только долго наслаждаться тихим томлением не пришлось, потому как в следующее мгновение инкуб вновь оказался на лопатках, но в этот раз сопротивляться рыжему не было никакого желания. Наоборот, лучше было просто расслабиться и покориться рыжему, полностью отдавая себя во власть его ласк и объятий.
Довериться так легко, будто не ничего проще, не думать ни о чем, лишь погружаться с каждым мгновением в глубокую пучину такого пленительного удовольствия. И теперь настал черед Кристофа стонать и выкрикивать имя любовника, умоляя не останавливаться, умоляя продолжать как можно дольше эту сладостную пытку.
Карие глаза широко распахнулись, стоило ему почувствовать прикосновение Каллисто к к напряженной плоти, а в следующий миг с сомкнутых губ сорвался шумный вздох, сменившийся чередой громких стонов.
-Лиииис! - Кристоф метался по кровати не в силах совладать с накрывающим его с головой удовольствием.
Еще! Еще! От жарких ласк плавилось тело, выгибалась невозможной дугой спина, а воздуха катастрофически не хватало в легких. Руки сминали простынь, рвали ткань, шоколадные пряди разметались по белоснежной поверхности, липли к лицу. Перед глазами все плыло, и инкуб уже не сдерживал громких вскриков от особо чувственных ласк. Тонкие пальцы юноши впились в бедра вампира, оставляя за собой несколько кровоточащих царапин.
В глазах на мгновение потемнело и мир казалось утратил точку опоры, поплыв в сторону. Разом навалившаяся темнота отступала перед ненавязчивым и неярким светом зарождающегося дня.
-Спасибо. - инкуб разлепил пересохшие губы и улыбнувшись пошептал слова благодарности вампиру, подарившему ему столько приятных мгновений счастья. Тонкие пальцы коснулись рыжих спутанных прядей, отводя их в сторону и пристально вглядываясь в пронзительно синие глаза.

+1

38

Оставалось лишь скромно улыбнуться, облизнуть влажные губы, и более того, даже покраснеть, от слов благодарности, произнесенных шатеном. Ему так нравилось его ласкать, так нравилось скользить языком по этому совершенному телу, пробовать его, а потом долго перекатывать новый привкус на языке. Ему нравилось вдыхать его запах, слушать стоны, срывающиеся с судорожных вишневых губ, погружаться в эти крики, запечатлевая их в памяти на долгие годы, на века, на всю жизнь. Ему так нравилось ощущать под собой это тепло, жар тела, вызывающий помутнение рассудка, касаться его, греться, впитывать в себя, удерживая внутреннего зверя в клетке, не давая ему вырваться. А кровь! Искренне, добровольно отданная, о Боже...
- Готов ласкать тебя вечно. Ты так прекрасен. В постели... И не в постели тоже.
По кошачьи скользнув вперед, рыжий устроился верхом на инкубе, опираясь на согнутые в локтях руки по обе стороны от головы шатена. Глаза в глаза. Я бы смотрел в них вечно.
Поймать поправляющую волосы ладонь и потереться об нее щекой, прикрывая глаза, доверительно. Я тебе доверяю. Я никогда никому не доверял в этой жизни, а тебе готов доверить себя всего, и все что есть у меня. Мое бесценное сокровище. Мой ласковый порочный принц. И кто назвал тебя инкубом..? Ты просто не можешь быть таким... существующим только ради насыщения, ради секса, заманивающего и жестоко расправляющегося с жертвой. Или может быть я очередная несчастная мошка в твоих крепких сетях, с которой ты решил немного поиграть, потому что она оказалась особенной? Что же, даже если и так... Играй. Играй со мной. Танцуй со мной. Ломай меня. Заставь страдать. Ты можешь меня даже уничтожить. Делай что хочешь, ведь я...
- Я влюблен. В тебя.
Наклон головы и скрепляющий момент поцелуй. Горьковатый привкус мускуса на языке, смешивающийся со сладостью припухших губ. Утреннее солнце, пробившееся сквозь занавеску, отразилось в витражных стеклах буфета, рассыпалось по комнате миллионом цветных бликов, расписываясь под каждым сказанным словом, подтверждая искренность действий, записывая все это в толстую тетрадь жизни, переплетая две нити одного полотна.
И так трудно и не хочется отрываться.
- Хочешь кофе?

Отредактировано Каллисто (2010-08-04 02:17:19)

+1

39

И даже спустя несколько минут было невозможно восстановить сбитое дыхание, не унять бешенно бьющееся сердце. Кристоф устало улыбнулся вампиру, поцеловал в уголок губ.
-И не только кофе. Я зверски голоден! - инкуб плотоядно облизнулся при мысли о завтраке, но тут же заметил решительный взгляд Каллисто и то, как тот потянулся к нему в поцелуе. - Глупый! Я не собираюсь тебя сейчас "пить".
Хотя искушение так велико... Звонко рассмеявшись, юноша перевернул вампира на спину и игриво укусил в плечо. Так можно было продурачиться весь день, позабыв про все на свете, наплевав на то, что творится за стенами дома, полностью отрезав себя от внешнего мира. Не думать абсолютно ни о чем... Какая заманчивая перспектива.
Тишину комнаты нарушило тихое шипение и раздавшийся затем звон часов. Кристоф недовольно скривился, словно целиком съел самый кислый на свете лимон. Приподняв голову, юноша все же поспешил трезвым взглядом оценить масштабы небольшого пожарчика.
-Не так уж все и страшно. За день навести порядок можно, но нам надо поторопиться - сейчас здесь все будет в солнечных лучах. - и не дожидаясь реакции Каллисто, просто сгреб его в охапку и поволок из комнаты, обходя пятна света на полу.
Об оставленных в комнате вещах Кристоф не волновался - слуги наведут порядок, почистят и сложат в комод. Сейчас надо было первым делом во что-то одеть вампира и себя.
-Подожди минутку. - инкуб поставил вампира на ноги возле одной из дверей, спешно заглянул в комнату и тут же вернулся обратно, накинув Лису на плечи легкий шелковый халат лазурного цвета. - Тебе очень идет, так гармонирует с твоими глазами...
Сам юноша уже успел облачиться в светлые легкие брюки. Сомкнув ладонь на запястье вампира, инкуб повел того на кухню, попутно знакомя с расположением комнат в доме.
-Ну а тут кухня. - Кристоф отодвинул перед Каллисто стул и поставил на стол кофейную пару. - Кстати, а ты ешь обычную человеческую пищу? Или только кровь?

Отредактировано Кристоф (2010-08-05 10:28:34)

0

40

Решительный наклон головы, в попытке потянуться вперед и накрыть губы инкуба очередным поцелуем. Он был к нему готов, он знал, что за этим последует, он готов был жертвовать собой ради него... ради юноши с глазами-омутами цвета шоколада. Но поцелуй не состоялся, и он не знал, к сожалению это или к счастью. Его сгребли в охапку и куда-то понесли. Рыжий разразился громким смехом от такой ласки и ни капельки не сопротивлялся сильным рукам. Он был худым , и наверняка, совершенно не тяжелым. И если даже бы было все наоборот. Он бы все равно не воспротивился власти этих теплых рук.
- А красного халата у тебя случаем нет? На будущее...
Вампир коснулся губ любовника, огладил руками талию, и снова позволил себя увести. Одежда немного мешала движению, и он, в принципе, был бы не против и полного ее отсутствия, но не был уверен, что в этом случае им удастся нормально позавтракать, точнее даже не им, а ему. Инкубу. Потому что сам вампир, по сути, человеческой пищи и не ел. Она была ему не нужна, он не ощущал ее вкуса так, как делают это люди. Но любил порою побаловать себя изысканной кухней.
Сейчас же на столе стояла кофейная пара, а взгляд синих глаз никак не хотел отрываться от Кристофа, ловя каждое его движение, запоминая мимику, улыбаясь в ответ. Как же ты прекрасен.
- Кстати, а ты ешь обычную человеческую пищу? Или только кровь?
Вампир помотал головой, нехотя поднимаясь, понимая, что так они кофе никогда не попьют. Окинув взглядом поле действий, вампир выбрал себе парочку ножей, нашел глазами сковородку и быстренько сообразил завтрак на двоих.
- Я редко питаюсь чем-нибудь, кроме крови. На ее фоне обычная пища кажется не такой вкусной, и в принципе, не нужной. Но иногда я ем. Просто так. Я люблю готовить. Ночами.  - Усмешка. - Ну что еще делать, в сутках так много часов. И не выбрасывать же потом.
Водрузив на стол поднос, рыжий уселся рядом с Кристофом, наполняя его тарелку омлетом с помидорами, гренками с сыром и чесноком, жаренным беконом. Кофе закипал на плите, а рядом на столике стояло блюдо блинчиков с черникой и сливками.
- А ты чем занимаешься? Кем работаешь?

Отредактировано Каллисто (2010-08-06 01:50:37)

+1


Вы здесь » Лабиринт иллюзий » Круг IV: Чревоугодие » Дом Кристофа


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC